На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Реферат Раздел владений Николо Аччьяйоли между многочисленными наследниками. Захват Сулейманом фракийских городов. Смерть могущественного повелителя сербов Стефана Душана. Раздоры между каталанскими ленниками в герцогстве. Поход графа савойского Амедея VI.

Информация:

Тип работы: Реферат. Предмет: История. Добавлен: 04.08.2009. Сдан: 2009. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):


Турки во Фракии

В своем завещании, составленном в Неаполе 30 сентября 1358 года, документе поистине царственном как по объему, так и по стилю, Николо Ачьяйоли разделил все свои владения между своими многочисленными наследниками. Из сыновей его Анжело, Бенедетто и Лоренцо-старший получил вместе с графствами Мельфи и Мальтой и другими владениями в Южной Италии кастел-лянство Коринф, а также большую часть имений в Ахайе. К Анжело перешло также звание великого сенешаля Сицилии.
Прямое потомство великого временщика осталось в Неаполе, где вскоре угасло. Наоборот, по игре случайности, боковая линия дома Аччьяйоли снова возвышалась в Греции. Главой этой линии был кузен сенешаля, Джиакомо, от брака которого с флорентинкой Бартоломмеа Риказоли родилось три сына, Донато, Нерио и Джиованни; все они нашли счастье в Элладе. Незадолго до своей смерти Никколо сделал Донато наместником своих ахайских владений и кастелляном коринфским Благодаря его влиянию брат его Джиованни сделался в 1360 году митрополитом в Патрасе, самом обширном архиепископстве Морей, ставшем под верховенством папы самостоятельным духовным княжеством. Третий сын Джиакомо, Нерио Аччьяйоли, выступил уже в 1363 году в Греции с смелыми проектами; после смерти Джиованни I Санудо, герцога наксосского, он искал -- в числе многих других -- руки его дочери и наследницы Фиоренцы, но Венеция воспрепятствовала этому браку.
Когда номинальный император Роберт Тарентский умер 16 сентября 1364 года без наследников, юный Нерио был спутником вдовы его, императрицы Марии Бурбонской в ее попытке завоевать Морею для Гуго Галилейского, ее сына от первого брака с Гвидо Лузиньяном, братом короля кипрского Петра I. Совершенно так же, как и великий сенешаль, Нерио был обязан своим возвышением также милости номинальной императрицы византийской. Он купил у нее Востицу, древний Эгиум и Ниве-ле, прежнее баронство дома Шарпиньи, затем он сделался повелителем Коринфа.
Анжело, старший сын великого сенешаля, был утвержден в должности кастелляна новым номинальным императором константинопольским, братом Роберта, Филиппом II Анжу-Тарентским; а так как Донато, тамошний наместник, был отозван и возвратился в Италию, то Анжело послал кастелляном в Коринф брата его Нерио, дав ему этот город вместе с Сикионом или Базиликой в обеспечение своих долгов. Таково было появление Нерио Аччьяйоли в Морее; он стал здесь твердой ногой в то время, как положение в Греции становилось все запутаннее. Бесконечные распри тамошних владетелей и междоусобная война, вновь вспыхнувшая между императором Кантакузеном и его зятем Иоанном V, проложили османам путь в Европу.
Сулейман, отважный сын Орхана, в 1354 году переправился темною ночью, как гласит предание, в сопровождении всего семидесяти смелых воинов через Геллеспонт и захватил крепость Цимпе у Галлиполи. Здесь впервые стали турки твердой ногой на европейской почве. Византийцы сравнивали эту орду завоевателей с персами и даже называли их тем же именем. Но османы были страшнее и счастливее, чем народ Дария и Ксеркса. Если персы, по замечанию Полибия, кончали гибелью всякий раз, как переступали границу Азии, то турки стали могущественны и велики лишь с того момента, как ступили на европейскую землю.
Так как император Кантакузен нуждался в помощи султана, своего зятя, то он вынужден был ограничиться бессильными фразами против захвата Сулейманом фракийских городов. В таком же положении был Иоанн V Палеолог. Ему удалось в 1355 году овладеть Константинополем и устранить своих противников. Император Кантакузен сложил корону, чтобы закончить свою бурную жизнь смиренным монахом в Спарте, где его даровитый сын Мануил по договору с Палеологом оставался по-прежнему деспотом. Но византийцев богословие интересовало более, чем турецкое нашествие. Их патриархи и император в синодах, диспутах и сочинениях исследовали сущность Преображения на горе Фаворской. Как некогда страсть погибающего Рима к зрелищам дала галльскому епископу Сальвиану повод сказать, что римляне, точно наевшись сардонической травы, хотят умереть, смеясь, так мог бы вдумчивый философ сказать о тогдашних византийцах, что они хотят умереть теологическими софистами.
