На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Реферат Положение Сирии в составе империи мамлюков, борьба между армиями мамлюков и турок и основные причины поражения первых. Завоевание Египта турецким султаном и положение в государстве после этого события. Сирия и Ливан под властью турецких завоевателей.

Информация:

Тип работы: Реферат. Предмет: История. Добавлен: 29.01.2010. Сдан: 2010. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):


Реферат
«Установление турецкого господства в арабских странах»
1. Завоевание Сирии и Египта

Положение Сирии в составе империи мамлюков было достаточно тяжелым: ее территория рассматривалась лишь как наиболее ценный источник денежных поступлений. Крупнейшие города Сирии, которые являлись сравнительно крупными ремесленными и торговыми центрами, стали постепенно приходить в упадок. Особенно страдала торговля. Многие города Сирии, такие, как Дамаск и Халеб, занимали особое место в транзитной торговле по багдадскому торговому пути. Все эти достоинства Сирии очень привлекали османов, которые стремились увеличить территорию своего государства.
Одной из основных причин завоевания Сирии и Египта были давние противоречия между Османской империей и империей мамлюков. Военный конфликт назревал давно: Египет неоднократно в коалиции с Венецией воевал против Османской империи. Хотя в обоих государствах - Османской империи и мамлюкском Египте - господствующим направлением ислама был суннизм, трения возникли именно на религиозной почве. После захвата Константинополя турецкие султаны, ранее признававшие религиозный авторитет мамлюкских султанов в качестве верховных руководителей мира ислама, стали сами претендовать на равное положение с мамлюками. Отношения ухудшились до такой степени, что в конце XVI века Стамбул и Каир стали предоставлять убежище опальным сановникам, часто используя их в политическом противостоянии. Любопытно, что первым признаком противоречий между двумя государствами был отказ османского посла падать ниц перед мамлюкским султаном в 1483 году. В начале XVI века над владениями мамлюкской империи нависла опасность турецкого вторжения.
Готовясь к походу на Египет, Селим I вначале обезопасил свои тылы, подчинив Курдистан, Юго-Восточную Анатолию и Месопотамию. Затем Селим двинул армию против мамлюков. Среди подданных мамлюкских султанов в этот момент было очень сильное антиправительственное настроение. И крестьянские массы, и армия были недовольны 78-летним султаном Консухом-аль-Гури. Солдаты не хотели воевать, мотивируя это тем, что они готовы сражаться против европейцев - «неверных», но не против турок - мусульман-суннитов. Селим I, в свою очередь, вел дипломатическую игру, поддерживая в Консухе-аль-Гури надежду избежать вооруженного конфликта. В июле 1516 года в Каир прибыло османское посольство, обсуждавшее с султаном торговые дела, в частности вопрос о закупках египетского сахара. А уже 5 августа 1516 года турецкие войска пересекли границу владений мамлюкского правителя.
24 августа 1516 года на Дабикском поле (Мардж Дабик), в районе Алепко (Халеба), столкнулись силы турок и мамлюков. 60-тысячная армия во главе с самим султаном Консухом-аль-Гури сделала попытку преградить путь войскам Селима I. Но столкновение показало военно-техническую и тактическую отсталость войска мамлюков. Исход сражения решила турецкая артиллерия, которая по праву считалась в ту пору лучшей в мире. В османском войске были пушки разных калибров, в том числе и легкие орудия, которые устанавливались на конных повозках. Артиллерия Селима, укрытая за связанными телегами и деревянными баррикадами, успешно поражала конницу мамлюков, которая была значительно боеспособнее турецкой. К тому же в войске Консуха-аль-Гури началось возмущение, вызванное известием, что султанская гвардия находится в резерве. Часть солдат самовольно оставила боевые позиции. Последовавшая за этим атака турок кончилась беспорядочным бегством мамлюков. Когда поражение стало неизбежным, Консух-аль-Гури принял яд.
