На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Реферат История крымской земли. Художественная составляющая как главная в легендах. Легенда Золотой чемодан. Содержание легенды Понт Аксинский и понт Эвксинский. Миф о скалах близнецах у Гурзуфа. Легенда о Медведь-горе. Аю-даг как неудавшийся вулкан.

Информация:

Тип работы: Реферат. Предмет: География. Добавлен: 26.09.2014. Сдан: 2010. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):


Реферат по теме:
Легенды и мифы Крыма
Введение

История крымской земли насчитывает тысячелетия. Одни народы приходили в этот благодатный край, другие исчезали, города меняли названия и население, менялся язык, на котором разговаривали люди. Восстановить, как всё было на самом деле очень трудно, а зачастую и невозможно. Греки сменялись генуэзцами, генуэзцы турками, татарами, русскими, украинцами. Каждый народ, который приходил, оставлял здесь свою часть культуры, создавал кусочек истории Крыма. Мифы и легенды очень распространены в Крыму, ведь каждая скала, каждый камешек и каждая песчинка Крыма имеет длительную историю, рассказанную и пересказанную много раз разными людьми и разными народами. Одно и то же событие или явление может иметь несколько легенд его описывающих. Порой это совершенно неправдоподобные сказки, которые вызывают у современного человека только лёгкую улыбку, а порой они так похожи на правду, что готов поверить в рассказанную легенду как в истину. Но все они имеют право на жизнь: ведь главное в легендах и мифах не фактическая, а, именно, художественная составляющая. Та самая выдумка, которая раскрашивает даже самое серое и скучное явление яркими красками. Прикоснёмся же и мы к Крымским легендам и крымским мифам, сколько бы лет им не было, кто бы их не сочинил, и какими бы фантастичными, или, наоборот, достоверными они не казались.
ЗОЛОТОЙ ЧЕМОДАН

