Здесь можно найти образцы любых учебных материалов, т.е. получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ и рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


монография Исследования в области оптимальной национальной идеи для тюркского народа Азер - коренного населения Азербайджана. Влияние истории азеров на современную трактовку этнического возрождения азеризма как в республике, так и в других мусульманских странах.

Информация:

Тип работы: монография. Предмет: География. Добавлен: 30.06.2009. Сдан: 2009. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):


99

АЗЕР АБДУЛ-АЛИ ОГЛЫ

ГАСАНЛИ (АЗЕРЧИ)

ПРЕДСТОЯЩИЕ В XXI ВЕКЕ СТАДИИ РАЗВИТИЯ И РЕАЛИЗАЦИИ АЗЕРЛИЙСКОЙ НАЦИОНАЛЬНОЙ ИДЕИ

В процессах, как начального конституирования, так и последующего развития любой нации огромную созидательную роль призвана играть национальная идея, поскольку именно она во многом определяет основные ориентиры национального развития. И чем удачнее применяемая идея, тем успешнее протекают процессы развития нации. С целью поиска и выбора оптимальной национальной идеи для тюркского народа Азер уместно разработать различные ее научные версии, чтобы было затем из чего выбирать лучшую из них. Именно с этой целью я предпринял разработку предлагаемой ниже версии азерлийской национальной идеи. Для формулирования азерлийской национальной идеи вначале следует определиться с понятием национальной идеи, что, в свою очередь, потребует осуществить краткий анализ содержания понятия нации. С целью подобного анализа уместно вспомнить особенности процесса генезиса такого явления как нация.

Как известно, нация есть закономерное порождение капитализма. Именно капиталистическое развитие страны позволяет радикальным образом преодолеть относительную изолированность в экономической, политической, культурной, духовной и иных сферах отдельных территориальных частей феодальной народности, трансформируя ее в качественно новое образование - буржуазную нацию. В дальнейшем именно капиталистическое развитие обеспечивает последовательную эволюцию нации. В зависимости от стадии капиталистического развития страны нация приобретает определенную структуру этнической организации и соответствующую направленность своей этнической жизнедеятельности, что находит отражение в ведущих этнических целях, установках и интересах этноса. Как правило, эти базовые этнические цели, установки и интересы облекаются в форму национальной идеи. Очевидно, что, если та или иная базовая этническая идея воспринимается подавляющим большинством народа как идея, вокруг которой следует объединиться и которую необходимо реализовать, то эту идею, возможно, определить как национальную. Если нация на практике сплачивается вокруг подобной национальной идеи, то подобное объединительное действо выступает по существу как реакция нации на актуальные национальные проблемы.

Полагаю, национальную идею той или иной страны можно определить как такую идею ее титульной нации, которая в концентрированном виде воплощает в себе базовые национальные воззрения, обусловливающие формирование сходных доминирующих поведенческих установок и преимущественно идентичный тип реакции основной массы титульной нации страны, направленные на решение наличных и научно прогнозируемых на обозримое будущее актуальных общенациональных проблем. Функционирующая национальная идея на практике проявляется в форме такой мобилизации и организации решающей, доминирующей части этнических ресурсов, которая позволяет эффективно направить их на исполнение жизненно важных национальных задач. Этнические ресурсы возможно представить как совокупность наличного и научно прогнозируемого на обозримое будущее потенциалов развития этноса, которые выступают в виде совокупности его духовного и интеллектуального потенциалов, психической энергии, демографических ресурсов, геостратегических возможностей, территориального и экономического потенциалов. В зависимости от степени масштабности и тотальности национальных идей, времени их реализации, размеров национальных ресурсов, необходимых для их воплощения, национальные идеи могут быть стратегическими и тактическими. Поскольку наличный уровень развития этноса, как правило, бывает более ограничен по сравнению с его потенциальными возможностями развития, то этнос реализует лишь эти большие потенциальные возможности развития на протяжении нескольких последовательных этапов. Ту национальную идею, которая будет определять генеральное направление восходящего этнического развития на протяжении всех этих последовательных этапов, возможно, на мой взгляд, определить как стратегическую национальную идею. Те же идеи, которые, проистекая из стратегической национальной идеи, будут направлять восходящее развитие этноса в рамках каждого очередного качественно нового и специфичного этапа этнического развития, можно определить как тактические национальные идеи. Ниже будет сказано о стратегических и тактических национальных идеях азерского этноса в обозримом близком и отдаленном будущем.

Полагаю, в многонациональной стране ее национальная идея должна выступать как идея, которая построена в основном на базовых интересах доминирующей титульной нации. При этом основные интересы иных народов государства должны так представляться в национальной идее страны, чтобы их реализация не генерировала бы межнациональные противоречия, а содействовала снятию этих естественно возникающих в ходе развития противоречий, а также гармоничному развитию всех народов страны. Необходимость акцента в национальной идее страны на базовых интересах титульной нации предопределяется тем, что реализация любой общей для страны идеи в решающей степени зависит от усилий ее титульной нации. Кроме того, если национальные установки титульной нации удачны и обеспечивают ее расцвет, то это образует оптимальные условия для успешного развития также и всех других народов страны. И в то же время, если титульная нация в кризисе, то кризисные проявления неизбежно будут и у малочисленных народов страны, несмотря на все их усилия по дистанцированию от кризиса. Из сказанного следует, что в многонациональном Азербайджане успешной может быть только та национальная идея, которая будет построена главным образом на коренных национальных интересах азерского народа, составляющего подавляющее большинство населения страны.

Располагает ли Азербайджан сегодня, в самом начале ХХI века подобной национальной идеей? Увы, на мой взгляд, не располагает. Более того, думаю, по большому счету мы и в прошлом вообще не располагали вразумительной, четко сформулированной национальной идеей, которая была бы плодом фундаментальных научных исследований. Подобной национальной идеи у нас не было ни в период нашего пребывания в составе Российской империи, когда со второй половины ХЫХ века начался процесс постепенного генезиса азерской нации, ни в краткий, но весьма ценный для становления нации период независимой Азербайджанской Демократической Республики (АДР) 1918-1920 г.г., когда новорожденной нации в качестве национальной идеи предлагалась идея пантюркизма, превращавшая Азербайджан по существу в сателлита Турции, ни тем более в период нашего развития в составе Советского Союза с его доминирующей идеологией космополитичного пролетарского интернационализма, который обычно ориентировался на отрицание и подавление какой-либо специфичной национальной идеи.

Не удалось сформулировать оптимальную национальную идею и после восстановления государственной независимости Азербайджана в 1991 г., когда в течение короткого срока развитие страны направляли национал-демократы. В течении в целом плодотворного и чрезвычайно важного для формирования национального самосознания периода пребывания у власти тюркских национал-демократов в 1992-1993 г.г., они, к сожалению, совершили ряд досадных упущений в деле продуцирования национальной идеи. Увы, они не сумели произвести новую национальную идею, адекватную условиям конца ХХ века. Вместо этого они просто-напросто реанимировали основные национальные воззрения первого поколения национал-демократов, представленной правящей в 1918-1920 г.г. в АДР партией Мусават, и применили эти воззрения, не подвергнув их предварительной творческой переработке с учетом тех огромных изменений, которые претерпела азерская нация за 70 лет развития в составе Советского Союза. Национал-демократы не учли того главного обстоятельства, что состояние нации, уровень ее развития как в целом на уровне этноса, так и на уровне ее отдельных представителей в начале и в конце ХХ века различались коренным образом. Поэтому простая реанимация национальными демократами в 1992-1993 г.г. национальных воззрений мусаватистов, относящихся к 1918-1920 г.г., не могла быть и не стала успешной в плане генезиса национальной идеи хотя бы уже потому, что у мусаватистов начала ХХ века не было зрелой национальной идеи. Дело в том, что в деле генезиса национальной идеи в начале ХХ века ранние мусаватисты шли тем же путем, по которому полвека до этого в ХЫХ веке стали продвигаться буржуазные патриоты нарождающейся в Османской империи буржуазной турецкой нации - это был путь от доминирующего клерикального исламского самосознания к нарождающимся пантюркистским воззрениям. В начале ХХ века этническое самосознание представителей тюркского населения (кстати, и иных этносов, относящихся к исламской общине) в Азербайджане было еще нечетким, расплывчатым и находилось под прессом религиозного сознания - на вопрос о национальной принадлежности простые люди отвечали, что они мусульмане. Вместе с тем, эти люди вполне осознавали свою этническую родственность с тюрками Ирана и Турции. И это сознание этнической общности покрывалось содержанием термина «Тюрк» («Tьrk»). Поэтому не случайно, что в ходе формирования национального самосознания азеров в начале ХХ века происходит активация использования термина «Тюрк» с последующим закреплением его в качестве национального наименования азеров. На официальном уровне подобное закрепление состоялось в 1918-1920 г.г. в период правления мусаватистов в АДР, когда употребление термина «Тюрк» было резко востребовано, прежде всего, в среде нарождающегося слоя интеллигенции в качестве этнического самоназвания азеров. Подобное явление стимулировалось также воздействием активизировавшихся в то время процессов формирования общетюркского сознания среди тюркских народов бывшей Российской империи в связи с обретением ими самостоятельности после краха империи в конце 1917 г. в результате прихода к власти большевиков. Кроме того, активация использования термина «Тюрк» была обусловлена тяжелой ситуацией в Азербайджане, сложившейся в связи с начавшейся в 1918 году агрессией дашнакской Армении против едва возникшей независимой Азербайджанской Демократической Республики. Эта агрессия резко активизировала азербайджано-турецкие отношения, особенно в сфере военного сотрудничества, что также значительно стимулировало применение азерами термина «Тюрк» в качестве национального идентификатора. В результате в АДР сложились условия, которые в значительной степени ограничивали саму возможность активации термина «Азер» в качестве самоназвания азеров несмотря на то, что среди востоковедов Европы и Турции того времени в специальной литературе применялось название «Азери» в качестве этнического наименования тюркского населения Азербайджана и Ирана [1, с.21-22]. В отмеченных условиях произошла также резкая активизация идеи пантюркизма, которая стала оказывать огромное воздействие на процесс формирования национальных воззрений и установок правящей мусаватской партии, что, в частности, проявилось в фиксации в АДР на официальном уровне термина «Тюрк» в качестве названия азеров.

Парадоксально, но факт, что отмеченный выше сценарий исторических событий во многом опять повторился в конце ХХ века после восстановления государственной независимости Азербайджана - мы вновь наблюдаем очередную армянскую агрессию в Карабахе против новорожденного независимого азербайджанского государства. В связи с этой агрессией Азербайджан вновь остро нуждается в помощи братской Турции. В результате мы снова наблюдали резкую активизацию азербайджано-турецких отношений, огромный рост турецкого влияния в Азербайджане и как одно из следствий этого - активизацию попыток введения властвующими в 1992-1993г.г. национал-демократами термина «Тюрк» в качестве нашего официального этнического названия. Вновь процесс формирования национального самосознания у значительной части населения стал идти с ощутимым пантюркистским уклоном. И, тем не менее, в конце ХХ века подобный сценарий формирования азерлийского национального самосознания в целом уже не срабатывал и начинал давать сбои. Это было обусловлено, прежде всего, тем, что в отличие от начала ХХ века к концу этого же столетия мы уже имели в основном сформировавшуюся нацию с четко выраженным азербайджанским национальным самосознанием. Поэтому попытка национал-демократов заменить название нации с «азербайджанцы» на «тюрк» («tьrk») стала восприниматься многими азерами тюркского происхождения как деяние, которое имело негативный оттенок, поскольку, по их мнению, принижало их национальное достоинство и самолюбие. Другим негативом данной попытки стало осложнение межнациональных отношений в стране в связи с недовольством той части азербайджанцев, которые, будучи не тюркских корней, не успели еще пройти полный цикл естественной азерской ассимиляции и потому воспринимали смену названия народа как ущемление своего специфичного этнического самосознания.

Будучи азером тюркского происхождения, я также негативно отнесся к попытке национал-демократов заменить устоявшиеся названия нашего народа и языка. Поэтому еще в период власти национал-демократов я выступил с большой аналитической, критической статьей [2]. В статье приводились различные доводы по поводу неприемлемости наименования «тюрк» в качестве национального названия азеров. При этом главным аргументом был тот, что термин «тюрк» в соответствие со своей основной смысловой нагрузкой предназначен для наименования всей совокупности тюркоязычных народов, а не какого то одного из них. Поэтому никто из этих народов не может иметь права на присвоение этого общего названия в качестве своего специфичного национального наименования. В связи с этим попытка применения названия «тюрк» в качестве национального для азеров расценивалась в статье как очевидная смысловая ошибка наших национал-демократов. Кстати, я исхожу из того, что и анатолийские тюрки не имеют права «приватизировать» общетюркское наименование «тюрк» в качестве своего национального наименования. Справедливости ради следует отметить, что в Турции в различные периоды предлагалось несколько вариантов для иного наименования турецкой нации. В Турции тюркское население страны было сформировано из племен, относящихся к разным языковым подгруппам тюркской группы языков, имевших специфичные наименования. В связи с развернувшимися во второй половине ХЫХ века процессами складывания турецкой буржуазной нации возникла потребность в едином наименовании, новорожденной турецкой нации. Поскольку в качестве подобного интегрированного названия естественно выступил общий для различных тюркских племен термин «тюрк», то именно он и закрепился в Турции в качестве официального наименования.

