На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Реферат Социально-экономическое состояние Коломны в 18 веке. Социально-экономическое состояние Коломны в 19 веке. С появление железнодорожного узла город стал важным звеном в транспортной системе Подмосковья. Город подарил большое количество писателей, поэтов.

Информация:

Тип работы: Реферат. Предмет: География. Добавлен: 03.06.2007. Сдан: 2007. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):


Коломенский государственный педагогический институт
КГПИ
Исторический факультет
Реферат
на тему:
“Социально-экономическое
развитие Коломны в XVIII-XIX вв.”
Выполнил: студент 3-го курса
Дорофеев М.В.
Коломна 2007
План

1.Вступление
2.Социально-экономическое состояние Коломны в 18 веке
3.Социально-экономическое состояние Коломны в 19 веке
5.Заключение
6.Список литературы
Вступление

История каждого города складывается из совокупности социальных, экономических и иных составляющих. На это накладываются событийные особенности, связанные зачастую с политической обстановкой в стране в целом и в отдельных ее областях.
Коломна, как и любой подмосковный город, имел глубокие связи со столицей. В связи с этим экономика города в целом была направлена не только на выработку продуктов внутреннего потребления, но и на обеспечение Москвы и прилегающих областей.
Выросший как город-крепость, Коломна на протяжение всей своей истории имела неоспоримую значимость для России. Коломна - город славных боевых традиций. Ранее выступая как форт на пути монгольской орды, позднее город снабжал русские рати своими сынами.
Город церквей и соборов, Коломна внесла огромный вклад в дело православия. Кроме памятников церковного искусства, город дал стране митрополита Филарета (Дроздова). Коломенские монастыри стали средоточием ремесла.
В целом город развивался довольно динамично и до начала 20 века социальные потрясения как таковые не затрагивали внутреннюю жизнь Коломны. Положительная динамика экономического и социального развития особенно четко прослеживается в 18-19 веках.
Социально-экономическое состояние Коломны в 18 веке

В начале 18 века Коломна продолжала оставаться значимым городом. В составе армейских частей многие коломенцы, солдаты и офицеры, участвовали в сражениях Северной войны, в Прутском походе 1711 года. А те, кто не воевал, снабжали армию продовольствием, фуражом и всем необходимым. К примеру, крестьяне Коломенского уезда в 1708 году платили денежный сбор на «строение» драгунских седел и наем подвод для военных нужд.
Основание Санкт-Петербурга и перенос столицы государства на северо-запад имели огромное значение. Перемена участи Москвы отразилась на судьбе многих связанных с нею городов и, не в последнюю очередь, на судьбе Коломны.
По мере того как Петербург из города-крепости превращался в крупнейший экономический центр, происходило перераспределение ролей в хозяйстве страны. Возникают новые экономические связи, прокладываются новые торговые пути. Растут рынки рабочей силы и сбыта товаров. Торговые связи Коломны достигают новой столицы, однако удаленность от нее привела к тому, что наш город совершенно утратил то особое положение, которое занимал в московский период русской истории.
В 1723 году реестр Главного Магистрата разделил все российские города на пять разрядов по числу посадских дворов. Коломна была отнесена к третьему разряду (от 500 до 1000 дворов). Экономика города довольно быстро приспособилась к новым условиям. Развивалась гуртовая торговля скотом , быстро ставшая одним из основных занятий коломенцев. Скотопромышленники, как и хлеботорговцы, включаются в снабжение армии и флота.
Растет число кузниц, воскобоен, солодовен, кожевен, красилен и других мелких кустарных заведений. Для этого в Коломне имелись два благоприятных фактора. Во-первых, достаточное количество сырья, поступающего в результате торговли. Купцы были заинтересованы в создании собственных перерабатывающих предприятий, поскольку продажа готового продукта или полуфабриката приносила больший доход, чем сбыт сырья. Во-вторых, Коломна оказалась практически единственным городом Подмосковья, где сформировался рынок рабочей силы. Число наемных работников росло за счет притока переселенцев из других мест и крестьян-отходников, приходивших в город на заработки. Ревизия 1722 года показала, что из полутора тысяч наемных рабочих в городе 99 человек - пришлые люди. В последующие годы удельный вес пришлого элемента растет.
