Здесь можно найти учебные материалы, которые помогут вам в написании курсовых работ, дипломов, контрольных работ и рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение оригинальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение оригинальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения оригинальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, РУКОНТЕКСТ, etxt.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии так, что на внешний вид, файл с повышенной оригинальностью не отличается от исходного.

Результат поиска


Наименование:


Контрольная Эволюция хозяйственных систем азиатских государств в средние века. Основные черты феодальной экономики стран Востока. Организация ремесла и хозяйственное значение городов. Расширение восточной торговли. Социально-экономическая организация кочевых народов.

Информация:

Тип работы: Контрольная. Предмет: История. Добавлен: 19.07.2009. Год: 2009. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


СОДЕРЖАНИЕ

    1. Эволюция хозяйственных систем азиатских государств
    2. Организация ремесла и хозяйственное значение городов. Восточная торговля
    3. Социально-экономическая организация кочевых народов
    Список литературы

1. Эволюция хозяйственных систем азиатских государств

Экономика средневековья связана с развитием феодализма. Последний представляет универсальную стадию, которую прошли почти все народы мира. Однако ее формирование происходило в разных условиях. К примеру, если в одних странах феодализм вырос на фундаменте пришедшего в разложение рабства, то в других (восток и север Европы) он пришел на смену первобытнообщинной системе; в странах Востока (Индии, Китае и др.) ему предшествовала "азиатская" система, постепенно трансформировавшаяся в феодальную. Поэтому становление шло двумя путями: синтезным на основе остатков рабовладельческого уклада и бессинтезным при эволюции варварских хозяйств.

Феодальная экономика имеет следующие черты:

господство крупной земельной собственности, находившейся в руках класса феодалов;

сочетание ее с мелким индивидуальным хозяйством непосредственных производителей, сохранявших в индивидуальной собственности основные орудия труда;

своеобразный статус крестьян, которые не являлись собственниками земли, а были ее держателями на различных условиях вплоть до наследственного пользования;

различные формы и степень внеэкономического принуждения крестьян;

преобладание аграрного сектора над торговым и промышленным в условиях господства натурального хозяйства;

низкий в целом уровень знаний и техники, ручное производство, что придавало особое значение индивидуальным производственным навыкам.

Особое значение для развития экономики имела эволюция феодальной собственности. Ее своеобразие проявлялось в том, что, являясь частной, она тем не менее не была абсолютной собственностью на землю, поскольку содержала определенную условность. Суть здесь в том, что каждый крупный феодал предоставлял надел более мелкому феодалу лишь при условии несения военной службы. Это порождало особую систему - феодально-сословную иерархию, основанную на вассально-ленных отношениях. Лишь с течением времени условное землевладение превратилось в наследственное.

Эксплуатация крестьянства осуществлялась в рамках феодальной вотчины, которая стала основой для взимания феодальной ренты.

Феодальная рента - часть прибавочного продукта зависимых крестьян, присваиваемая землевладельцем и являющаяся экономической формой реализации собственности феодала на землю.

Известны три формы феодальной ренты: отработочная (барщина), продуктовая (натуральный оброк) и денежная (денежный оброк).

Многие проблемы истории экономики феодализма достаточно дискуссионны, в частности его периодизация. В последнее время наибольшее распространение получило выделение следующих этапов (табл. 1).

Таблица 1

Периодизация экономики средневековья
Хронологические рамки этапа
Содержание этапа
1
2
Раннее средневековье (V-XI вв.; в отдельных азиатских странах II-XI вв.)
Период становления феодальных отношений в условиях многоукладной экономики, формирования крупной земельной собственности и классов феодального общества
Классическое средневековье (XI-XV вв.; в отдельных азиатских странах до XVI в.)
Подъем производительности труда в сельском хозяйстве и ремесле, значительный рост народонаселения, возникновение городов как торгово-ремесленных центров. Европа превращается в один из наиболее передовых в экономическом и культурном отношении регионов мира
Позднее средневековье (XVI-сер. XVIII в.; на Востоке до конца XVIII-XIX вв.)
Постепенное разложение феодализма и зарождение капиталистических элементов. Это - эпоха первоначального накопления капитала и первых буржуазных революций

В развитии феодализма у разных народов имелись значительные особенности, которые определялись конкретными историческими условиями жизни, естественно-географической средой и культурными традициями. Модификация общих закономерностей процесса под влиянием экзогенных и эндогенных факторов, проявившаяся в асинхронности временных рамок событий, несовпадении уровней развития отдельных регионов, позволяет выделить восточную и западную макромодели феодализма (табл. 2).