В отличие от турок Турции азеры Азербайджана в вопросе выбора оптимального национального наименования находятся в более выгодном положении. Дело в том, что нам нет нужды придумывать какие-то названия для наименования нашей нации, поскольку мы располагаем исконным историческим наименованием «Азер» нашего народа и нам надо просто его восстановить, используя это наименование вместо довольно искусственного наименования «азербайджанцы». В связи с чрезвычайной важностью подобного вопроса унификации названий нашего народа и языка уместно привести следующие соображения.

На мой взгляд, унификация названий народа и языка будет оптимальной, если построить ее на основе ключевого для этнической истории нашего народа названия «Азер». Правда, вначале придется освободить это исконно тюркское название от преобладавшей ранее ираноязычной трактовки, согласно которой «Азер» означает огонь. Следует отметить, что современное освещение различных базовых вопросов древнего периода истории азеров, в том числе и в вопросе трактовки названия «Азер», пока не может считаться удовлетворительным. Дело в том, что современная историческая наука Азербайджана все еще находится в стадии переосмысления нашей древней истории в свете открывающихся новых исторических фактов, а также в ходе постепенного отхода от советской традиции идеологизированного, политизированного подхода к трактовке нашей древней истории. Как известно, в советский период молодой и неокрепшей исторической науке Азербайджана навязывался принцип искусственной иранизации древнего периода этнической истории нашего народа, лишая тем самым наш тюркский народ его генетических связей с древним тюркским шумерским этносом, внесшим огромный вклад в становлении основ древней цивилизации человечества. Таким образом, пытались лишить азеров естественной гордости за свою древнюю истории, нанося тем самым дополнительный удар по морали и свободолюбию патриотов, которые еще в конце 50-ых начале 60-ых годов прошлого века начали движение национального пробуждения и освобождения от оков советской тоталитарной системы. К сожалению, подобная антитюркская идеологическая подоплека советской исторической школы проявилась в Азербайджане также и в раскрытии семантики ключевого для нашего этноса термина «Азер» («Azяр»), который в советский период длительное время представлялся исключительно как фарсидский термин, означающий огонь. Следует отметить, что раскрытие подлинной семантики термина «Азер» довольно не простое дело. Это было обусловлено не только отмеченной идеологической направленностью трактовок исторических событий советской исторической школы, но и недостатком исторического материала и общей слабостью новорожденной исторической школы Азербайджана. В результате мы имели в советский период неполноценное и зачастую ошибочное освещение многих аспектов древней истории страны, в том числе и в вопросе верного установления этноязыковой идентичности населявших ее племен и народностей. Например, в первом томе академического труда «История Азербайджана», изданного в 1958 г., указывается, что название «Азербайджан» происходит от имени правителя страны Атропата, жившего в ЫВ веке до н.э. [3,с.44]. Однако последующие исторические изыскания наших ученых выявили ошибочность подобной трактовки. Так, установлено, что создатель «Авесты», священной книги зороастризма, Зардушт, живший в ВЫ веке до н.э., утверждал: «…мои мюриды - хранители огня, носители огня - азербаны, распространившись повсюду, вернулись в нашу страну Азербаган» [4]. Как видно, название Азербаган намного древнее названия Атропатена и уже поэтому название страны не может быть производно от имени правителя Атропата. Нетрудно заметить, что в названии Азербаган, или Аз-ер-ба-ган имеются все составные части более позднего названия Аз-ер-бай-джан.

Бурный период развития национального самосознания народа Азер и национальной исторической науки в Азербайджанской ССР в 60-ых годах ХХ века позволил выявить новые подходы в трактовке различных проблемных сторон нашей истории. Это дало возможность более эффективно и обоснованно вести борьбу с серьезными искажениями нашей истории. В освещении нашей истории сегодня можно выделить наличие двух противоположных подходов двух лагерей наших историков: один лагерь пытается иранизировать генезис народа Азер, а другой лагерь довольно успешно вскрывает новые факты и доказательства доминирующих тюркских корней автохтонного азерского народа страны. Подобная борьба идет, в частности, и вокруг трактовки названий «Азер» и «Азербайджан». Я разделяю убедительность позиций тех исследователей, которые дают тюркскую трактовку этих названий. А именно, согласно тюркской трактовке, название «Азер» («Azяr») состоит из компонентов «Аз» и «ер» («Az» и «яr»). «Аз» (фонетические варианты Аз/Ас) является названием тюркского народа «ас», широко расселенного в древности на просторах Азии. «Ер» (Ar/ Яr) по-тюркски означает человек, мужчина, в дальнейшем же этот компонент в сложных словах принял значение суффикса, означающего множество, народ. Таким образом, Аз-ер (Az-яr) означает по-тюркски «народ Аз». Одно из значений древнетюркской компоненты «бай» («bayat», «bay») в названии «Азербайджан» это бог, на тюркском же наречии компонента «кан»-«ган»-«джан» имеет значение места, благодатного места. Таким образом, значение названия Азербайджан раскрывается по-тюркски как благодатное место, где находится божество народа Азер, или благодатное место, которому народ Азер поклоняется и где он живет [5]. Полагаю, на верность подобной трактовки может указывать и сущность возникшего в Азербайджане учения зороастризма. Зороастризм, построенный на основе культа огня, обоготворял Азербайджан как страну, которая характеризуется выходящими на поверхность земли священными огнями. Наши ученые на основе фактов все более склоняются к мнению, что родной язык зороастрийцев-магов и их патриарха Зардушта был тюркским [6, с.246-256]. Это также указывает на то, что язык древних азеров был тюркским.

Переселившиеся на территорию нынешнего Ирана в начале I тысячелетия до н.э. ираноязычные племена в дальнейшем перенимают от зороастрийцев их религию огнепоклонства. Полагаю, активная приверженность древних азеров культу огня могла оказать на иранские племена столь сильное воздействие, что они ассоциировали название народа Азер с огнем. Следствием этого, думается, стало употребление названия Азер в иранских языках в значении слова «огонь». Подобный ассоциативный перенос понятий является обычным явлением в практике жизни. Таким образом, например, зачастую образуются псевдонимы, прозвища. При этом некоторые ираноязычные племена приняли название «Азер» как самоназвание, но в чуть иранизированном стиле «Азери» добавив фонему «и», именуя, кстати, этим же термином и свой язык. Таким образом, тюркское слово «Азер» привилось и у части пришлого ираноязычного населения. Кстати, некоторые попытки представления зороастризма как учения ираноязычных племен, основываясь на тексты «Авесты», неуместны, поскольку оригиналы «Авесты» были уничтожены ранее по приказу завоевателя Александра Македонского, из-за чего «Авеста» на языке оригинала не сохранилась. Заслуга фарсов заключалась лишь в том, что они частично восстановили текст «Авесты», но уже на своем иранском пехлевийском наречии.

Итак, пожалуй, главное для нашего этноса наименование «Азер» является исконно тюркским. Лаконичность, звучность этого термина делает его весьма удобным для формирования на его основе диверсифицированных названий национальности и языка. Полагаю, прибавляя к этой основе соответствующие грамматические формы, можно достичь оптимального уровня дифференциации между наименованиями нашей нации, национальности и языка, что позволит обеспечить более высокую языковую стилистику в этой сфере.

Представляется, что идущее из глубокой древности исконное тюркское название «Азер» нашего этноса возможно и сегодня использовать в качестве наименования этноса, народа, нации, соответственно - «Azяr qцvmi» («Этнос Азер»), «Azяr xalqэ» («Народ Азер»), «Azяr millяti» («Нация Азер»).

Для обозначения национальности представителей мужского пола предлагаю термин «Azяrli» («Азерлиец»), а женского пола - «Azяrlя» («Азерлийка»). Как видно, для идентификации национальной принадлежности мужчин к термину «Azяr» прибавляется суффикс «- li», а для обозначения женщин в суффиксе «-li» конечная фонема «-i»» сменяется на фонему «я». Подобный подход в деле терминологической дифференциации в номинативном обозначении людей в соответствии с признаком их половой принадлежности был предложен мной еще в 1993 г. для дифференциации национальных фамилий по признаку пола. В то время я предлагал, чтобы национальные фамилии, оканчивающиеся на суффикс «-li» и его производные, на суффикс «-ci» и его производные, использовались для обозначения мужских фамилий, а для обозначения женских фамилий я предлагал в отмеченных суффиксах сменить фонему «-i» на фонему «- я». Таким образом, фамилии вида, например, Hяsяnli или Dяmirчi - мужские, а вида Hяsяnlя или Dяmirчя - женские [7].

Далее, термин «Azяri», который ныне периодически используется для наименования и народа, и языка более оптимально, на мой взгляд, применять лишь для наименования языка - «Azяri dili» («Язык Азери»), поскольку исторически первоначально он использовался для обозначения языка.