После этой битвы жители Халеба, Айнтеба и ряда других сирийских городов, входивших в состав государства мамлюков, изгнали мамлюкские гарнизоны и в конце августа сдались Селиму I. 28 августа 1516 года турецкий султан вступил в Халеб. Горожане приветствовали победителя. На следующий день в пятничной молитве в мечетях Халеба Селим I был увенчан титулом: «Служитель обоих священных городов». Ранее этот титул носили мамлюкские султаны, и он означал, что Селим принимает на себя роль духовного и светского главы всех мусульман, для которых священными городами являлись города Мекка и Медина, находившиеся во владении мамлюков. Присвоив себе прерогативы мамлюкских султанов в мире ислама, турецкие султаны с той поры стали именовать себя халифами и требовать от правителей других мусульманских государств признания своих верховных прав.
В течение сентября 1516 года армия Селима почти беспрепятственно заняла всю территорию Сирии. Повсеместно население выступило против мамлюкского гнета. Сирийцы сами открывали турецким войскам городские ворота. При подходе
Селима I к столице Сирии в городе началось восстание местного населения против мамлюкских властей. Дамаск встречал султана османов 9 октября 1516 года. Кортеж Селима двигался по улицам, устланным шелковыми тканями. К концу ноября 1516 года турецкая армия завершила оккупацию Сирии и Палестины.
Новый султан мамлюков, Туманбай, попытался организовать отпор турецкому наступлению, но уже 25 декабря 1516 года в битве при Бейсане (Палестина) османские войска под командованием Синана Юсуф-паши разгромили значительную часть собранной Туманбаем армии. Через месяц произошли решающие бои в северном предместье Каира Риданийя, где Туманбай создал укрепления и установил около 100 пушек (20 января). 22 января 1517 года силы Туманбая были разбиты. Пушки мамлюков не выстояли против пушек артиллерии Селима I, а их войска быстро обратились в бегство, явно не желая гибнуть в бою. Туманбай не смог вдохновить воинов даже недюжинной личной храбростью. Турки овладели Каиром, но через несколько дней Туманбай с небольшим отрядом ворвался ночью в город. В городе начались уличные бои, во время которых погибло около 50 тысяч жителей Каира. Когда турки взяли верх, Селим I приказал обезглавить 800 мамлюкских беев.
Остатки египетского войска вместе с Туманбаем отступили в Верхний Египет. Туманбай еще два месяца пытался сражаться с турками, но был выдан Селиму I предавшими его сподвижниками. 13 апреля 1517 года последний мамлюкский султан Египта был повешен под аркой ворот Каира.
В августе 1517 года Селим покинул Каир, по традиции отправив в Стамбул тысячи ремесленников. Арабский хронист Ибн Ийас (современник событий) оставил следующее описание военной добычи турок и Селима I: «Говорят, что, покидая Египет, потомок османов увез с собой тысячу верблюдов, груженных золотом и серебром, и это не считая добычи, состоящей из оружия, фарфора, бронзы, коней, мулов и верблюдов и прочего, не говоря уже о великолепном мраморе. Из всего этого он взял самое лучшее, то, чем никогда не имели удовольствия пользоваться его отцы и прадеды». Например, только мамлюкские сокровища, захваченные турками в битве при Халебе, оценивались в миллион динаров.
С завоеванием Египта власть турецкого султана сразу же распространилась и на Хиджеазскую область, которая полностью зависела от поставок зерна и другого продовольствия из Египта. До отъезда Селима I из Каира его посетил посол правителя Хиджеаза, в который входили священные города для всех мусульман - Мекка и Медина. Султану были предоставлены заверения в полном признании его в качестве халифа (повелителя всех мусульман). Селим I получил ключи от храма Каабы в Мекке, считавшегося главным мусульманским святилищем. Поддержка мекканских шерифов и их признание имели немалое значение для новоявленного халифа. Поэтому, включив Хиджеаз в состав своих владений. Селим I сохранил его правителям самостоятельность во внутренних делах. Претензии султанов на политическое верховенство в мусульманском мире были подкреплены обладанием священных реликвий. Возвращаясь из Египта, султан увез в Стамбул последнего аббасидского халифа ал-Мутаваккиля, жившего при дворе мамлюкских правителей, и основные атрибуты его власти: плащ пророка, знамя и другие реликвии.
