На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Реферат Методы разрешения трудностей в хлебоснабжении страны, окончание НЭПа и создание жесткой авторитарной системы. Причины перехода к чрезвычайным мерам в начале 1928 г., эволюция политики по обеспечению хлебозаготовок, масштабы репрессий в ходе кампаний.

Информация:

Тип работы: Реферат. Предмет: История. Добавлен: 10.08.2009. Сдан: 2009. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):


Хлебозаготовки в 1927-1929 годах

Конец 20-х годов - время, когда страна стояла на перепутье истории. Не случайно именно к этому времени апеллируют исследователи, ищущие упущенные альтернативные возможности развития. Не последнюю роль в определении дальнейших событий сыграл хлебозаготовительный кризис 1927-29 гг. Методы, избранные руководством страны для разрешения трудностей в хлебоснабжении страны, предопределили окончание нэпа и переход к созданию жесткой авторитарной системы. Именно в 1927-29 гг. был сделан окончательный выбор в решении внутреннего противоречия новой экономической политики между экономическими и политическими задачами, произошел переход к решению возникавших проблем внеэкономическими методами, к жесткому государственному регулированию и репрессивной политике как основному средству достижения целей, определенных руководством ВКП(б).
Проблема хлебозаготовок традиционно является одной их наиболее изучаемых в историографии аграрной истории советского общества. В большей или меньшей степени она затрагивалась практически во всех работах, посвященных развитию деревни 20-х годов и коллективизации. Появлялись и специальные исследования, в том числе в последние годы. Историки и публицисты пытаются понять значение репрессий, причины отказа от демократических методов в пользу чрезвычайных мер. Традиционное изучение причин введения чрезвычайных мер в советской историографии, определявшееся оценкой хлебозаготовительного кризиса как кулацкой «хлебной стачки», в последнее время сменилось более взвешенным, основанным на рассмотрении этих событий в контексте общественно-политической и социально-экономической ситуации конца 20-х годов. Репрессии зимы 192728 г. превратили, по мнению многих современных историков, хлебозаготовительные трудности, с которыми страна сталкивалась и раньше, в хлебозаготовительный кризис, нарушивший всю систему крестьянского хозяйства и определивший в конечном итоге пути проведения сплошной коллективизации.
Однако недостаточная открытость документов, в первую очередь связанных с деятельностью ОГПУ, до сих пор ограничивает возможности исследователей, занимающихся проблемой репрессивной политики советской власти. Тем не менее рассекречивание архивов и появившиеся в последнее десятилетие публикации разнообразных документальных материалов позволяют воссоздать более достоверную картину проведения и последствий применения чрезвычайных мер в ходе хлебозаготовок. В работе Н.А.Ивницкого на основе широкого круга документов, в том числе впервые вводимых в научный оборот, исследованы методы проведения хлебозаготовок, роль И.В.Сталина и других партийных руководителей в принятии решений о применении чрезвычайных мер, сведения о размахе репрессий.
В данной статье рассматриваются причины перехода к чрезвычайным мерам в начале 1928 г., эволюция политики по обеспечению хлебозаготовок, масштабы репрессий в ходе хлебозаготовительных кампаний в 1927-1929 гг. Пользуюсь случаем выразить глубокую благодарность авторскому коллективу по подготовке публикации документов «Трагедия советской деревни» под руководством В.П. Данилова за возможность использовать при написании статьи некоторые материалы, выявленные при работе над первым томом в различных архивах.
Для того, чтобы понять причины перехода к репрессиям, их значение, необходимо хотя бы кратко рассмотреть обстановку, сложившуюся в стране летом-осенью 1927 г.
