На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Реферат Состояние немецких танков до 1941 года, их технические и эксплуатационные недостатки по сравнению с французскими. Наладка серийного производства противотанковых орудий в Германии в 1939 году после нападения на Польшу. Советские танковые войска РККА.

Информация:

Тип работы: Реферат. Предмет: История. Добавлен: 23.07.2009. Сдан: 2009. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):


Танки в ВОВ
Немецкие танки в бою до 1941 г.
Крещение огнем немецкие танки получили в Испании. Всего в Гражданской войне на Пиренейском полуострове приняли участие 102 линейные и 4 командирские «единички». В Испании Pz.I довелось столкнуться с танками советского производства БТ-5 и Т-26, вооруженными 45-мм пушками. Пулеметы немецких танков могли пробить броню этих своих противников бронебойными пулями только на дистанциях менее 150 м. На большем расстоянии «единичкам» оставалось только постараться уклониться от снарядов вражеских танков энергичным маневрированием, поскорее найти укрытие или просто спастись бегством. Для того чтобы дать подразделениям Pz.I возможность бороться с пушечными танками республиканцев, каждой их роте были приданы по 5 противотанковых орудий. В 1938 г. в обоих имеющихся у франкистов танковых батальонах 3-ротного состава одна из рот была укомплектована трофейными танками советского производства, оснащенными пушками.
20 апреля 1937 г. во французской газете «L'Intransigent» была опубликована статья об опыте Гражданской войны в Испании. Там, в частности, говорилось:
«Немецкие танки стали большим разочарованием (экипаж в 2 человека, скорость 50 километров в час, 2 пулемета, почти бесполезная броня). Никакой защиты от огня противотанковых пушек или бронебойных пуль, выпущенных из ручного оружия. Этот опыт заставляет германское Верховное командование пересмотреть свою политику. Немецкую танковую дивизию постигла неудача еще до начала ее службы. Французские танки, пусть медлительные, но зато гораздо лучше защищенные, остаются «королями поля боя».
Всего через 3 года всесокрушающие танковые клинья Вермахта убедительно доказали французам ошибочность этой точки зрения. Ее авторы просто не поняли, что использование Pz.I в Испании вовсе не было испытанием немецкой тактики применения танковых дивизий. Прежде всего они были для этого слишком малочисленны и воевали группами не более ротного состава, сопровождая пехоту на поле боя в качестве мобильных бронированных пулеметных точек. Такие действия не имели ничего общего с массированием танков в составе танковых дивизий, где они тесно взаимодействовали со всеми родами войск.
Впервые тактика «блицкрига» была продемонстрирована на деле во время нападения Германии на Польшу в сентябре 1939 г. В канун этого события на вооружении Вермахта состояли 3472 танка: 1445 Pz.I, 1223 Pz.II, 202 Pz.35 (t), 78 Pz.38 (t), 98 Pz.III, 211 Pz.IV и 215 командирских танков. Немцы бросили на поляков все имеющиеся у них тогда боеспособные танковые соединения и части: 7 танковых дивизий, 2 из которых даже не были еще полностью сформированы, 4 легкие дивизии, а также отдельный танковый полк и отдельный танковый батальон. В их составе числились 2690 танков, из них 973 Pz.I, 1127 Pz.II, 112 Pz.35 (t), 55 Pz.38 (t), 87 Pz.III, 198 Pz.IV и 138 командирских танков.
Бои завершились быстрой и убедительной победой Германии, но немецкая техника показала себя не столь блестяще, как немецкая тактика и оперативное искусство. Все танки Вермахта первоначально имели только противопульное бронирование. Их главной защитой на поле боя предполагались скорость и маневр, но этого оказалось явно недостаточно. За месяц боев было потеряно 819 немецких танков, из них 236 безвозвратно.
Польские противотанковые ружья оказались гораздо более опасным противником для танков, чем представлялось до войны. Это заставило немцев наладить производство собственных противотанковых ружей в Германии и усилить броневую защиту своих танков. «Единички» не имели резервов веса для дополнительного бронирования, поэтому их начали понемногу переделывать в транспортеры боеприпасов и самоходные орудия. На лоб «двоек» и штурмовых орудий устанавливались дополнительные 20-мм броневые плиты. А броню находящихся в производстве «троек» и «четверок» немцы утолстили до 30 мм еще раньше.
На 1 мая 1940 г. в германской армии имелось 3465 танков. Это число складывалось из 1077 Pz.I, 1092 Pz.II, 143 Pz.35 (t), 238 Pz.38 (t), 381 Pz.III, 290 Pz.IV и 244 командирских танков. Для кампании на Западе, начатой 10 мая 1940 г., Германия в составе 10 танковых дивизий сосредоточила 2582 танка, включая 554 Pz.I, 920 Pz.II, 118 Pz.35 (t), 207 Pz.38 (t), 349 Pz.III, 280 Pz.IV и 154 командирских танка.