После ухода из Сирии и Египта Селим поручил управление этими территориями перешедшим на его сторону мамлюкским военачальникам, сохранив за ними некоторую автономию во внутренних делах. Правда, в крупных городах Сирии и Египта были оставлены янычарские гарнизоны. В 1521 - 1522 годах автономия была ликвидирована, Сирия и Египет превратились в провинции Османской империи во главе с наместниками, непосредственно подчиненными центральной власти. После завершения завоеваний турецкие власти предприняли некоторые меры по организации управления захваченными территориями Египта, Сирии и укреплению своего правления. Были проведены переписи земель: самые плодородные включались в султанский домен. Кроме переписи, был проведен учет всех отраслей хозяйства, которые подлежали обложению налогами. Результаты переписи заносились в специальные книги, которые служили официальными документами для определения размеров налогов.
Было проведено административное деление: арабские страны разделялись на большое количество провинций (пашалыков или вилайетов). В Сирии было образовано три провинции - Дамасская, Халебская, Триполийская. Египет выделен в отдельный пашалык. Во главе каждой из областей стоял турецкий сановник с титулом паши, в руках которого находилась административная власть и функции главнокомандующего. В распоряжении пашей находились части регулярных султанских войск и местные вспомогательные отряды. Паша назначался сроком на один год, но фактически находился у власти дольше.
Степень зависимости каждого вилайета и пашалыка от центральных властей была различной. Существовали провинции, обязанности населения которых ограничивались уплатой определенной ежегодной дани, а в остальном они сохраняли свой прежний внутренний строй (Египет, Триполи). Здесь земли были оставлены местным феодалам, а турецкая система землевладения не была распространена на эти области. Ежегодная дань, собираемая для султанской казны, частью отсылалась Стамбул, частью оставалась у местных пашей для удержания гарнизонов и администрации (из Египта дань отсылалась полностью). Провинции-данники сохраняли полунезависимое положение.
2. Сирия и Ливан под властью турецких завоевателей

Стремясь создать себе опору в арабских странах, турки, как правило, сохраняли общественный строй, который был у покоренных народов в момент их завоевания. Земли и власть по-прежнему оставались в руках местных феодалов.
При завоевании Сирии турками часть эмиров Южного Ливана и Антиливана перешли на сторону победителя, помогли своим оружием и за это были утверждены в наследственных правах. Сирией стали управлять турецкие паши. Однако они являлись лишь главами иерархии и служили в основном посредниками между арабскими эмирами и султаном.
Вся земля осталась в руках местной феодальной знати (за исключением Северной Сирии). Ливан при турках представлял своего рода автономное княжество, находившееся под властью династии Маанидов. Они признавали себя вассалами Порты, платили им дань, но турецких войск там не было. Подобное княжество, Латанкийское, было в Сирии.
Сама Сирия в это время была разделена на три пашалыка. Первый - Халебский, который состоял из Эдесского и Антиохийского княжеств крестоносцев и берега Искандура; второй - Тараблюсский - вдоль берега Латаккии до пределов Ливанского княжества, и третий - Дамасский, которому подчинялись все юго-восточные территории до Евфрата и Суэцкого перешейка. Палестина, входя в состав Дамасского пашалыка, составляла особый санджак под управлением двухбунчужного паши. Впоследствии прибрежная ее полоса была выделена в Сайдский пашалык, который был создан в XVI веке из береговых округов от Сайды до Египетской границы. В особый санджак, который находился в подчинении дамасского паши, был выделен Иерусалим как один из священных городов ислама.