Правильность подхода полновесной реанимации древнего названия «Азер» нашего народа для целей оптимизации современных названий титульной тюркской нации, национальности и государственного языка Азербайджана находит подтверждение с несколько неожиданной для нас стороны. А именно, посетивший несколько раз Азербайджан после восстановления государственной независимости всемирно известный норвежский путешественник и исследователь древних цивилизаций Тур Хейердал представил версию о возможно общих корнях азеров и норвежцев. Он проводил исследование наскальных надписей в Гобустанском наскальном заповеднике Азербайджана и установил идентичность изображения лодок на скалах Гобустана и на скалах Норвегии. Т. Хейердал отмечал, что согласно норвежской мифологии в начальные века нашей эры верховное божество норвежцев Один прибыл в Скандинавию из земли азеров, расположенной на западном побережье Каспия и территориально совпадающей с Азербайджаном. Один представляется как глава рода асов из страны Асахейм, который построил в Скандинавии военное укрепление Асгард. Как видно, в этих названиях делается акцент на слоге «ас», имеющий этнотопонимическое содержание. Поскольку Один прибыл в Скандинавию из места Асер, то его самого называли Асер-Один. В названии Асер произошла транслитерация буквы «з» в «с», т.е. в действительности это название звучит как Азер. Кстати, первоначально внимание норвежца к Азербайджану привлекло то, что титульный народ страны имел также самоназвание Азери. На основании отмеченных соображений Т. Хейердал пришел к выводу об общих предках азеров и норвежцев [8]. Итак, заново открывшиеся следы народа «аз» в древней истории Скандинавии с совершенно неожиданной для нас стороны подкрепляют приведенные аргументы в пользу полномасштабной реабилитации древнего названия «Азер» нашего народа в качестве современного названия не только титульного тюркского этноса независимого Азербайджана, но и всех частей нашего огромного этноса в различных регионах мира.
Итак, в ходе краткосрочного пребывания у власти независимого Азербайджана национал-демократов они своей необоснованной активацией в качестве названия титульного народа термина «тюрк», на мой взгляд, упустили шанс восстановления в качестве истинного названия нации нашего исконного термина «Азер».
В 1993 г. в Азербайджане национал-демократов у власти сменила бывшая коммунистическая номенклатура, которая исправила их ошибку, отказавшись от названия «тюрк» в качестве национального. Эта номенклатура вновь ввела в оборот в качестве национальных названий термины «азербайджанец», «азербайджанский язык», не активировав, к сожалению, для этих целей термины «азер» и «азери».
Вернувшим власть бывшим коммунистам, а точнее, коммуналистам, как я их называю, исходя из сущности строя коммунализма (а не социализма), который они пытались внедрить в Советском Союзе (анализ сущности коммуналистического строя представлен ниже), увы, также не удалось выработать оптимальную национальную идею. К подобному выводу приходишь в результате анализа идеи «азербайджанства» («azяrbaycanчыlыq»), используемой ими в качестве национальной идеи. Коммуналистическая трактовка этой идеи наполнила ее не столько национальным, сколько космополитическим содержанием, в соответствии с которым в этой идее делается акцент не на национальных интересах титульной азерлийской нации, а на гражданских интересах обезличенного в национальном плане населения страны. Согласно этой идее азербайджанцами называются не исключительно азеры тюркского происхождения как было раньше, а все жители страны, независимо от их этнической принадлежности. Иначе говоря, основа этой идеи не национальная, а космополитическая. В результате азербайджанство предстает в качестве обезличенной в национальном плане идеи, что является основным недостатком ее коммуналистической трактовки. Для внесения национальной определенности и конкретики в эту идею необходимо было построить ее, на мой взгляд, главным образом на базе национальных интересов титульного азерского этноса, к интересам которого следовало гармонично привязать интересы различных малочисленных народов страны. Этот подход был бы верным и по существу, и методологически, поскольку именно подобное соотношение в содержании национальной идеи интересов различных этносов страны может выступать как справедливое, и потому способствующее гармонизации межнациональных отношений в Азербайджанской Республике, сплачиванию малочисленных этносов вокруг титульной нации, наполняя понятие географического пространства страны содержанием той высокой духовности и святости, которая превращает простое географическое пространство в возвышенное понятие единой и неделимой Родины, которую любишь и которую готов защищать всеми доступными средствами. К сожалению, в трактовке коммуналистов азербайджанство рассматривается как идея в основном чисто территориальная, согласно которой представителям различных этносов предлагается объединяться с азерами лишь потому, что все они имеют удовольствие проживать на территории Азербайджана и быть его гражданами. В результате азербайджанство выступает в качестве не национальной, а космополитической идеи, приобретшей смысл синонима гражданства. В связи с этим для обозначения членов подобного сообщества граждан идеологи азербайджанства предлагают нам использовать предварительно ими же национально обезличенный термин «азербайджанец», называя азербайджанцами не только тюрок азеров, но также талышских, курдских, русских, лезгинских, аварских и иных жителей страны. В этой новой трактовке термин «азербайджанец» по существу лишился своей прежней национальной конкретики, которую он имел в советский период, идентифицируя лишь тюркское население Азербайджана. Итак, термин «азербайджанец» в официальной трактовке сегодня приобрел значение денационализированного понятия «гражданин Азербайджана». Тем самым, идея азербайджанства по существу выступает как денационализированная идея, лишенная естественной опорной базы в виде приоритетных национальных интересов титульной нации Азер. Кстати, отмеченная денационализированность идеи азербайджанства создает благоприятный идеологический фон для проявления сепаратистских настроений, поскольку в этой неоднозначной в национальном плане ситуации, с одной стороны, азерская нация во многом лишается своего титульного статуса, а также роли объединяющего страну начала, а с другой стороны, в условия подобного искусственно образованного ролевого вакуума у малых этносов страны появляется соблазн к гипертрофированной трактовке своих специфичных этнических интересов, особенно если им удается овладеть частью важных государственных рычагов. Иначе говоря, в отмеченной трактовке идея азербайджанства как бы выбивает из под фундаментальной идеи нашего государственного устройства - идеи унитарности - ее базовую основу в виде национальных интересов государствообразующего народа Азер.
Полагаю, подобная космополитическая трактовка коммуналистами идеи азербайджанства не случайна. Воспитанные на традициях советского космополитического пролетарского интернационализма коммуналисты придают фактору национальных интересов в многонациональной стране негативный оттенок, относясь к нему как к конфликтогенному фактору, несущему якобы потенциальную угрозу разъединения народов. Коммуналисты хорошо помнят, что именно национальный фактор сыграл немалую роль в крахе СССР (хотя, в действительности крах СССР был результатом формационной недееспосбности коммунализма, одним из внешних проявлений которой и стали национальные противоречия). Итак, в трактовке коммуналистов идея азербайджанства выступает на деле как денационализированная, космополитизированная противоположность истинно национальной идеи. На практике подобный деструктивный подход коммуналистов проявился, например, в изъятии ими из удостоверений личности, играющих роль внутригосударственных паспортов Азербайджана, которые, кстати, называются национальными, самой важной для национальной идентификации личности графы - графы «национальность». Очевидно, что подобная сократительная операция в национальных паспортах означает нарушение прав граждан на документальную фиксацию своей национальной принадлежности, чем, кстати, наносит серьезный ущерб процессу развития и закрепления национального самосознания представителей различных этносов Азербайджана. Причем, самый большой вред при этом наносится, на мой взгляд, именно азерской нации. Дело в том, что основные контингенты нашего народа на территории Ирана, Турции, Ирака до сих пор не имеют возможности реализовать естественное право на документальную фиксацию своей национальной принадлежности. Это выступает в качестве серьезной помехи в деле формирования и закрепления их азерлийского национального самосознания, а также является одной из причин иноэтничной ассимиляции азеров в этих странах. Кроме того, из-за отсутствия возможности документальной фиксации национальной принадлежности азеров в этих странах сегодня невозможно установить точную численность азеров в мире. Поэтому нашим общеазерлийским национальным интересам отвечало бы введение в этих странах порядка документальной фиксации в национальных паспортах национальной принадлежности живущих в них азеров. В этом смысле восстановление графы национальность в паспортах азеров независимого Азербайджана может стать стимулирующим примером для азеров сопредельных стран в деле инициации их требования относительно аналогичной документальной фиксации своей национальной принадлежности в странах проживания. К сожалению, в независимом Азербайджане пока, что демонстрируют прямо противоположный общеазерлийским национальным интересам негативный пример в виде устранения из наших паспортов графы национальности. Поэтому считаю, что одним из первоочередных дел будущей патриотической власти должно стать восстановление в наших паспортах графы «национальность». Это есть наш долг перед самими собой, своими детьми и перед всем общеазерлийским сообществом. При этом для обозначения национальности азеров, думается, более оптимально использование лишь названия «Азерли» («Azяrli»). Из вышеприведенной аргументации, полагаю, однозначно следует вывод о неприемлемости для целей нашей национальной идентификации вариантов «Тюрк» (Tьrk») или «Азербайджанец» («Azяrbaycanlы»). Тем не менее, учитывая актуальность проблемы национальной идентификации уместно привести дополнительные соображения о неприемлемости названия «Азербайджанец» в качестве нашего национального наименования.
Как видно, термин «Азербайджанец» производен от названия страны «Азербайджан». Вообще-то известны примеры образования названия народа от названия страны, что часто бывает результатом случая или следствием отсутствия устоявшегося общепринятого этнического названия для тех племенных образований, которые образуют этнос. Однако, это не может относиться к нам, поскольку у нас название «Азер» («Azяr»), как название народа, существует еще с седой древности и, более того, именно на основе этого названия в древности было образовано название страны Азербайджан. Как видно, название нашей страны вторично по отношению к исторически первичному названию Азер нашего народа. Вот почему нынешнее придумывание уже от названия страны нового названия нашего народа в виде «Азербайджанский народ» выглядит как искусственное и неудачное деяние. Поэтому куда естественнее и разумнее было бы не придумывание нового названия нашему народу, а восстановление в полных правах исконного этнонима «Азер» в качестве естественного полноценного названия нашего народа, нации, этноса. Для обозначения же национальности представителей нашей нации, повторяю, уместен предлагаемый мной новый термин «Азерли» («Azярli»), который и следует фиксировать в графе национальность, которая, надеюсь, в скором будущем будет восстановлена в наших паспортах.
Итак, в самом конце ХХ века азерлийская национальная идея нового независимого Азербайджана подвергалась отрицанию со стороны обоих основных противоположных политических полюсов - и национал-демократов, и коммуналистов. Оба эти лагеря, каждый по-своему, занимали объективно деструктивные позиции в отношении нашей национальной идеи. Если правящие в 1992-1993 г.г. национал-демократы, фактически денационализируя нас, отрицали специфичную азерлийскую национальную идею с позиций пантюркизма, превращающего Азербайджан в придаток Турции, то коммуналисты, властвующие с лета 1993 г., отрицали азерлийскую национальную идею с позиций космополитизма, в котором так узнаются черты столь милого их бывшим советским сердцам пролетарского интернационализма. В результате всего этого мы так и не выработали до настоящего времени продуктивную национальную идею. Подобное положение весьма негативно отражается на национальном развитии азерского этноса, поскольку он в результате не может обрести верные долгосрочные стратегические ориентиры своего этнического развития, что, в свою очередь, мешает установлению таких верных тактических ориентиров развития, которые могли бы обозначить выигрышные направления этнической эволюции на отдельных последовательных этапах развития нации.
В представляемой здесь разработке раскрывается сущность новой азерлийской национальной концептуальной идеи, которая, полагаю, позволит установить высокоэффективные стратегические и тактические ориентиры развития всех основных частей азерского этноса в Передней Азии - в Азербайджанской Республике, Иране, Турции, Ираке. По своей сущности азерлийская национальная идея выступает как концепция соединения колоссального эволюционного потенциала предлагаемой мной будущей посткапиталистической танмаядарной системы с огромными людскими, геополитическими, природно-хозяйственными, духовными и иными ресурсами азерского этноса Передней Азии. Подобное соединение нашло отражение и в названии предлагаемой ниже общеазерлийской национальной концепции, которая в соответствии с прогнозируемыми мной ее тремя последовательными стадиями развития будет иметь соответствующие им три следующих названия - «Танмаядарный азеризм» («Tяnmayadarлы azяrчilik»), «Танмаядарный паназеризм» («Tяnmayadarлы панazяrчilik») и «Танмаядарный азерицентризм» («Tяnmayadarлы azяrмяркязчilik»).
Вначале представлю свой прогнозный анализ процессов национального развития на первой стадии действия общеазерлийской национальной концепции, т.е. на стадии танмаядарного азеризма.
Полагаю, что специфичные проявления идеи танмаядарного азеризма в тех странах Передней Азии, где проживают крупные компактные автохтонные группы азеров, будут объективно определяться значительными различиями в уровнях этнического, социально-экономического, политического развития азеров этих стран. Следовательно, общеазерлийская национальная идея будет проявляться в этих странах в виде своих разновидностей. Для более полного раскрытия особенностей этих разновидностей азерлийской национальной идеи в отмеченных странах необходимо предварительно раскрыть общеазерлийский смысл национальной идеи, а затем от этих общих позиций перейти к рассмотрению частных проявлений данной идеи в отмеченных странах.
Общеазерлийское содержание национальной идеи определяется, на мой взгляд, теми основными эволюционными задачами и проблемами, которые проистекают из тех коренных этнических интересов, которые являются общими всех азерских этносов в странах Передней Азии, и для своего оптимального разрешения объективно требуют координацию совместных усилий азеров этих стран. Эти общеэтнические интересы, содержание которых будет раскрыто ниже, образуют объективную тенденцию интеграции азериязычных этносов Ближнего Востока в единый азерский суперэтнос. Поскольку наиболее оптимальное разрешение задач и проблем стратегического развития азерского суперэтноса я увязываю, с одной стороны, с решительным и опережающим в сравнении с иными этносами начальным использованием формационных преимуществ танмаядарного строя, а с другой стороны, с преференциями, вытекающими из совокупной этнической мощи азерского суперэтноса, выраженной в суммарности геополитического, материального, духовного, языкового, демографического потенциалов всех азерских этносов, то общеазерлийская национальная идея логично представляется мне в виде соединения огромного эволюционного потенциала посткапиталистического танмаядарного строя с совокупной этнической мощью всех азерских этносов.