Преобладающее количество наемных работников обслуживало речные торговые суда - 1326 человек, что составляло почти 90% от их числа и 97% всех судовых работников окского региона. Если Нижний Новгород считался главным центром речного торгового судоходства на Волге, то Коломна оставалась таковым на Оке. «Суда, команды которых формировались в Коломне, - пишет историк Н.В.Козлова, - достигали верховьев Оки до Орла, вниз по Оке шли до Нижнего Новгорода, поднимались вверх по Волге до Ярославля и Рыбной слободы и спускались по Волге вниз до Саратова.
Вторая по численности группа наемных работников была занята в торговой сфере.
В 1722 году Петр I учредил в России цеховое устройство ремесла по образцу Западной Европы. На цеховые организации возложено было выполнение казенных заказов. Однако в Коломне цеховые составили совсем небольшую группу - около 170 человек, или 8,6% всего посадского населения.
Кроме жалованья, наемные работники получали от хозяина питание и одежду. Размер жалованья не превышал нескольких рублей в год. Например, из трех крестьян, нанятых коломенским посадским человеком Н.М.Миляевым для «калачной работы в пекарне», старший, выполнявший квалифицированную работу, получал шесть рублей, остальные - по два рубля.
В середине XVIII столетия на территории Коломенского уезда возникают первые мануфактуры: в 1741 году - брезентовая и полотняная фабрика Григория Шустова, в 1754 году - суконная фабрика Ивана Мещанинова, «на которой ткут и каразеи». Вся продукция этих мануфактур шла на нужды армии и флота: сукно использовалось для пошива обмундирования, брезент и парусина - для снаряжения боевых кораблей. Казенные подряды гарантировали прибыль и создавали надежный стимул для расширения производственных площадей на уже работающих предприятиях, а также для возникновения новых фабрик, число которых росло с каждым годом. Мануфактуры появляются и в сельских населенных пунктах - в селе Лукерьине (принадлежащем тому же купцу И.Т.Мещанинову) и в сельце Осташеве. Шерсть для них закупали на Дону, в Тамбовской губернии и других местах. Привозными были также красители и все остальные использовавшиеся в производстве материалы.
Самой крупной остается мещаниновская фабрика. В 1771 году на ней трудились 409 покупных рабочих на сорока суконных и каразейных станах. К 1778 году на фабрике остался 181 покупной рабочий, к которым, однако, прибавилось 259 вольнонаемных.
Покупка крепостных для использования на фабричных работах, равно как и привлечение приписных зависимых крестьян, практиковалась повсеместно. Однако наличие рынка рабочей силы позволило коломенским мануфактурщикам рано перейти к эксплуатации вольнонаемного труда. И это отнюдь не мешало развитию производства, а, напротив, способствовало его интенсификации. Так, на мануфактурах купцов Елисея Котельникова и Егора Хлебникова при девяноста вольных рабочих имелось 40 ткацких станов, тогда как на фабрике действительного статского советника князя Г.И.Шаховского в Коломенском уезде 500 крепостных обслуживали всего лишь 9 станов.
Почти одновременно в городе и окрестностях налаживается шелковое производство. Подготовительные операции поручались крестьянам фабрикантами для выполнения на дому. Крестьяне, производившие эти операции - прядение и размотку шелка, именовались карасниками. Готовая продукция выпускалась уже на фабрике. В 1785 году в самом городе насчитывалось 3 шелковых фабрики с 56 станами и 4 полотняных фабрики со 109 станами. На первых освоили выпуск шелковых и канаватных платков высшего качества. В настоящее время несколько таких платков, сработанных в конце XVIII столетия на фабрике коломенского купца Гурия Левина, хранятся в собрании шелковых и парчовых тканей Государственного Русского музея.
