На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Реферат Подготовка генерала Врангеля к эвакуации. Исход белых из Крыма под французскими флагами. Высадка большей части беженцев на берег в Турции. Передача основного костяка флота под покровительство Франции. Возвращение эмигрантов в Россию в 1921 году.

Информация:

Тип работы: Реферат. Предмет: История. Добавлен: 17.09.2009. Сдан: 2009. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):


РЕФЕРАТ
по истории
на тему:
Эвакуация белой армии в Бизерту

2008
Осень 1920 года у многих очевидцев событий вызывала ассоциации с кораблекрушением. Тонущим кораблем был белый Крым, экипажем и пассажирами -- недавно грозные «Вооруженные силы Юга России»...
После заключения перемирия между Польшей и РСФСР стало ясно всем: Гражданская война пошла на убыль. Врангель остался один, его, правда, поддерживала
Франция. Но и ей было понятно: после советско-польской войны белые в Крыму обречены.
Генерал П.Н. Врангель, предвидя близкий конец, начал загодя готовиться к эвакуации. По свидетельству «черного барона», вице-адмирал М.П. Саблин много сделал для приведения в порядок белогвардейского флота. Для эвакуации были мобилизованы все пригодные к плаванию корабли и суда. Но Саблин был неизлечимо болен: болезнь (рак печени) быстро прогрессировала, и 30 октября 1920 года он скончался в Ялте.
В тот же день в должность командующего флотом вступил прибывший из Лондона, где он заведовал транспортом по снабжению белых армий, контр-адмирал М. А. Кедров. Это ему в значительной степени обязана успешная эвакуация из Крыма врангелевских войск и беженцев.
8-11 ноября 1920 года были прорваны Перекопская и Ишуньская полосы обороны, запиравшие вход в Крым. Красные прорвались и у Чонгара. Путь к портам Южного побережья полуострова был открыт.
Командующий Южным фронтом М. В. Фрунзе обратился по радио к Врангелю с предложением капитулировать ввиду полной бессмысленности дальнейшего сопротивления.
Белые не ответили красному командующему, за них это сделал временно командующий французской Средиземноморской эскадрой адмирал Дюмениль. 13 ноября он сообщил Фрунзе:
«Приказом Главнокомандующего (Врангеля) все войска Русской армии на Юге России и гражданское население, желающее уехать вместе с ним из Крыма, могут уезжать. Только что опубликован и приказ, запрещающий кому бы то разрушать или повреждать любое общественное имущество. Это имущество принадлежит русскому народу. Я дал указание всем судам, находящимся под моей властью, оказать помощь в эвакуации и предлагаю вам дать немедленный приказ вашим войскам, чтобы они не мешали вооруженной силой проведению погрузки на суда.
Я сам не имею никакого намерения разрушать какое бы то ни было русское заведение, однако информирую вас, что, если хотя бы один из моих кораблей подвергнется нападению, я оставляю за собой право использовать репрессивные меры и подвергнуть бомбардировке либо Севастополь, либо другой населенный пункт на Черном море».
Оставление Крыма происходило организованно и спокойно, красные «не мешали вооруженной силой проведению погрузки на суда». Дело, конечно, не в четкой организации и регламентации исхода. Почему красные войска не стали мешать эвакуации белых, сегодня точно и со всей определенностью сказать трудно. Скорее всего, Фрунзе просто не хотел больше проливать русскую кровь.
Белые ушли на чужбину достойно, организованно и с боевыми знаменами. На Нахимовской площади Севастополя (название приведено в соответствии с оригинальным документом) генерал П. Н. Врангель принял парад своих войск, которые оттуда направлялись прямо к ожидавшим их судам и кораблям.
Исход белых из Крыма был осуществлен под... французскими флагами -- именно их трехцветные полотнища были подняты на мачтах боевых кораблей и торговых судов в соответствии с соглашением, заключенным генералом Врангелем, верховным комиссаром Мартелем и адмиралом Дюменилем. Согласно конвенции, подписанной задень до входа частей красных в Севастополь, 13 ноября, Главнокомандующий Русской армией «...передает свою армию, флот и своих сторонников под покровительство Франции, предлагая Франции в качестве платы доходы от продажи военного и гражданского флота».
