На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Реферат Партийно-политическая работа в деревне в годы войны и ее главные направления: партийные взыскания, снятие с работы, отдача под суд. Командно-административный подход к сельскому хозяйству, колхозам и колхозникам, создание чрезвычайных партийных органов.

Информация:

Тип работы: Реферат. Предмет: История. Добавлен: 09.08.2009. Сдан: 2009. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):


Ужесточение командно-административной системы во время Великой Отечественной войны
В исторической литературе высказано мнение: «В годы Великой Отечественной войны И.В. Сталин и его окружение меняют стиль работы с народом, называя его братьями и сестрами».
С таким утверждением нельзя согласиться. В действительности произошла не «либерализация» сталинского режима, а ужесточение командно-административной и репрессивной системы. Вся полнота власти в государстве была сосредоточена в руках Государственного Комитета Обороны, а вернее его председателя - И.В. Сталина. ЦК ВКП(б) по существу был превращен в политический филиал ГКО. Политбюро, ЦК партии, а точнее его аппарат, полностью поставили под свой прямой контроль деятельность правительства. Абсолютное большинство постановлений правительства принималось одновременно и от имени ЦК ВКП(б), и санкционировалось ГКО. Главные посты во всех ключевых органах Сталин оставил за собой, его сподвижники также выступали, как минимум, в трех ипостасях. О каком-либо «разделении» властей, демократическом контроле, коллективном руководстве не могло быть и речи. Конечно, условия военного времени требовали централизации руководства, железной дисциплины во всех звеньях государственного аппарата. Однако абсолютная, ничем не ограниченная власть Сталина приводила к тому, что недостатки и пороки его личности превращались в недостатки и пороки всей государственной системы. Промахи, ошибки и прямые преступления Сталина дорого обошлись советскому народу, многократно увеличили цену Победы. В годы войны был осуществлен строжайший (можно сказать крайний) организационный централизм. Экстремальная обстановка породила экстремальные методы мобилизации всех ресурсов. Но она несла в себе опасность ослабления, а то и утраты связи вышестоящих партийных органов с партийными массами, быстрого нарастания и без того сильных бюрократических тенденций в партийно-государственном аппарате, их закостенения и превращения в доминирующее начало во всей системе управления, принижения, а затем и полного превращения разветвленной структуры советских хозяйственных и других общественно-конституционных структур в прямой, лишенный всякой самодеятельности придаток централизованного командного ядра, облеченного неограниченной властью.
Подавляющая часть рядовых коммунистов призывного возраста была мобилизована в армию. В Алтайском крае с июля 1941 г. по 1 января 1942 г. число коммунистов деревни уменьшилось на 32,2%, в Ярославской области на 33,2%, в Казахской ССР в первый же год войны (с 1 июня 1941 г. по 1 июля 1942 г.) число коммунистов сократилось на 40%, а сеть колхозных партийных организаций - на 43%.
Большинство сельских коммунистов сосредоточивалось в районных организациях, в совхозах, МТС; непосредственно в колхозах очень мало, В Алтайском крае (в марте 1942 г.) из 4,5 тыс. колхозов первичные партийные организации имели только 250 (один колхоз из 18). В Ярославской области было 3600 колхозов и только 74 из них (т.е. примерно один из 50) имели первичные партийные организации.
Колхозные партийные организации были очень малочисленны - в среднем от трех до пяти человек. К тому же в них почти полностью отсутствовали рядовые колхозники, т.е. те, кто непосредственно работал в поле и на фермах. В колхозе «Красное знамя» Сапожковского района Рязанской области насчитывалось пять коммунистов: председатель колхоза, председатель сельсовета, ветеринарный фельдшер, сторож и кладовщик.
Почти также малочисленны были комсомольские организации. В Омской и Тюменской области за полгода в связи с уходом комсомольцев на фронт распалось 353 колхозные организации. Из оставшихся 3129 организаций в 1414 насчитывалось в среднем от трех до пяти членов комсомола.
Сокращение сети партийных и комсомольских организаций, которые были главными рычагами командно-административной системы в деревне, затрудняло «политическую» работу среди крестьянского населения. Тем не менее они руководили перестройкой всей политической и организационной работой в деревне в соответствии с требованием военного времени «Все для фронта, все для победы!». Малейшие проявления неорганизованности, расхлябанности, разгильдяйства расценивались как государственное преступление. Нарушение хозяйственных планов рассматривалось как саботаж, подрывавший обороноспособность страны.