Полная картина развития местной промышленности предстает перед нами в донесении московского губернатора графа Ф.А.Остермана на имя Екатерины II (октябрь 1775 г.). Фабрик в городе было 9: суконная и каразейная 1 с 17-ю станами, на которых вырабатывалось в поставку сукон разных цветов до 800 штук половинок в год, причем в каждой половинке по 27 аршин и больше; полотняных, как уже упоминалось, 3 с 71-м станом, вырабатывались полотна парусное, фламское, равендушное, каломянковое и прочее, выходит из дела каждого сорта до 200 кусков по 50 аршин в каждом. Шелковых фабрик было 3, в них на 21 стане ткали шелковые материи, платки и кружева, которые продавались не только в Коломне, но и в украинских городах, а также через Рижский порт экспортировались за рубеж; кумачная фабрика 1, где на 25 станах делалось в год 12550 концов, по 8 аршин в конце; китайчатая фабрика 1, в которой на 5 станах вырабатывалось до 1830 концов вишневого цвета по 7 аршин в конце; ситцевая фабрика 1, в ней на 6 столах «в деле бывает ситцу и полуситцу разного манера» до тысячи аршин, «набойки на ольняном полотне» до 20 тысяч аршин, платков бумажных до полутора тысяч. Продукция ситцевой фабрики продавалась на месте и отвозилась в украинские города.
Такова картина развития ткацкой промышленности в Коломне. На коломенских фабриках выпускалось так называемое каломянковое полотно. Этот сорт ткани родился в нашем городе и первоначально именовался коломенкой. Когда производство его освоили повсеместно, название трансформировалось в коломянку или каломянку.
Ткань эту выпускали вплоть до XX столетия. Заметим также, что шелковые изделия из Коломны, соответствующие, так сказать, мировым стандартам того времени, экспортировались через Рижский морской порт в Западную Европу. Следовательно, ткацкая промышленность города способствовала поддержанию его международных связей.
Заводов в Коломне было 106: сальных 37; солодовых 14, в них яичного и ржаного солода готовилось для продажи в Коломне и других городах до 30 четвертей; кожевенных заводов 15, выделывали на них красную, черную и белую юфть для продажи в Москве и Петербурге; кафельных (изразцовых) заводов 4, горшечных 9. Продукция последних частью реализовывалась на месте, частью продавалась в соседние уезды.
В целом, наиболее развито было у нас салотопенное и керамическое заводское производство. «Коломна более всего известна своими сальными заводами», -- писал в 1803 году Н.М.Карамзин. Что же касается изделий местных гончаров, то они пользовались повышенным спросом на протяжении столетий. Приспосабливаясь к меняющемуся вкусу потребителя, постоянно расширяли свой ассортимент. В период с 1797 по 1803 годы они выпускали не только обычную дешевую столовую посуду - кувшины, квасники и кумганы, но и сервизы из простого фаянса, а также «полуфарфора». Однако, несмотря на эти новинки, особой популярностью среди населения пользовались, как и прежде, «коломенские горшки» - дешевая и практичная обиходная посуда, которую можно было встретить в каждом доме. Уже в XIX веке В.И.Даль записал поговорку «крепок, как коломенский горшок». Справедливости ради надо заметить, что эту посуду не очень берегли из-за ее дешевизны, поэтому, вероятно, поговорка о коломенских горшках встречается в различных вариантах. Например, в известной повести И.С. Тургенева читаем: «... замасленный, как коломенский горшок».
Заканчивая этот раздел, добавим, что по числу фабрик и заводов Коломна выходила на первое место в Московской губернии.
В 1787 году в городе насчитывалось 1017 домов на 5809 жителей обоего пола. По числу строений Коломна занимала первое место в губернии, по числу жителей - второе после Вереи. Абсолютное большинство домов принадлежало купечеству - 22 каменных и 534 деревянных. Один дом занимала воеводская канцелярия, еще 33 находились в собственности канцелярских служителей, 3-мя каменными и 54-мя деревянными домами владели разночинцы, 4-мя каменными и 3-мя деревянными - фабриканты. Два деревянных строения занимали лазарет и сарай расквартированного в Коломне Невского полка. Во всем городе считалось 110 улиц и переулков.
В помещении воеводской канцелярии размещались все административные учреждения города и уезда: уездный суд, дворянская опека, нижний земский суд, городническое правление, уездное казначейство, городовой магистрат, словесный и сиротский суды и - некоторое время - даже духовная консистория. Городская администрация состояла из воеводы, воеводского товарища (заместителя), секретаря, 13 канцелярских служителей, подпоручика и 29 унтер-офицеров и рядовых из штатной воинской команды. В 1733 году в Коломне учреждена уездная полиция. В ее штате числились: полицмейстер в чине поручика, 1 унтер-офицер, 1 капрал, 6 канцелярских служителей и 10 городских частных смотрителей.