Только в Северной Сирии, в Халебском пашалыке, вместо эмиров была введена тимарная система и янычары. В остальной Сирии туркам не удалось преодолеть туземный элемент. Племена ансариев, эмиры Саффа, которые правили Северным Ливаном, шейхи Хамади и эмиры Харфуш (округа Джубейли и Баальбек) признавали над собой власть Фахр эддина Маана и домогались его покровительства. Таким образом, лишь немногие сирийские города и их окрестности находились под непосредственным турецким управлением. Остальная страна, в особенности ее горные области, оставалась во владении своих наследственных шейхов и эмиров, которые заключали конфедерации, воевали друг с другом, не спрашиваясь у пашей.
Финансовая система вполне соответствовала такому политическому началу. Паша обязывался вносить в Порту определенную сумму подати, которой был обложен его пашалык, взамен ему предоставлялся полный контроль над доходами округа, на которые он содержал войско и свой двор. Наместники султана пользовались неограниченной властью. Центральное правительство не докучало им мелочной опекой. По своему усмотрению они устанавливали и собирали налоги, распределяли поместья, творили суд и расправу, командовали войсками и вели войны с соседями или непокорными вассалами. Налогообложение округов зависело или от средств данного округа, или от влияния паши на его население и аристократию. Подать, вносимая Порте от пашалыка, оставалась неизменной, но суммы, взимаемые пашами с областей, изменялись с желанием паши или обстоятельствами.
Подать с народа ежегодно взималась в виде военной контрибуции, паша заботился лишь о равновесии сил на местах, т.е. местные феодалы должны были исправно платить подати, но не в таких количествах, которые могли бы вызвать восстание. То же правило действовало в отношениях между центральной властью и местными пашами (не допускать их ослабления или чрезмерного влияния в отдаленных провинциях империи). В силу такого политического и финансового управления племена давались на откуп шейхам, пашам, эмирам. Политические права, которыми они были наделены, служили обеспечением права денежных поборов. Особенно это касалось административного и судебного иммунитетов сирийских феодалов в своих владениях.
На окраинах Сирии и Палестины сохранялись пережитки первобытнообщинного строя. В этих районах издавна обитали многочисленные кочевые и оседлые племена, в которых шел процесс феодализации. Однако шейхи племен были скорее родоплеменной знатью, вождями, чем феодальными властителями. Крупную роль играли духовные феодалы.
В Сирии, Ливане и Палестине насчитывалось примерно десять христианских и пять мусульманских вероисповеданий. Феодальный сепаратизм сочетался здесь с религиозным сепаратизмом, а политическая борьба часто принимала религиозную окраску. Высшее духовенство, особенно верхушка маронитской церкви, владело многочисленными землями.
Как уже говорилось, Ливан являлся автономным княжеством, которое находилось в вассальной зависимости от Порты. Горный Ливан также сумел сохранить свою независимость. Ливан был объединен под властью эмира Фахр эд-Дина. Он подчинил себе северные отроги Ливана, затем округа Кесруан и Метен признали власть Фахр эд-Дина. В Джебейле и Баальбеке усилились и были признаны новым правительством два владетельных семейства - шейхи Бени Хамади и эмиры Харфуш.
Столкновения между автономией и центральным правительством не замедлили перерасти во вмешательство во внутренние дела. В 1584 году севернее Тарблюса был атакован и разграблен турецкий караван, который доставлял в Стамбул дань из Египта. В грабеже были обвинены друзы (горные жители), и Порта использовала инцидент в качестве предлога для расправы с жителями Ливана и эмиром Корхмассом, сыном Фахр эд-Дина I Маана, осуществлявшим самостоятельную политику. Египетскому паше было приказано усмирить мятежных горцев. Горный Ливан был занят без особого труда, так как враждебные Маанам эмиры Джемаль эд-Дина и представители рода Танух, противники партии кейси, присоединились к туркам для свержения соперников. Турки разграбили страну, взяли с горцев огромную контрибуцию и ушли. Мааны не замедлили восстановить свое влияние, особенно при Фахр эд-Дине II (1572-1583). Этот эмир в 1590 году уже управлял наследственным феодом Маанов - областью Шуф. В первые два десятилетия своего правления ему удалось подчинить себе территорию от реки Нахр эль-Кельб до горы Кармель, присоединив к своим владениям Северную Палестину и прибрежные города Сайду и Бейрут.