Эвакуация происходила из нескольких портов. Солдаты и офицеры врангелевской армии уходили в приказном порядке, имея «законное право» на место на корабле. Несколько сложнее пришлось гражданским лицам.
Наиболее спокойно протекала эвакуация из Евпатории. Здесь на транспорты «Добыча», № 411, № 412, «Ельпидифор», «Скиф» и другие были посажены около 8 тыс. человек. 13 ноября старший морской начальник Евпатории адмирал А. Клыков получил команду следовать со своим отрядом в Константинополь. Предварительно были выведены их строя оставшиеся в Евпатории мелкие суда, а также вспомогательный крейсер «Буг». В 14 часов суда взяли курс на Босфор.
Исходя из дислокации частей Русской армии, в Ялте предполагалось к посадке на суда до 10 тыс. человек. Значительные трудности для старшего морского начальника Ялты контр-адмирала П. П. Левицкого вызвало отступление в этот район конного корпуса генерал-лейтенанта И. Барбовича. В связи со строжайшим указанием Врангеля для эвакуации корпуса был предоставлен транспорт «Крым», на который погрузились около пяти с половиной тысяч человек. С утра 13 ноября и в течение дня из Ялты ушли пароход «Цесаревич Георгий», итальянский пароход «Корвин», французский «Текла-Булен», пароход «Константин», шхуна «Христи». Последнее судно покинуло Ялту после полудня 14 ноября. Всего из города были эвакуированы 13 тыс. человек.
В Феодосии старшим морским начальником до 10 ноября был командир транспорта «Дон» капитан 1 ранга С. Зеленый, который не выполнил задачу подготовки судов к переходу и был заменен капитаном 1 ранга И. Федяевским. Однако было ясно, что два выделенных для беженцев парохода не смогут забрать всех. Пароходы «Генерал Корнилов» и «Аскольд», битком набитые беженцами, были выведены из порта. Транспорты «Дон» и «Владимир», предназначенные для посадки фронтовых частей, были отведены на рейд -- военные доставлялись на суда уже на катерах и шлюпках. К утру 14 ноября, приняв людей сверх всякой нормы, в Константинополь ушли пароходы «Петр Регир», «Аскольд», «Генерал Корнилов», транспорты «Дон» и «Владимир», имевшие на буксире катер «Доброволец» и канонерскую лодку «Кавказ». Всего Феодосию покинули 30 тыс. беженцев. Однако около 10 тыс. человек, не сумевшие сесть на суда, отправились в Керчь.
Утром 14 ноября в Севастополе П. Н. Врангель и М. А. Кедров на катере объехали все грузящиеся суда. К полудню были сняты все заставы, а в 14:00 от Графской пристани отвалил катер правителя Юга России. Над крейсером «Генерал Корнилов» -- теперь так назывался мятежный флагман лейтенанта Шмидта «Очаков» -- взвился флаг Главнокомандующего Русской армией.
В угрюмом молчании крейсер вышел из бухты, на рейде Стрелецкой став на якорь до 02:30. Врангель следил за погрузкой с причалов Стрелецкой бухты и выходом всех кораблей и судов в открытое море. Затем крейсер пошел в Ялту -- барон хотел лично убедиться в том, что эвакуация там завершена. После полудня «Генерал Корнилов» вместе с французским крейсером «Вальдек-Руссо» в сопровождении миноносца пошел к Феодосии.
В два часа дня 16 ноября, после получения радио из Керчи о том, что «посадка закончена, взяты все, до последнего солдата», «Вальдек-Руссо» и «Генерал Корнилов» снялись с якоря и легли на курс в Константинополь. Таким образом, к середине ноября 1920 года все исправные корабли Черноморского флота, вспомогательные и транспортные суда числом до 150 единиц, имея на фор-стеньге французский флаг, ушли из портов Крыма в Турцию. В состав этой «армады» вошли: 1 дредноут, 1 старый броненосец, 2 крейсера, 10 эсминцев, 4 подводные лодки, 12 тральщиков, 119 транспортов и вспомогательных судов. На них были вывезены 145 693 человека, из которых 116 758 составляли военные и 28 935 гражданские лица.
