На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Реферат Основные функции общины в области производства и этапы ее эволюции. Разделение сфер действия и влияния кооперации и общины и точки их соприкосновения. Пути и способы проникновения кооперации в деревню, значение данного процесса в жизни крестьян.

Информация:

Тип работы: Реферат. Предмет: История. Добавлен: 27.08.2009. Сдан: 2009. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):


Сферы деятельности и принципы объединения кооперации и общины

Сферы хозяйственной деятельности

Как известно, функции общины сложны и многообразны. Основная ее функция находилась в сфере земельных отношений. Общество проводило переделы земли, распоряжалось угодьями общего пользования, решало вопросы о выделении из общества. Оно также решало вопросы о проведении землеустройства и о системе севооборота, определяло начало сельскохозяйственных работ и т.д.
В ходе революции функции общины в этом аспекте расширились, ибо контингент населения, наделяемого землей, определился исключительно решениями общества. Лишь община могла определить, кто конкретно и в какой очередности получал конфискованную помещичью землю, кто лишался этого права и за кем из временно отсутствующих оно сохранялось. Лишь община решала вопросы о приписке к обществу новых членов из числа горожан и беженцев, о принудительном возвращении в общество ранее вышедших из него хуторян. Община определяла, в каком размере - полном или частичном - наделять землей пришлых. Община решала вопросы о выборе форм землепользования, о выделе из общины на хутора, выселки. Общество выступало истцом или ответчиком по земельным тяжбам между соседними обществами, Сход выносил постановления и ходатайства об общественных нуждах, благоустройстве. Сходу принадлежало определение жалоб и просьб по делам общественным. Жалобы по делам общества практиковались и через особо выборных или ходоков. Сход определял назначение мирского капитала, который расходовался на совместные нужды, например на строительство общественных построек, наем пастухов и специалистов, покупку сложного инвентаря и т.д.' При покупке какого-либо товара финансово-ответственном лицом в таких случаях являлось не крестьянство вообще, не деревня, а сельское общество.
Среди многообразных функций общины важнейшие следует отнести к области производства. Община непосредственно не «пашет», за исключением общественных работ, но производственный цикл сельскохозяйственных работ немыслим без участия и непосредственного влияния мира. Сельское общество определяет начало пахоты, сева, сенокоса, устанавливает характер севооборота, режим пастьбы скота, порядок пользования общими угодьями, решает вопросы, связанные с землеустройством и т.д.
Деятельность кооперации - это преимущественно область сбыта и переработки сельскохозяйственного продукта, а также иные вспомогательные операции, обеспечивающие функциональность и жизнеспособность крестьянского хозяйства: кредит, закупка товаров городского производства, страхование и т.д. Производственная сторона затрагивается лишь слегка, хотя порой весьма сущностно.
Собственно само же производство в, так сказать, «чистом» виде редко удавалось кооперативным путем; к тому же, как правило, это были нестабильные, нежизнестойкие объединения.
Получается, что традиционно община никогда не занималась тем. чем занималась кооперация. Крестьянин без согласования я санкции сельского схода сам продавал продукт своего производства, сам перерабатывал то, что требовало переработки, и сам покупал нужные в хозяйстве товары. Кооперативы же, в свою очередь, тоже никогда не «пахали» и даже не помышляли о том.
При таком разделении сфер деятельности община и кооперация существовали как бы параллельно, без заметных признаков «перерастания» первой во вторую. При доброжелательности друг к другу они могли сотрудничать, оказывать взаимопомощь без всякой конкурентной напряженности.
И, само собой разумеется, речь идет о кооперации не как о некоем заезжем торговце, - ведь членами кооператива становились те же общинники. Но не все, а часть их. Правда, существенная корректива: членами кооператива могли быть и крестьяне соседних обществ. Уже этим самым кооперация являлась как бы межобщинной организацией.
Разделение сфер действия и влияния кооперации и общины для меня является принципиально важным моментом, одним из краеугольных камней при нахождении различий между кооперацией и общиной.
Но может быть, вес так и возможно некоторое «у плотнее» сфер деятельности или их сближение, взаимопроникновение в этом случае - даже «перерастание» общины в артель? Ведь в литературе, напомню еще раз, уже отмечалось, что кооперация как бы продолжала и развивала принципы коллективизма, заложенные в общине, и в этом усматривалось их несомненное сходство и чуть ли не родство.