При Екатерине II Коломна обрела первое светское учебное заведение - народное училище, разместившееся в специально для него построенном здании в кремле. Здесь «обучалось разного состояния юношество начатками Российского языка, и писать, и рисовать, арифметике и православному исповеданию христианского закона».
В 1775 году город пережил сильнейший пожар, уничтоживший более половины всех строений. Из 370 лавок на Торгу погорели 267. В 1784-1785 годах, когда последствия пожара были в значительной степени ликвидированы, на Торгу считалось 207 лавок, объединенных в 9 торговых рядов: мясной (20 лавок), рыбный (19 лавок), овощной (25 лавок), москательный (40 лавок), голичный (15 лавок), масляный (24 лавки), солодяной (13 лавок), житный (31 лавка) и скобяной (20 лавок). В них продавался прежде всего привозной товар из Москвы, Петербурга и других городов: импортные шелковые материи, сукна, выбойки, китайки, холстины, шнурки, щепетильный (галантерейный) товар, изделия из металла, виноградные вина, хрустальная посуда, чай, сахар, овощи, кожа, пряники, мед, воск, мыло, мясо, рыба, хмель и кустарная посуда. Из Коломны в Москву, далее к Петербургскому порту отправлялись юфть, хлеб и солонина, рыба и сало, мед и воск, хмель и пенька, а также коломенские горшки.
Как повелось исстари, торговыми днями в Коломне считались понедельник и четверг. По этим дням в город приезжали со своими товарами крестьяне.
В 1771 году купечества в городе было 1955 душ мужского пола. Вместе с ремесленниками они составляли не менее 95% всего населения. Собственно торговлей занимались, как правило, купцы первой и второй гильдии. Купцы третьей гильдии содержали фабрики и заводы. Ремеслом занимались посадские люди, не вышедшие в купечество, да пришлые, осевшие в Коломне недавно. Более наглядно коломенские купцы разделялись на тех, чьи торговые интересы сосредоточивались в самом городе, и на тех, кто ориентировался на коммерцию за его пределами. К первым относились купцы, имевшие лавки в торговых рядах. Они обслуживали только местного покупателя. В середине XVIII столетия на Торгу строится каменный Гостиный двор, основная линия которого тянулась от Ямской башни кремля вдоль четной стороны улицы Зайцева по направлению в Бобреневскому мосту. Другие линии Гостиного двора располагались напротив старого Коломенского рынка. Здесь и процветала «рядская» торговля, удовлетворявшая повседневные нужды коломенцев. Здесь по понедельникам и четвергам проходили базарные дни.
Вторую группу купечества образовывали оптовики-хлеботорговцы и скотопромышленники. Летом скотопромышленники гнали через Коломну в Москву и Петербург крупный и мелкий рогатый скот - до трехсот гуртов за сезон, считая по 100-120 голов в гурте. Зимой в том же направлении шли обозы с хлебом. Занятие это было весьма прибыльным, и купцы, державшие его в своих руках, составляли самую зажиточную часть населения города. Поскольку хлебная торговля была исконным занятием коломенцев, почти все хлебопромышленники принадлежали к коренному населению города. Один из них - Иван Тимофеевич Мещанинов еще в 1740-х годах завел в Коломенском уезде один из первых частных винокуренных заводов. Зерна этот завод потреблял сравнительно немного, а прибыль от него превзошла все ожидания. Только в 1748 году завод поставил по подряду 2 тысячи ведер хлебной водки на Московский питейный двор, тысячу ведер - в Бронницы и полторы тысячи - в село Новоспасское. Вскоре на содержание частных винных заводов был наложен запрет, но И.Т.Мещанинов, почувствовав выгоду заводского предпринимательства, сделал свой выбор. В 1754 году он основал в Коломне суконно-каразейную фабрику, которая уже упоминалась выше, а затем еще одну - в селе Лукерьине. Через некоторое время еще одна мещаниновская фабрика открылась в Москве. Сделавшись крупнейшим фабрикантом, Иван Тимофеевич устроил свою жизнь на дворянский манер. В Коломне ему принадлежал целый квартал земли, на котором была разбита великолепная усадьба. Как писал мемуарист: «Задняя часть мещаниновской земли занята была луговиной, огородом и фруктовым садом; за ними следовал во французском вкусе устроенный сад для гулянья, с дорожками, пересекающимися под прямым углом, ели шапками, аллеи шпалерами, каменные двухэтажные беседки - все, как водилось при барских усадьбах. Перед садом двор и в нем дом с обширным каменным балконом, глядевшим через двор прямо на главную аллею, в конце которой красовалась беседка. Дом лицевою стороной на двор». Дом И.Т.Мещанинова представлял собою миниатюрную копию петербургского Зимнего дворца.
