На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Курсовик Оценка вклада знаменитой династии Демидовых в развитие экономики Урала и России. Биографические сведения о первом Демидове. Создание высокоэффективного производства, не имевшего аналогов ни в частном, ни в государственном секторе тогдашней экономики.

Информация:

Тип работы: Курсовик. Предмет: География. Добавлен: 01.10.2009. Сдан: 2009. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):


ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ
ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ
Кафедра социальных наук
Контрольно-курсовая работа
Культурное наследие Тульского края
«Династия Демидовых: три века истории»

Тула 2006
Содержание
Введение
Глава 1. Родоначальники династии
1.1 Первый предприниматель из рода Демидовых
1.2 Акинфий Демидов -- продолжатель дела отца
1.3 Потомки Акинфия
1.4 Нижнетагильский завод
1.5 Училище в Тагиле
1.6 Финансовые дела
1.7 Итоги третьего поколения
Глава 2. Посланник во Флоренции
2.1 Наследство
2.2 Механики Черепановы
2.3 Посланник во Флоренции
2.4 Итоги четвертого поколения
Глава 3. Учредитель наград
3.1 Поездка в Нижний Тагил
3.2 Выйское училище
3.3 Крепостная интеллигенция
3.4 Демидовские премии
Глава 4. Павел Демидов
4.1 Князь Сампонтре
Глава 5. Последние
5.1 Елим Павлович
5.2 Младшие братья
5.3 Дела заводские
5.4 Конец заводов
Заключение
Список литературы
Введение

Жизнь и деятельность представителей этой династии интересовала многих исследователей, писателей. Необыкновенное возвышение тульского кузнеца Никиты Демидова привлекло внимание современников и породило немало рассказов о том, как его потомки превратились в богатейших людей XVIII века.
Биографические сведения о первом Демидове современник Екатерины II И.И. Голиков дал в многотомном сборнике документов «Деяния Петра Великого». Здесь изложены указы о пожалованиях Демидовым и о подарке, сделанном первым уральским заводчиком, царю по случаю рождения царевича 100 тысяч рублей и драгоценности. Он же издал при материальном содействии уральских промышленников свое сочинение «Дополнения» к «деяниям Петра Великого» (1790).
Родоначальник династии Никита Антуфьев Демидов родился в 1656 году. Наследница из последнего (седьмого) поколения владельцев заводов Мария Павловна скончалась в 1956-м. Триста лет жизни рода Демидовых, из них 215 лет они владели уральскими заводами (1702--1917).
Глава 1. Родоначальники династии

1.1 Первый предприниматель из рода Демидовых

Среди русских семей, обязанных своим появлением на исторической сцене Петру I, особое место занимают Демидовы. Само их имя стало символом новой, преображенной России, а история их возвышения обросла многочисленными легендами. Родоначальник Демидовых -- Никита -- носил при рождении иную фамилию. Его отец, Демид Антуфьев, происходил из государственных крестьян и приехал в Тулу из села Павшино, чтобы заняться в городе кузнечным ремеслом. В 1664, когда его сыну было восемь лет, Демид умер. Согласно другой версии, Никита Демидов -- простой крестьянин, бежавший в тульскую оружейную слободу, спасаясь от рекрутского набора. По третьей, он бежал в Тулу из Москвы, где служил на Пушечном дворе. Но так или иначе, уже в 1790-е гг. Никита Демидов весьма успешно торговал железом и еще до изменившей всю его жизнь встречи с царем Петром был владельцем железоделательного завода, что уже тогда делало его положение совершенно исключительным, поскольку другие немногочисленные заводы того времени принадлежали сплошь иностранцам и членам правящей элиты. Что же касается встречи с Петром, то и по этому поводу существует несколько легенд. По одной из них Никита стал известен царю тем, что починил П. П. Шафирову его немецкий пистолет, да еще и изготовил точную его копию. По другой -- Никита Демидов был единственным из тульских оружейников, взявшийся в 1696 выполнить заказ царя на изготовление 300 ружей по западному образцу. Успешно справившись с заданием, Демидов был обласкан Петром, а когда представил царю несколько ружей собственного изобретения, получил близ Тулы землю для строительства новой фабрики. С началом Северной войны 1700-21 нужда государства в металле и оружии резко возросла, и в 1701 Петр выдал Демидову специальную грамоту, позволявшую расширить производство за счет покупки новой земли и крепостных для работы на заводах. А уже на следующий год удачливый промышленник бил челом государю о передаче ему Невьянского железоделательного завода на Урале. Вскоре на челобитье был получен положительный ответ, да еще на крайне выгодных для Демидовых условиях, по существу делавших их хозяевами Урала.
1.2 Акинфий Демидов -- продолжатель дела отца