БЕСЦЕННЫЕ сокровища - золото Керченского историко-археологического музея находилось в этом черном чемодане. Оно при загадочных обстоятельствах исчезло в годы прошедшей войны. Но его поиски продолжаются до сего времени.
В январе 1926 года крестьянин крымского села Марфовка Нашев нашел на распаханном кургане богатый клад - захоронение готского царя, относящееся к III-V векам: золотую диадему, украшенную сердоликами и зернами граната, несколько золотых пряжек и ушных подвесок. Таких превосходных, высокого художественного качества готских памятников еще не находили. Они были переданы в Керченский историко-археологический музей и получили в литературе наименование "марфовского клада". Он вошел важной частью с знаменитую золотую коллекцию музея.
Да, да, она была действительно знаменита, общепризнанного мирового значения, входила во все специальные справочники и каталоги. Состояла из 719 золотых и серебряных вещей. Среди них - семьдесят понтийских и боспорских монет митридатовского времени, то есть II-I веков до нашей эры, тиритаковского клада, обнаруженного при раскопках в конце 1935 года. Особой известностью пользовались золотые бляшки с изображением скифов, пьющих вино из рога, бляшки с изображением юноши, сдерживающего коня, а также с изображением сфинкса, медальоны с изображением Афродиты и Эрота, золотые маски, бусы, пояса из золотых и серебряных пластин, золотые иглы и лепестки. Редчайшей считалась коллекция средневековых пряжек из семнадцати предметов, собрание всевозможных браслетов, серег, колец, перстней, подвесок с изображениями грифона, сфинксов и львов. Наконец, в ней находились пантикапейские монеты червонного золота, золотые боспорские, греческие, римские генуэзские, византийские, турецкие, русские монеты, медали, древние иконы в золотых окладах, украшенных драгоценными камнями, и многое другое. Словом, это были бесценные памятники мировой культуры.
Война обернулась для коллекции страшной трагедией. Когда фашисты осенью 41-го года прорвались в Крым, наиболее значительные экспонаты были уложены в 19 ящиков и приготовлены к эвакуации. Золотую коллекцию поместили в большой фанерный чемодан, обитый черным дермантином. В описи он был указан, как "место # 15". Но чаще всего, даже в официальных документах, его именовали "золотым чемоданом". К нему относились особенно бережно. Все предметы укладывались в него не только в присутствии директора музея, выдающегося археолога Юлия Юльевича Марти, и главного хранителя, но также и в присутствии председателя городского совета и секретаря горкома партии. Закрыли чемодан на замки, перевязали ремнем, запечатали сургучной печатью Керченского горкома ВКП(б).
26 сентября 1941 года Марти и инструктор горкома партии Иваненко отправились с музейным грузом в глубокий тыл, в далекое и опасное путешествие, которое оказалось безвозвратным, трагическим, во многом загадочным до сих пор. В середине семидесятых годов я в поисках "золотого чемодана" также совершил тот же самый путь от Керчи.
Но вернемся к сентябрю сорок первого. Вначале ящики на катере переправили через Керченский пролив. Под бомбежки не попали, что сочли удачным предзнаменовением. В Тамани ящики перегрузили на грузовики. Дорога проходила по открытой местности, которая хорошо просматривалась фашистскими самолетами. При налетах выскакивали из машин и прятались, где придется. Марти и Иваненко приходилось труднее всех, так как они тащили тяжелый чемодан. Он всегда должен быть с ними при любых, самых чрезвычайных обстоятельствах. Даже ценою собственной жизни они обязаны были его сберечь.
Так добрались до Краснодара, а затем переехали в Армавир. Здесь Марти и Иваненко сдали свой груз. Их опасная миссия была закончена, и они оправились дальше в тыл. Но вряд ли они предполагали, что для "места # 15" самое страшное было еще впереди. Вряд ли об этом догадывались и руководители Краснодарского крайисполкома Пашкова и Маркова, которые телеграфировали в Москву, в Наркомпрос о благополучной эвакуации ценностей Керченского музея. Кто ж мог тогда знать, что фашистское нашествие достигнет Краснодарского края...
Вскоре начались бомбежки Армавира. При очередном налете фугасная бомба попала в здание, где находились ящики с керченскими экспонатами, и все они погибли под руинами и в огне пожара. И "золотой чемодан"? Долгое время и я так считал.
Однако после долгих поисков в архивах, длительной переписки, запросов, на что понадобилось несколько месяцев, мне удалось связаться с человеком, от которого я узнал дальнейшую судьбу керченского золота. Им была Анна Моисеевна Авдейкина. Встретился с ней в Армавире, в ее крохотном домике. В 1941-1942 годах она заведовала так называемой спецчастью горисполкома. Именно сюда привезли Марти и Иваненко "золотой чемодан".
- Председатель горисполкома Василий Петрович Малых распорядился открыть чемодан, - рассказывала Анна Моисеевна, - сверить его содержимое с представленной описью. Все сошлось в точности. Затем чемодан закрыли, поставили печать Армавирского горисполкома. Его оставили на сохранение в "спецчасти", поэтому он и уцелел при бомбежке.
Летом сорок второго года я сильно заболела - сыпной тиф и воспаление легких. Еле-еле меня выходила мама. Встала с постели слабая-слабая. Но 3 августа обеспокоенная мама сказала мне, что немцы совсем близко и, похоже, город наши оставляют. Я решила пойти в Дом Советов, где размещалась моя "спецчасть". Здание встретило меня открытыми дверями и полным безлюдьем. Все уже из него уехали. С трудом вскарабкалась на четвертый этаж, вошла в свою комнату и... сразу же увидела тот самый чемодан! Глазам своим не поверила! Но это был он. О нем в суматохе просто забыли.