С воцарением Фахр эд-Дина II начался новый этап сопротивления, которое оказывали эмиры Ливана попыткам турок установить свою непосредственную власть над страной. Фахр эд-Дин II был ловким дипломатом и мастером интриги. Добиваясь благосклонности султана, он на первых порах отправлял высокую дань в султанскую казну и делился военной добычей. Таким путем ему удалось добиться от султана инвеституры не только на горные, но и прибрежные округа Ливана, а также значительную часть Сирии и Палестины.
В основе далеко идущих планов Фахр эд-Дина II лежал крестовый поход против султана с помощью Запада. Готовясь к войне с Портой, он завязал переговоры с итальянцами в 1608 году (с великим герцогом тосканским Фердинандом). Эмир укреплял регулярную армию, которая достигла 40 тыс. человек, начал строительство крепостей, расположенных на границах его владений. Зависимость Ливана в эти годы выражалась в уплате небольшой дани Порте.
Самостоятельная внутренняя и внешняя политика Фахр эд-Дина II обеспокоила турецкое правительство, и летом 1613 года Ахмед Хафсу-паша дамасский и 14 других пашей по приказу султана выступили против ливанского эмира. Все население страны поднялось против турок, однако перевес оказался на стороне противника. 13 сентября 1613 года Фахр эд-Дин покинул Ливан и направился в Италию, передав управление своему младшему брату эмиру Юнесу. Этот наместник для смягчения пашей выплатил им полмиллиона пиастров.
Эмиры антиливанские, которые постоянно искали защиты от турецкой крамолы, занятые собственными раздорами и происками, не приняли никакого участия в участи Маанов.
Эмиру Ахмед Шихабу удалось вооружить Хафиз-пашу дамасского против его брата Али, который управлял Антиливаном. Общая опала привела к союзу Али с Юнесом. Сперва турки были разбиты союзными эмирами; однако затем они разорили центр владений Маанов Дейр эль-Камар и Хасбею, столицу Шихабов, с множеством других городов Дивана и Антиливана. Опальные эмиры были вынуждены спасаться.
Однако едва ушли турки и эмиры вернулись, в горах разгорелась междоусобица между партиями исмени и кейси. Кейси («красные») во главе с Маа-нидами выступали против турецкого господства и пользовались поддержкой ливанских крестьян. Исмени («белые»), возглавлявшиеся эмирами из рода Алали эд-Дина, поддерживались турками. Бойня продолжалась около года. Утомленный эмир Юнее передал правление своему племяннику, сыну Фахр эд-Дина. Вскоре Хазиф-паша дамасский был смещен.
Фахр эд-Дин провел около пяти лет в Италии, возбуждая любопытство своим пышным двором и богатством. Однако его дипломатия оказалась менее успешной. Сколотить антитурецкую коалицию с участием Франции, Флоренции, Ватикана и Мальтийского ордена не удалось. При восшествии на престол в 1618 году Османа II Фахр эд-Дин получил амнистию и вернулся в Ливан.