Вот перед нами довольно простой случай. Этнограф И.В. Власова утверждает: «Артельный способ хозяйствования был использован после 1917 г. при образовании коллективных хозяйств - совхозовикоммун. В них действовал артельный способ организации работ и распределения продукта. Путем аграрной реформы с 1918 г. предполагалось осуществить кооперирование сельского хозяйства России. Кооперация должна была стать коллективным предприятием, «плодом народного творчества», формой крестьянской производственной деятельности». Здесь все не то и не так. Данный опыт не был использован, а кооперирование с 1918 г. не предполагалось. Напротив, с 1919 г. началось повальное разрушение кооперации под видом ее реорганизации. Другое дело, в декабре 1918 г. возник план коллективизации за 3 года, но он не состоялся.
Следует обратить внимание на то обстоятельство, что практически одновременно появляется другая статья И.В. Власовой, где она писала: «В 1920-х же артельный способ хозяйствования стал применяться в широко распространившихся крестьянских товариществах, которые как земледельческая кооперация с их общественной формой труда и являлась истинной коллективизацией, каковой не стала коллективизация 1930-х; гг. и ее принудительностью».
«Истинная коллективизация»… Что это такое? Да возможна ли она? А главное: нужна ли? Зачем?
Большая часть полемики вокруг общины сводится к тому, чтобы установить; способна ли община «перерастать» в артель и если «да», то - при каких условиях?
Однако, как бы хорошо не были развиты навыки и традиции общинного коллективизма, общине все же не суждена такая эволюция. «Перерастание» в артель невозможно уже хотя бы потому, что крестьянский труд по сути своей индивидуален, а не коллективен. Зачем перерастать?
Это кабинетные люди выдумали, что коллективный труд лучше, выгоднее, прогрессивнее индивидуального. А у крестьянина иное мнение, совершенно другой идеал, и, разумеется, не коллективное хозяйство. Только его никогда ни о чем не спрашивали, ибо лучше самого крестьянина знали, что ему нужно.
Да, он хотел удобства городской жизни, но в город он не стремился. Да, он хотел получать доход не меньший, чем у рабочего, но быть таковым не собирался. Да, он не прочь получать выгоды крупного производства, но он не хотел в колхоз. Все это могла предоставить кооперация, не нарушая деревенского индивидуального хозяйствования и быта.
Гораздо больший интерес представляет мнение очень уважаемого историка, академика Н.Н. Покровского: «Как сейчас выясняется, - писал он, - основу этики крестьянской общины составляли не уравнительные тенденции, а обычаи и нормы трудового права. Честно нажитый, своим трудом добытый достаток всегда уважался в общине. Весьма распространена была трудовая взаимопомощь. Внутриобщинные отношения строились на. основах крестьянской этики, крестьянского понимания правды и справедливости. В этом смысле общинные традиции могли бы помочь постепенному и умелому внедрению после революции выгодных для крестьянина форм кооперации, особенно снабженческо-сбытовой. Ведь недаром маслодельческая кооперация делала в дореволюционной Сибири поистине экономические чудеса».
Итак, позиция Н.Н. Покровского более эластична, - она не напрямую связывает общину и кооперацию, и все же…
Все же, думается, кооперация действовала не благодаря общине, а вопреки ей. И свидетельство тому - различные, порой очень и очень несовместимые принципы организации кооперации и общины.
Коллективизм кооперации принципиально иной природы, нежели коллективизм общины. Он зиждется на личной свободе и инициативе, а посему он добровольный. Кооперация - это не столько коллектив, сколько союз индивидуалов. Элементов коллективизма в общине гораздо больше.
Принципы объединения в кооперации и в общине

Смысл кооперации и общины, пожалуй, одинаков: взаимопомощь. Но способы и формы ее осуществления различны.
Кооперация - это форма добровольной экономической самоорганизации мелких производителей и потребителей с целью борьбы с частным посредником в области производства, сбыта и снабжения. В кооперации могут обобществляться некоторые процессы труда в некоторых операциях, средства производства, а также продукты трудовой деятельности для более выгодного их сбыта.
Исходным положением для определения сущности кооперации является следующее: кооперация - это совместное приложение усилий капитала для осуществления какой-либо цели. Условно говоря - «работа сообща». Но таковая вообще-то всегда и везде может происходить добровольно или по необходимости. В кооперации - прежде всего, выступает принцип добровольности объединения. Хотя «работа сообща» в кооперации может возникать и в силу необходимости противопостановления посредничеству Частного предпринимателя, крупного капитала и пр.