Первым из Демидовых, прибывшим на Урал, был сын Никиты Акинфий. Родившийся в 1678, он еще в молодости был послан отцом в Саксонию учиться секретам металлургического производства и теперь рьяно принялся за дело. Именно ему и суждено было создать настоящую империю Демидовых, которая к середине века производила 52% всего русского металла. Начиная с 1716, Демидовы осуществляли строительство на Урале новых фабрик и заводов. Одновременно они вели и разведку новых уральских и алтайских месторождений, некоторые из которых используются и поныне.
После смерти в 1725 Никиты Демидова полновластным хозяином заводов стал Акинфий. Им он отдавал все свое время и силы. В одном из писем к А. Д. Меншикову он писал, что фабрики, как малые дети, требуют постоянного внимания. Не щадя себя, Акинфий того же требовал и от других. Еще в 1720 Демидовы получили от Петра I грамоту на дворянство, что дало им возможность на законных основаниях покупать крепостных рабочих для своих заводов. На них в тяжелейших условиях работали сотни крепостных; охотно принимали туда беглых и старообрядцев. Из последних формировались также кадры смотрителей и управляющих заводами. В 1737 Акинфий обратился в Кабинет с просьбой всех его рабочих, формально еще числившихся свободными, считать его крепостными. Основным средством воздействия на рабочих при этом был страх. Провинившихся жестоко наказывали -- пороли, заковывали в железные колодки, держали в сырых подвалах. Столь же жестоко боролись Демидовы и с конкурентами, в том числе и с государственными предприятиями. Они не останавливались ни перед чем: переманивали мастеров, воровали руду, нападали на шахты, не позволяли другим заводчикам рубить лес. Не раз Демидовых обвиняли в захвате чужих земель, разработке месторождений без разрешения правительства, укрывательстве беглых, уклонении от уплаты налогов, подкупе должностных лиц и пр. Но всякий раз благодаря покровительству высокопоставленных вельмож им удавалось избежать наказания. Аргументом в их пользу всегда было и столь необходимое стране высокоэффективное производство, не имевшее аналогов ни в частном, ни в государственном секторе тогдашней экономики. В 1740 Акинфий Демидов получил чин статского, а в 1744 -- действительного статского советника. В том же году указом Елизаветы Петровны было объявлено, что он находится под особым покровительством государыни. Таким образом, освобожденный вместе с братьями от обязательной службы и многих налогов, неподвластный никому, кроме самой государыни, Демидов, как заметил один из его биографов, оказался самым свободным человеком в России. Но эту свободу оборвала его смерть в 1745.
1.3 Потомки Акинфия