Политическая организация подвластной Фахр эд-Дину территории была очень сложна. В непосредственном владении ливанского эмира, но с сохранением своих феодальных льгот, находилось два округа: гористый Кесруан (территория племени маронитов, под патриархальным управлением шейхов рода Хазен и Хебейш) и Метен, где обитали арабы православные и друзы, под управлением шейхов Абу Лама. Южный Ливан от Бейрута до Сайды, известный под общим названием Шуф, в разных округах которого правили местные эмиры, считался наследственным уделом эмира. Племена мутуалиев, жившие в окрестностях Сайды с центром в городке Сур, оседлые племена в верховьях Иордана, за Иорданом, на горе Аджлун и в Хауране, округа на северных отрогах Ливана, управляемые эмирами Сиффа и многие другие по собственному желанию признавали над собой власть Фахр эд-Дина и находили в нем опору от притеснений. Со всех этих племен, подвластных или состоявших под его покровительством, эмир собирал дань и поднимал ополчения, предоставляя управление местным наследственным шейхам и эмирам.
В Антиливане Шахабы, по наследственному обычаю, продолжали семейные раздоры. При Фахр эд-Дине благодаря его влиянию на все соседние округа они стали обращаться к нему со своими жалобами. Фахр эд-Дин для примирения своих родственников разделил Антиливан на две части: одному из братьев он отдал Хасбею, или Нижний Антиливан (Вади-т-Тим-Тахта-ни), а другому - Рашею, или Верхний Антиливан (Вади-т-Тиле-Фокани).
При общем мире и мудром правлении быстро росло благосостояние племен, подвластных Фахр эд-Дину, и влияние его усиливалось и распространялось по всей Сирии. Он был в дружеских отношениях с воинственными племенами Набулуса и Иудейских гор с кочевьями пустыни, с друзами Халеб-ских гор, с ансариями. В 1624 году Турция признала его «эмиром Арабистана», его владения простирались от Антиохии до границ Египта, от побережья Средиземного моря до Антиливана.
Фахр эд-Дин украсил свою столицу Бейрут. Он пригласил из Италии архитекторов, инженеров, агрономов. Эмир выстроил башни и замки, укрепил порт для защиты торговли от мальтийских галер и сам содержал небольшую флотилию. Из Европы были выписаны лучшие породы скота. Фахр эд-Дин поощрял шелководство, дававшее значительный доход, стремился усовершенствовать обработку земли. Годовой доход Фахр эд-Дина в пору расцвета его могущества оценивался в 900 тыс. золотых фунтов. Фахр эд-Дин проводил политику веротерпимости. Сам он был друзом, его ближайшим помощником - маронит (Хазин), христиане и мусульмане в равной степени пользовались его покровительством. Ливан поддерживал регулярные связи с Италией и Францией. Патриотическая позиция и передовые начинания эмира привлекли к нему много сторонников.
Фахр эд-Дин II не желал войны с Портой, понимая неравное соотношение сил, тратя огромные суммы на выплату дани и подкуп султанских чиновников. Независимая политика Сирии стала внушать основательное опасение Порте. Обычными происками в 1623-1624 годах дамасский паша поднял на Фахр эд-Дина эмиров Харфуш и Сиффа и сам выступил с войском. Он был разбит наголову и попал в плен. Но через пять лет при султане Мураде IV, в 1633 году, Порта решила низложить могущественного вассала. Великий визирь Хамель-паша с армией вступил в Сирию через Халеб, а Капудан-паша Джафар с флотом показался у берегов.
Некоторые из вассалов Фахр эд-Дина перешли на сторону турок. Турки осадили эмира в его неприступном замке в ливанских горах. Голод прину-Аил его искать другое убежище. В феврале 1635 го-Да эмир был настигнут Ахмед Кючук-пашой, схвачен и отправлен в Стамбул.
Турки поставили наместником Ливана эмира Али Амаль эд-Дина из партии исмени в надежде разрушить влияние партии кейси. Но едва удалилось турецкое войско, эмир Мельхем Маан, племянник Фахр эд-Дина, спасшийся от плена, при содействии своих приверженцев без труда согнал с гор Амаль эд-Дина. Это стоило жизни Фахр эд-Дину, который был сначала очень хорошо п и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.