Мещанинов славился как крупнейший благотворитель Коломны. В 1775 году на его средства был построен в кремле теплый Тихвинский собор.
Совокупный капитал коломенского купечества составлял 360 956 рублей. Это намного превышало купеческие капиталы других городов Подмосковья. Коломна предоставляла тем, кто приезжал сюда по торговым делам, все удобства, возможные в то время. В городе было 97 деревянных и 1 каменный постоялый двор. Питейных домов в самом городе насчитывалось 11 и еще столько же - уезде. И дома эти не пустовали, ежегодный откупной питейный сбор с них достигал немалой суммы в 31 600 рублей.
В 1772 году в Коломне учреждается должность уездного почтмейстера. От этого в первую очередь выиграло опять-таки купечество, получившее возможность наладить регулярную деловую переписку с партнерами.
В 1781 году преобразовано административно-территориальное деление России. Это привело к значительному уменьшению площади Коломенского уезда, часть земель которого отошла к вновь образованным Богородскому, Бронницкому, Серпуховскому уездам Московской губернии, к Егорьевскому и Зарайскому уездам Рязанской губернии. Если до начала реформы на территории уезда находилось 617 селений, то к концу ее осталось лишь 26917. Из них государственными были 39 сел, 12 селец и 48 деревень; помещичьими 50 сел, 100 селец и 20 деревень.
Дворян в уезде проживало 320 человек. Им принадлежало 132 господских дома, из которых только 5 были каменными, а остальные деревянными. Многие дворяне носили громкие титулы. 43 из них имели княжеское, 8 графское достоинство.
В числе помещиков правдами и неправдами оказываются представители местного купечества. Усадьба Красное Сельце (сейчас в черте г. Воскресенска) полюбилась Ивану Ильичу Лажечникову, но, как купец, он смог приобрести ее лишь через подставное лицо. И.Т.Мещанинов приобрел сельцо Лукерьино, где устроил роскошную усадьбу с искусственными прудами, липовыми аллеями и прочими красотами. И сегодня в Лукерьине сохраняется дом Мещаниновых - редчайший для Подмосковья памятник архитектуры эпохи барокко.
Одна из самых живописных усадеб возникла в селе Черкизове, принадлежавшем князьям Черкасским. Это был «длинный ряд княжеских каменных домов, почти на версту в длину, разнообразной, но замечательно изящной архитектуры и, притом, расположенных со щепетильной симметрией, а впереди их три церкви, две по бокам и одна в середине, пред главным княжеским домом. Таков был вид Черкизова с Москвы-реки, на которой оно расположено. В стороне от княжеской усадьбы, тоже по берегу, рассыпаны крестьянские избы в несколько слобод, то есть улиц, все смотревшие зажиточно». Составными частями усадьбы Черкасских являлись «изящный дворец с не менее изящными флигелями, манеж, который сделал бы честь любому губернскому городу и не посрамил бы даже столицы, псарный двор в виде замка с башнями, оранжереи...».
Крестьян в уезде числилось 65 817 душ, из них государственных 2280 душ, отписных 219 душ, дворовых 1085 душ, помещичьих 51 846 душ, экономических 10 387. Дворов крестьянских было 15 060. Деревенская администрация состояла из 119 выборных сотских, 238 пятидесятских и 1160 десятских.