Анализ содержания общеазерлийской национальной концепции танмаядарного азеризма уместно начать с раскрытия того содержания, который в контексте этой национальной концепции имеют танмаядарная формационная идея и этническая идея азеризма.
Вначале кратко представлю сущность танмаядарной формации. Должен отметить, что более подробно концепция нового танмаядарного устройства изложена в цикле моих статей в №№ 8,9,10 журнала «Ганун» («Qanun», Баку) за 2003 год. Начинается этот цикл с аналитической статьи природы общественного строя в бывшем Советском Союзе. Мной выдвинута версия о коммуналистической сущности этого строя, представляющего собой, согласно моему анализу, коммуну в масштабах государства. Поскольку, на мой взгляд, в СССР был построен не социализм, а коммунализм, то правильнее будет советских коммунистов называть коммуналистами. Крах советской системы явился закономерным следствием формационной недееспособности искусственной, не естественноисторической системы коммунализма, поскольку в его содержании отсутствовало основное условие жизнеспособности любой общественно-экономической формации - механизм материальных интересов и рыночных отношений [9]. К сожалению, коммуналистический системный кризис из почившего в 1991 году Советского Союза перешел и в восстановившую государственную независимость Азербайджанскую Республику. Это произошло из-за того, что в постсоветском Азербайджане, как, кстати, и в других бывших советских республиках, кроме республик Прибалтики, продолжали сохраняться некоторые существенные системообразующие признаки коммунализма. Сегодня мы стоим перед необходимостью решительных шагов по скорейшему переходу от системы властвующего симбиоза коммунализма с порождаемым им диким капитализмом к системе власти современного цивильного капитализма. Полагаю, эта задача будет решена в близком будущем. А что же дальше? Для людей, вышедших из советской системы, капитализм даже цивильный как система малопривлекателен и в него не очень-то и хочется входить. Ведь капитализму как системе свойственны такие моральные ценности, которые плохо стыкуются с чувством собственного достоинства человека, поскольку, отражая присущую капитализму болезненную страсть к наживе любым способом, в том числе и аморальными методами, ориентируют нас на оценку людей преимущественно по величине их капитала, а не их человеческим достоинствам. Плохо и то, что капитализму свойственны неизбежные разрушительные циклические кризисы перепроизводства, отбрасывающие каждый раз общество назад. Наконец, даже цивильный капитализм в стратегическом плане также недостаточно приемлем для нас, поскольку мы столь значительно отстаем от цивильных стран, что только цивильный капитализм будет недостаточен предоставить нам в краткие сроки решающие преимущества в конкуренции со значительно более развитыми капиталистическими странами. Поэтому если Азербайджан хочет в короткие исторические сроки догнать развитые страны, то ему необходима совершенно новая стратегия высокоэффективного развития. В качестве такой стратегии я предлагаю концепцию перманентной (непрерывной) революции, состоящей из последовательных революций - вначале мной предлагается осуществление революции цивильного капитализма, с целью быстрого внедрения его базовых основ, прежде всего, демократии, верховенства закона, независимости и взаимной регуляции законодательной, судебной и исполнительной ветвей власти, а также освоения специфичного инструментария развития цивильного капитализма, после чего, не замыкаясь на процессе его дальнейшего построения, тут же приступить к подготовке мирной танмаядарной революции, чтобы путем ее реализации подключить к нашему развитию огромный эволюционный потенциал танмаядарной формации и таким образом получить то ускорение, которое позволит еще при жизни и активном участии нынешнего среднего поколения реально догнать развитые страны и в полной степени насладиться жизненными благами весьма высокого уровня жизни будущей танмаядарной системы. Концептуальные основы танмаядарной общественной системы были разработаны мной в виде оригинальной версии посткапиталистического общества [10].
Танмаядарлыг является сложным словом, составные части которого на азерийском языке образуют название формации, исходя из определяющего ее признака - равнодолевого типа собственности. В соответствии с этим в новом термине «танмаядарлыг» часть «тан» («tяn») означает равность, «мая» («maya») по своей семантике имеет смысл капитала, на владельца которого будет указывать суффикс «дар» («dar»), а суффикс «лыг» («lэq») имеет значение суффикса «изм» как, например, в слове капитализм.
Сравнивая, отметим, что в отличие от разнодолевой капитальной собственности формации капитализма формация танмаядарлыга основана на типе базовой равнодолевой собственности. Основная производственная ячейка танмаядарного общества - танмаядарное предприятие, собственность которого распределена среди работников-танмаядаров таким образом, чтобы каждый работник владел лишь одним паем (долей) собственности, причем величина этого пая у всех работников равная. Танмаядарное предприятие является предприятием закрытого типа, поскольку лишь работники предприятия обладают танмаядарным паем, который они не имеют права продать за пределы своего предприятия. При увольнении танмаядары будут оставлять свой пай на предприятии, получая вместо него компенсацию.
Танмаядарлыг следует считать полноценной формацией, поскольку он будет базироваться на новой разновидности собственности - танмаядарной собственности и адекватной ей новом типе отношений собственности. Танмаядарлыг будет посткапиталистической формацией, потому что капитал, как базовое явление экономической системы капитализма, подвергается в танмаядарлыге решающим качественным трансформициям. А именно, ввиду равности величин персональных танмаядарных паев работников отдельного танмаядарного предприятия эти паи не смогут участвовать в процессе деления прибыли предприятия между работниками. Дело в том, что работники, скорее всего, не согласятся на принцип равного деления прибыли, который логически вытекает из принципа равности индивидуальных танмаядарных паев. Подобная позиция танмаядаров будет исходить из того, что они обладая различной индивидуальной производительностью будут вносить различный трудовой вклад в образование прибыли предприятия и потому естественно будут ориентированы на деление всего дохода предприятия в соответствии с индивидуальными трудовыми вкладами танмаядаров. Поэтому, считаю, что прибыль танмаядарного предприятия будет распределяться исключительно по персональному трудовому вкладу каждого работника. Следовательно, внутри танмаядарного трудового коллектива материальные отношения будут осуществляться в соответствии с трудовыми вкладами работников, а не по их капитальным паям, что будет означать как - бы исчезновение капитала в производственных и собственнических отношениях внутри коллектива предприятия. Поэтому в качестве капитала танмаядарные доли собственности танмаядаров данного предприятия будут проявлять себя, полагаю, лишь на уровне собственнических отношений с другими предприятиями. Итак, если на капиталистическом предприятии материальные отношения строятся по капиталу и труду, то в отличии от этого на танмаядарном предприятии материальные отношения будут строиться лишь по труду. Поэтому по сравнению с капиталистическим предприятием на танмаядарном предприятии будет режим повышенной трудовой стимуляции, поскольку величина дохода танмаядаров будет определяться лишь их трудовой отдачей. Подобная специфика танмаядарных производственных отношений, несомненно, обусловит такой высокий уровень востребованности в эффективной трудовой отдаче работников, который в массовом масштабе не может быть достигнут на капиталистическом производстве. В результате в танмаядарной экономике будут достигнуты значительно более высокие показатели общественной производительности труда, чем в капиталистической экономике. Именно подобное системное превосходство танмаядарлыга обеспечит неизбежную историческую победу танмаядарного строя над капиталистическим устройством.
С целью форсированного построения танмаядарного общества мной была предложена версия нового типа приватизации - танмаядарной приватизации [11].
Предварение настоящей теоретической разработки изложением смысла некоторых базовых понятий коммунализма и танмаядарлыга необходимо в связи с широким использованием этих понятий в настоящем исследовании.
А теперь приступим к раскрытию содержания другой части национальной концепции, которая заключается в этнической идее азеризма. Для этого вначале необходимо уточнить ту этническую среду и то оперативное пространство, на которой может развернуться действие рассматриваемой ниже национальной идеи. Это, в свою очередь, потребует от нас предпринять краткий экскурс в древнюю историю азериязычных этнических групп нашего региона.
Успехи исторической и археологической науки в бывшем СССР в последней четверти ХХ в. позволили внести серьезные коррективы в трактовку древней истории этносов степей Евро-Азии, имеющих отношение и к истории Азербайджана. Если до середины прошлого столетия большинство ученых однозначно относило основное население этих степей, например, скифов и саков, к ираноязычным племенам, то в последующем все больше аргументов стало появляться в пользу мнения, что часть племен скифов и саков были тюркоязычны [12, с.26]. В ВЫЫ в. до н.э. в нынешней Гяндже-Газахской зоне поселились тюркоязычные скифы и саки, имя которых отразилось в топониме Шеки (Шяki) этой зоны. В ВЫ в. до н.э. под давлением мидян большинство скифов ушло на Северный Кавказ, а оставшиеся слились с местным населением. На тюркоязычность населения основной территории страны в Куро-Араксинской низменности указывает то обстоятельство, что на этой территории имеются сплошь тюркские топонимы, но нет древних следов ираноязычных или дагестаноязычных топонимов [13, с.19, 95]. Исходя из того, что часть скифов и саков была тюркоязычной, исследователи разделяют территорию тюркоязычных и ираноязычных племен в Казахстане и Средней Азии, размещая первых севернее Арала, а вторых - южнее [14, с.40]. Однако новые данные дают основания полагать, что тюрки жили и южнее Арала. Так, например, в 1970 г. рядом с г. Алма-Ата в Иссыкском кургане была найдена гробница молодого знатного воина, отнесенная к В в. до н.э. В гробнице найдена серебряная чаша, на которой была надпись на тюркском языке [15]. Эта сенсационная находка указывает на то, что в В в. до н.э. тюрки проживали также и на той территории, которую раньше относили к территории ираноязычных племен. В связи с вопросом размещения в древности тюркских и иранских племен у меня складывается впечатление, что это размещение в древности в основном сохраняется и в современном расположении тюркских и ираноязычных этносов. Подобное же можно сказать и в отношении этносов Азербайджана, порядок размещения на территории которого тюркского, ираноязычного и дагестаноязычного населения в древности и сегодня различается ненамного, на что, в частности, указывает отмеченный выше факт отсутствия в топонимике срединных районов страны дагестаноязычных и ираноязычных топонимов. Причем, представляется, что в древности различные автохтонные тюркоязычные племена, в том числе, и племя асов, составляли превалирующую часть населения Азербайджана, что, несомненно, явилось одним из факторов, обеспечивших тюркоязычность основной территории страны. Следует отметить, что в древности асы мигрировали на просторах Центральной, Средней и Передней Азии, частично размещаясь и в Азербайджане. Это, в частности, относится и к племени «кас» от которого затем образовались племена каспиев и касситов. Исследователи отмечают, что племя кас пришло в Азербайджан из Центральной Азии во ЫЫ тысячелетии до н.э.[16]. Информация о касах представляется в письменных источниках античных авторов. К сожалению, античные авторы допускают несколько неверную передачу наименования племени кас. В связи с этим интересны доводы азербайджанского ученого Джафара Джафарова, который сообщает, что ряд письменно зафиксированных этнонимов, которые тюрки при произношении употребляли с добавлением начальной фонемы «а», античные авторы давали без этого «а». Дж. Джафаров, устраняя эту ошибку и добавляя начальную фонему «а», реставрировал целый ряд древних этнонимов, в том числе и истинное название этнонима «кас» в виде «акас», который можно разложить на составные части «ак-ас» («ak-as»), что по-тюркски означает «белые асы». Аналогично название племени «сак» в действительности есть «асак» - «ас-ак» («as-ak»), или по-тюркски также «асы белые» [17]. Итак, и касы, и саки - это тюркские племена «белых асов/азов». От касов произошли тюркоязычные каспии, занимавшие в древности территорию от Каспийского моря на востоке до города Каспи в Грузии на западе, с севера от города Дербента и далее на юг вдоль Каспийского моря, охватывая южное и восточное побережье Каспия до Мангышлака [18, с.13]. К востоку от каспиев до Аму-Дарьи жили родственные им племена тюркоязычных саков (вообще-то, в древности степень языковой близости даже генетически несколько отдаленных друг от друга тюркских племен была значительно выше, чем сегодня). Итак, тюркоязычные асы, имя которых дало начало названиям Азер и Азербайджан, охватывали в древности полукругом Каспийское море с востока, юга и запада, населяя территории современного Азербайджана, северного Ирана и западного Туркменистана. Поскольку общее название этой территории асов-азов-азеров отсутствует, то это создает определенные неудобства для изложения представляемой ниже национальной идеи, которая опирается также и на общность территории древнего расселения этнических групп асов к востоку, югу и западу от Каспия. Поэтому предлагаю всю указанную территорию вокруг Каспия, на которой в глубокой древности расселился этнос «аз/ас», названный затем «азер», обозначить условным наименованием «Азерия» («Azяriyя»). Подкрепить подобное предложение можно следующими вполне объективными основаниями. Во-первых, с древнего периода и вплоть до ХВЫ века язык тюрок на указанной территории, как на западе, так и на востоке от Каспия был фактически одним и тем же азерийским языком. Во-вторых, с древних времен и до сих пор сохраняется антропологическое единство наследников азов, то есть тюркского населения Азербайджана и Туркменистана, которое относится к одному и тому же каспийскому антропологическому типу [19, с.161] К сожалению, не сумела сохранить свой тюркский язык та часть каспиев, которая жила на южном побережье Каспия. Эти каспии подверглись ассимиляции со стороны ираноязычных племен и у них к середине первого тысячелетия до н.э. было уже иное наименованиеие - «тапуры» (сегодня население этой территории именуется мазендаранцами, которых можно считать потомками тапуров, а значит и каспиев) [20, с.18].В результате сплошная этноязыковая среда тюрок-каспиев была прервана с юга, что разделило историческую Азерию на две части - восточную часть, которую можно назвать Туранской Азерией, и западную часть, которую уместно наименовать Кавказо-Иранской Азерией, получившей затем название Азербайджан. Несмотря на подобное разделение, этноязыковое единство азеров обеих частей Азерии особенно не пострадало, ибо, во-первых, между ними сохранялось морское сообщение, а во-вторых, общение между ними приняло характер постоянных контактов в связи с тем, что с ЫЫЫ века до н.