Боевые действия продолжались 6 недель, и победа обошлась немцам недешево. Только безвозвратно были потеряны 839 танков - почти треть от всего количества задействованных в сражениях. Еще 11 пришлось списать после боев в Норвегии. Там воевали 54 немецких танка в составе 40-го отдельного танкового батальона, в который входили 29 Pz.I, 18 Pz.II, 3 Neubau-Pz. Ppfw.IV и 4 командирских танка. Кроме того, 5 танков погибли на транспортном судне, потопленном на пути в Норвегию.
Столь тяжелые потери заставили немцев принять экстренные меры по дальнейшему усилению защиты своих боевых машин. Последняя крупная серия «двоек» - Pz.II Ausf.F - получила лобовую броню толщиной 30-35 мм. Начиная с августа 1940 г. до самого 1942 г. полным ходом шла модернизация ранее выпущенных Pz.III Ausf.E, F и G. Они перевооружались на 50_мм пушки длиной 42 калибра. Лобовая броня их корпуса и подбашенной коробки была усилена дополнительными 30_мм броневыми плитами. В результате суммарная толщина брони в этих местах доводилась до 60 мм, и они становились непробиваемыми для наиболее распространенных в то время 37-мм и 45-мм противотанковых пушек. Pz.III Ausf.H модернизировался подобным образом еще на заводе в процессе выпуска.
В конструкции следующей серии «троек» - Ausf.J - недавний боевой опыт в полной мере был учтен с самого начала. Башня, подбашенная коробка и корпус спереди у них были защищены 50-мм цементированной броней, примерно равной по прочности прежней составной 60-мм. Дополнительные 30-мм броневые плиты спереди устанавливались как на ранее выпущенные Pz.IV Ausf.D, так и на Pz.IV Ausf.E, которые уже находились в производстве. Дальнейшая модификация «четверки», Pz.IV Ausf.F, сразу получила 50-мм цементированную лобовую броню, непроницаемую для 37-мм и 45-мм бронебойных снарядов. Такой же броней были защищены спереди и немецкие штурмовые орудия.
На 1 июня 1941 г. в Вермахте имелось 5162 исправных танка, из них 877 Pz.I, 1074 Pz.II, 170 Pz.35 (t), 754Pz.38 (t), 350 Pz.III с 37-мм Яушкрй, 1090 Pz.III с 50_мм пушкой, 517 Pz.IV и 330 командирских танков. Из них для проведения операции «Барбаросса» немцы сосредоточили 337 Pz.I, 756 Pz.II, 155 Pz.35 (t), 625 Pz.38 (t), 259 Pz.III с 37-мм пушкой, 707 Pz.III с 50-мм пушкой, 439 Pz.IV и 224 командирских, а всего - 3502 танка в составе 17 танковых дивизий. Из имеющихся в наличии 377 штурмовых орудий немцы выделили 272 для поддержки своих армейских пехотных частей и соединений, а еще 18 были включены в состав боевых частей СС.
Показательно, что морально устаревшие к тому времени «единички», не имевшие резервов веса для модернизации, большей частью были выведены из первой линии. Только недавно сформированные 12, 19 и 20-я танковые дивизии из-за нехватки лучших танков имели в общей сложности 126 Pz.I в своих танковых полках. Еще суммарно 26 таких танков были на вооружении танковых полков 9, 12 и 18-й танковых дивизий. Остальные 185 танков этого типа, принявших участие в войне на Восточном фронте, состояли на вооружении рот, которые были включены по одной в саперные батальоны каждой из немецких танковых дивизий. При этом все такие танки, кроме машин командиров рот, были оборудованы устройством на корме для перевозки и сбрасывания подрывного заряда весом до 50 килограммов. Их применяли для уничтожения препятствий и заграждений на поле боя, поэтому сбросить заряд в нужное место можно было изнутри танка.
Необходимо отметить, что именно саперные «единички» стали главным источником расхождений в численности немецких танков, собранных для операции «Барбаросса», которые нередко встречаются в исторической литературе. Некоторые историки не относят их к числу боевых танков на том основании, что они не входили в состав танковых полков, и считают специализированными инженерными машинами. С нашей точки зрения, это неверно - ведь установка вышеописанного устройства на Pz.I практически не отразилась на его боевых возможностях.
Советские танковые войска
В Красной Армии в предвоенный период развитие танковых войск шло гораздо более извилистым путем. Первоначально главной задачей танков РККА была непосредственная поддержка пехоты и конницы в бою. Танковые подразделения предполагалось включать в состав стрелковых и кавалерийских частей и соединений или держать в резерве Главного командования для использования на решающих участках фронта. В конце 20-х гг. в СССР была разработана теория глубокой наступательной операции. Такая операция состояла из прорыва обороны противника на всю ее глубину и дальнейшего развития успеха путем ввода в прорыв массы подвижных войск - танков, мотопехоты и конницы, которые выходили на оперативный простор. Их действия должна была поддерживать авиация, а в тылу противника планировалась высадка воздушных десантов с целью разгрома его резервов. В свете этой концепции появилась необходимость в организации самостоятельных соединений подвижных войск.