Политическая ситуация в стране была достаточно сложной. Одним из последствий возникших весной ожиданий скорого начала войны Советского Союза с западными странами стала усиленная закупка населением - и в городах, и в деревне - продовольствия и промышленных товаров и создание крестьянами резервных хлебных запасов. В результате продовольственный рынок был полностью разбалансирован, возник резкий товарный дефицит. С одной стороны, следствием этого стала нехватка денег у крестьян, поэтому сдача хлеба летом и осенью, пока не были собраны технические культуры, шла довольно активно. В то же время летом с мест пошли тревожные сообщения о нехватке продовольствия, в первую очередь муки, из-за ажиотажного спроса. К осени 1927 г., когда страна собиралась торжественно праздновать десятилетие революции, недовольство жителей крупных промышленных центров приняло «чрезвычайно острый характер». Были отмечены случаи требований проведения демонстраций под лозунгами раздачи хлеба, зафиксировано распространение антисоветских высказываний: «Будет как в шестнадцатом году, тогда не было хлеба и произошел переворот семнадцатого года. В скором времени это повторится». Постоянные очереди, перебои в снабжении приводили к тому, что ставилась под сомнение способность советской власти решить продовольственный вопрос, то есть возникала опасность «колебания настроений рабочих и деревенской бедноты в наиболее ответственный политический момент. Необходимы срочные меры для обеспечения бесперебойного снабжения в важнейших промышленных районах», -отмечалось в докладной записке информационного отдела ОГПУ, подготовленной для ЦК ВКП(б).
Нехватка продовольствия сопровождалась с сентября падением темпов хлебозаготовок. В октябре по стране было централизованно закуплено на 22% меньше, чем в тот же период 1926 г., а в ноябре объем хлебозаготовок составил лишь 48% от уровня ноября предыдущего года. В то время снижение уровня хлебозаготовок расценивалось руководством страны как временное, вызванное осенней распутицей, а также тем, что крестьянство делает запасы на случай войны. Нарком торговли А.И.Микоян говорил в начале октября 1927 г.: «По поводу крестьянских запасов. Верно то, что они увеличиваются. Во-первых, они увеличиваются в иных районах, чем раньше. Урожай падает на те районы, где мы никогда не занимались в таком размере заготовками. Здесь мужик будет делать запас... Это все создает трудности».
В декабре положение со снабжением продовольствием не улучшилось, заготовки хлеба продолжали падать. Для преодоления хлебозаготовительных трудностей необходимо было разобраться в причинах, вызвавших их. Наркомфин СССР предлагал сосредоточить усилия на устранении недостатков в организации хлебозаготовок (ликвидации конкуренции среди заготовителей) и сборе задолженностей крестьянства по всем видам платежей. Эти меры не должны были представлять собой «нажим» на крестьянство. Таким образом, вплоть до начала 1928 г. попытки преодолеть нехватку продовольствия не выходили, как правило, за рамки экономических мероприятий, в то же время основные надежды возлагались на усиление государственного контроля за ситуацией с продовольствием, а не на регулирующее воздействие законов рынка.
Попытки действовать в рамках закона привели к применению ограниченных репрессий. В первую очередь преследовались спекулянты и скупщики хлеба, причем большого размаха эти мероприятия не имели и существенного влияния на поведение крестьянства не оказывали. В Башкирии, например, «нажим на частника» начался еще в августе-сентябре 1927 г. В августе было арестовано 4 человека, а в конце сентября еще 21, закрыли 7 частных (арендованных) мельниц, в результате «с рынка были сняты главные крупные патентные хлебозаготовители. Остальные сами снялись с рынка, прекратили хлебозаготовку или просто скрылись из Башреспублики и после этого не появлялись».
По официальным данным, репрессии против противников хлебозаготовок не затрагивали в то время сколько-нибудь значительного числа крестьян. Тем не менее проведенные летом 1927 г. аресты крестьян, которые, по всей видимости, были в первую очередь связаны с нарастанием антисоветских настроений из-за ожидания близкой войны (в городах в это же время прокатилась волна репрессий вплоть до расстрелов «контрреволюционеров», широко освещавшихся в печати), в обыденном сознании ассоциировались с проведением хлебозаготовок. Например, в дневнике А. Г. Соловьева - в то время партийного работника губернского масштаба - в начале августа 1927 г. описана сцена, которую он, М.И.Ульянова и Н.К.Крупская наблюдали на станции: «Многотысячная толпа окружила вагон с арестованными местными жителями. Говорят, укрыватели хлеба (выделено мной. М.К.), спекулянты, антисоветчики. Всеобщий психоз и истерия....Корреспондент "Правды" Михаил Кольцов сообщил Марии Ильиничне, что эти непонятные аресты сделаны, чтобы припугнуть владельцев хлеба и заставить выполнять хлебозаготовки».