Таблица 2

Макромодели феодализации
Восточная макромодель
Западная макромодель
1. Преобладание государственной собственности на землю и публично-правовой власти
1. Преобладание частной собственности на землю и частного права
2. Эксплуатация крестьянства в форме взимания государственных налогов
2. Эксплуатация крестьянства в форме взимания феодальной ренты
3. Существование централизованной системы управления в форме деспотической монархии
3. Политическая раздробленность в период зрелого феодализма

Восточная модель феодализма характеризуется ранним зарождением, но более длительным развитием. Во многом это обусловливалось устойчивостью двухсекторной структуры экономики, включающей государственный и общинный секторы.

Государственная собственность в средневековых обществах Востока была феодальной по своей сути. Формой ее реализации была рента-налог, представляющая собой особый вид феодальной ренты в условиях преобладания публично-правовых функций государства и устойчивого контроля его над частными правами феодалов.

Государственная собственность наиболее ярко была выражена в Китае, где значительную часть господствующего класса составляли чиновники, не обладавшие даже элементами частноправовой власти и получавшие свою долю феодальной ренты в виде жалованья. К тому же весь период раннего средневековья именно государственная надельная система, созданная в III в. Сыма Янем и в V в. модифицированная в "систему равных полей", была определяющим фактором экономического развития этой страны. Сильными были позиции государственной собственности на Ближнем Востоке, где государство было не только основным собственником земли, но и выступало в роли организатора производства и регулятора всех сфер экономической деятельности.

В эпоху средневековья Восток и Запад вступили с традиционными обществами, ориентированными в экономической сфере на удовлетворение только первоочередных потребностей, и не более того. Как отмечает А.Я.Гуревич, "идея развития производительных сил чужда средневековью, ибо не расширенное производство, а простое воспроизводство является нормой и идеалом". Однако уже в раннем средневековье эти общества существенно отличались одно от другого по ряду важнейших параметров:

- азиатские земледельческие общества пошли по пути укрепления и совершенствования древневосточных структур с приматом государства над обществом и общества над личностью, с принципиальной установкой на стабильность за счет качественного роста. Разрушительные регрессивные последствия для Азии имело противоборство совершенно разнотипных АТП и КТП;

- европейское общество зрелого феодализма характеризовалось постепенным усилением античных традиций и ценностей, качественным отбором наиболее жизнестойких социально-политических институтов в условиях политической децентрализации и духовного плюрализма (дихотомия светской и духовной власти) и соревнования однотипных государств и типов производства. В отличие от Азии, Европа не испытала страшного воздействия своей первобытной периферии - европейцы смогли освоить ее территориально и переработать экономически, социально и духовно, поэтому социально-экономически и культурно-идеологически европейские народы развивались относительно единообразно-синхронно, без резких стадиальных контрастов. Воздействие же азиатской первобытной периферии Европа по настоящему испытала только в начале средневековья;

- азиатские общества развивались замедленно-эволюционно по линии приспособления монокультурного сельского хозяйства к высокопроизводительному природному фактору, а европейское общество - по линии преодоления многоотраслевым сельским хозяйством малопроизводительного природного фактора. Многоотраслевое с/х гораздо более устойчиво к воздействию на него социально-политических и природно-климатических катаклизмов. Таким образом, средневековые европейское и азиатское общества изначально базировались на принципиально различных культурных и социально-политических основаниях и противоположных типах производства.

В отличие от азиатского, европейский тип производства характеризуется избытком земли и недостатком рабочих рук. Здесь рост населения компенсируется увеличением запашки и переселением на новые, неосвоенные в хозяйственном отношении земли, что при худшем почвенно-климатическом факторе затруднено без технического прогресса. Если Азия накапливала избыточное население, то Европа - технический потенциал. В Европе доход приносил труд человека - и богатство феодала измерялось "в душах", в Азии доход приносила земля и богатство измерялось ее площадью и качеством. Следовательно, в Азии главным условием производства был природный фактор, а в Европе - человеческий труд при минимальной роли природного компонента.