Иначе обстоит дело в общине. Принцип объединения общины - принудительный, обязательный для всех, «поголовный», ибо каждый, претендующий на надел земли, должен быть приписан к сельскому обществу и не вправе выделиться из него без специального на то решения сельского схода. Помимо совместного пользования землей общинник имел право на долю в общественном капитале, других видах общего хозяйствования и пр. Равным образом он нес и соответствующие обязанности перед обществом: обязательность для всех самообложения, выполнение установленной очередности несения натуральных повинностей и пр.
Главная же веревка, по рукам и ногам связывавшая крестьян с общиной, была круговая порука.
Естественно, зависимость крестьянина от общины была не везде одинаковой. Скажем, в Сибири принцип уравнительности не играл такой роли, как в центральной России. А на Северном Кавказе крестьянин был подвижнее, предприимчивее, мене связан с общиной, чем казак, которого к станичному обществу, помимо всего прочего, привязывала еще и пожизненная воинская повинность.
Общинник мог овладеть некоторыми навыками коллективного труда, покоившихся на традициях общинного хозяйствования. Но даже простейшие объединения оставались внутриобщинными объединениями. Революция давала возможность более свободно выделяться трудовым объединениям из общины, но тот процесс не получил сколько-нибудь массового развития.
По-разному осуществлялось в общине и кооперации самоуправление. Органом управления обществом являлся сельский сход, в кооперации же - собрание всех пайщиков.
По-разному складывались взаимоотношения индивида с организацией в кооперации и в общине. В общине они строились на строгой соподчиненное™ личности от сельского общества, его полной зависимости от него, соблюдении жесткой регламентации хозяйственных процессов, бытовых устоев, морально-этических норм и пр. В кооперации ничего этого нет. Здесь объединяющее начало зиждется прежде всего на добровольности вступления и лишь в силу этого возникает необходимость соблюдения производственной, если можно так сказать, дисциплины. И чем ближе к XX в., тем более взаимоотношения между общиной и индивидуумом приобретали конфликтный характер, ибо консерватизм общины препятствовал развитию почина, самодеятельности и независимости личности.
Суммируя сказанное, можно вывести такую условную формулу отношений индивида в общине и в кооперации. Кооперация - это коллективизм плюс личность, община - это коллективизм минус личность. Именно коллективизм последнего рода был особенно предрасположен к коллективизации сталинского образца и использован в этих целях.
Такова различная «общность» кооперации и общины. А кроме того была сфера, так сказать, принципиального несовпадения. Кооперация - порождение капитализма, для общины капитализм - начало постоянного разрушения; стихия существования кооперации - товарно-денежные отношения, в то время как общину они разрушают. Зато хозяйственная натуральность, замкнутость - стихия общины, как болото гибельны для кооперации.
В заключение, в подтверждение сказанному можно привести слова известного экономиста Б.Д. Бруцкуса из его неопубликованной статьи, хранящейся в семейном архиве. Бруцкус писал: «Очень часто кооперацию хотят связать с первобытными социальными институтами, в первую очередь с сельской общиной, особенно в России, где еще с начала настоящего столетия существовала сельская община с общим пользованиями, принудительным севооборотом и периодическими переделами, очень охотно усматривают в сельской общине основу для развития кооперации. Между подобными образованиями как сельская община с кооперацией существуют принципиальные различия. Сельская община возникла органически, в нее не вступали и обычно даже не могли выделить из нее своего хозяйства. По терминологии недавно скончавшегося германского социолога Тенниеса такое социальное образование как сельская община является общностью. Но кооперация не является органически возникшей общностью. Это сознательно созданное объединение для достижения определенных хозяйственных целей; в такое объединение не врастают.
Точки соприкосновения

Проводившаяся до сих пор мною схема достаточно жестка и не оставляет вроде бы места для соприкосновения интересов общины и кооперации. Но это не так. Точки соприкосновения были.
Прежде всего, исходные позиции: и кооперация, и община прививали любовь к труду, приобщали, на свой лад, к культурным ценностям, духовной чистоте. Уже на этой основе в крестьянине могло проснуться любопытство к кооперации и даже более глубокий интерес.
