На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Реферат Категория ценности образуется в человеческом сознании путем сравнения разных явлений. Осмысливая мир, человек решает для себя, что для него представляется важным, а что нет, что существенно, что несущественно, без чего он может обойтись, а без чего нет.

Информация:

Тип работы: Реферат. Предмет: Культурология. Добавлен: 07.07.2008. Сдан: 2008. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):


Государственный комитет по рыболовству РФ
АСТРАХАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ТЕХНИЧЕСКИЙ
УНИВЕРСИТЕТ
Институт Экономики
КОНТРОЛЬНАЯ РАБОТА
По дисциплине: «Культурология»
Тема: «КУЛЬТУРА КАК СИСТЕМА ЦЕННОСТЕЙ.
ЭМОЦИОНАЛЬНО-ЦЕННОСТНЫЕ ОРИЕНТАЦИИ »
Выполнил:
Студент группыЗФЭ-88
Серега
Проверил:
Д.Э.Н, О.К.
КУЛЬТУРА КАК СИСТЕМА ЦЕННОСТЕЙ. ЭМОЦИОНАЛЬНО-ЦЕННОСТНЫЕ ОРИЕНТАЦИИ
Понятия ценности и ценностной ориентации в мире настоль-ко важно для культуры, настолько составляет ее сущность, что мы можем, смело определить культуру как систему ценностей. Что же подразумевается в культурологии под ценностью?
Категория ценности образуется в человеческом сознании пу-тем сравнения разных явлений. Осмысливая мир, человек решает для себя, что в жизни для него представляется важным, а что нет, что существенно, а что несущественно, без чего он может обой-тись, а без чего нет. Естественно, что разные люди (и разные куль-туры) определяют свой ценностный мир по-своему. Таким обра-зом, ценность не есть вещь, а есть отношение к вещи, явлению и т.п. В общем виде ценность можно определить и как нечто такое, без чего данная культура оказывается ущербной, эмоционально-дискомфортной. Применительно к культуре личности можно ска-зать, что ценность есть то, без чего существование этой личности полностью или частично теряет смысл: такой ценностью являют-ся, например, любимый человек для влюбленного, дети для ро-дителей, наука для ученого и т.д. Всякая система ценностей дина-мична и подвижна: она изменяется во времени с возрастом, сменой жизненных обстоятельств и т.п.
В человеческом сознании существует одновременно множество ценностей, поэтому мы говорим об их системе, так как они, как правило, не хаотично сосуществуют, а определенным образом упорядочены. Система ценностей обыкновенно представляет со-бой иерархию, в которой ценности располагаются по нарастаю-щей значимости. Есть уровень верховных, или абсолютных ценно-стей, при утрате которых существование культуры в данном виде абсолютно теряет смысл. Таких ценностей немного, а часто вер-ховная ценность вообще только одна. Ниже располагаются ценно-сти менее высокой значимости и т.д. Можно, например, предло-жить такую систему ценностей (расположенных по убывающей): семья, свобода, репутация, Бог, природа (разумеется, список не исчерпывающий). Эти же ценности можно расположить и в других иерархических последовательностях, например: свобода, репута-ция, семья, природа, Бог или Бог, репутация, семья, природа, свобода. Возможны, естественно, и другие варианты, и другой набор ценностей.
Иерархия ценностей в принципе достаточно динамична: на-пример, при лишении человека какой-то из низших ценностей она может занять место высшей. Допустим, когда человека лиша-ют свободы, тогда именно она становится высшей ценностью, хотя ранее она вполне могла не осознаваться как таковая.
Заметим, что здесь и далее мы будем иметь в виду лишь ценно-сти идеальные, духовные, а не материальные. Последние обеспе-чивают человеку физический комфорт (вода, пища, здоровье, наличие полового партнера, богатство, хорошие бытовые усло-вия и т.п.) и, таким образом, не имеют прямого отношения к культурологической проблематике: это ценности не культуры, а цивилизации или же природы. Культурный же комфорт обеспечи-вают ценности духовные. Однако это не означает, что духовные ценности всегда будут стоять выше материальных и определять культуру. В ряде эмоционально-ценностных систем все может об-стоять совсем наоборот: удовлетворение материальных потребно-стей будет вполне обеспечивать культурный комфорт, так как их достижение будет служить основанием для довольства собой и миром. Очень часто физический комфорт служит необходимой и достаточной предпосылкой комфорта душевного, но это нельзя считать универсальной закономерностью: человек может быть сча-стлив, даже испытывая тяжелые физические лишения, если его вдохновляет духовная система ценностей. Так, по мысли Маяков-ского, счастливы защитники революции: «Мы -- голодные, мы -- нищие, с Лениным в башке и с наганом в руке»; так, в поэме Твардовского «За далью -- даль» поэт, когда он творит, «может быть больным и старым, усталым -- счастлив все равно». И наобо-рот, полный материальный комфорт, без комфорта душевного, без примиренности с миром, Богом, самим собой еще далеко не обеспечивает счастья: примерами могут служить герои русской классической литературы, от Онегина и Печорина до чеховского Лопахина.