После смерти Акинфия принадлежавшие ему заводы перешли к его сыновьям -- Прокопию, Григорию и Никите. Старший из братьев Прокопий делом предков не интересовался и продал свою долю купцу Яковлеву. Он прославился своей благотворительной деятельностью, жертвовал большие суммы на Московский воспитательный дом, стипендии студентам Московского университета. В 1772 он основал в Москве Демидовское коммерческое училище, создал ботанический сад. Разведением разнообразных растений прославился и брат Прокопия Григорий, также не желавший заниматься заводами. В свою очередь, младший сын Григория Павел стал известен как естествоиспытатель, подаривший в 1803 Московскому университету свою коллекцию минералов, а также обширную библиотеку. В том же году он основал в Ярославле знаменитый Демидовский лицей, а уже в 1880-е гг. на завещанные им деньги был открыт Томский университет.
Третий сын Акинфия Демидова, Никита (1724--1789), к которому было особенно расположено родительское сердце и которого отец хотел сделать единственным наследником своего колоссального состояния, хотя и уступил Акинфию в талантах, но все же оказался предприимчивым дельцом. Ему досталось шесть заводов: Нижнетагильский вместе с Черноисточинским, Выйский, Висимо-Шайтанский и два Лайских. Эта нижнетагильская часть наследства включала наиболее мощные и прибыльные предприятия.
Как только в 1758 году Никита Акинфиевич вступил в наследство, он тотчас же подал ходатайство о постройке нового завода. В челобитной для Берг-коллегии наследник писал, что чугун, выплавляемый на его предприятиях, переделать в железо не можно: “А во близости тех моих заводов с сибирской стороны выпала на реку Чусовую речка Сулемка, которая к построению молотовых и к перековке чугуна способна, на которой покойный и отец мой те молотовые построить был намерен, к чему и лес вывезен, токмо за кончиною своею того выполнить не успел”.
На речке Сулемке Никита Акинфиевич намеревался построить передельный завод с четырьмя молотами. Однако эти планы встретили одновременное противодействие с двух сторон. Баронесса М.А. Строганова уверяла Берг-коллегию, что речка Сулемка и место, облюбованное под завод Демидовым, находятся на ее дачах. С доношением такого же содержания обратился барон Н. Г. Строганов. Предстояла длительная тяжба, которая не устраивала Демидова. Он дал указание разыскать другое место. К осени 1758 года поиски увенчались успехом, и молодой наследник просит разрешения построить молотовые фабрики и для них плотину на реке Салде. Тем более что еще в 1750-м императрица Елизавета отвела Демидовым Салдинскую лесную дачу.
Указ о постройке Салдинского завода Берг-коллегия вынесла 8 февраля 1759 года. Прокопий Акинфиевич, человек неуживчивый и не "питавший родственных чувств к брату, пытался помешать строительству, заявляя, что новый завод будет удален от Невьянского всего на 30 верст. Но это не помогло. В 1760 году возник Нижнесалдинский завод, а через 15 лет -- Верхнесалдинский. В 1771-м построили еще Висимо-Уткинский.
1.4 Нижнетагильский завод

В 1747 году в связи с разделом владений А. Н. Демидова Нижнетагильский завод становится центром, стягивающим все нити упpaвлeния сложным хозяйством большой группы заводов, впоследствии составившей Нижнетагильский горный округ. Это не могло не отразиться на внешнем облике демидовских владений. Если, по сведениям историка В. Геннина, в 1734 году единственным административным строением в поселке была крепость, где помещался гарнизон для охраны, то уже в описании завода за 1758-й, кроме крепости и заводских устройств, указаны господский дом и деревянная церковь.
Особое место среди всех владений по масштабам производства и уровню техники занимал Нижнетагильский завод. Успеху способствовало стремление Никиты Акинфиевича привлечь знающих специалистов. Он сам следил за техническими новинками и применял некоторые из них в деле. Нижнетагильский завод в 1770 году, по свидетельству П. Палласа, находился в цветущем состоянии и “меж частными сибирскими заводами совершеннее, важнее и прибыльнее железом”.
Еще более менялся стиль управления уральскими владениями со стороны хозяев. Никита Акинфиевич проявлял в указаниях не меньшую суровость, чем первые владельцы. Управлял заводами издалека, из Москвы, иногда письмами из-за границы, но без тревоги и шума.
1.5 Училище в Тагиле