14 и 24 декабря ЦК ВКП(б) разослал на места директиву с требованием сосредоточить особое внимание на заготовке хлеба. В начале января 1928 г. для обеспечения форсированных хлебозаготовок из центра в важнейшие производящие районы были направлены ответственные партийные работники, среди которых был и И.В.Сталин, поехавший в Сибирь вместо заболевшего Г.К.Орджоникидзе.
В это же время намечается перелом в репрессивной политике власти по отношению к крестьянству. Очень жесткая директива ЦК ВКП(б) от 6 января 1928 г. трактовала низкие темпы хлебозаготовок как «забвение основных революционных обязанностей перед партией и пролетариатом». Меры, которые должны были обеспечить перелом в хлебозаготовках, как и прежде, в основном сводились к повышению ответственности местных работников и к усиленному изъятию денежных накоплений деревни путем сокращения сроков налоговых, страховых, кредитных и других платежей крестьянства, распространению крестьянского займа, сбора средств по самообложению. Однако чисто экономические мероприятия, как стало совершенно ясно к этому времени, не могли дать быстрого результата и тем более обеспечить перелом в хлебозаготовках в недельный срок, как требовала директива. Не случайны указания на применение при проведении этих мероприятий «жестких кар», в первую очередь по отношению к кулачеству. «Особые репрессивные меры, - отмечалось в документе, -необходимы в отношении кулаков и спекулянтов».
Еще более последовательно обосновывалась необходимость перехода к репрессиям не только против хлебных спекулянтов, но и зажиточного крестьянства в телеграмме ЦК ВКП(б) 14 января 1928 г. об усилении мер по хлебозаготовкам, подписанной И.В.Сталиным: «чтобы восстановить нашу политику цен и добиться серьезного перелома, надо сейчас же ударить по скупщику и кулаку, надо арестовывать спекулянтов, кулачков и прочих дезорганизаторов рынка и политики цен». В телеграмме отмечалось, что политику хлебозаготовок осложняло «выжидательное настроение» крестьянства в целом, и репрессии в отношении кулачества должны были фактически лишить середняка выбора, показав, что «связывать свою судьбу с судьбой спекулянтов и кулаков опасно, что он, середняк, должен выполнить перед рабочим классом свой долг союзника». Политике репрессий, которая должна была сыграть главную роль в уничтожении существовавших общекрестьянских интересов, отводилась уже ведущая роль в хлебозаготовительной кампании: «Без такой политики, - указывалось в телеграмме, - мы не добьемся изоляции спекулянтов и кулаков на рынке, не добьемся решительного перелома на фронте хлебозаготовок».
Репрессии должны были затронуть не только держателей хлеба, но и работников низового хлебозаготовительного, советского и партийного аппаратов, действия которых квалифицировались как преступления, обозначенные в уголовном кодексе. Для «удара по спекулянтам и кулакам-скупщикам» предлагалось применять ст. 107 УК (злостное повышение цен на товары путем скупки, сокрытия или невыпуска их на рынок), к работникам низового аппарата - ст. 105 УК (нарушение правил, регулирующих торговлю). Кроме этого с целью повышения эффективности хлебозаготовок совещание партийно-советско-кооперативного актива в Новосибирске указало на необходимость «карать разрушителей единого фронта заготовителей» (т. е. бороться с конкуренцией заготовительных органов), а также «немедля мобилизовать на длительный период всю советско-партийную верхушку для работы на местах и использовать вовсю печать».