Часть кораблей и судов, которые не представлялось возможным увести с собой, белые оставили в портах полуострова или затопили. В районе Керченского пролива 3 ноября своим экипажем был затоплен линкор «Ростислав», а двумя днями ранее, под Евпаторией, -- плавбатареи Б-2 и Б-3. Уже после выхода в море, когда был снят экипаж и спущен Андреевский флаг, затопили монитор «Кавказ».
Единственная подводная лодка красных, АГ-23, безуспешно пыталась перехватить уходившие корабли и ни с чем возвратилась в Одессу.
Врангель считал, что эвакуация из Крыма прошла в «образцовом» порядке. Правда, были и потери, хотя без них, как это бывает при проведении столь масштабных операций, обойтись невозможно. «Кавказ» пришлось затопить из-за трудностей, возникших при ее буксировке. А караван, вышедший из Керчи, попал в семибальный шторм. Силой стихии на дно был отправлен эскадренный миноносец «Живой» -- все находившиеся на его борту 260 человек погибли.
Пережив на переходе жесточайший шторм, разношерстная армада с войсками и беженцами на борту достигла Босфора. Вечером 4 ноября на рейде Мода бросил якорь самый крупный русский корабль -- линкор «Генерал Алексеев». Всего вместе с ранее пришедшими к турецким берегам здесь собралось 141 судно со 130 тысячами наших соотечественников на борту. Уже близ турецких берегов белые затопили несколько окончательно выведенных из строя и непригодных судов и кораблей, включая тральщик «Альбатрос», буксиры «Ногайск» и «Пантикапей», катера-истребители СК-3 и СК-8, моторный бот «Кречет», яхту «Забава» и буксир «Лазарь Кирияко». В декабре у болгарских берегов погибла, разбившись на скалах у мыса Черный, яхта «Колхида».
Заветная цель многих лет последней войны -- Царьград, как его еще называли в России, лежал перед ними. Но они пришли в него вовсе не победителями. Да и сама Турция, где тогда тоже шла гражданская война, была уже далеко не той Блистательной Портой, извечным противником Российской империи на юге. Поверженная в прах, раздираемая гражданской войной, бывшая Турецкая империя выглядела никак не лучше России.
17 ноября Русская армия начала выгружаться в Турции, размещаясь на Галлиполий-ском полуострове, в районе Чаталджи (50 км к западу от Константинополя), на острове Лемнос, а также в Сербии, Болгарии и Румынии.
В Турции на берег была отправлена большая часть беженцев, продан иностранным владельцам в счет долгов ряд судов и катеров. Но основной костяк флота, реорганизованного в эскадру, был сохранен и в конечном итоге передан под покровительство Франции. Здесь же, в Стамбуле, белые русские перешли на новый календарь, уже принятый в Европе.
21 ноября 1921 года флот был реорганизован в Русскую эскадру, ею продолжал командовать произведенный в вице-адмиралы М. А. Кедров. Эскадра, хотя и испытывала недостаток в личном составе, в топливе и припасах, все же представляла собой внушительную силу. В ее состав входили новейший линкор-дредноут «Генерал Алексеев» (бывший «Воля», а до того «Император Александр III»), крейсеры «Генерал Корнилов» и «Алмаз», современные эсминцы -- «новики»: «Гневный», «Дерзкий», «Беспокойный», «Пылкий», «Поспешный» и «Цериго», эсминцы более старых типов, подводные лодки, посыльные суда, тральщики, транспорты, плавмастерские. Из них 43 единицы несли Андреевский флаг, остальные -- торговый, трехцветный.
Необходимо отметить: еще до исхода белой армии из Крыма вокруг флота началась «предпродажная» суета. Южнорусское правительство считало, что для ухода за рубеж нужно 10 кораблей, остальные можно продать. Надо сказать, что часть флота была продана, в том числе караван землечерпалок. Наибольший интерес к русским кораблям и судам проявляли французы, гарантировавшие Врангелю безопасность перехода из Крыма в Константинополь. Франция, потерявшая миллиард франков на поддержке барона, стремилась восстановить свои потери.