Партийные организации опирались в своей работе на советский и хозяйственный аппарат. Все звенья этого аппарата сверху и донизу возглавлялись коммунистами и действовали в соответствии с партийными директивами. Сельские райкомы партии, на которые было возложено непосредственно руководство колхозами, совхозами и МТС, направляли всю их работу через районные Советы, их исполкомы с различными отделами и сельсоветы. Сельские райкомы совместно с райисполкомами решали все вопросы хозяйственной и политической жизни деревни. Подготовка к посевной или уборочной, выполнение госпоставок, обеспеченность колхозов и совхозов техникой, семенами, рабочей силой, поощрения и взыскания, распространение газет и радиопропаганда, работа школ и больниц - ничто не должно было оставаться вне поля зрения сельских райкомов партии.
Ранее не доступные для исследователей документы Сельхозотдела ЦК ВКП(б) свидетельствуют о том, что партийно-политическая работа в деревне в годы войны проходила далеко не так гладко, как она представлялась во многих книгах и статьях.
Вот сообщение инструктора Сельхозотдела ЦК ВКП(6) И. Лебедева секретарю ЦК ВКП(6) Андрееву А.А. «О причинах неудовлетворительного состояния сельского хозяйства в Тамбовской области в 1941 г.»: «Обком и многие райкомы ВКП(б) не сумели до конца перестроить свою работу на военный лад, ослабили руководство сельским хозяйством, не уделяли должного внимания вопросам подбора, комплектования и выращивания партийных кадров… Обком ВКП(б) неудовлетворительно контролирует выполнение принятых решений».
Этот документ интересен и тем, что показывает - чуть ли не основным методом партийной «работы» была отдача под суд: «С начала уборочной компании 1941 года привлечено к судебной ответственности за срыв уборочных работ и хлебосдачи 64 председателя колхоза и 5 чел. других работников колхозов».
Эти цифры, видимо, заставляют задуматься автора сообщения и дать соответствующую «оценку»: «Многочисленные случаи привлечения руководителей колхозов к судебной ответственности указывают на то, что партийные, советские и земельные органы не уделяют серьезного внимания подбору председателей колхозов и сельсоветов, плохо изучают их в процессе работы, становятся перед совершившимся фактом. Плохое руководство колхозами в ряде районов привело также к попытке неосновательного привлечения председателей к судебной ответственности».
Что касается партийных взысканий, то это было делом обычным в практике партийной работы. В течение 1941 г. за неудовлетворительное руководство сельским хозяйством в Тамбовской области партийные взыскания были наложены: 36 - на секретарей 30-ти райкомов партии, 13 - на председателей райисполкомов, 2 - на заведующих райзо, 2 - на директоров МТС, 3 - на начальника облзо и т.д.
Сообщение инструктора ЦК ВКП(6) И. Лебедева не осталось без последствий. В апреле 1942 г. было принято постановление ЦК «О серьезных ошибках Тамбовского обкома ВКП(6) по руководству сельским хозяйством». Прошел год, и ЦК партии направил в Тамбовскую область трех ответственных работников для проверки исполнения постановления высшего партийного органа.
На свет появился новый документ - докладная записка ответ - организатора Оргинстротдела Козлова, инструктора Управления кадров ЦК ВКП(б) Горина, инструктора Управления пропаганды и агитации ЦК ВКП(б) Вахмистрова «О результатах проверки Тамбовского обкома ВКП(6)». Документ свидетельствует о том, что в Тамбовской области мало что изменилась: «После постановления ЦК ВКП(6) от 17.04.1942 г. «О серьезных ошибках Тамбовского обкома ВКП(б) по руководству сельским хозяйством» обком партии несколько повысил уровень своего руководства. Однако обком партии не принял должных мер к ликвидации запущенности сельского хозяйства и коренных изменений в положении дел в области не внес».
Обычная в таких случаях дежурная фраза. Далее идет конкретизация: «Серьезные недостатки в партийно-организационной и политической работе. Райкомы партии редко проводят пленумы. Из 45 райкомов за 8 месяцев 1943 года провели только по одному пленуму 14. О слабости партийно-организационной работы свидетельствует и тот факт, что из 646 первичных парторганизаций, где проводились отчетно-выборные собрания, в одной трети работа признана неудовлетворительной».