Главным занятием крестьянства оставалось хлебопашество, основными сельскохозяйственными культурами - рожь, пшеница, греча, овес, ячмень, горох, льняное семя, «а приплоду получается вдвое, втрое и вчетверо». Хлеб крестьяне выращивали и на продажу. Продавали также собственные кустарные изделия, например, грубую деревянную посуду. Хлеб обычно возили в Москву, а все остальное реализовывали на месте. Промышляли также рыбной ловлей, плотничеством, обслуживанием речных торговых судов на Оке.
Источники того времени специально подчеркивают, что в Коломенском уезде «ярмонок и торгов не бывает, а бывают сходбища из разных селений к богомолью в селе Полубояринове в Петров день, а в селе Подберезниках в день Николая Чудотворца, а торгуют крестьяне разной крестьянской рухлядью».
В некоторых селениях раз или два в неделю проходили небольшие торжки, однако в основном это имело место в бывших дворцовых селах, которые с 1781 года отошли к другим уездам. Например, в Дединове по пятницам шла торговля в двух рядах: в одном продавали съестные припасы, а в другом щепетильный (галантерейный) товар, все привозное. В Бронницах по понедельникам и четвергам также в двух рядах торговали провизией, дровами, лаптями, веревками, рогожами, лыками; в селе Высокое (до превращения его в город Егорьевск) по пятницам собирались торговцы из Коломны и других мест для продажи щепетильного товара, хмеля, хлеба и деревянной посуды, в селах Малино и Киясовка раз в неделю продавали хлеб и деревянную посуду крестьянского изготовления.
В уезде насчитывалась 101 хлебная мельница. Большинство из них были водяными и располагались на реках. В селениях Богородском, Кузминском, Степановском и Карпове мельницы стояли на искусственных прудах, а в Тарбушеве, где было две мельницы, одна стояла на ключевом протоке, а другая на роднике. Ветряные мельницы имелись в селах Шеметове, Андреевском и в деревне Ляхово.
Каждую мельницу обслуживало несколько человек, как правило наемных работников. Это был один из наиболее распространенных способов привлечения крестьян к наемному труду.
Крестьянский наемный труд широко использовался на ткацких мануфактурах, появившихся во многих селениях. Основателями их часто выступали сами крестьяне. В 1784 году крестьянин деревни Подлипки Сапрон Нестеров завел первую в этой деревне фабрику, производящую кановатные фаты с золотом и серебром трех разрядов, штоф, кановат, гарнитуры для продажи в Москве и других городах. А через десять лет в Подлипках работали уже четыре фабрики, на которых 164 вольнонаемных крестьянина обслуживали более сотни ткацких станов. В селе Белые Колодези возникли две полотняных и хлопчатобумажных фабрики крестьян Савела Иванова и Данилы Антонова. В описании фабрик читаем: «Содержит оную крестьянин того же села», а фабричные изделия «работаются из найма крестьянами того же села».Заводят собственное ткацкое производство зажиточные крестьяне в селениях Городищи, Лысцево, Горы, Солосцово, Степановское, Осташево и других.
«Осьмнадцатое столетие» вписало в историю крестьянства новые страницы борьбы его против крепостного права. В 1752 году вспыхнуло волнение крестьян села Любичи Дединовской волости Коломенского уезда. За отказ от уплаты неуказных, то есть незаконных сборов местный управитель арестовал сельского старосту и пятерых крестьян. В ответ «любыцкие» крестьяне, «собравшись многолюдством, нарядным делом, умышленно, более ста человек», пришли на дединовский приказный двор, где содержались арестованные, и «с необычным приступом шумели и кричали», требуя их освобождения. В толпе раздавались возгласы: «Живы не хотим быть, чтобы здешнего нам суда слушать!» Односельчане силой освободили арестованных, после чего управитель обратился за помощью в главную дворцовую контору. Вскоре в Любичи прибыл следователь с воинской командой. Однако после ознакомления с делом он пришел к выводу, что действия управителя, арестовавшего крестьян, неправильны. Дело закончилось само собой после скоропостижной смерти управителя.