Наибольшая вероятность соприкосновения крестьян и даже всего общества с кооперацией могла возникнуть в области переработки сельскохозяйственных продуктов, например, молока. Соприкосновение вызывает интерес, возникает вероятность вступления в кооператив. Такова природа возникновения некоторых маслодельных артелей. И мы видим даже коллективное членство в кооперации, т.е., когда все общество вступает в кооператив по переработке и сбыту молочной продукции. Такие сведения приводит П.Н. Зырянов. В своей монографии он пишет, что в Московском уезде в 1909 г., возникло два молочных товарищества, объединившие 15 селений. В общей сложности они поставляли в Москву 60-70 ведер молока ежедневно. «Здешняя община, - заключает Зырянов, - начинала как бы врастать в систему кооперации».
Факг и вывод автора весьма примечательны. Факт интересен тем, что дает подсказку: возможно, что в районах хорошего сбыта создавались неплохие предпосылки для вхождения крестьян в кооперацию, и, напротив, отсутствие близлежащего рынка, вероятно, затрудняло таковые образования. Вывод же привлекает к себе внимание тем, как Зырянов квалифицирует ситуацию; он употребляет выражение: община «врастает» в систему кооперации. Именно «врастает», а не «перерастает» в кооператив.
Интересный случай описан в кандидатской диссертации Е.Е. Бекбаевой. В 1898 г. в поселке Конюховский Петропавловского уезда Акмолинской области местные казаки задумали создать «общественную маслодельню», Автор считает, что эта организация имела «предкооперативный характер» на том основании, что участвовали «все домохозяева сельского общества, сдающие молоко на завод и не сдающие молока», а выручка становилась «мирским капиталом». Я не собираюсь вступать в полемику по поводу выяснения кооператив это или еще нет, для меня важна сама тенденция образования кооператива всем сельским обществом, т.е. здесь обнаруживается то, что мы ищем.
Однако, к сожалению, это все, что пока мне известно.
Подобная картина наблюдалась и по другим видам кооперации, в том числе и после революции, особенно в начале 20-х годов, когда власти еще не столь активно поддерживали и поощряли. В Знаменской волости Тамбовской губ. имелось 4 товарищества по аренде государственной земли. Их обследование показало, что членами товарищества были многие крестьяне, но их основную массу составляли средние и зажиточные. На этом основании выводы комиссии были довольно отрицательными: несмотря на то, что товарищества охватывали «очень большую группу крестьян и очень работающих», эти товарищества, якобы, под кооперативной вывеской скрывали «капиталистическое содержание», что ничего, якобы, кооперативного в них нет, что они представляли опасность для всего дела кооперирования. В этом, собственно, и состояло понимание, а вернее - непонимание, большевиками сути кооперативной работы и их принципиальное расхождение в подходах к кооперации с теоретиками и практиками мирового, в том числе и российского, кооперативного движения.
Кооперация не заинтересована во вступлении в кооператив всех членов общества, ибо от бесхозяйствующих элементов, равно как и от маломощных, толку нет. Да и сами эти слои не заинтересованы в кооперации.
Пути и способы проникновения кооперации в деревню

Естественно, нельзя представлять дело так, что кооперация легко проникала в крестьянскую среду. Однако, что значит проникала? Не есть ли кооперация, скажем, сельскохозяйственная кооперация, самоорганизация крестьянства?
В самом деле, если вспомнить работы А.В. Чаянова, то увидим, что в его трактовке кооперация есть как бы продолжение семейного крестьянского хозяйства б. Следовательно, кооперация есть результат усилий самого крестьянства? Однако, думается, что это сугубо теоретический подход, некая абстракция. На самом же деле инициатива крестьян, если таковая и была, непременно вступала во взаимодействие с внешними факторами, одни из которых оказывали содействие, другие могли препятствовать.
И даже, несмотря на наличие инициативной группы крестьян, гораздо больше было таких, которые не знали, что такое кооперация, для чего ока нужна. Сплошь и рядом, и не обязательно в глубинке, идея организации кооператива наталкивалась на глухую; стену непонимания и недоверия, порожденные неосведомленностью крестьян, их невежество, инерционность мышления. Поэтому крестьяне, желавшие создать кооператив, остро нуждались в организационной и просветительской помощи кооперативных организаций для разъяснения>населению смысла и задач будущего кооператива, становлению его первых шагов, материальной и иной поддержки.
И здесь наиболее эффективным орудием преодоления недоверия к кооперации служило надежное средство - демонстрация выгоды от участия в кооперации.