э. вступил в действие Великий Шелковый путь [21], проходящий через территорию этих частей Азерии. Это этноязыковое единство обеих частей Азерии еще более укрепилось после появления в ВЫЫЫ в. н.э. крупных огузских масс в Туране и Азербайджане, что могло стать возможным лишь в случае идентичности тюркского языка этих огузов языку азеров. Именно подобная идентичность может объяснить, например, то обстоятельство, что огузы-сельджуки не оказали какого-либо заметного корректирующего языкового воздействия на язык азеров обеих частей Азерии. Основное корректирующее воздействие огузского фактора выразилось в нашем регионе, пожалуй, в активизации процесса распространения ислама и значительном усилении здесь тюркской компоненты. Думаю, именно под их воздействием азеры Турана, частично смешавшись с ними, приняли ислам и после этого стали именоваться туркменами. При сельджуках Великий шелковый путь продолжал оказывать нивелирующее воздействие на ментальные и языковые особенности как азеров обеих частей Азерии, так и других тюркских народов, расположенных на этом пути. Полагаю, именно благодаря подобному нивелирующему воздействию и изначальной близости тюркских языков представители территориально весьма отдаленных народов, например, азеры и уйгуры, способны и ныне без переводчика изъясняться друг с другом на своих языках. В связи с ликвидацией в ХЫЫЫ веке Великого Шелкового пути в результате катастрофического монгольского нашествия возникли определенные проблемы в межтюркском общении, в том числе и в общении между азерами Туранской и Кавказо-Иранской частей Азерии. Эти проблемы во многом были обусловлены резким уменьшением численности азеров Турана.. Во-первых, на общее уменьшение численности азеров к востоку от Каспийского моря повлияло также перемещение части их на запад в Иран и Анатолию в ходе сельджукских походов. Во-вторых, губительные последствия для туркмен имело монгольское завоевание в начале ХЫЫЫ века: «Если учесть, что монгольские полчища перебили взрослое мужское население всех городов и населенных пунктов, еще добавить увезенных в плен женщин и детей, то получается внушительная цифра, т.е. территория Туркменистана была почти опустошена» [22, с.6]. В ходе монгольского нашествия ХЫЫЫ века была истреблена основная часть азериязычного населения Туранской Азерии, что значительно ослабило азеров в этом регионе. В ХВЫЫ веке возникли новые и серьезные проблемы в деле непосредственного общения между азерами к западу и к востоку от Каспия, поскольку между ними вклинилась та часть туркменских племен, которая говорила на кыпчакизированном диалекте и раньше проживала на севере Турана в районе Мангышлака и реки Узбой. Эта кыпчакизированная часть туркмен в связи с засухой и высыханием Узбоя в массовом порядке в ХВЫЫ веке переселилась на юг и вытеснила оттуда азериязычных туркмен, которые частично переместились на восток к Амударье и к Хорезму, а частью были ассимилированы [23,с.13]. В результате этого прервался непосредственный контакт между азерами, живущими по обе стороны от Каспия. К сожалению, этот контакт не восстановлен до сих пор. А ведь в Туркмении и сейчас имеется немалый азериязычный этнический пласт. Современных туркмен исследователи делят на две группы, называемые условно огузской и алано-кыпчакской. В этногенезе огузской группы туркмен решающую роль сыграли огузы, а этногенез алано-кыпчакской группы туркмен протекал при непосредственном участии кыпчаков, живших севернее огузов на Мангышлаке и прилегающих к нему северных территориях [24]. Отмеченные территориальные перемещения кыпчакской группы туркмен обусловили существенную трансформацию языковых характеристик основной массы туркмен. А именно, язык основной части туркмен современного Туркменистана, хоть в целом и продолжает относиться к огузской подгруппе тюркских языков, однако приобрел значительно кыпчакизированные черты. В результате, если до ХВЫЫ века не было никаких лингвистических проблем в языковом общении между азерами и туркменами, говоривших, в сущности, на одном и том же азерийском языке (посетив Туркменистан в 1992 г. я был приятно удивлен тем, что в Чарджоу и ряде других мест часть туркмен говорила на диалекте, который вполне можно было принять за диалект азерийского языка), то, начиная с ХВЫЫ века, возможности непосредственного языкового общения между кыпчакизированными туркменами основной части территории Туркменистана и азерами Азербайджана в существенной степени затруднились. Тем не менее, туранские азеры и после ХВЫ века сохранили часть своей этнической территории, которая приблизительно соответствовала территории возникшего в дальнейшем Хивинского ханства. Можно сказать, что и сегодня в языковом плане туранские азеры представлены туркменами и узбеками, живущими в Хорезме, Чарджоу, вдоль реки Амударьи, т.е. на территории бывшего Хивинского ханства. Поэтому, кстати, не случайно, что к каспийскому антропологическому типу азеров наряду с туркменами Туркменистана антропологически весьма близки и узбеки Хорезма [25, с.166].
Повторюсь, первичная причина указанного серьезного сужения территории туранских азеров проистекает, прежде всего, из того, что, начиная с ХЫ века, большинство их вместе с сельджуками мигрирует в Иран и далее в Анатолию, образуя там огромную Сельджукскую державу, но ослабляя при этом свои позиции в Туране. Вместе с туранскими азерами в Анатолию мигрирует и часть кавказо-иранских азеров. В результате, несмотря на серьезное сужение в последующем этнической территории туранских азеров, азерам Турана и кавказо-иранским азерам удалось образовать в Малой Азии свою новую этническую территорию, которую я предлагаю именовать Анатолийской Азерией. Эта новая азерская территория в ХЫ веке охватывала восток и центр Анатолии, гранича на западе с Византией.
Напомню, предпринятый выше краткий экскурс в историю был необходим мне для того, чтобы уточнить ту этническую среду и ту оперативную территорию, на которой может развернуться действие рассматриваемой ниже национальной идеи. Как следует из вышесказанного, объектом предлагаемой национальной идеи будет в основном азерская этническая среда, а опорным оперативным пространством национальной идеи явятся Кавказо-Иранская, Анатолийская и Туранская Азерии. Проживающие на отмеченном оперативном пространстве все автохтонные части азериязычного населения вместе с частями азерлийской диаспоры в различных странах мира я объединяю под единым названием - Большой азерский этнос (Бюйцк Азяр гювми).
Позиции Большого азерского этноса в современном мире следует оценивать как весьма слабые. Обусловлено это главным образом огромным отставанием в уровне развития всех частей Большого азерского этноса Передней Азии по сравнению с уровнем развития высокоразвитых стран планеты. Для ускоренного преодоления этого отставания нам необходимо использовать высокоэффективные, экстраординарные средства развития. Именно таким, чрезвычайно эффективным средством для осуществления кардинального революционного скачка в развитии всех частей Большого азерского этноса и может стать, на мой взгляд, танмаядарный способ производства. Обусловлено это тем, что танмаядарные производственные отношения значительно более прогрессивны по сравнению с капиталистическими, поэтому считаю, что опираясь на танмаядарный способ производства мы сумеем даже с относительно слабыми стартовыми производительными силами обрести за короткий срок столь высокие темпы развития, что это позволит Большому азерскому этносу совершить мощный эволюционный скачок и стать одним из высокоразвитых этносов мира. Таким образом, танмаядарлыг нам необходим для наилучшей реализации стратегии и тактики азеризма. Вот почему наша стратегическая, глобальная общеазерлийская национальная идея азеризма должна выступать в тандеме с танмаядарной идеей в виде обобщенной национальной идеи танмаядарного азеризма.
Азеризм в первую очередь будет опираться на стратегические ресурсы Большого азерского этноса. Эти ресурсы следует на протяжении нескольких предстоящих эволюционных этапов разворачивать и наращивать до образования той критической массы, которая окажется достаточной для реализации нашей стратегической цели - образования супердержавы «Азеристан», в которой, на мой взгляд, в обозримом будущем могут объединиться Азербайджанская Республика, Иран и Турция. Достижение этой цели станет возможным лишь при условии реализации огромного эволюционного потенциала азерского этноса, который порождается, на мой взгляд, прежде всего следующими определяющими объективными преимуществами азерского этноса:
1. азерский этнос обладает чрезвычайно выгодным геостратегическим расположением на стыке трех континентов - Европы, Азии и Африки, что позволяет ему контролировать важные мировые транспортные магистрали и через это оказывать значимое воздействие на мировую экономику и международные отношения;
2. азерский этнос является самым крупным среди тюркских народов, а азерский язык является языком либо родным, либо доступным для свободного понимания основной массы (около 80%) тюркоязычного населения мира;
3. азерский этнос обладает в Передней Азии огромной территорией, располагающей крупными людскими и очень большими природными ресурсами, что в потенциале позволяет ему играть значимую роль в мировых делах.
В свете вышесказанного мне представляется уместной следующее определение азеризма. Под азеризмом в масштабе всех азериязычных этнических образований в мире следует понимать совокупность таких целенаправленных действий, усилий, позиций государственных учреждений, структур гражданского общества, отдельных лиц, которые будут направлены на ускоренное преодоление существующего в начале ХХЫ века серьезного отставания в уровнях этнического, экономического, социального, политического, культурологического развития составных частей Большого азерского этноса в Азербайджанской Республике, Иране, Турции, Туркменистане и ряде других стран; на решительную ориентацию национального развития различных составных частей Большого азерского этноса в направлении формирования единой Великой азерской нации путем существенного повышения имеющегося в начале ХХЫ века весьма низкого уровня общеазерской интеграции и консолидации; на образование в обозримом будущем федеративной супердержавы Азеристан, в которой объединятся Азербайджанская Республика, Иран и Турция; на развитие того комплекса экономических, социальных, политических, культурологических, лингвистических и иных предпосылок, которые необходимы для подготовки единой Великой азерской нации к исполнению миссии одного из будущих мировых лидеров; на такое ускоренное и всестороннее функциональное развитие азерийского языка вначале в масштабах Большого азерского этноса, а затем и всего тюркского мира, которое подготовит базу для скачкообразного перехода азерийского языка на уровень высоких стандартов ведущих международных языков.
Представляется, что по мере того, как станет развертываться процесс реализации идеи азеризма, эта идея будет обретать все большее число своих последователей и сторонников - «азеристов» («Azяrчilяr») не только среди самих азерлийцев и представителей тюркоязычных народов, но и представителей иных народов планеты.
Итак, Большой азерский этнос располагает, на мой взгляд, достаточным потенциалом для исполнения в будущем миссии одного из мировых лидеров. Однако, повторюсь, эта миссия может исполниться лишь в том случае, если азеры сумеют реализовать свой колоссальный этнический потенциал. Целям долгосрочной стратегической общеазерлийской задачи реализации потенциала Большого азерского этноса в конкретных условиях тех или иных стран, в которых проживают крупные компактные азерлийские массы, будут служить специфичные для каждой из этих стран тактические установки азеризма.
Приступим к более подробному рассмотрению тактических особенностей внедрения идеи танмаядарного азеризма в условиях каждой значимой компактной части Большого азерского этноса в регионе Передней Азии, имеющей судьбоносное значение для исполнения этим этносом его миссии решающего центра будущей мировой танмаядарной системы. В качестве основных исторических акторов, на которых самой историей непосредственно возлагается миссия полномасштабной реализации идеи танмаядарного азеризма, полагаю, возможно рассматривать компактные азерлийские массы в Азербайджанской Республике, Иране, Турции, Ираке, Грузии.
Вначале проанализируем возможную специфику процесса внедрения танмаядарного азеризма в условиях Азербайджанской Республики. Несмотря на относительно небольшую численность населения и малость территории Азербайджанской Республики, именно азерам независимого Азербайджана предстоит сыграть особо важную роль в формировании более благоприятных стартовых условий для последующего развертывания идеи танмаядарного азеризма в общеазерском масштабе, прежде всего в сопредельных странах компактного проживания азеров. Обусловлено это тем, что, на мой взгляд, по объективным причинам, которые будут отмечены ниже, азеры Азербайджана раньше азеров других стран способны приступить к системной реализации идеи танмаядарного азеризма в государственном масштабе, осуществляя тем самым, образно говоря, первичную крупномасштабную апробацию практических аспектов этой идеи. Возможность исполнения азерами независимого Азербайджана подобной роли общеазерского авангарда предопределяется тем, что достигнутая ими степень национального конституирования и уровень интеллектуальной подготовки являются в настоящее время не только самыми высокими по сравнению с другими частями Большого азерского этноса, но и достаточными для того, чтобы раньше них приступить к системной реализации идеи танмаядарного азеризма. Тем не менее, азеры Азербайджана пока также не готовы к тому, чтобы уже сегодня в начале ХХЫ века дать старт процессу практического воплощения идеи танмаядарного азеризма в полном масштабе. Дело в том, что в настоящее время на пути реализации этой идеи в нашей стране имеются серьезные формационные препятствия, обусловленные спецификой режима власти в Азербайджане в начале ХХЫ века. Эта власть представляет собой своеобразный симбиоз системных пережитков строя бывшего советского коммунализма с генерируемым им устройством дикого капитализма. Сегодня наше общество предпринимает пока еще не совсем внятные и частичные усилия по переходу от этого властвующего симбиоза к строю цивильного капитализма. К сожалению, пока этот переход никак не удается реализовать. В результате, полагаю, что в современном Азербайджане пока отсутствует тот комплекс объективных общественных условий и предпосылок, который необходим для начала полномасштабного внедрения идеи танмаядарного азеризма. Полагаю, в условиях Азербайджанской Республики в качестве того минимума условий и предпосылок, который может быть достаточным для старта процесса внедрения танмаядарной системы, а также в целом концепции танмаядарного азеризма, могут стать те условия, которыми располагают реальная цивильнокапиталистическая демократия и адекватная ей социально-экономическая и политическая система строя цивильного капитализма. Именно цивильный капитализм способен образовать ту критическую эволюционную массу, которая необходима для начала развернутого внедрения всей идеи танмаядарного азеризма. Для образования подобной критической эволюционной массы азерам Азербайджанской Республики следует осуществить решительный революционный скачок из строя дикого капитализма в строй цивильного капитализма. Подобный скачок является нашей первоочередной задачей.