Ранее мы говорили и будем говорить в дальнейшем не просто о ценностных ориентациях, но об эмоционально-ценностных. Дело в том, что жизненные ценности -- плод деятельности не только ума, но и сердца, и души, которая не менее деятельна, чем разум. Ценности эмоционально переживаются, их наличие обусловли-вает положительные эмоции радости, восторга, удовлетворения. И наоборот отсутствие, утрата ценностей, а иногда и просто сомнение в них стороннего человека вызывают эмоции отрицатель-ные -- обиду, гнев, раздражение. Таким образом, именно ценно-стями обусловлено состояние эмоционального комфорта или дис-комфорта личности.
Каким образом ценности выполняют ориентирующую функ-цию? Человек живет в окружении различных вещей, явлений, идей и т.п. Все это представляет собой очень пестрый и внутренне противоречивый конгломерат, в котором человек вполне может запутаться и растеряться. Чтобы этого не случилось, личность и вырабатывает (или принимает готовую) систему ценностей, ко-торая и позволяет ориентироваться в мире, отличать важное от неважного, нужное от ненужного и т.п. При этом чем более проч-на и осознанна система эмоционально-ценностных ориентаций, тем стабильнее личностное самосознание, тем целенаправленнее жизнедеятельность человека. И наоборот, личности с неразвиты-ми эмоционально-ценностными ориентациями свойственны раз-бросанность, метания, искания и т.п.
Выше уже говорилось о том, что конкретных жизненных цен-ностей существует великое множество, которое, пожалуй, не под-дается даже простому перечислению. Но в то же время можно провести обобщение, типологизацию эмоционально-ценностных ориентаций. Эта возможность связана с тем, что в истории чело-вечества существует относительно небольшой набор универсаль-ных, типологических эмоционально-ценностных ориентаций. Поэтому в дальнейшем мы будем говорить об эмоционально-ценностных ориентациях, как об общих категориях культуры. При этом типы эмоционально-ценностных ориентаций оказываются инвариантными по отношению к конкретным ценностям. Пояс-ним это примером. Существует, скажем, такой тип эмоциональ-но-ценностной ориентации, как героика. Она существовала во все века и утверждала самые различные ценности -- домашний очаг, родину, честь и достоинство, светлое будущее и т.п. Но независимо от того, на какие конкретные ценности была на-правлена эта эмоционально-ценностная ориентация, она в лю-бом случае оставалась героикой -- в этом и заключается смысл понятия инвариантности.
Типы эмоционально-ценностных ориентаций связываются в некоторую систему, которую можно представить следующей ус-ловной схемой:  0 - эпичность(1) - трагизм(2)  -  героика(3) - романтика(4) -
- сентиментальность(5) -  ирония(6) - драматизм(1) - юмор(2) -  
- инвектива(3) - сатира(4) - цинизм(5)     
 За позицию «0» здесь принимается состояние невыделенности личности из мира, а следовательно, отсутствие эмоционально-ценностной ориентации как таковой. Данное состояние примени-тельно к человеку и человечеству является, в сущности, теорети-ческой абстракцией: это до культурное бытие, на практике не реализующееся. Однако интересно, что модель именно такого со-стояния зафиксирована во множестве мифов о первой стадии тво-рения жизни и человека («золотой век» античной мифологии, Адам и Ева до грехопадения и т.д.). Подобного же рода состояние часто выступает как конечная цель развития человечества во многих уто-пиях: оно мыслится как полное снятие всех противоречий, дости-жение абсолютной гармонии мира и человека, когда отпадает необходимость в культурном ориентировании.
Все остальные эмоционально-ценностные ориентации, чье значение отлично от нулевого, так или иначе, миросозерцатель-но осваивают мир с точки зрения личности, то есть сознательно или бессознательно исходят из противостояния, конфликтности личности и мира. Типы эмоционально-ценностных ориентаций слу-жат, таким образом, наиболее глубинными модусами культуры, поэтому их можно также назвать культурными доминантами.