Традиционно считаете, что если кооперация, - то это выгодно. Редко, кто идет дальше абстрактных примеров. Получается на удивление просто: организуй кооператив, а народ, «увидев выгоду и проявив заинтересованность» сам пойдет в него. На деле же все не так. Да, умом мужик может понять эту посылку, а где и в чем конкретно эта выгода? Крестьянин конкретен.
Впрочем, крестьянин может осознать и «сверхвыгоду», т.е. возможность получить выгоду и без всякой кооперации.
Иной раз выгоды, ну напрочь, не светится никакой. Так вроде бы было при организации до революции вологодских молочных артелей. Так почему же они возникли? А единственно с целью преодолеть ненужного крестьянам частного посредника. Так, может быть, в этом и была выгода?
Но, наверное, самым главным при организации кооператива являлось решительность. Решится, наконец, сделать шаг не как все. а по собственной воле и размещению, преодолеть косые или насмешливые взгляды односельчан. Решиться, наконец, преодолеть чувство, близкое, может быть, к ощущению предательства по отношению к обществу. Все же легче, когда огулом затевается нечто. Возможно, все было проще, тем не менее, это обстоятельство нельзя сбрасывать со счета.
«Посягая» на крестьянина, кооперация не затрагивала права и прерогативы общины в традиционных сферах ее действия. Прежде всего, в сфере производства, включая и традиционные технологии. Проникновение кооперации в деревню шло через самые, так сказать, уязвимые для общины места, т.е. в тех точках, где влияние общины на крестьянина было наиболее слабым или таковых вообще не было. Это сфера сбыта произведенного продукта. Здесь крестьянин оказывался предоставленным сам себе и распоряжался своим продуктом по своему усмотрению: продавал его, когда хотел, кому хотел, и где хотел. Вот этим-то и «воспользовалась» кооперация, взяв на себя сбытовые функции крестьян. Точно также свобода выбора оставалась у крестьянина и в сфере приобретения необходимых ему для производства и быта товаров городского изготовления. Возможность проникновения предоставлялась и в области кредита, ибо мирской капитал для названных целей не годился, ему уготовлено было другое назначение.
Постепенно эти «лазейки» могли расширяться и опять же в тех областях, где община ничего не могла серьезно противопоставить или была слаба: переработка готовой продукции, организация мелиорации, случных пунктов, страхования скота и т.д.
Для успешного рождения и функционирования кооператива все же недостаточно личной решимости, благожелательного патронажа заинтересованных организаций, включая общину, наличия минимума капитала, важным является необходимость наличия и ряда благоприятных условий: удобных путей сообщения и коммуникации, близость рынка, уровня товарности района и пр. На голом месте при самом горячем энтузиазме участников ничего не добьешься.
Особенно важным являлось знание рынка, спроса на наиболее ходовые товары и продукты, знание сильных и слабых сторон конкурентов, в первую очередь частных посредников. Таким образом, необходимо было знать тот исходный комплекс вопросов, которые мы нынче включаем в модное понятие «маркетинг». Об этом неоднократно напоминали теоретики и практики кооперативного движения, в частности много писал об этом А.В. Чаянов.
Восприятие крестьянами кооперации зависело от характера, особенностей сложившегося типа общины. Так, в губерниях Центрального Черноземья преобладали многодворные селения, что вело к чересполосице, многополосиие и дальноземелью. Выделение на хутора и отруба в годы столыпинской аграрной реформы было гораздо менее активным, чем в других губерниях, например, в западных. Это обстоятельство связано с неразвитостью капиталистических отношений в ЦЧО, а также с тем, что в условиях частых засух, нехватки пастбищ и пр. вести полностью автономное хозяйство было затруднительно. Поэтому, если крестьяне и решались выйти из общины, то предпочитали отруб, а не хутор.
Частые переделы земли в ЦЧО объяснялись не столько особенностями и качеством земли, сколько были выражением более чем где-либо уравнительных тенденций.
После погрома хуторян в период аграрной революции 1917-1918 гг. наблюдался процесс восстановления и укрепления общины. Наиболее наглядно он проходил в ЦЧО. Участковое землевладение заметно сократилось, а общинное охватило 98-99% всех крестьянских земель.
Для многодворных селений ЦЧО было характерно значительное число бедняцких хозяйств. Община служила для них своеобразным социальным защитным механизмом, поддержкой маломощных хозяйств от разорения.
В этих условия и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.