Возможность получения больших урожаев при минимальной затрате труда на Востоке породила в конечном счете зависимость азиатского общества от высокопроизводительного природного фактора - они не дошли даже до паровой системы и трехполья, т.к. основой урожайности было не воссоздание, а сохранение почвенной структуры. Если естественное плодородие и изобилие тропиков сдерживало инициативу азиатского земледельца, то условия умеренного пояса подталкивали европейцев на хозяйственно-технические эксперименты, ставшие основой сельскохозяйственной революции: замена двухполья трехпольем, переход к севообороту и ликвидации паров; освоение новых с/х культур - картофеля, маиса, капусты, моркови, томатов; новый способ удобрения земли зелеными удобрениями, сохраняющими плодородие полей - викой, люпином, бобовыми; отказ от использования в качестве тягловой силы коров, быков и волов в пользу лошади, отказ от перегонного скотоводства в пользу стойлового содержания скота; организация искусственных лугов с кормовыми травами для развития молочного животноводства; селекция новых сортов растений и пород скота; расширение обрабатываемых с помощью новых технических приспособлений земель; повышение удельного веса интенсивных отраслей земледелия - огородничества, виноградарства, садоводства, технических культур... Только после внедрения указанных и других нововведений в крестьянских хозяйствах Европы стало возможным производить от 25% до 50% продовольствия свыше личного потребления.

Таким образом, возможность получения только малых урожаев при больших затратах дефицитного труда стимулировало НТП и поиски новых форм организации производства и общественной жизни в Европе (восточное общество склонно к канонизации старых форм и уклоняется от изменений, подрывающих желанную стабильность).

Избыток населения на Востоке обесценил труд и, следовательно, его носителя. Недостаток труда в Европе возвысил его и, следовательно, человеческую личность. Труд Европы динамичен - земля Востока консервативна. Поэтому средневековая Европа дала миру предприимчивых людей, изобретателей, землепроходцев, исследователей, а для Азии были характерны инерционность, косность и забота о пропитании.

В эпоху Раннего Нового времени (ХIV-ХV - ХVII вв.) традиционное европейское общество трансформировалось в общество современного типа, ориентированное в экономической сфере на накопление и рост. С отказом европейского общества от традиционных ценностей прибыль впервые в человеческой истории (кроме евреев) была открыто признана и религиозно освящена как основной принцип поведения, оправдывающий действия людей, а ЕТП принял свою законченную форму. Азиатскому типу производства были совершенно чужды подобные поведенческие установки. Т.о., в Раннее Новое время АТП и ЕТП, как материальная основа двух основных путей развития человечества, превратились в полные противоположности.

Подводя итоги теме влияния природного фактора на развитие восточного общества в средние века, можно утверждать:

1. Природно-географический фактор - способствует возникновению цивилизаций, и не случайно это произошло именно на Древнем Востоке.

2. Социально-политический фактор - способствует существованию жизнеспособных цивилизаций, умеющих выжить в данном природно-экологическом окружении. Восточные цивилизации средневековья сумели выжить за счет ограничений и самоограничений личной свободы и, следовательно, творческого потенциала подданных и качественных параметров развития.

3. Технико-экономический фактор - способствует развитию жизнестойких цивилизаций, способных критически-позитивно относиться к своим и чужим новациям, как источникам собственного развития. Этим фактором общества с АТП не смогли воспользоваться, т.к. он был блокирован неблагоприятным для НТП социально-политическим фактором, ограничившим творчески-предпринимательские потенции личности и общества.

Переход азиатских охотничье-промысловых человеческих сообществ к земледелию оказался возможным благодаря общинной организации труда, позволявшей успешно решать сложные и трудоемкие задачи строительства и обеспечения функционирования ирригационных систем. Часть производимого валового продукта члены общины отчисляли в общинный страховой фонд. Распорядители страховых фондов (общинная верхушка) использовали их не только по прямому назначению в интересах всех общинников, но также для укрепления своего собственного материального благосостояния и повышения социального статуса. "Слуги общины" превратились в правящую верхушку, организованную по иерархическому принципу сначала внутри каждой отдельно взятой общины, а затем и над всем обществом, в качестве носителя коллективной формы правления и эксплуатации социально однородного общинного крестьянства.

Община - слишком трудный объект для эксплуатации извне: с этой задачей могла справиться только сильная государственная власть в лице коллективного собственника основного средства производства - земли. Сильная государственная власть - это еще и возможность создания крупного государства, способного противостоять нашествиям кочевников. Утвердившийся еще в древности АСП по своему основному содержанию был государственным способом производства. В средневековую эпоху этот строй лишь усовершенствовался, облагородился культурно-правовыми традициями и принял свои законченные классические формы и очертания.