Для раскрытия путей реализации этой судьбоносной задачи уместно предпринять короткий анализ современной политической ситуации в Азербайджане. В 2008 году во властной элите страны можно выделить три группировки, которые условно можно наименовать коммуналистической, дикокапиталистической и цивильнокапиталистической. Коммуналистическая группировка находится в союзнических отношениях с порождаемой и курируемой ею дикокапиталистической группировкой. Объективно интересы этих союзников антагонистичны интересам цивильнокапиталистической группировки, которая составляет естественную внутривластную оппозицию. В политическом спектре страны коммуналисты занимают, на мой взгляд, крайние позиции на левом фланге вместе с их предшественниками коммунистами. Главное для наших коммуналистов это сбор дани, которую они наложили на предпринимателей, а также всяческие финансовые махинации, чтобы как можно больше средств урвать из государственного кармана и из кармана потребителей. Опыт развитых стран показывает, что эффективно воспрепятствовать подобной ненормальной общественной позиции управленческой коммуналистической прослойки может лишь полноценная цивильная национальная буржуазия, базовую основу которой составляет промышленное предпринимательство. Коммуналисты смотрят на подобную буржуазию как на силу, которая способна отобрать у них власть, лишить их нелегитимных, незаконных привилегий и образовать взамен нормальный бюрократический аппарат, работающий в цивильных рамках. Поэтому коммуналисты опасаются подобной буржуазии и не дают ей стать на ноги. Да, коммуналисты для того, чтобы пустить в оборот краденные у народа средства, порождают дикокапиталистическую прослойку. Но, во-первых, эта прослойка обычно функционирует не на цивильных началах, а во-вторых, эта буржуазная прослойка в основном торговая, причем зачастую компрадорской направленности. В отличие от дикокапиталистической буржуазии базовая цивильнокапиталистическая буржуазия обычно бывает национальной, патриотической ориентации и свои основные устои имеет в сфере производства. Увы, именно подобную базовую производственную национальную буржуазию коммуналисты опасаются и подвергают дискриминации. Именно поэтому производственная буржуазия в Азербайджане слаба и представлена в основном иностранным капиталом. Более того, коммуналистская верхушка, разделившая страну на сферы влияния, строго следит за тем, чтобы не появились не подконтрольные им свободные предприниматели. Поэтому, кстати, чинятся препоны на пути тех азеров, которые, живя в других странах, хотят вложить капитал в Азербайджан, но на условиях такой деятельности, которая будет максимально свободна от криминальных устремлений чиновничьей прослойки. Несомненно, коммуналистическое чиновничество в первую очередь заинтересовано в бесконечном сохранении строя коммунализма, поскольку это позволяет сохранять ситуацию бесконтрольного, теневого перераспределения в свою пользу основной части национального дохода страны. Итак, коммуналисты в вопросе становления и свободного развития цивильной национальной буржуазии, ее базового производственного слоя занимают в целом негативные позиции, в связи с чем я и разместил коммуналистов на крайних позициях левого фланга.
Цивильнокапиталистическая группировка занимает позиции на правом фланге, поскольку свои доходы она зарабатывает благодаря собственной предпринимательской деятельности, пытаясь осуществлять это даже в нынешних неадекватных условиях страны в основном в рамках цивильного предпринимательства. Полагаю, в общественно-политической сфере носителем цивильнокапиталистической идеологии являются те общественные движения и политические организации, прежде всего партии блока «Азадлыг», которые имеют более ли менее последовательные оппозиционные позиции и располагаются частью в центре, частью на правом фланге. Таким образом, можно говорить о наличии в современном Азербайджане внутривластной и вневластной цивильнокапиталистических сил, между которыми объективно должны существовать союзнические отношения. В реальности же эти отношения пока не получили формального воплощения из-за угрозы репрессий в отношении слабоватой внутривластной цивильнокапиталистической группировки со стороны более сильного властного симбиоза коммуналистической и дикокапиталистической группировок.
Со стороны может показаться, что общественно-политическая жизнь в современном Азербайджане благодаря огромному потоку нефтедолларов находится как бы в состоянии инертности, способствующей консервации наличного строя. И, тем не менее, на мой взгляд, Азербайджан находится на пороге решающих перемен в политической системе страны. Обусловлено это во многом со все более сильными вызовами цивильного капитализма из-за пределов страны, с которыми Азербайджан все более сталкивается ввиду своей открытости внешнему миру и в связи с нарастающей интеграцией в него. Поскольку в условиях господства дикого капитализма в стране ответить адекватно на эти вызовы невозможно, то подобная конкуренция становится одной из основных причин, разрушающих систему коммуналистическо-дикокапиталистического властного симбиоза. Дело в том, что отмеченная конкуренция из-за недееспособности системы коммуналистическо-дикокапиталистической правления объективно вызывает в стране кризис. Причсем, этот кризис особенно негативно воздействует прежде всего на тех предпринимателей, которые функционируют в стиле дикого капитализма, в то время как те предприниматели, которые действуют в рамках цивильнокапиталистического предпринимательства, оказываются в более выгодной ситуации, поскольку цивильнокапиталистический характер их предпринимательства позволяет им адекватно отвечать на вызовы внешней цивильнокапиталистической конкуренции и более успешно выдерживать ее давление. Поэтому по мере нарастания реальной угрозы банкротства в ходе усиления кризиса можно прогнозировать переход все большего числа предпринимателей из дикокапиталистического лагеря на цивильнокапиталистические рельсы. В случае массовости подобного перехода позиции внутривластной цивильнокапиталистической оппозиции могут резко усилиться. Нарастание системного кризиса будет также, на мой взгляд, параллельно проявляться в существенном усилении позиций вневластной цивильнокапиталистической оппозиции, поскольку кризис, естественно радикализируя позиции колеблющихся общественных сил и группировок, будет содействовать их переходу на позиции последовательной цивильнокапиталистической оппозиции. Наконец, углубляющийся кризис резко радикализирует негативное отношение народа к системе коммуналистическо-дикокапиталистической правления, обрекающего основную массу населения на серьезнейшие бедствия нищенского существования.
К отмеченным проблемам углубляющийся кризис добавит и серьезные межнациональные проблемы. Дело в том, что правящая элита страны в своем большинстве состоит не из представителей титульной тюркской азерской нации, а из представителей инонациональных этнических групп, которые, умело воспользовавшись государственной неопытностью азеров на первом этапе независимости, смогли перехватить в свои руки властные ресурсы, направив их на удовлетворение своих эгоистических групповых этнических интересов, естественно в ущерб интересам титульной азерской нации. Следствием подобной негативной для азеров ролевой трансформации стал процесс оттеснения азеров от основных рычагов власти. Подсчеты показывают, что в 2006-ом году тюрки азеры, составляющие 88%-ов населения Азербайджана, располагали в парламенте около 50%-ов депутатских мест, в высших же властных структурах представительство азеров было еще меньше - лишь 39%-ов [26]. Уму непостижимо, нас азерлийцев, совершивших неимоверные, титанические усилия, чтобы обрести независимость страны, теперь теснят на нашей же уже независимой территории! Понятно, что подобная дискриминация, вызывая уже сегодня значительное недовольство азерлийцев, в условиях углубляющегося кризиса станет серьезным фактором дестабилизации внутриполитической ситуации.
Итак, в Азербайджане налицо комплекс серьезных проблем, которые делают неизбежным переход от правящего дикого капитализма к режиму цивильного капитализма. Можно привести анализ нескольких версий подобного перехода: дворцовый переворот со стороны усилившейся внутривластной цивильнокапиталистической группировки; управляемое выступление народа, возглавленного со стороны союза вневластной и внутривластной цивильнокапиталистических оппозиций; стихийное народное восстание и т.д. Однако, я воздержусь здесь от анализа этих версий, поскольку, во-первых, это тема иного фундаментального научного исследования, а во-вторых, суть нашей ближайшей истории будет определяться не столько тем, как произойдет этот переход, сколько тем, что этот переход исторически неизбежен. Главное в том, что строй совместной власти коммуналистической и дикокапиталистической группировок исторически обречен и нация жизненно заинтересована, чтобы переход к цивильнокапиталистическому строю произошел как можно быстрее и безболезненно. В цивилизационном смысле удобнее всего, если этот скачкообразный переход осуществится в форме мирной революции, например, путем перехода власти представителям цивильного капитализма в ходе честных выборов. Оптимальным может считаться такое развитие ситуации в Азербайджане, которое позволит в ближайшие несколько лет осуществить подобный мирный переход власти к представителям цивильного капитализма.
Далее в течение трех-четырех лет необходимо обеспечить такое развитие соответствующих экономических, социальных, политических структур цивильного капитализма, которое подготовит их к этапу последующего перехода к танмаядарному обществу. В общественно-политическом плане сущность этапа цивильного капитализма будет заключаться в становлении всего комплекса демократических структур цивильного капитализма и адекватных ему прогрессивных политических отношений и политической культуры; в обеспечении реального режима независимости друг от друга законодательной, судебной и исполнительной ветвей власти на основе эффективной системы «сдержек и противовесов»; в организации основных структур и институтов развитого гражданского общества; в решительной борьбе с коррупцией и взяточничеством. Несмотря на позднее приобщение Азербайджана к капитализму, полагаю, мы располагаем потенциалом форсированной реализации этих реформ начального этапа цивильного капитализма, поскольку можем опереться на унаследованный от советской эпохи довольно высокий интеллектуальный потенциал, вполне отвечающий требованиям развитого капитализма. С целью реализации стратегии такого ускоренного развития Азербайджана, которое позволит нам за короткий срок достичь уровня жизни развитых стран, предлагаю стратегию перманентного (непрерывного) революционного перехода вначале от общества дикого капитализма к цивильному каптализму путем цивильнокапиталистической революции, а затем революционного перехода от начального цивильнокапиталистического общества к танмаядарному обществу. Полагаю, для успешной реализации процесса подобного перманентного перехода необходимо будет после исполнения задач начального цивильного капитализма остановить дальнейшее развитие страны в капиталистическом направлении и тут же приступить к развернутому построению танмаядарного общественно-политического устройства. Смысл подобной стратегии прерванного капиталистического развития заключается в попытке избежать негативных воздействий на общество неизбежных для капитализма периодических кризисов и связанных с ними спадов в темпах экономического развития будущего Азербайджана. Полагаю, приобретенный на этапе начального цивильного капитализма эволюционный потенциал окажется вполне достаточным для обеспечения оптимальных стартовых условий последующего танмаядарного развития страны. Представляется, что стратегия перманентной революции позволит, с одной стороны, избежать негативных последствий капиталистических кризисов перепроизводства путем перехода на танмаядарные рельсы развития, с другой стороны, за счет немедленного подключения мощного танмаядарного эволюционного потенциала добиться последовательного бескризисного наращивания набранной на этапе цивильного капитализма высокой стартовой скорости развития. Таким образом, стратегия перманентной революции будет способна обеспечить последовательное и непрерывное нарастание темпов развития Азербайджана, что и позволит нам форсированно достичь уровня развития высокоразвитых стран.
Для обеспечения плавного перехода от цивильного капитализма к танмаядарному строю необходимо будет уже на начальном этапе построения цивильного капитализма параллельно осуществлять подготовку общества к переходу на танмаядарные рельсы развития. С этой целью государство должно будет осуществить комплекс мероприятий по практической апробации танмаядарной идеи путем образования экспериментальных танмаядарных предприятий, которые в дальнейшем могут составить базу для формирования первичного танмаядарного сектора экономики. Программа создания танмаядарного сектора экономики станет одновременно планом формирования той первичной танмаядарной социальной базы, которая в дальнейшем выступит в качестве танмаядарного класса и образует классовую основу будущей «Партии танмаядарного азерлийского ренессанса» (ПТАР) - «Tяnmayadar azяrli intibahэ firqяsi» (TAЭF). Учитывая особую важность деятельности ПТАР в реализации представляемой азерлийской национальной идеи, имеет смысл дать краткий анализ классовой природы танмаядарной партии и специфики ее политической позиции.
В современном политическом спектре капиталистических стран все партии по своей классовой природе являются партиями людей наемного труда, либо партиями собственников капитала. Политические интересы людей наемного труда, прежде всего рабочего класса, обычно представляют партии левого фланга политического спектра, а партии собственников капитала, как правило, располагаются на правом фланге. Кратко рассмотрим сущность связи между интересами этих классов и позициями, представляющих их партий.
В классическом понимании рабочий класс - это класс представителей наемного труда, не обладающих капиталом, а потому не могущих делать жизненную ставку на дивиденды от капитала. В целом подобная ситуация сохраняется и сегодня, поскольку, несмотря на наличие у многих рабочих акций, их пакет не столь велик, чтобы делать жизненную ставку на доход от них. Поэтому жизненная ставка рабочих делается на рост заработной платы. На уровне отдельного капиталистического предприятия это проявляется в борьбе рабочих за увеличение своих доходов путем повышения своей доли в доходах предприятия, тем самым они, по существу, ограничивают долю доходов капиталистических собственников предприятия. На уровне же государственной экономической политики рабочий класс ведет борьбу за увеличение в свою пользу социальных расходов государства, ограничивая тем самым средства, которые государство планирует направлять на производственные инвестиционные цели. Отмеченные интересы людей наемного труда находят отражение в программах и в деятельности различных левых партий, которые после прихода к власти стремятся к реализации этих интересов рабочих, как на уровне отдельного капиталистического предприятия, так и в масштабе национального бюджета.
В классическом понимании класс буржуазии - это класс владельцев капитала, т.е. собственников основных средств производства, приносящих прибавочную собственность. Основным источником своих доходов капиталист будет иметь не тот сравнительно ограниченный доход, который адекватен его личным трудовым затратам, а тот доход, который произвели рабочие его предприятия, но который в неадекватно большом объеме по сравнению с личными трудозатратами капиталиста будет перераспределяться в его пользу по причине владения им средствами производства предприятия. Причем буржуа, как правило, склонны к увеличению своей доли в доходе предприятия, урезывая тем самым долю доходов своих работников. На уровне же национального дохода страны класс буржуазии стремится к уменьшению той части бюджета, которая предназначена для социальных целей, и к увеличению той части бюджета, которая предусматривает расходы на инвестиционные цели в интересах развития капиталистического производства. Отмеченные материальные интересы буржуазии составляют основную суть программных установок и практической деятельности правых партий, как на уровне отдельных предприятий, так и в масштабах государственной инвестиционной политики.