Еще Акинфий Никитич в 1740 году на базе Невьянской школы (1709) основал арифметическое училище. Через 18 лет школу полностью перевели в Нижний Тагил и объединили с местным училищем. Никита Акинфиевич, заинтересованный в достаточно высоком уровне преподавания в школе, открывает в 1765 году отделения для подготовки служителей на Нижнетагильском заводе. В училище обучались дети и с заводов, принадлежавших родственникам Н. А. Демидова. Так, в январе 1768-го хозяин приказал Нижнетагильской конторе принять трёх мальчиков с Суксунского завода по просьбе его племянника Александра Григорьевича Демидова. В октябре 1778 года последовало подобное же повеление в ответ на просьбу Никиты Никитича, в следующем -- Александр и Петр Григорьевичи Демидовы прислали учиться в эту школу шесть мальчиков.
Расходы заводчиков на содержание школы были невелики. При открытии училища выделил Н. А. Демидов на его содержание 500 рублей, в 1778-м сумма сократилась до 300. Число учеников менялось. Так, в 1770-м училось 20 мальчиков, и около десятка вместе с учителем школы Гавриилом Евтифьевым практически овладели заводским делом под руководством иностранного специалиста Осипа Шталмеера, резчика по дереву и изобретателя. Дети горнорабочих выполняли не школьные, а барские “уроки”. Академики Гмелин и Паллас видели на горе Высокой сотни детей, которые таскали руду, складывали ее в кучи.
Немало сделали выпускники школы А. Дементьев, Е. Мельников, Ф. Сибиряков, Ф. Арефьев, З. Распопов. Они несли на демидовские заводы и рудники технические знания. Им были знакомы книги Ломоносова, Палласа и других ученых -- такие имелись в школе. Им был известен передовой русский и иностранный опыт по горнозаводской части.
1.6 Финансовые дела

В октябре 1772 года московская контора в подробном письме сообщала Н. А. Демидову, что главный покупатель -- английский купец Ригель, отказался платить за железо с момента отъезда за границу, “а хотя на нужные по заводском векселям платежи и давал, и то всегда с оговорками, что он дал вашему благородию кредит”.
Дело заключалось в непомерных тратах Демидова. Они производились на средства, полученные через банк от купцов Ригеля и Аткинса, покупателей демидовского железа, кредитовавших заграничное путешествие заводчика. За два с лишним года пребывания в Европе, он истратил 75 тысяч рублей. Ригель в связи с этим прекратил уплату денег за железо и тем лишил заводскую администрацию необходимых средств для ведения дел. Пришлось выходить из затруднения за счет крупных займов. Петербургский приказчик занял у заводчика Турчанинова 20 тысяч, московская контора получила от заводчика Походяшина 60 тысяч, да от двоюродного брата Евдокима Никитича получили еще 50 тысяч.
Значительная сумма займов -- 130 тысяч рублей показывает степень расстройства финансовых дел в связи с чрезмерной расточительностью владельца. Эти займы держали в строгом секрете, “не объявляя и не разглашая”. А что владелец? А он и после этого не встревожился. Его заграничная жизнь протекала по-прежнему в переездах из одной столицы в другую, сопровождалась дорогими покупками для украшения московского дома.
1.7 Итоги третьего поколения

Автор известных воспоминаний А.Т. Болотов видел в последние годы в московском демидовском доме собрание картин Никиты Акинфиевича и любовался американскими птичками колибри. О владельце этих редкостей мемуарист пишет, что наряду с любезностью по отношению к гостю в знаменитом богаче “сквозь золото” была видна грубая “подлая природа”. Внешний лоск еще не скрывал внутренней природы уральских горнопромышленников -- прожигателей жизни. А вот у другого современника, надо полагать, было иное мнение о Демидове. С великим трудом сушей в Охотск было доставлено уральское железо -- якоря, пушки. На самом большом острове Аляски -- Кадъяке -- рядом с домами установили небольшие пушки, отлитые на уральских заводах, “Колумбом Российским” назвал Шелихова поэт Г.Р. Державин. Эти слова начертаны золотом на уральском мраморе, укрывшем могилу купца.
Итак, Никита Акинфиевич Демидов наиболее ярко воплотил в себе характерные черты зародившейся русской промышленной буржуазии. Это был последний из династии, который сам управлял и доглядывал за уральскими заводами. Ежегодный доход владельца восьми горных заводов и 11 тысяч крепостных душ составлял к концу его жизни колоссальную по тем временам сумму - 250000 рублей.
При Акинфии Никитиче хозяйство этой ветви династии достигло зенита. О процветании его заводов можно судить по росту выплавки чугуна: если в 1766 году она составляла 392 тысячи пудов, то к концу столетия достигла 734 тысячи. В то время нижнетагильская группа заводов превысила по размерам производства все заводы, принадлежавшие в середине XVIII века Акинфию Демидову, родителю.
Глава 2. Посланник во Флоренции