Не лучше обстояло дело и с массово-политической работой среди населения: «Население ряда районов области плохо информируется о современном и военно-политическом положении. Во многих колхозах Гавриловского, Уметского, Кирсановского, Сампурского и др. в течение более полугода не было политических докладов».
Об увлечении административными методами говорит такой факт: «В июле 1943 года обком партии предложил райкомам и председателям колхозов вынести на общие собрания предложение о запрещении на время уборки разъезда колхозников по базарам. Исходя из этого указания, во многих районах рынки были административно закрыты. В Сосновском районе выставили даже заслоны для задержания колхозников, идущих на базар с продуктами. В Алгасовском районе на дорогах, по которым возвращались колхозники с полевых работ, были выставлены посты («будочники») для обыска колхозников». В Сампуровском районе зам. председателя исполкома райсовета Третьяков описывал имущество колхозников, не подписавшихся на военный заем. Председатель сельсовета Алтухов в колхозе «Бронь» этого же района у одной колхозницы, муж которой был призван в армию, забрал овцу в счет займа. В Осино-Лозовском сельсовете этого же района уполномоченный райкома партии Знобищев в период проведения займа арестовал колхозниц Козодоеву и Самородову, которые не хотели подписываться на заем. Подобные факты имели место и в других районах области.
Едва ли не основным методом работы с кадрами, как и раньше было снятие с работы, выговоры, отдача под суд. Из общего числа 129 райкомов области за время войны сменилось 310 секретарей, из них в связи с призывом в армию 85 человек. В каждом районе в среднем секретарь райкома сменился почти трижды. Только за семь месяцев 1943 г. сменилось 50 секретарей райкомов. С октября 1942 года по сентябрь 1943 года полностью сменилось руководство в 18 и частично в 3-х райкомах партии.
Не лучше обстояло дело с руководящими колхозными кадрами. В 1942 г. и за первое полугодие 1943 г. из общего количества 3067 колхозов Тамбовской области сменилось 4067 председателей. Из этого числа половина была снята за злоупотребление и как не справившиеся с работой. В некоторых колхозах председатели сменялись по нескольку раз. Только за первое полугодие 1943 года было привлечено к судебной ответственности более 200 председателей колхозов, из них осуждено 150 человек. А к партийной ответственности за полтора года войны было привлечено 2981 человек, или 15% к общему числу областной парторганизации.
Может быть так неважно обстояли дела только в Тамбовской области? Нет, скорее всего, это было повсеместным явлением. Заведующий сектором Сельхозотдела ЦК ВКП(б) Г. Ковалевский в «Справке о ходе весенних полевых работ и некоторых неотложных вопросах в колхозах Краснодарского края» от 19 мая 1942 г. сообщал, что в колхозах Горяче-Ключевского, Туапсинского, Спокойневского, Мостовского, Апшеронского, Упорненского районов больше, чем в других районах запущена организационная и массово-политическая работа с колхозниками. В колхозе «Новый путь» Упорненского района в 1 941 г. с марта месяца не проводились колхозные собрания. В 1942 году колхозное собрание собиралось всего один раз в феврале месяце. Партийная организация колхоза «Новый путь» состояла из 5 членов ВКП(б) и 3-х кандидатов. Никакой работы коммунисты этой парторганизации не проводили. В 1942 году не было ни одного партийного собрания. В Упорненском районе насчитывались всего две партийных колхозных организации, однако райком партии ими не руководил. Секретарь парторганизации колхоза «Новый путь» Архипцов В.И. заявил, что в 1942 году члены проверочной комиссии первыми спросили его о работе парторганизации. Работники райкома этим вопросом не интересовались. Запущенность массово-политической работы в районе, по мнению комиссии, приводила к тому, что некоторые колхозники, призванные в Красную Армию, дезертировали из нее и скрывались в лесах.
В Мостовском районе насчитывалось около 40 дезертиров. Были дезертиры в Спокойненском, Рязанском, Упорненском районах. Группы дезертиров, вооруженные гладкоствольным оружием, занимались грабежом. В колхозных животноводческих фермах забирали свиней, кур, коров. Терроризировали колхозников. Некоторые члены семей дезертиров, работая в колхозах и даже в государственных учреждениях, активно помогали дезертирам скрываться, сообщали им о мерах, намечаемых органами НКВД по поимке дезертиров. Никаких мер к ним не принималось.
Не улучшилось, а наоборот ухудшилось положение в Краснодарском крае осенью 1942 г., когда пламя военных действий приблизилось к его гран и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.