Ничто не препятствовало теперь движению османов в балканских землях, тем более что со смертью могущественного повелителя сербов Стефана Душана в 1355 году его обширная славянская Держава начала при сыне его Уроше V, последнем из династии Неманей, распадаться на составные части. Когда же в руки турок перешел и Галлиполи, значительнейший из всех приморских городов Фракии и один из главных посредников в торговле между Европой и Азией, они сделались господами всего Херсонеса. Опираясь на этот базис, Мурад I, сын умершего в 1359 году Орхана, мог еще удачнее продолжать завоевания отца. Осадив Адрианополь и овладев знаменитой фракийской метрополией, он сделал ее в 1365 г. султанской резиденцией и европейским центром монархии османов вместо азиатской Брузы, пока это еще не могло быть сделано с Константинополем, областью которого ограничивались теперь владения греческого императора.
Из Фракии Мурад проник далее на запад до балканских проходов и на юг в роскошные равнины Фессалии. Никакого противодействия со стороны чьих-либо войск не встретили турецкие отряды, когда они двинулись далее через Фермопилы и приблизились к Аттике и Беотии. Здесь сила сицилийского правительства была подорвана внутренними смутами и враждой между каталанскими вождями; давно уже правительству приходилось не только отражать набеги албанцев и турок, но и вести настоящую войну с греческим деспотом Мизитры, с Гвидо Энгиенским в Аргосе и с венецианцами. Дом де Лориа в это время уже вытеснил Фадрике Арагонского; он имел большое влияние в Фивах, где владел ленами и где его представителям принадлежало звание городского викария. Рожер де Лориа, как наместник короля Фредерика III, стоял во главе герцогства. Теснимый противной партией и негропонтским представителем Венеции, он не посовестился призвать к себе на помощь приближающихся турок. В качестве его союзников они вошли в город Фивы, местопребывание правительства и самый выдающийся город герцогства Афинского. Это событие показало, что испанцы и сицилийцы остались чужеземцами в Греции, с которой их не связывало никакое патриотическое чувство. Известие об этом наполнило ужасом даже далекий Запад. Урбан V призвал владетелей Эвбеи, архиепископа патрасского и других прелатов и государей отразить опасность, грозящую Ахайе. Благородному королю кипрскому, Петру I де Лузиньян, который с 1362 года объезжал западные дворы с целью образовать антитурецкую лигу, он посоветовал вернуться на родину, так как и его страна должна ждать нападения неверных.
1 апреля 1363 года в Авиньоне Петр, Иоанн Французский и Амадео VI Савойский дали клятву начать крестовый поход. Не найдя достаточной поддержки в европейских государствах, он возвратился на Кипр и предпринял поход на Египет, не давший никакого результата, кроме взятия и временного занятия Александрии 10 октября 1365 года. Между тем архиепископ Фиванский Павел, рыцарь Бартоломеус де Валериис, Николай де Ардоино и Вильгельм Бассани в качестве послов бежавших фиванцев и других общин герцогства Афинского явились ко двору Фредерика Сицилийского с известием о занятии Фив турками и об отчаянном положении страны. Тогда король в августе 1363 года назначил еще раз Маттео Монкаду генеральным викарием с самыми обширными полномочиями, доходившими до права амнистировать государственных преступников и назначать по своей воле кастел-лянов и офицеров в замках. Из того, что король об этом назначении сообщил не только городу Фивам, но и маршалу Рожеру де Лориа, видно, что последний не был ни привлечен к ответственности, ни казнен.
Наоборот, он продолжал по-прежнему править герцогством Афинским, а Монкада остался в Сицилии на королевской службе. В июле 1365 года Рожер вел с Венецией переговоры об утверждении двадцатилетнего мира, который каталанцы заключили когда-то с Николаем Пизани, капитаном залива. Но Венецианская синьория согласилась признать только двухлетнее перемирие, заключенное компанией с негропонтским байльи Доменико Мики-ель. Она отклонила также требование Рожера, чтобы каталанцам было позволено снарядить на свой счет военный флот. Венеция упорно стояла за ограничения, препятствовавшие каталанским Афинам сделаться морской державой.