Трагическим эпизодом русской истории XVIII столетия остается третья крестьянская война под предводительством Пугачева. В Коломне и уезде появлялись пугачевские манифесты, действовали разведчики. Летом 1774 года, когда восставшие стали приближаться к границам Московской губернии, власти охватила тревога. 25 июля по уездам был разослан приказ об организации наблюдения за передвижениями пугачевских отрядов, эвакуации денежной казны из уездных городов в Москву, а главное, о подготовке к вооруженному сопротивлению пугачевцам. Коломенская штатная воинская команда состояла из одних «инвалидов», как называли в то время старых, заслуженных ветеранов. В помощь им разрешено было привлекать дворовых людей и мещан. А затем последовало распоряжение о сдаче помещиками внеочередных рекрутов. Оно вызвало открытое сопротивление как помещиков, так и самих крестьян. Бронницкая волость наотрез отказалась сдавать причитающихся с нее двух рекрутов - пешего и конного - с каждой сотни крестьян.
Ученый-энциклопедист А.Т.Болотов, служивший в то время управляющим дворцовой Киясовской волости Коломенского уезда, столкнулся с той же проблемой. Один из местных крестьян высказался откровеннее других: «Стал бы я бить свою братию (т.е. крестьян-повстанцев - И.М.). А разве вас, бояр, готов десятерых посадить на копье». Отказавшись от намерения найти среди крестьян рекрутов-добровольцев, Болотов решил прибегнуть к жребию. Но и это предложение не нашло поддержки у крестьян, которые выдвинули встречное: послать в зачет тех, кто во время последнего рекрутского набора словчил и уклонился. Болотов согласился, но те, кому предстояло «забрить лоб», потребовали денежной компенсации. В конце концов одного из кандидатов в рекруты освободили, за что он уплатил 200 рублей на снаряжение остальных. Конному ратнику выпало по 3 рубля на неделю, пешему - по рублю. Пугачевщина потерпела крах, повторив судьбу крестьянских выступлений под предводительством Болотникова и Разина.
В 1781 году Екатерина II утвердила представленный Геральдической конторой герб Коломны. На нем изображена колонна, по созвучию символизирующая название города (колонна -- Коломна), и звезды «в лазоревом поле» по обеим сторонам колонны. Если значение колонны как основного элемента «говорящего герба» не вызывает сомнений, то происхождение и значение боковых звезд - загадка. Существует несколько версий, например, что звезды символизируют две столицы России, с которыми связана Коломна - Москву и Петербург, однако их вряд ли можно рассматривать всерьез.
В 1784 году утвержден первый генеральный план Коломны, по которому она должна была принять облик правильно спланированного «регулярного города». План предусматривал создание новой сетки улиц, перегруппировку сложившейся застройки на началах «регулярности». Въезд и выезд из города по Астраханскому тракту получили архитектурное оформление в виде застав. В Запрудах появилась Московская застава, возле современной Советской площади - застава Рязанская. У Рязанской заставы возникло новое городское кладбище, получившее по имени кладбищенской церкви Петра и Павла название Петропавловского. Однако настоящая реализация генерального плана началась только в XIX столетии.
Социально-экономическое состояние Коломны в 19 веке

В 1803 году Коломну посетил известный поэт, будущий знаменитый историограф Н.М.Карамзин. Свои впечатления от посещения нашего города он изложил в статье «Путешествие вокруг Москвы». О городе он писал: «Улицы и строения здесь некрасивы; но зато промышленность людей достойна внимания и похвалы. Давно известны коломенские фабрики, кумачные, шелковые, полотняные, которые с некоторого времени размножились и в других местах вокруг Москвы (...). Всего известнее в России коломенские сальные заводы, их более тридцати! Сало, отправляемое за море, идет по большей части отсюда. Жители торгуют рогатым скотом, закупают его на Дону, в Малороссии, солят мясо и продают как в Москве, так и в Петербурге: не удивительно, что имя мясника здесь почетнее, чем где-нибудь!
Коломна славится еще яблоками, вишнями и другими плодами, мы едим их в Москве».
В октябрьской книжке журнала «Вестник Европы» за 1828 год (в то время журнал редактировал М.Т.Каченовский) напечатана статья «Историческое описание города Коломны», автор которой подписался инициалами Я.С.: «В нынешнее время число жителей города простирается до 10 000 человек обоего пола. Купечество главную торговлю отправляет салом и выгоном рогатого скота. В 1826 году в С<анкт>-Петербурге было от коломенских купцов в продаже сала 2 800 000 пудов, сверх того выгнато рогатого скота до 50 000 голов и овец одного купца Резцова до 30 000. Из фабрик известны: шелковые Левиных и Крашенинникова, на коих выделываются парчи и штофы отличнейшей доброты, и, особенно, последние, которые расходятся по всей России, далее, одна суконная фабрика, три кожевенных завода, три мыльных и один фарфоровый».