Применение репрессивных мер к держателям хлеба не могло не затронуть среднее крестьянство, что отлично сознавали работники не только высшего, но и среднего и - в первую очередь - низшего руководящего звена. Так председатель правления Сибкрайсельбанка С.Загу-менный писал по поводу применения статей уголовного кодекса: «Может быть, я ошибаюсь, но я твердо убежден, что основная масса середняка и бедноты расценит привлечение кулака к суду только за непродажу хлеба не иначе как возврат, в той или иной форме, к временам военного коммунизма, периоду продразверстки... Я не говорю уже о том, что кулак на почве этих фактов разовьет усиленную агитацию против нас; это - дело относительно второстепенное. Основное заключается в том, что осуждение кулака только за "невыпуск" хлеба приведет середняка к убеждению, что рано или поздно очередь дойдет и до него, как держателя известной части хлебных излишков. Первое, с чем мы столкнемся в результате проведения намеченных мероприятий будет заключаться в повышении ценности хлеба в глазах самой деревни, а отсюда в дальнейшем сокращении предложения его на рынке».
Несмотря на то, что подобные настроения были довольно широко распространены среди членов партии, их мнение лидерами ВКП(б) во внимание принято не было. Сталин, выступая на закрытом бюро Сибкрайкома, заявил: «Мы не можем так вести дело с кулаком, чтобы ни одного середняка не обидеть. Такой политики нет, одна часть середняков будет обижена, и не скоро они поймут, да даже не только середняки, но и наши коммунисты не скоро поймут нашу линию. Им разъясняешь, а они шарахаются в разные стороны: сначала в одну крайность, потом в другую крайность...». А если понимания достичь невозможно, то вполне естественно делается вывод о том, что «аргументация силовая имеет такое же значение, как аргументация экономическая, а иногда она имеет даже большее значение, когда портят рынок, всю нашу экономическую политику стараются повернуть на рельсы капитализма».
Таким образом, попытки объяснить трудности хлебозаготовок с точки зрения экономической реальности постепенно, на первый взгляд незаметно, сменялись поисками классового врага, следовательно любые сомнения в правильности и обоснованности проводимой политики расценивались уже не с точки зрения экономической целесообразности, а с позиций приверженности делу коммунистической партии. Характерно, что уже в этом выступлении намечены пути для отступления в том случае, если политика репрессий все же вызовет широкое недовольство крестьян: можно обвинить во всем местных работников, которые, «шарахаясь в крайности», допустили перегибы. Конечно, местные работники действительно часто действовали слишком жестко и прямолинейно, выполняя планы, спущенные сверху, но, во-первых, они были поставлены в такие условия, когда вынуждены были добиваться результата любой ценой, а, во-вторых, они нередко просто не понимали, что же от них требуется, не могли разобраться в противоречивых указаниях, поступающих сверху. «Наши ошибки, - писал в ЦК ВКП(б) один из местных партработников, - получаются благодаря частому дерганию нашего партийного и советского аппарата частыми кампаниями. В первой кампании нужно защищать середняка, вторая требует нажимать на середняка, отсюда неразбериха, ошибки, а середняк клянет власть».
Итак, уже в начале 1928 г. Сталин и его сторонники, продолжая декларировать союз с середняком и продолжение политики под лозунгом «Лицом к деревне», на практике перешли к методам силового давления на крестьянство. По всей видимости, это было вызвано тем, что к этому времени уже стало ясно, что попытка создать массовую социальную опору коммунистической партии в деревне путем укрепления союза бедноты и среднего крестьянства провалилась. Обследования настроений крестьянства летом 1927 г. в связи с военной опасностью показали, что большинство крестьян было озабочено в первую очередь не защитой советской власти, а сохранением собственного хозяйства. Более того, был выявлен широкий спектр настроений - от готовности превратить войну против буржуазии в войну внутреннюю против кулачества до стремления расправиться с коммунистами.