Успехам способствовал новый подъем железоделательного производства в России второй половины этого столетия из-за повышенного экспорта металла в Англию. Только у Демидовых за полвека продукция чугуна выросла почти в пять раз.
2.1 Наследство

После кончины в 1787 году Никиты Акинфиевича остались наследниками 14-летний сын Николай (1773-1828) и две незамужние дочери. В наследство входило девять заводов Тагильской группы: Нижнетагильский, Выйский, Верхне- и Нижнесалдинские, Черноистoчинский, Висимо-Шайтанский, Висимо-Уткинский, а также деревни с 9209 душами мужского пола. Юный владелец огромного хозяйства долго не интересовался своими уральскими владениями. За него управляли заводами высокопоставленные опекуны А.В. Храповицкий и И.Д. Дурново.
С юных лет Николай Демидов числился сержантом гвардейского Семеновского полка, но по дворянскому обычаю жил в родительском доме и “проходил науки”. Позже он вел в столице разгульную жизнь лейб-гвардейского офицера. Всесильный князь Г.А. Потемкин заинтересовался им и взял к себе адъютантом. В царствование Павла I имя Демидова мелькает в именных указах сумасбродного императора вместе с фамилиями придворной знати. Из камер-юнкеров Николай Никитич скоро был пожалован камергером, тайным советником и затем гофмаршалом. Армейские навыки ему пригодились позднее - во время битвы при Бородино. Он дослужился до чина генерал-майора.
В 1791 году 18-летний Николай Демидов приступает к управлению заводами, но сначала совместно с опекунами. Над молодым заводовладельцем и в 22 года все еще была опека. Если внук основателя династии заводчиков Никита Акинфиевич Демидов проживал в год по 26 тысяч рублей, то его сын Николай Никитич повысил свой личный расходный бюджет до 170 тысяч. В результате у камергера двора уже к 1795 году накопилось столько долгов, что, несмотря на ожидаемые большие доходы с заводов, дефицит по балансу этого года на выплату долгов предвиделся в 840 тысяч рублей. Ему угрожало банкротство. Женитьба Николая Никитича на богатой невесте баронессе Е. А. Строгановой (умерла в 1818 году) помогла ему выйти из финансовых затруднений и позволила увеличить и без того громадные богатства.
В 1806 году он сам приезжал в Нижнетагильск “для постановки привил правления заводами”. Желая подготовить опытных мастеров, хозяин за свой счет отправил более ста человек крепостных в Англию, Швецию и Австрию для изучения специальных отраслей горнозаводской техники. Нижнетагильский завод, на котором трудились многие замечательные мастера, считался в то время лучшим по всему хребту Уральских гор.
2.2 Механики Черепановы

Демидовым везло на талантливых людей. Многими из успехов на своих заводах хозяева были обязаны энтузиазму и трудовому творчеству заводских умельцев, новаторов, талантливых мастеров. Больше всего в XIX веке прославили заводы Демидовых труды механиков Черепановых, создателей первого русского паровоза и многих паровых машин. Их была целая династия.
Отношение к труду Черепановых со стороны владельцев было двоякое: с одной стороны, их поддерживали в надежде на прибыль и славу заводов от невиданных машин и механизмов, с другой -- часто не оказывали никакого содействия в их работе и даже тормозили равнодушием, придирками, препонами. Тем не менее Черепановы провели большую работу по техническому оснащению демидовских заводов, много способствовали своим трудом прибыльной работе предприятий. Пробился Ефим Черепанов к высотам техники исключительно благодаря своему природному таланту и натуре. Образования он фактически никакого не имел, учился “при доме”. Отсюда и пошли все “натуральные механики” Черепановы: сам Ефим, его брат Алексей, которому Н.Н. Демидов поручил строительство “проволошных фабрик” в 1813 году; сын Ефима -- Мирон, первый помощник в создании паровых машин и паровоза; племянник Аммос, создатель “парового слона” -- трактора, перевозившего тяжести с Нижнетагильского на Верхне-салдинский завод.
Представителей крепостной интеллигенции Н.Н. Демидов рассматривал как разновидность личной собственности и предпочитал своих наиболее квалифицированных специалистов держать в крепостном состоянии. Он даже пытался точно определить издержки производства на некоторых. Они слагались, по его мнению, из расходов на образование, командировки на другие заводы и за границу. Так, замечательный специалист в области горно-металлургического производства, получивший разностороннее образование за границей, Фотий Ильич Швецов, стоил, по оценке Демидова, 25 тысяч рублей; мастер Алексей Черепанов -- меньше, но много выше судимы в шесть тысяч, предлагаемой Черепановым для выкупа из крепостного состояния.
2.3 Посланник во Флоренции