После продолжительных переговоров с представителями Антанты барон Врангель вынужден был дать письменное обязательство: «Отдавая себе отчет в том, что Франция -- единственная держава, признающая правительство Юга России и оказавшая ему материальную и моральную помощь, я отдаю мою армию и мой флот и всех, кто за мной последовал, под ее (Франции) покровительство. Я рассматриваю также эти корабли как залог в уплату тех издержек, кои предстоят для оказания первой помощи, вызываемой текущими событиями».
Сложности с размещением, базированием и содержанием кораблей бывшего Черноморского флота в Босфоре, а также стремление французов заполучить русские корабли в качестве платы за обеспечение эвакуации и содержание армии привели к перебазированию флота -- Франция поспешила убрать его подальше.
Для этой цели была выбрана Бизерта -- потерявшая стратегическое значение военно-морская база на севере Африки, в Тунисе. Примечательно: еще до Первой мировой войны правительство России вело переговоры об аренде побережья Бизертского озера с целью создания там опорного пункта для базирования кораблей, которым предстояло бы действовать против Дарданелл. И вот усмешка истории: остатки российского флота отправлялись в свой последний поход из Черноморских проливов к тем самым причалам, что готовились как раз для русских кораблей.
К моменту перебазирования, к середине декабря 1920 года, значительная часть кораблей и судов, в основном пароходов РОПиТ (Российского общества пароходства и торговли), была куплена или реквизирована (113 ед.) Францией, Англией, Грецией и Турцией. Порой имущество продавалось первым встречным. Так, транспорт № 411 был продан какому-то деловому греку за 22 тыс. турецких лир. Он тут же перепродал его за 35 тыс., предварительно очистив корабль от имущества, многих механизмов -- тоже на продажу.
Подгоняемая французами, уже 8 декабря эскадра четырьмя отрядами под командованием вице-адмирала М. А. Кедрова вышла в Мраморное море. Сам переход проходил в сложных условиях -- не хватало угля, воды для котлов. Не баловала и погода. К примеру, на переходе под напором ураганного ветра на старом линкоре «Георгий Победоносец», не выходившем в море с 1913 года, рухнула на мостик проржавевшая дымовая труба, убив двух офицеров и сигнальщика.
По пути корабли проходили по местам боевой славы Русского флота, отдавая почести. Наварин, Хиос, Тенедос... Линкор «Генерал Алексеев» по пути следования заходил в Наваринскую бухту.
1200-мильный переход был нелегок. Надорванная войной материальная часть отказывалась работать -- во многом выручала в этой ситуации плавмастерская «Кронштадт». Усугубляло обстановку отсутствие четкой организации и системы управления: на кораблях к этому моменту числились 700 офицерских чинов, команды -- около 2 тыс., жены и дети -- около 2,5 тыс., 23 адмирала, 18 генералов, 112 капитанов 1 ранга. Тем не менее в конце декабря 1920 года основная часть эскадры прибыла в Бизерту, чтобы остаться здесь на многолетнюю, а для большинства кораблей и на последнюю стоянку. Прибыли 33 корабля белого Черноморского флота. Первым туда 21 декабря пришел пароход Российского общества пароходства и торговли «Великий князь Константин». Несколько дней спустя стали прибывать другие суда: тральщики, канонерские лодки, транспорты, ледоколы, миноносцы, в том числе прибывший на буксире недостроенный, красный от сурика «Цериго», а за ними дредноут «Генерал Алексеев». Далее в гавань вошел крейсер «Алмаз» и последним -- крейсер «Генерал Корнилов» с командующим эскадрой адмиралом Кедровым и его штабом. На каждом из прибывших ранее кораблей был выстроен почетный караул. Корабли поочередно приветствовали адмирала, отвечая на сигналы горна с проходившего мимо них флагманского крейсера.
Через протоку корабли ввели в круглое Бизертское озеро и подняли на них карантинные флаги. Сообщение с берегом французские власти категорически запретили. Днем и ночью сторожевые корабли несли дозор вокруг эскадры, берег тщательно охранялся сенегальскими стрелками. Это продолжалось почти месяц, после чего экипажам разрешили сообщение с берегом. Так на далеком африканском бер и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.