Неизвестно, когда появился в герцогстве Маттео Монкадо. Ему удалось очистить Фивы от турецкого нашествия, но он уже не мог восстановить порядок в стране, где крепкий политический строй каталанцев грозил разложением. Произвол начальства занял место закона. Одному знатному каталанцу, Петру де Пюиг, или Пюигпарадин, владетелю замков Кардаца и Каландри и, кажется, заместителю Монкады во время его отсутствия, в должности викария удалось даже объявить себя фиванским тираном. Он не только лишил всех Лориа их власти, но во время одного столкновения с албанцами отнял у трех братьев Арагона, Бонифация, Хуана и Хайме, замки Салону, Лидорики и Ветеранацу. Наконец в Фивах образовался против узурпатора заговор, главой которого был Рожер. Петр де Пюиг, жена его Анжелика и большинство его главных приверженцев были убиты, правительственные войска изрублены. Когда Рожер и его партия взяли верх, Монкады не было в Фивах. Они отправили к королю Фредерику в качестве своего синдика и посла Франциска Кремонского, которого представители города Фив 2 января 1367 года уполномочили принести оправдания в их неистовствах, и Фредерик III волей-неволей помиловал всех виновных.
2. Партия Рожера опять стояла во главе правления, и значение королевской власти так ослабло в герцогстве, что Фредерик III не только закрепил за ним все владения, полученные им от прежних герцогов, но и утвердил его 14 мая 1366 года в должности генерального викария на место Монкады.
Четыре года правил Рожер де Лориа, на этот раз с такой дальновидностью и силой, что ему удалось сохранить мир с Венецией, отразить нападения турок и воспрепятствовать враждебным предприятиям Энгиенов.
Этот, быстро затем пришедший в упадок род, наследие которого в Арголиде досталось впоследствии Венеции, в это время делал еще усилия завоевать герцогство Афинское. От брака Готье д'Энгиена и Изабеллы де Бриеннь произошло четыре сына, из которых Сойе унаследовал права на Афины, Жан был граф Лечче, Людовик -- граф Конверсано и, наконец, Гви-до -- владетель Аргоса и Навплии. Старший в 1366 году сложил голову на плахе, так как Альберт Баварский, сын императора Людвига, приказал его обезглавить. Его притязания на Афины вместе с герцогским титулом перешли к его сыну Вальтеру д'Энгиен Смуты в каталанском войске показались братьям удобным поводом к походу на Афины, предводителем которого должен был быть граф леччский. Так как они были гражданами венецианскими, то рассчитывали на помощь республики В феврале 1370 года Жан д'Энгиен и братья его писали дожу; они напоминали ему об исконной дружбе между Венецией и домом де Бриеннь, особенно герцогом Афинским, которого безбожные каталанцы, убив его отца, лишили законного наследия. Решения римской курии и отлучение от церкви, наложенное на этих разбойников папой Иоанном XXII, еще сохраняют полную силу, хотя и отменены на время. Поэтому Энгиены просят дожа не отказать им в содействии, ибо они решились при помощи своих сюзеренов и друзей отвоевать наследие своих предков. Они желали бы, чтобы им была дана большая военная галера, позволено сложить снаряжение в Негропонте и брать там провиант; они просят также, чтобы герцогу наксосскому, эвбенским владетелям, другим вассалам княжества Ахайского и подданным герцогства Афинского, проживающим в Негропонте, не препятствовать вступать на службу в войска Энгиенов
Венецианская синьория с холодной вежливостью отклонила эту просьбу, заметив графу Лечче, что республика в мире с владельцами Афин. Мало того, она предложила уладить спор между Гвидо д'Энгиеном и каталанцами при посредстве своего негропонт-ского представителя, что и было сделано.
Между тем раздоры между каталанскими ленниками в герцогстве все продолжались, грозя снова обратиться в дикую усобицу, особенно после того, как в начале 1371 года умер Рожер де Лориа. Это видно из одного письма короля Сицилии к Вильгельму Альменара, которому он обещает в пожизненное владение кастеллянство Ливадию, если ему удастся водворить согласие среди враждующих со смерти Рожера баронов. 31 мая 1371 года Фредерик назначил генеральным викарием герцогств дона Маттео де Перальта, «как потому, что Рожер, носивший это звание пожизненно, скончался, так и потому, что Маттео де Монкада не мог там оставаться».
Перальта, из рода Вильгельма графа Кальтабелотта, женатого на донне Леоноре, дочери инфанта Хуана, герцога Афинского, принадлежали к самым выдающимся феодальным фамилиям Сицилии. Теперь они выдвинулись и в Греции, где Кальцерано де-Перальта был капитаном и кастелляном афинским. Лишь по поводу этой должности упоминается иногда название славного города; при этом Акрополь, где жили каталанские или сицилийские наместники, именуется castrum civitatis Athenarum. Акрополь имел свои собственные поместья, доходы с которых шли на его поддержание и укрепление Викарии и капитаны в городах и кастелляны в замках назначались королем, обыкновенно на срок, иногда же пожизненно. Так как это были не каталанцы, а люди, присланные из Сицилии, то знать герцогства была этим недовольна. Она ссылалась на стар и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.