В 1810 году Николай Никитич получил назначение русским посланником во Флоренции, столицу Тосканского княжества. С 1815 года он жил безвыездно в этом центре притяжения многих знатных русских семей.
Нанимаемое им палаццо Серристори у моста Делла Грацио представляло пеструю смесь публичного музея с обстановкой дома русского вельможи прошлого века. Тут были французские секретари, итальянские комиссионеры, уральские конторщики, приживалки, воспитанницы и в дополнение ко всему французская водевильная труппа в полоном составе. В доме Демидова находилась также выставка малахитовых и других ценных вещей, а в саду -- коллекция попугаев. Оба эти отделения были доступны флорентийским зевакам. Французские спектакли давались дважды в неделю, а затем следовал бал. Самого хозяина, разбитого параличом, перевозили из комнаты в комнату в креслах с колесами. Случалось, что Николай Никитич, рассматривая отчеты своих заводов, находил нужным вытребовать для личных объяснений во Флоренцию кого-нибудь из уральских приказчиков. И тот запрягал тройку в повозку и проезжал всю Россию и Германию, чтобы явиться к барину.
Во Флоренции и сейчас на набережной реки Арно есть площадь Демидовых, на которой возвышается большой мраморный памятник Николаю Никитичу, выполненный скульптором Лоренцо Бартолини. Центральная группа поднята на высокий прямоугольный постамент, изображает Н. Н. Демидова в виде римского сенатора, который прижимает к груди сына, а женская фигура, символизирующая Признательность, преподносит ему лавровый венок.
2.4 Итоги четвертого поколения

За период владения Н. Н. Демидовым заводским хозяйством больших количественных изменений не произошло. Число заводов было прежним. Выплавка металла оставалась на уровне конца XVIII века, так как уральское железо вытеснялось с мирового рынка более дешевым из передовых стран, главным образом из Англии, а внутренний рынок не мог поглотить все возрастающую массу металла. При дальнейшем сокращении производства железа в 30-е годы (до 300 тысяч пудов) Демидовы увеличили добычу золота до 35 пудов и меди до 60 тысяч пудов в год. Общий объем продукции в рублях возрос вдвое.
Дабы не впадать в традиционные оценки Демидовых, отбирая одни лишь отрицательные факты о них, справедливости ради надо привести характеристику отношений Н. Н. Демидова к своим подданным, данную Р. М. Рябовым в середине прошлого века. Автор исторических очерков сообщает “множество примеров отеческих попечений” Николая Никитича о благосостоянии заводов: введение безденежной выдачи провианта малолетним и престарелым людям, постоянная раздача вспоможений нуждающимся -- около 5000 рублей в год, преимущественные против других заводов платы за работу, особые награды, поощрения к прививке предохранительной оспы и ко введению посева картофеля, отпуск по заводским ценам железа тем, кто хотел строить каменные дома, покупку лучших лошадей, холмогорских быков и коров для улучшения пород домашнего скота в заводском округе.
Николай Никитич скончался в 1828 году, завещал похоронить себя в Тагиле. Сын его Павел Николаевич построил здесь Выйско-Никольскую церковь, ставшую усыпальницей рода Демидовых. Тогда же в Тагиле, на заводской площади, перед горным управлением соорудили бронзовый памятник Н. Н. Демидову, отлитый в Париже. Теперь его и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.