Упоминавшиеся ранее репрессии против крестьян летом 1927 г. привели к внешнему улучшению политической обстановки. По сообщениям с Кубани, волна арестов «антисоветских элементов по станицам подрезала корни былому оживлению и развязности», породила неуверенность в собственной безопасности: «Войны нет, а берут заложников сотнями; а когда будет объявлена война, большевики всех нас перестреляют». Таким образом, силовая политика дала быстрый результат, показав, что колеблющиеся слои крестьян не обязательно убеждать, их можно просто запугать. Этот опыт и был использован при определении политики начала 1928 г.
В то время, как партийные органы обсуждали необходимость применения репрессий, ОГПУ начало широкую операцию против частных торговцев. 4 января 1928 г. местным органам ОГПУ было предложено по согласованию с местными партийными и советскими органами произвести аресты наиболее крупных частных хлебозаготовителей и хлеботорговцев, которые, срывая конвенционные цены, оказывали дезорганизующее воздействие на рынок. Отобранный хлеб передавался по установленным ценам госзаготовителям и кооперации. Наибольшее количество арестованных падало на хлебозаготовительные районы. По данным на начало февраля 1928 г., в СССР было арестовано около 3000 частных торговцев: на Украине - 704 человека, в Сибири -234, Татарии - 150, Башкирии - 110, Уральской области - 85, Тамбовской губ. - 100, Саратовской - 104, Владимирской - 71, Оренбургской - 35, Ульяновской - 84, Тульской - 63, Пензенской - 50, Курской - 48, Самарской - 44. В результате частник был вытеснен с рынка, в распоряжении заготовителей оказались крупные запасы хлеба, например, на Урале у некоторых арестованных изымалось до 5 тыс. пудов хлеба. Отсутствие частной конкуренции привело к стабилизации или даже падению цен на хлеб. В Самаре цены на рынках после проведенных арестов снизились с 2 руб.10 коп. за пуд до 1 руб.50 коп.
В это же время начались и репрессии по отношению к низовым работникам, связанные с требованиями сверху ускорить хлебозаготовки. Массовыми стали случаи отдачи под суд председателей сельсоветов. Так например, в Пермском округе были арестованы 96 работников низовых органов власти, в Ишимском округе - 40 человек.
Кроме этого с конца января начались аресты среди кулачества, которое обвинялось в укрывательстве и скупке хлеба. Всего по 107 статье УК, по данным Наркомюста, к апрелю 1928 г. было арестовано 6697 человек, из них кулаков и торговцев 3691 (66%), зажиточных крестьян - 601 (10%), середняков - 1038 (18,5%), бедняков - 61 (1,1%), рабочих и служащих -18 (0,3%).
Кроме арестов по ст. 107 УК крестьян арестовывали и за антисоветскую агитацию и террор. По данным ОГПУ, к июню 1928 г. было арестовано соответственно 3032 и 173 человека.
Первые результаты применения чрезвычайных мер, казалось бы, обнадеживали. Темпы хлебозаготовок резко выросли: в январе поступление хлеба на 30-40% превысило сбор января 1927 г., в феврале увеличение составило почти 200%, в марте - около 70%. Это дало основание И. Сталину утверждать, что ранее намеченный план хлебозаготовок для Сибири занижен и просить увеличить план февраля с 3 до 4,5 млн пудов.
Сначала реакция крестьян на введение чрезвычайных мер была примерно такой, как и ожидалось: до тех пор, пока репрессии затрагивали лишь торговцев и наиболее зажиточные слои деревни, большая часть бедноты и середняков отнеслась к мероприятиям власти одобрительно: «Давно бы пора некоторых кулаков встряхнуть», «Власть наша и нашу волю выполняет», беднота довольно активно участвовала в выявлении у кулаков хлебных излишков. В свою очередь часть держателей хлеба поторопилась вывезти излишки. В Рубцовском округе, например, только 30 января кулаками и зажиточными одного из сел были сделаны заявки местным кредитным товариществам на сдачу 5000 пудов хлеба. Произошло и ожидаемое обострение борьбы кулачества. Повсеместно отмечалось увеличение количества террористических и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.