Публикации статей Н.М.Карамзина и Я.С. разделяет четверть века. Тем более поразительны в них черты сходства. Видно, насколько мало изменился город с XVIII века: те же занятия населения, те же фамилии купцов и фабрикантов, тот же уклад жизни. Это свидетельствует о стабильности социально-экономического развития города в конце XVIII - первой половине XIX столетий.
Коломна того времени - богатый провинциальный купеческий город с необычайно высоко развитой промышленностью. К концу XIX столетия пора эта воспринималась местными жителями как безвозвратно ушедший «золотой век». А еще позднее писатель Борис Пильняк, долго живший в нашем городе и интересовавшийся его историей, назвал Коломну «золотого века» «русским Брогэ», подразумевая знаменитый торговый город-музей в Бельгии.
Иван Иванович Лажечников (1790--1869) -- сын купца, участник Отечественной войны 1812 года, писатель. Родному городу посвящены многие его произведения. Действие повести «Беленькие, черненькие,серенькие» происходит в уездном городе, которому автор дал прозрачный псевдоним Холодна. Жители города, холодненцы, «били на бойнях тысячи длиннорогих волов, солили мясо, топили сало, выделывали кожи и отправляли все это в Англию»34.
Никита Петрович Гиляров-Платонов (1824--1887) -- сын и внук священника, бакалавр Московской духовной академии, издатель-редактор газеты временные Известия» (подробнее о нем см. в главе «От коломенской епархии до наших дней»). Его книга воспоминаний «Из пережитого» - энциклопедия жизни Коломны и коломенцев в XVIII-XIX веках. В ней
кроме прочего отмечается, что Коломна представляла собою «бойкое торговое место, с обширною Ямскою слободой, с ямщиками бывалыми, с трактами на Тамбов-Астрахань, Воронеж-Таганрог, не говоря уже о Владимире и Кашире».
Преобладающей частью населения оставались ремесленники и торговцы. После разделения при Екатерине II купечества на гильдии посадские люди, не приписанные ни к одной из трех гильдий, образовали мещанское сословие.
Наряду с мясной процветала и хлебная торговля, в том числе и речная. В полном расцвете находился и бурлацкий промысел - конная тяга барок в Москву. Особую гордость коломенцев составляло производство фруктово-ягодной пастилы. Сначала хозяйки готовили пастилу для семейного стола, но отменное качество позволило этому продукту успешно выдержать конкуренцию на широком рынке. Со временем в Коломне налаживается изготовление пастилы в промышленных масштабах. Секрет варки пастилы тщательно охранялся, передаваясь по женской линии.
Хозяевами города были купцы. Семьи Бочарниковых, Кисловых, Колесниковых, Котельниковых, Курчевских, Ротиных, Тулиновых, Тупицыных, Шапошни-ковых, Шараповых, Шевлягиных и некоторые другие образовывали верхушку местного купечества. Большинство скотопромышленников не принадлежали к коренному населению города. Они были родом из тех мест, где формировались проходившие через Коломну гурты скота. Поскольку Коломна являлась последней перевалочной станцией перед Москвой, они перебирались сюда на постоянное жительство, чтобы отсюда руководить всем делом. К примеру, семья Ротиных происходила из Воронежской губернии. С конца XVIII века три поколения этой семьи удерживали славу богатейших гуртовщиков Коломны.
Состояние некоторых купцов оценивалось в миллионы, а скотопромышленников - в десятки миллионов рублей. В жизни каждого наступал такой момент, когда дальнейшая погоня за прибылью теряла смысл. Тогда купец задумывался о душе и пускался в благотворительность. Большинство в таком случае жертвовало более или менее значительные суммы храмам и монастырям. А семья Кисловых, сложившись с Г.К.Шараповым, начала свою благотворительную деятельность с того, что подарила г и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.