Итак, в политическом спектре капиталистических стран партии наемного труда, прежде всего рабочие партии, формируют устойчивый левый фланг, политического спектра, а партии капитала - устойчивый правый фланг. Позиции всех социальных слоев общества, в том числе и тех, которые заявляют о своих центристских позициях, на мой взгляд, по существу располагаются либо на левом, либо на правом флангах. Полагаю, подобное утверждение верно в отношении периодов стабильного, бескризисного экономического состояния соответствующей страны, когда нет потребности в реальной центристской экономической политике и центр присутствует лишь формально. Ситуация кардинально меняется в ходе разворачивания процессов очередного экономического кризиса. А именно, кризис приводит к практической востребованности идейного арсенала центра, которым начинают пользоваться партии власти. Дело в том, что выход из серьезного кризиса, связанного с деятельностью правящей партии, обычно бывает заключен в реализации программ оппозиционных партий. Если с кризисом связана программа правящей левой партии, то выход из кризиса обычно в программе правой партии, и наоборот. Здесь необходимо отметить, что по большому счету причиной кризиса является не столько программа правящей партии той или иной политической ориентакции, сколько объективные особенности капиталистического способа производства, обусловливающие неизбежность очередного экономического кризиса.
Движение страны на позиции противоположного власти политического фланга происходит не сразу, а поэтапно. Вначале правящая партия пытается выйти из кризиса с помощью центристского идейного арсенала. Происходит востребование и практическое применение центристских экономических, политических, социальных и иных идей, в результате чего реанимируется центр политического спектра. Если кризис слаб, то обычно новообретенный центризм правящей партии оказывается достаточным, чтобы вывести страну из экономического кризиса. После завершения кризиса классовые основы правящей партии проявляют себя таким образом, что она перемещается от центра на свой характерный политический фланг. В результате центр, оставшись без властного представительства, вновь хиреет.
В случае, когда кризис достаточно серьезен и происходит не по второстепенной причине, а по серьезным и объективным системным обстоятельствам, то центристские меры обычно оказываются недостаточными для вывода страны из кризиса. В результате последовательного развития кризиса в соответствии с системными законам капитализма кризис усиливается настолько, что выход из него приходится искать в идейном арсенале партий оппозиционного фланга политического спектра. В таком случае правящая партия оказывается перед необходимостью востребования тех идей и способов выхода из кризиса, которые предлагаются оппозицией. Если правящая партия оказывается неспособной на подобную кардинальную трансформацию своего курса, то тогда в демократической стране к власти обычно приходит партия оппозиционного политического фланга. Очевидно, что в этом случае будет проводиться политика соответствующего политического фланга, центр же вновь переходит в состояние пассивного ожидания будущей востребованности в период очередного кризиса.
Итак, политической жизни капиталистических стран характерно постоянно активированное, устойчивое состояние правого и левого политических флангов, в то время как центр политического спектра обычно пребывает в инертном, политически размытом состоянии, испытывая лишь эпизодические периоды реанимации в результате недолговременной востребованности в ходе развития очередного экономического кризиса. Полагаю, подобное положение обусловлено тем, что фланги располагают собственной устойчивой классовой базой, в то время как центр лишен подобной собственной классовой базы. Появление танмаядарного класса способно, на мой взгляд, внести коренные изменения в характерный для капитализма отмеченный ролевой расклад флангов и центра политического спектра. Остановлюсь на этом чуть подробнее.
Позиции танмаядарного класса к пакетам специфичных идей флангов и центра политического спектра будут определяться главным образом материальными интересами танмаядарного класса, основная специфика которых предопределяется двойственностью социальной природы танмаядара, являющегося одновременно и собственником танмаядарного пая-капитала на своем предприятии, и наемным работником, нанимаемым трудовым коллективом того же предприятия. Танмаядары отдельного предприятия, как совокупные собственники коллективного капитала, заинтересованы в его последовательном увеличении, т.к. это позволит усилить позиции предприятия. Поэтому танмаядары будут санкционировать регулярное выделение из дохода предприятия средства, необходимые для инвестирования развития производства, тем самым, кстати, относительно ограничивая рост средств, направляемых на собственное потребление танмаядаров. С другой стороны, танмаядары отдельного предприятия, будучи владельцами равных по величине индивидуальных паев-капиталов, в условиях невозможности на танмаядарном предприятии процесса концентрации капитала у отдельных работников, основную ставку будут делать на рост зарплаты через повышение индивидуальной производительности труда. Сообразно повышению производительности труда и росту доходности предприятия танмаядары адекватно этому будут санкционировать рост объема средств, направляемых на собственное потребление, относительно ограничивая тем самым рост инвестиций, идущих на расширение производства. Таким образом, танмаядары сознательно будут пресекать неоправданный рост и собственного потребления, и инвестиционного капиталовложения, соблюдая тем самым разумный баланс между производством и потреблением в масштабе отдельного танмаядарного предприятия. Чтобы не допустить возможного нарушения подобного баланса на отдельном предприятии из-за возможного негативного воздействия характерной политики правительств левой или правой ориентации капиталистической страны, не пришедший еще к власти танмаядарный класс и его политический представитель в лице танмаядарной партии будут вести последовательную борьбу против правых или левых перекосов в экономической политике правительства. Нетрудно понять, что в случае прихода танмаядарной партии к власти она будет проводить политику устойчивого разумного баланса между социальной политикой и политикой производственного инвестирования, препятствуя как дрейфу страны влево под давлением работников наемного труда капиталистических предприятий, так и вправо - под давлением буржуазии. Из сказанного ясно, что танмаядарная партия будет занимать устойчивые позиции в центре политического спектра, отражая истинно центристскую сущность материальных интересов танмаядарного класса.
Следует отметить, что в современном политическом спектре капиталистических стран обычно имеются партии, именующие себя центристскими, которые, однако, таковыми являются лишь по форме, а не по существу. Дело в том, что в случае прихода подобных партий к власти они действуют не столько в соответствии с провозглашенными программными установками, сколько в соответствии с конкретными потребностями реальной экономики. Поскольку реальная экономика в зависимости от своего состояния обычно требует либо программу левого фланга с акцентом на социальную защиту, либо программу правого фланга с акцентом на производственное инвестирование, в то время как центристская политика относительного баланса между левой и правой программами востребовывается лишь эпизодически, то пришедшая к власти центристская по программе партия в действительности в зависимости от требований экономического развития в качестве базовой будет реализовывать программу либо левого, либо правого флангов. Хотя, если в момент прихода центристской партии к власти в связи с отмеченными выше особенностями развития очередного кризиса будет существовать объективная потребность в центристской политике, то она будет проводить центристскую политику относительного баланса между потребностями труда и капитала. Поскольку центристская политика обычно бывает востребована лишь в течение короткого промежутка времени, то политика центристского правительства вслед за изменяющейся экономической конъюнктурой в скором времени смещается либо в левом, либо в правом направлениях. Таким образом, в современном капиталистическом обществе партии, объявляющие себя центристскими, после прихода к власти под действием реальных экономических требований проявляют свою сущность либо как левые, либо как правые партии. Поскольку в социальной структуре капиталистического общества, на мой взгляд, нет базового класса, материальные интересы которого порождали бы постоянную потребность в функционировании центристской программы, то в политическом спектре капиталистических стран не может быть партий с центристской политической природой. В этом смысле будущая танмаядарная партия станет в политическом спектре капиталистических стран первой партией, обладающей естественной центристской политической природой.
Дело в том, что отмеченная выше двойственность социальной природы танмаядаров порождает такие материальные интересы, которые будут выступать в виде потребности непрерывного сохранения разумного баланса между затратами танмаядарных предприятий на личное потребление танмаядаров и на производственные нужды. Именно подобная танмаядарная потребность в превращенном виде будет формировать естественную центристскую политическую позицию танмаядарного класса и танмаядарной партии. Таким образом, в лице танмаядарного класса центр политического спектра впервые приобретет собственную адекватную классовую базу, обеспечивающую этому центру функциональную устойчивость. Естественная центристская природа танмаядарного класса определит политическую сущность танмаядарной партии, которая поэтому в условиях капиталистической системы той или иной страны будет стремиться к обеспечению постоянной дееспособности центра политического спектра независимо от сложившейся в стране экономической или политической конъюнктуры. В силу отмеченных причин танмаядарную партию можно будет считать первой партией, которая будет располагать естественной центристской классовой базой, придающей политической природе танмаядарной партии естественный характер. В этом смысле будущую танмаядарную партию возможно охарактеризовать как партию нового типа.
Итак, если рабочий класс и различные социальные слои наемного труда составляют адекватную классовую основу левого фланга, буржуазный класс и примыкающие к нему различные социальные слои образуют адекватную классовую базу правого фланга, то будущий танмаядарный класс и примыкающие к нему социальные слои сформируют адекватную классовую основу центра политического спектра.
Из сказанного выше ясно, что будущая «Партия танмаядарного азерлийского ренессанса» (ПТАР) будет занимать в политическом спектре Азербайджанской Республики центристские позиции. Полагаю, ПТАР быстро превратится в самую мощную и массовую партию страны. Сила партии будет черпаться из следующих основных источников:
а) ПТАР будет обладать набором научно обоснованных экономических, идеологических, политических, этнологических идей, прогрессивность и мощь которых привлекут в партию цвет нации;
б) такие признаки базового для ПТАР танмаядарного класса, как высокая сознательность, хорошая организованность и сплоченность, неплохой уровень интеллектуальной подготовки танмаядаров, превратят ПТАР в несокрушимую организацию. Экономическая же мощь богатого танмаядарного класса превратит его в надежную финансовую опору ПТАР;
в) наконец, на стороне ПТАР окажутся симпатии всего народа, поскольку подавляющее большинство населения будет сильно выигрывать во многих отношениях от внедрения танмаядарного строя, способного обеспечить высокий жизненный уровень народа.
Из сказанного нетрудно понять, что долго ждать прихода ПТАР к власти не придется. Как следует из названия этой партии, ее основной целью будет обеспечение ренессансного расцвета всех сторон жизни азерского этноса на основе внедрения и развития танмаядарного способа производства. Для реализации этой цели ПТАР вместе со своими демократическими, патриотическими союзниками, опираясь на кадровый потенциал и первичный опыт организации и функционирования экспериментальных танмаядарных предприятий, будет осуществлять крупномасштабное внедрение в стране танмаядарного способа производства. Начальный этап подобного внедрения может быть реализован, например, следующими основными путями:
а) образование группы экспериментальных танмаядарных предприятий путем преобразования части государственных предприятий в танмаядарные и последующее расширение этой группы посредством танмаядарной приватизации;
б) финансовое, техническое, моральное и иное стимулирование государством процесса сугубо добровольного объединения частных сельскохозяйственных производителей в коллективные танмаядарные сельские предприятия;
в) аналогичное стимулирование добровольного преобразования части частных промышленных предприятий на танмаядарных началах.
В результате всего этого развернется процесс образования первичного танмаядарного сектора экономики, дальнейший рост которого будет идти как в основном путем расширения этим сектором собственного инвестирования в танмаядарное производство, так и вследствии экономических побед танмаядарных предприятий в честной конкурентной борьбе с капиталистическими и государственными предприятиями. Считаю, что танмаядарные предприятия, опираясь на свои институциональные преимущества, обеспечат более высокую производительность труда по сравнению с частными и государственными предприятиями. Поэтому танмаядарный сектор за корoткий срок сумеет занять ведущие позиции в индустрии и сельском хозяйстве страны и станет производить решающую часть объема валового национального продукта (ВНП), что будет означать осуществление перехода страны из формации капитализма в начальную синкретическую стадию танмаядарной формации. Полагаю, для подобного перехода достаточно будет, чтобы танмаядарный сектор производил около половины ВНП страны.
В будущем танмаядарном государстве позиции капиталистического сектора представляются более стабильными в основном в тех сферах, в которых он в силу своих особенностей будет сохранять эффективность и на синкретической стадии танмаядарлыга. Это, прежде всего, те предпринимательские сферы, в которых имеет особое значение частная предприимчивость и присутствует высокая оборачиваемость капитала, - предприятия сферы торговли, обслуживания, банковской сферы, отдыха, развлечений и т.п. На частный сектор ориентировочно может прийтись 20-25 % ВНП.
Наконец, государственный сектор в силу своей функциональной специфики закрепится в сферах энергетики, нефтяной индустрии, крупнейших индустриальных предприятий. Обусловлено это будет во многом тем, что ввиду медленной оборачиваемости капитала в этих сферах оптимальная производственная деятельностъ в них предполагает дотационную поддержку государства. Этот сектор вполне может занять 25-30 % ВНП.
Понятно, что сегодня прогноз удельного веса указанных трех секторов экономики на синкретической стадии танмаядарлыга условен и ориентировочен.