Первым таким соединением стала механизированная бригада, созданная в мае 1930 г. по инициативе К.Б. Калиновского. После его гибели в авиационной катастрофе в 1931 году бригаде присвоили его имя. Осенью 1932 г. в Красной Армии были сформированы первые два механизированных корпуса, а в 1934 г. к ним добавились еще два, один из которых был развернут на базе бригады имени Калиновского. Кроме них, в 1932 г. были сформированы 5 отдельных мехбригад, а к 1935 г. их число довели до 14. В 1938 г. в РККА существовали уже 26 механизированных и бронетанковых бригад, а также 7 танковых и запасных танковых бригад. В 1938-1939 гг. 28 мехбригад, имеющих на вооружение танки типа БТ и Т-26, назвали легкими танковыми, а 4 танковые бригады, оснащенные танками Т-28 и Т-35, - тяжелыми танковыми бригадами. Тогда же мехкорпуса переименовали в танковые и реорганизовали.
Но первый же практический опыт их применения во время похода в Польшу в 1939 г. оказался неудачным: выяснилось, что эти соединения получились громоздкими и трудноуправляемыми. Вместо совершенствования их структуры было принято решение расформировать танковые корпуса. Высшим соединением советских танковых войск снова осталась бригада.
Но впечатляющие результаты кампании 1940 г. на Западе заставили пересмотреть такое положение, и в июне 1940 г. началось формирование 8 мехкорпусов новой организации. Это было своевременное и правильное решение, которое имело под собой солидную материальную базу. СССР тогда располагал достаточным количеством боевой техники, снаряжения и транспорта для их полного укомплектования. Хватало для них и обученного личного и командного состава. В октябре 1940 г. их формирование было в основном завершено, и нарком обороны С.К. Тимошенко вместе с начальником Генштаба К.А. Мерецковым предложили сформировать еще один мехкорпус.
Но 1 февраля 1941 г. Мерецкова сменил ПК. Жуков, и уже 12 февраля руководимый им Генштаб представил советскому руководству новый мобилизационный план, согласно которому число мехкорпусов доводилось до 30. Формирование всех недостающих корпусов началось немедленно, но для его завершения перед войной уже не хватало ни времени, ни техники, ни подготовленных кадров. Проблема усугублялась тем, что для оснащения этих многочисленных мощных соединений требовалось огромное количество танков - около 31 тысячи. Только танков нового типа было необходимо построить не менее 15 тысяч. При сохранении существовавшего в 1941 г. темпа выпуска танков полностью укомплектовать все мехкорпуса удалось бы только к концу 1943 г. Колоссальные ресурсы советской индустрии были до предела загружены изготовлением танков, а необходимость производства автомобилей повышенной проходимости и большой грузоподъемности, бронетранспортеров, тягачей, самоходных артиллерийских и зенитных установок недооценивалась, поэтому их выпускали очень мало или не делали вообще.
Создание именно 30 мехкорпусов было обосновано очень просто. Советское военное командование в то время оценивало число танков, состоящих на вооружении вероятного противника - германской армии - в 10 тысяч штук. Реально их было около половины этого количества, но в СССР тогда предполагали, что немцы примут на вооружение трофейные французские танки. На самом деле, как мы уже отмечали, они не соответствовали немецким требованиям и использовались в Вермахте очень мало, да и то в основном не на передовой, а в тылу, для борьбы с партизанами. Но для планирования будущей за основу была взята цифра именно 10 тысяч вражеских танков, а дальше простым умножением на 3 получилось число своих, нужных для борьбы с ними. Отсюда и пришли к необходимости иметь в строю 30 мехкорпусов примерно по 1000 танков в каждом. Ведь общеизвестно, что для успешного наступления необходимо создать троекратное превосходство в силах и средствах.
Но это была простая арифметика, которой владел Жуков, а реальная действительность требовала гораздо более глубоких знаний, которыми он не обладал. Уровень его образования никак не соответствовал должности начальника Генерального штаба. В 1906 г. Жуков закончил 3 класса церковно-приходской школы, а из военного образования у него за плечами были четырехмесячная школа унтер-офицеров в 1916 г., полгода учебы на 1-х Рязанских кавалерийских курсах в 1920 г., годичные кавалерийские курсы усовершенствования командного состава, законченные в 1925 г., и трехмесячные курсы усовершенствования высшего начальствующего состава в 1930 г. Руководство Генеральным штабом - мозгом Красной Армии - было доверено человеку, который проучился за всю свою жизнь в общей сложности немногим более 5 лет. Академии он так никогда и не закончил.
Больше того, 8 ноября 1930 года будущий Маршал Советского Союза К-К - Рокоссовский, командовавший тогда 7-й Самарской кавалерийской дивизией, в состав которой входила 2-я кавбригада Жукова, написал на него аттестацию с четким по-военному выводом: «Может быть использован с пользой для дела по должности помкомдива или командира мехсоединения при условии пропуска через соответствующие курсы. На штабную или преподавательскую работу назначен и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.