Почвенно-климатическая благодать Востока изначально обеспечивала азиатскому крестьянину меньший по сравнению с Европой объем необходимого продукта (для функционирования крестьянина как трудовой единицы). Природа Востока давала населению дополнительный источник питания и позволяла обходиться минимальными расходами на жилье, одежду, топливо. Соотношение необходимого и прибавочного продукта изначально было много выгоднее для владельца земли, чем в Европе. Поэтому в древневосточном обществе достаточно было 20-30% произведенного продукта для сохранения устойчивости крестьянского хозяйства. Соответственно, государственная рента могла достигать 70-80%. Отражением такого положения, сложившегося в древности и сохранившегося с известными вариациями в средневековье, стала пятичленная схема издольной эксплуатации крестьянства, в соответствии с которой доля крестьянина в произведенном им продукте исчислялась исходя из того, какая часть технологической цепочки принадлежала ему самому (труд самого крестьянина, орудия труда, тягло, земля, вода).

К началу средневековья ситуация с нормой эксплуатации крестьянства уже кардинально изменилась. Встречные параллельные процессы роста населения и уменьшения земельной площади на душу нас, превратили издольщину в систему хуже крепостнической: в условиях нехватки земли крестьянину просто некуда было податься. Государство же, не взирая на усиление демографического давления на землю, стремилось, по-возможности, к сохранению прежде зафиксированных объемов ренты, как основы своего могущества. В Китае к.1 тыс. н.э. при прожиточном минимуме 0, 8 га на душу деревенского населения на 1 крестьянина приходился всего 1 га, а рента государству составляла 40% производимого продукта, а в конце эпохи Цин физически возможной была выплата только 10% ренты. Т.о., в средневековую эпоху "почва" в буквальном смысле слова постепенно уходит из-под ног АСП. Подобная тенденция могла привести либо к загниванию АСП с непредсказуемыми социально-политическими катаклизмами, либо к его разложению как основе для утверждения нового способа производства.

Разложение АСП могло произойти либо под сильным внешним воздействием более прогрессивного способа производства (в средневековую эпоху до этого еще не дошло - наоборот, земледельческая Азия страдала от экспансии менее прогрессивного КТП), либо в результате существенного усиления частнособственнической тенденции в ущерб монопольным позициям государства в экономике со всеми отсюда вытекающими последствиями для мощи государства и положения крестьянства.

Историческая наука давно уже отказалась от господствовавшего в европейском сознании 18-19 вв. представления о тотальном огосударствлении основных средств производства на Востоке. Однако отголоском указанных представлений является тезис сравнительно-исторических сопоставлений, в соответствии с которым:

- для Востока характерно господство государственной собственности;

- для Европы - господство частной собственности;

- для России - сочетание государственной и частной собственности в экономике и, соответственно, восточных и западных традиций в политико- идеологической сфере.

При всей своей простоте, которая сама по себе привлекательна, вышеуказанная формула больше вводит в заблуждение, чем ведет к истине:

- по подсчетам В.Непомнина, в сер.19 в. удельный вес податных казенных крестьян в России составлял 63%, а помещичьих крепостных - всего 37%; в Китае же того времени почти наоборот. Чисто количественный подход приводит к тому, что Россию следует считать более азиатской страной, чем Китай.

- она игнорирует влияние типа производства - хозяйствования, т.к. в России явно не господствовал АСП. В поиске степени азиатской компоненты следует учитывать не только и не столько соотношение государственной и частной собственности, сколько статус этих видов собственности. Уступая на том или ином этапе развития АСП по размерам частному сектору, государственный сектор экономики как субъект производственных отношений неизменно оставался в привилегированном статусном положении как основа устойчивости общества и мощи государства.

Частный сектор землевладения, "теневая экономика" АСП, появился в результате превращения условного земельного держания за службу государству части чиновничества в фактическое земельное владение (это было возможно в эпохи ослабления государственной власти в целом и способствовало дальнейшему усугублению этой тенденции) с одной стороны, и как следствие подспудных незаконных процессов приватизации государственных земель обедневшей части крестьянства т.н. "сильными домами", с другой стороны.