Полагаю, весь период перманентного перехода Азербайджана от власти симбиоза коммунализма с диким капитализмом к власти цивильного капитализма и далее к первой синкретической стадии танмаядарлыга может занять до 15 лет, в течение которых страна сумеет сделать мощный рывок в развитии и создать стартовые условия для последующего танмаядарного экономического бума, способного обеспечить ошеломляющий, беспрецедентный и в исторических масштабах практически мгновенный переход общества от скромного уровня жизни к процветанию и богатству. Следствием этого будет расцвет не только производственной сферы, но и всех иных сторон жизни общества - культуры, науки, образования, здравоохранения, спорта, сферы отдыха и т.д.
В результате внедрения танмаядарного способа производства азеры Азербайджанской Республики сумеют осуществить апробацию новой и, на мой взгляд, самой эффективной в истории человечества модели общественного развития. Если азерам независимого Азербайджана удастся первыми реализовать высокоэффективную танмаядарную модель развития, то, несомненно, этнический фактор облегчит в дальнейшем переход на танмаядарный путь развития и других частей Большого азерского этноса, прежде всего в странах их компактного проживания - в Иране, Турции, Ираке, обеспечив тем самым надежную экономическую базу предстоящего тотального общеазерлийского ренессанса. Поэтому одной из основных обязанностей будущей Партии танмаядарного азерлийского ренессанса станет способствование процессу распространения танмаядарной системы, прежде всего, в этих странах компактного проживания азеров.
Другим генеральным направлением деятельности ПТАР станет реализация проистекающих из идеи азеризма собственно этнических задач развития. Полагаю, специфика различных этнических задач азеризма в условиях Азербайджанской Республики будет заключаться в обеспечении такого высокоэффективного развития основных сторон духовной жизни нации - языка, образования, науки, культуры, которое позволит за короткое время подготовить Азербайджанскую Республику в качестве основной опорной базы для удовлетворения идейных, образовательных, профессиональных и иных потребностей предстоящей активной фазы процесса полномасштабного возрождения частей азерского этноса в Иране, Ираке, Турции и других регионах. В этом смысле генеральная задача азеризма в современном независимом Азербайджане заключается в форсированной подготовке страны к исполнению функций, образно говоря, всеазерской образовательной и научной академии и кузницы подготовки квалифицированных кадров для всех частей Большого азерского этноса по ведущим направлениям современного научно-технического и общественного прогресса. Одним из важных последствий подобного прогрессивного этнического развития будет формирование в Азербайджане такой опорной первичной языковой базы, основываясь на которой затем станет возможным уже в общеазерском масштабе достичь скачкообразного перехода азерийского языка на совершенно новый высокий качественный уровень, который характерен для ведущих мировых языков. Образование подобной опорной первичной языковой базы столь важная задача, что в ней я усматриваю сердцевину азеризма в духовной сфере в современном независимом Азербайджане. Поэтому особый акцент в практическом азеризме в духовной сфере в настоящий период, думается, должен делаться на обеспечении опережающего функционального развития азерийского языка с тем, чтобы он оказался способным удовлетворить предстоящий резкий и существенный рост потребностей в высокоразвитом азерийском языке в период прогнозируемого мной в обозримом будущем общеазерского и общетюркского духовного ренессанса, который, полагаю, во многом будет инициировать процесс выдвижения азерийского языка на лидирующие позиции в группе тюркских народов, роль которых в мировых делах может, полагаю, существенно возрасти уже к середине текущего столетия, особенно если тюркские народы внедрят танмаядарную общественную систему.
Относительно будущего тюркских языков, в том числе и азерийского, я располагаю собственной версией, которую уместно кратко изложить, поскольку она во многом позволит прояснить прогнозируемую историческую роль независимого Азербайджана. Эта версия впервые была изложена мной в письме, направленном в ноябре 1973 года в адрес Первого секретаря Центрального Комитета Коммунистической партии Азербайджана Алиева Г.А. Расширенный вариант этого письма через полгода я направил в Союз писателей Азербайджана его председателю Мирзе Ибрагимову. В письме Алиеву Г.А. я отмечал, что процессы развития человечества в близком (до конца ХХ века) и отдаленном (в ХХЫ веке) будущем обусловят не только коренные формационные преобразования в мире, связанные с уходом капитализма с исторической сцены, но также приведут и к упразднению ряда крупных федеративных образований, составленных из народов различных языковых групп. Вышедшие из этих упраздненных федераций народы затем перегруппируются и со временем образуют новые ассоциативные зоны, в формировании которых наряду с экономическими интеграционными процессами, решающую роль будут, скорее всего, играть факторы языковой и генетической близости родственных народов. Конечно, в основе объединения тех или иных народов находятся, прежде всего, факторы экономической интеграции между ними. Однако, поскольку экономическая интеграция дополнительно психологически стимулируется осознанием генетической близости сближающихся родственных народов и облегчается возможностью непосредственной языковой коммуникации между носителями близких языков, то, как правило, именно родственные по происхождению и языку народы образуют более прочные территориальные объединения, ассоциативные зоны. Со временем в этих зонах естественным образом происходит выделение языка-лидера. В этом письме особенный акцент мной был сделан на проблеме будущности народов и языков Советского Союза. Условной ориентировочной временной датой привязки к первым существенным результатам фундаментальных процессов национального развития в СССР в обозримом будущем я принял начало ХХЫ века. Народы СССР, по моему тогдашнему прогнозу, сгруппируются в основном в составе двух новых зон, названных мной Ассоциациями. Тюркские народы образуют Тюркскую Ассоциацию Социалистических народов (ТАСН), а славянские - Славянскую Ассоциацию Социалистических народов (САСН). Причем, в эти крупные Ассоциации могут добровольно входить также и народы иных языковых групп, которые обладают близкой духовностью и ментальностью. Например, в ТАСН могут войти и те сравнительно малые части ираноязычных народов, которые территориально окажутся расположенными в тюркском окружении, либо будут испытывать мощное воздействие активных экономических и человеческих контактов со стороны тюркских народов.
Согласно моей версии занять позиции языка-лидера в Ассоциации родственных народов может язык того народа, условия которого лучше всего будут отвечать требованиям предлагаемых мной следующих пяти принципов этнического лидерства:
1. принцип центрального расположения народа-лидера как на ведущих мировых транспортных магистралях, что особенно важно с точки зрения формирования лидирующих позиций, так и на территории расселения основной массы родственного населения Ассоциации;
2. принцип языковой и культурной достаточности народа-лидера для обеспечения его языку исполнения роли языка-лидера, имея в виду наличие такого уровня развития этих показателей, который необходим для исполнения данной миссии;
3. принцип экономического минимума, подразумевающий наличие у страны-лидера той материальной базы, которая способна обеспечить экономический минимум, вполне достаточный для реализации миссии научно-технического, хозяйственного лидера Ассоциации;
4. принцип территориальной достаточности, означающий наличие у страны-лидера такой значительной по размеру территории, которая обеспечивает охват ведущих мировых магистралей, проходящих по территории Ассоциации родственных народов, а также обеспечивает возможность непосредственного контакта с основной массой населения Ассоциации;
5. принцип достаточной населенности, означающий наличие у страны-лидера такой значительной численности населения, которая способна обеспечить минимально достаточный кадровый потенциал и уровень потребления, необходимые для сохранения этой страной передовых позиций в научно-технической, экономической, культурной и иных важных сферах жизнедеятельности Ассоциации.
В письме я не раскрыл содержания этих принципов, поскольку это чрезмерно удлинило бы его. Вместе с тем, с целью значительного улучшения геостратегического расположения Азербайджана и тюркской группы народов я предложил в письме идею проекта судоходного канала, названного мной «Халглар йолу». Это был проект канала из Черного моря в Каспийское море через Грузию и Азербайджан, а затем через Туркменистан на юг и далее вдоль границы Ирана с Афганистаном и Пакистаном с выходом в Аравийское море. Другая ветвь этого канала направлялась из Туркменистана через Узбекистан, Казахстан (с использованием переброшенных из России водных ресурсов) в Китай до реки Хуанхэ. Кстати, в контексте данного проекта мне было интересно случайно узнать в 1996 г. из радиопередачи о том, что Ираном в середине 70-х годов будировался вопрос о строительстве судоходного водного пути из Аравийского моря в Каспийское море через территорию Ирана.
По моему мнению, выраженному в письме, наиболее вероятным кандидатом на исполнение функций языка-лидера в ТАСН может быть азербайджанский язык, поскольку воссоединенный к тому времени исторический Азербайджан лучше всего будет отвечать отмеченным выше принципам лидерства в Ассоциации. В свою очередь, как я отмечал в письме, это откроет перед азербайджанским языком хорошие перспективы для того, чтобы стать в дальнейшем одним из ведущих международных языков.
Итак, в 1973 г. в письме к тогдашнему руководителю советского Азербайджана Г.А.Алиеву я сделал два глобальных прогноза, имеющих особую значимость для нашего будущего:
1. в завуалированном виде, представленном в форме прогноза процессов национального развития в СССР, делался вывод о возможности упразднения Советского Союза в ХХЫ веке. Национальные процессы, которые способны привести к упраздняющей СССР трансформации, вначале обусловят в последние 30 лет ХХ века эволюцию СССР в направлении выделения внутри него особых славянской и тюркской зон в виде упомянутых выше САСН и ТАСН, после чего САСН и ТАСН, развиваясь в направлении интеграции соответственно с зарубежными славянами и тюрками, преобразуются в новые объединения народов, которые окончательно упразднят СССР уже в ХХЫ веке;
2. давался прогноз о преобразовании ТАСН в ХХЫ веке в новое зональное объединение - Ассоциацию тюркских народов Азии (АТНА), в которой совокупный потенциал Азербайджана, сильно выросший после прогнозируемого воссоединения Северного и Южного Азербайджана, создаст для азербайджанского языка хорошие шансы, чтобы занять в АТНА позиции языка-лидера, что, в свою очередь, образует стартовую базу для его дальнейшего развития до уровня одного из международных языков.
Как видно, мой первый несколько завуалированный прогноз развития СССР реализовался полностью и даже с опережением - СССР распался в 1991 г., а не в прогнозном ХХЫ веке. Второй же прогноз об образовании АТНА и занятии в нем азерийским языком позиций языка-лидера нам еще предстоит реализовать.
Какова была судьба письма, дошло ли письмо до адресата мне не известно, поскольку ответа на него я так и не получил. Что ж, как говорится, и на том спасибо, ибо для меня имелся риск, что письмо подобного содержания в те времена могло быть расценено как антисоветское, пантюркистское с возможными негативными последствиями для столь молодого 22-ух летнего автора.
За прошедший с того времени срок мне удалось значительно расширить свои познания относительно реального потенциала азерского этноса. Оказалось, что, как общая численность азеров в мире, так и общеазерлийский этнический потенциал развития в действительности значительно превышают те данные, которые в начале 70-ых годов прошлого века можно было почерпнуть из советской литературы. С позиций этих более точных данных я с еще большей уверенностью утверждаю о реальной возможности великого будущего азерского этноса Передней Азии. Для реализации этих возможностей и предлагается идея танмаядарного азеризма в качестве общеазерлийской национальной идеи. В дело реализации этой общеазерлийской идеи особый вклад надлежит внести азерам Азербайджанской Республики, поскольку они составляют лучше организованную и более продвинутую в плане национального конституирования часть общеазерского этноса.
Поскольку среди всех частей Большого азерского этноса азерский народ Азербайджанской Республики первым обрел государственную независимость и проистекающие из этого возможности свободного национального развития, то в первую очередь на нем лежит ответственность за решение двух особо важных в общеазерском масштабе задач: задачи первичной апробации и полномасштабной реализации в государственном масштабе танмаядарного способа производства; задачи образования той стартовой базы языкового развития, опираясь на которую в дальнейшем по мере развертывания в ближайшем будущем процессов резкого расширения сферы функционирования азерийского языка, прежде всего, в Иране и Турции, станет возможным приступить к реализации стратегической общеазерлийской языковой программы азеризма. Поскольку о стратегии реализации танмаядарной задачи речь шла выше, то имеет смысл более подробно остановиться здесь на нашей языковой программе.
На азерах независимого Азербайджана лежит задача по образованию стартовой базы для реализации общеазерлийской языковой программы азеризма. Вначале отмечу, что, на мой взгляд, сущность стратегии общеазерлийской языковой программы азеризма заключается в таком функциональном развитии азерийского языка, которое подготовит его к исполнению в обозримом будущем функций одного из ведущих международных языков. Сама постановка вопроса об исторической ответственности азеров независимого Азербайджана в связи с исполнением задачи формирования подобной стартовой языковой базы предопределяется, прежде всего, тем, что в советском Азербайджане был достигнут довольно значимый уровень функционального развития нашего языка, приобретен немалый научный потенциал в сфере лингвистики, организована солидная институциональная лингвистическая образовательная инфраструктура, достаточная для активного языкового развития. Современный статус государственной независимости Азербайджанской Республики объективно резко расширяет возможности подобного языкового развития и образования оптимальных стартовых условий для последующей реализации общеазерлийской языковой программы азеризма.
Исполнение отмеченной языковой миссии потребует от всех азерлийцев независимого Азербайджана, но, прежде всего, от нашей творческой интеллигенции, особой самоотверженности. Дело в том, что для активного производства интеллигенцией научной, духовной продукции на родном языке требуется наличие соответствующего массового спроса на эту продукцию. В настоящее время пока отсутствует тот высокий уровень массового спроса на научно-техническую, познавательную, художественную и иную литературу на азерийском языке, который необходим для эффективного развития языка. Это обусловлено тем, что, с одной стороны, из всей многомиллионной массы Большого азерского этноса сегодня в основном лишь азеры независимого Азербайджана являются потребителями интеллектуальной продукции на азерийском языке, поскольку лишь они получают образование на родном языке, а с другой стороны, серьезные экономические проблемы переходного периода в Азербайджане ощутимо ограничивают потребительский спрос на эту продукцию в самом Азербайджане. Конечно, в связи с предстоящей реализацией программы азеризма в местах компактного проживания азеров, в первую очередь в Иране, Турции, Ираке, возможно прогнозировать в обозримо и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.