Что же делать? Одной мне чемодан не унести - ведь в нем килограммов восемьдесят было. Возвращаюсь домой и прошу помочь сестру Полину и племянника Шуру. Втроем тащим тяжеленный чемодан по пустынным улицам. Началась бомбежка - взрывы, пожары, летят куски кирпича, осколки стекол. Все же донесли его до дома. А что дальше? Вспоминаю, что мне назвали "на всякий случай" место для эвакуации. Бегу туда. Слава богу, вижу совершенно измученного Малых. Он хотел было отмахнуться от меня, но когда узнал о чемодане, даже в лице изменился. Сразу же направил за ним грузовик, приказал во всю мочь ехать в станицу Спокойная и там отдать его заведующему Госбанком Якову Марковичу Лободе.
По дороге нас обстреляли из кукурузника. Спустили шины. Кое-как добрались до станицы на скатах. Чемодан я отдала Лободе, а сама решила пробираться к своим. Но была задержана фашистским патрулем и отведена в лагерь для проверки личности. Поняла, если немцы дознаются, что была заведующей "спецчастью"... Словом, из лагеря бежала и со многими приключениями перешла линию фронта.
После освобождения Армавира от оккупантов Анна Моисеевна в феврале 1943 года вернулась домой. Узнала от матери, что за ней приходили гестаповцы, расспрашивали о... чемодане, требовали сказать, где он спрятан. Похоже, что кто-то видел Авдейкину с ним и донес немцам. Гестаповцы обыскали дом, даже стога сена во дворе истыкали штыками.
Анна Моисеевна тогда не знала, что за этим чемоданом от самой Керчи шла специальная зондеркоманда, в составе которой были берлинские археологи. Они имели полную опись содержимого "золотого чемодана", которую им передал предатель - сотрудник керченского музея.
Кстати, ее копию я обнаружил в делах немецкой администрации города, которую мне любезно показали в керченском КГБ.
Зондеркоманда добралась и до Спокойной. Побывал в станице спустя тридцать лет и я. Расспрашивал старожилов, музейных работников. Особенно помог мне краевед Михаил Николаевич Ложкин - большое ему спасибо. Вот что я узнал.
6 августа 1942 года Лобода погрузил чемодан на бричку, закрыл разным домашним скарбом и стал пробираться в тыл. Но нарвался на фашистов. Солдаты, однако, не стали проверять, что вез усталый, небритый и испуганный мужик, и направили его обратно в станицу. Яков Моисеевич свернул в лес и добрался до партизан. Там остался рядовым бойцом.
В декабре сорок второго года Спокойненский партизанский отряд попал в крайне тяжелое положение. Его продовольственные базы были разграблены фашистами, кончились продукты и боеприпасы. Бойцы голодали, страдали от болезней и сильных морозов. Отряд окружили каратели, и он понес серьезные потери. Поэтому его командование решило пробиваться из окружения небольшими группами, частью рассеяться по близлежащим селам.
Снаряжение, лишнее оружие, документы закопали в разных местах. О каждом тайнике знали два-три человека. Все они были указаны в карте командира отряда Якова Григорьевича Соколова. Но после его гибели она при невыясненных и весьма загадочных обстоятельствах исчезла. Оставшиеся же в живых партизаны сообщили мне, что чемодан прятали Соколов и Лобода. При выходе из окружения Якова Марковича и нескольких его товарищей схватили гитлеровцы. 14 декабря их расстреляли.
Перед казнью разрешили проститься с женой Еленой Павловной.
- Он все порывался что-то сказать мне, - вспоминает она. - Ну какой уж здесь разговор! Полицай рядом стоял, торопил, ругался. Сумел лишь прошептать о каком-то спрятанном чемодане... но я была почти в беспамятстве от ужаса и горя, ей-богу, мне было ни до какого-то там чемодана. Лишь позже все удивлялась, что ему дался этот чемодан?!
Дался, и, вероятно, Яков Маркович сказал жене, где был он спрятан. Но Елена Павловна все запамятовала, и ее понять можно.
Итак, теперь уже никто ничего не сможет сказать о "золотом чемодане". Остается надеяться лишь на архивный документ. Долго я не мог его отыскать. Счастливое "вдруг" произошло совершенно случайно. Просматривал я материалы, никакого отношения не имеющие ни к Керчи, ни к Краснодару. Вот среди них-то и затерялся этот столь желанный, совсем небольшой листок. Притом с грифом "секретно", и поэтому он никак не должен был находиться именно в этих бумагах. Вероятно, кто-то из архивных работников положил "секретную" страничку не в ту папку. Но как я ему благодарен за эту "ошибку"!
Документ этот - письмо заместителя наркома просвещения РСФСР Н.Ф. Гаврилина, направленное 24 июня 1944 года заместителю наркома внутренних дел, комиссару госбезопасности 2 ранга С.Н. Круглову. В нем кратко излагается история эвакуации золотого фонда Керченского историко-археологического музея, мне уже хорошо известная. Но вот ради последующих нескольких строк я и перерыл множество архивных бумаг. Вот они: "В январе 1944 года Управление музеями Народного Комиссариата просвещения РСФСР обратилось к начальнику Управления НКВД Краснодарского края с просьбой расследовать обстоятельства пропажи в Спокойненском партизанском отряде золотого фонда Керченского историко-археологического музея. Но ответа до сих пор не поступило. Весной 19 и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.