Поскольку главное богатство в обществе с АСП не собственность как таковая, которой можно лишиться в любой момент, а престиж и власть, дающие законное право распоряжения и контроля общественных и природных ресурсов и процессов, то "сильные дома" стремились во все времена обеспечить себе гарантии как минимум покупкой на корню членов госаппарата и, как максимум, проникновением в правящий слой. Таким образом, в истории восточных обществ периодическое усиление частнособственнической тенденции происходит за счет встречных движений - бюрократизации частника и приватизационных процессов в бюрократической среде. Усиливаясь экономически и внедряясь прямо или косвенно в сферу государственного управления, "сильные дома" коррумпируют ее, т.к. на первый план ставят не общегосударственные, а личные интересы. Чрезмерное усиление частнособственнической тенденции крайне негативно отражается на положении надельного крестьянства. По сложившейся на Востоке традиции государственным налогом-рентой облагается земля как главная ценность, а не обрабатывающие ее крестьяне независимо от их численности. Процессы незаконной приватизации земли могли быть успешными только при условии, если в государственную казну продолжала поступать рента в прежнем объеме. Выгода частника от приватизации земли заключается в разнице между прежним объемом ренты с нее в пользу государства и повышенным объемом ренты с крестьянства приватизированных земель в пользу приватизатора (в Китае I тыс. н.э. это соответственно 40% и 50%, т.е. частник кладет в карман 10% производимого продукта). Повышение и без того высокой нормы эксплуатации на 10% ставило крестьянство приватизированных земель на грань физиологического выживания.

От приватизационных процессов в с/х страдало и государство, т.к. между ним и платящим налоги крестьянством появлялся посредник: прибавочный продукт, делимый ранее между крестьянством и государством, теперь делится между тремя его собственниками. По мере укрепления своего экономического и политического влияния на местах этот посредник начинает скрывать от налогообложения новые с/х угодья и занижать качество приватизированных земель, увеличивая тем самым свою долю присвоения прибавочного продукта. Государственная казна, испытывая недобор средств, уже не может выполнять свои традиционные функции в прежнем объеме (ирригационные проекты, страховые фонды, оборонные мероприятия). Ослабевшее государство, неспособное (или не желающее по причине его коррумпированности) поставить частника на место, также повышает ставки налогообложения с крестьянства - это ведет к восстаниям с требованием восстановления прежней справедливой попранной нормы эксплуатации "как в старые добрые времена", чем пользуются кочевники для масштабных и на этот раз успешных вторжений.

Усиление частнособственнической тенденции встречало яростное сопротивление со стороны большей части членов госаппарата, боровшихся за сохранение своего монопольного положение коллективного собственника всего земельного фонда и максимально возможной части всего прибавочного продукта. Т.о., в противодействии частнику и крестьянство и государство занимали внешне консервативную позицию, что лишало частнособственническую тенденцию в деревне всякой перспективы (к тому же, ее победа вела к гибели государства и вторжению кочевников, и в итоге "победитель" - частник терял вообще все, т.к. становился первой жертвой восставших крестьян и жадных до грабежа кочевников). В совместной борьбе с частником крестьянство выступало в роли опоры государства, олицетворявшего собой АСП, а государство - в роли защитника эксплуатируемого им "по-правилам" крестьянства от неумеренной эксплуатации его "сильными домами".

Вышеуказанные факторы, особенно боязнь остаться один на один с бунтующими против нарушения традиционного статус кво спаянными крестьянскими общинами, побуждали землевладельцев Востока в лице их наиболее дальновидных представителей из чувства самосохранения признавать ведущую статусную роль государства в экономике и в политике (независимо от соотношения государственного и частного секторов в деревне). К тому же, открытый характер господствующего класса на Востоке делал для частновладельцев гораздо белее выгодным участие в коллективной эксплуатации. История свидетельствует, однако, что она делается отнюдь не всегда именно дальновидными представителями тех или иных классов.

Не следует заблуждаться и на основании европейского опыта развития с прогрессивной ролью частной собственности строить выводы, что "однозначно консервативные" восточное государство и крестьянство пресекли "исторически прогрессивную" частновладельческую тенденцию в деревне. На самом деле землевладелец на Востоке - социальный паразит, живущий в городе за счет обкрадывания крестьянства и государства посредством ренты-оброка и непосредственного участия в с/х производстве не принимающий. Восток не испытал революционизирующего воздействия барщинного хозяйства на развитие с/х производства и производственных отношений вообще, поскольку аграрное перенаселение делало гораздо более выгодным взимание оброка с принадлежавших владельцу земель. К тому же, отсутствие системы майората в большинстве стран Востока способствовало быстрому распылению земельной собственности (в эпохи Суй-Тан в Китае даже члены императорской фамилии имели не более чем по 10 тыс. му земли (15 му - 1 га) и на полученный с этой площади доход в 60 т зерна могли содержать 20-30 семей обслуги, т.е. двор среднего русского помещика 19 в. Через два-три поколения наследники принца оставались (уже без титула) с правами на жалкие части некогда крупного по китайским стандартам хозяйства). Аналогичные процессы происходили и в нетитулованной землевладельческой среде, отчасти к и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением оригинальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.