Позиции в приведенной выше схеме располагаются не про-извольно, а фиксируют важные с точки зрения системы связи и отношения. Отметим, во-первых, что эмоционально-ценностные ориентации располагаются парами, за исключением непарной иронии, о которой речь ниже. Принцип парности -- один из важ-нейших и основополагающих в этой системе. Его реальный смысл в том, что эмоционально-ценностные ориентации в парах ком-пенсируют друг друга, создавая относительно устойчивую подси-стему, так как каждый, отдельно взятый тип не является само-достаточным: он односторонне определяет отношения личности и мира, почему и является ущербным, неполноценным. В случае декомпенсации, то есть отсутствии пары в доминанте той или иной культуры она становится нестабильной. Конкретную реали-зацию принципа парности мы увидим в дальнейшем.
Во-вторых, удаление позиций от точки «0» обозначает возрас-тание субъективности эмоционально-ценностных ориентаций (пе-ремещение внимания с мира на личность). Кроме того, чем даль-ше от точки «0», тем сильнее «поляризуются» составляющие пар, а следовательно, каждая из них становится сама по себе все более ущербной, требуя обязательной компенсации.
Собственно эмоционально-ценностные ориентации возникают на позиции «1» -- это эпичность и драматизм. В отличие от нулевой точки данная пара -- это уже выделенность личности из мира, подразумевающая определенное отношение к последнему. Но в то же время это отношение -- глубокое и несомненное приятие мира и себя в нем, следование его законам, что и составляет сущность эпического мировидения. Однако это небездумное приятие безоб-лачного и гармонического мира: бытие сознается в его изначаль-ной и безусловной конфликтности (в чем и состоит суть драматиз-ма), но сама эта конфликтность принимается как необходимая и справедливая сторона мира, ибо конфликты возникают и разреша-ются, они обеспечивают само существование и развитие бытия. Эпико-драматическая мироориентация -- это максимальное «до-верие к жизни» (А.И. Герцен), доверие к объективному миру во всей его реальной многосторонности и противоречивости.
Эпико-драматическая мироориентация часто находит яркое выражение в художественной литературе, например, в «Буре» Шекспира, «Илиаде» Гомера, стихотворении Пушкина «Брожу ли я вдоль улиц шумных...», «Войне и мире» Л.Толстого, «Трех сестрах» Чехова и др.
Отметим две главные особенности позиции 1. Во-первых, сращенность эпичности и драматизма здесь настолько велика, что можно говорить о единой эпико-драматической эмоционально-ценностной ориентации, поскольку ее «половины» не могут су-ществовать друг без друга, не теряя качественной определенно-сти: эпичность без осознания драматизма жизни вырождается либо в равнодушие (нередко наблюдаемое у очень старых людей, у йо-гов в состоянии нирваны и в других случаях), либо в бессмыслен-но-оптимистическую формулу Панглосса из повести Вольтера «Кандид»: «Все к лучшему в этом лучшем из миров». Восприятие же жизненного драматизма без примиряющего и оправдывающе-го эпического начала неизбежно превращает драматизм в трагизм.
Во-вторых, эпико-драматическая ориентация еще не содержит в себе оценочности и вообще не допускает ее. Здесь еще невоз-можны суждения типа «мир хорош» или «мир плох», «человек -- герой» или «человек -- подлец». Мир таков, каков он есть, и чело-век в мире принимается не потому, что он хорош, а потому, что он есть часть мира. Позиция 2 -- трагизм и юмор. Сущность трагического неоднок-ратно определялась философами, эстетиками, литературоведами; акцент в этих определениях справедливо делался на неразреши-мости конфликта между двумя высшими ценностями, одинаково значимыми для личности и в то же время взаимоисключающими, несовместимыми. Личность, находящаяся в ситуации свободного выбора между такими ценностями, должна, так сказать, своими руками уничтожить одну из них, что, естественно, не может не создавать эмоционального дискомфорта, приводящего иной раз даже к самоубийству. Глубинная же культурная основа трагизма -- изначально враждебная личности действительность и связанное с этим сознание бренности любых жизненных ценностей.
Категория юмора также неоднократно служила предметом ис-следования в эстетике, искусствоведении, реже -- в философии. Юмор -- одно из проявлений комического, а его своеобразие со-стоит в том, что он преодолевает объективные противоречия дей-ствительности, переводит их в комический план и уже в таком виде принимает их как неизбежную и, более того -- необходимую часть жизни. Юмор -- смех не злой, не гневный, а чаще всего радостный, выражающий освоение личностью всей полноты бы-тия. Юмор зачастую является показателем душевного здоровья человека или более широких культур. Эту сторону «смеховой куль-туры» наиболее подробно и глубоко исследовал М.М.Бахтин в книге «Творчество Ф.Рабле и народная культура Средневековья и Ренессанса». Существенно для юмора и то, что его субъект видит комическое не только вне себя, но и в себе самом.
Способность юмора и трагизма взаимно компенсироваться оп-ределяется их эмоциональной полярностью. Чистый (некомпен-сированный) трагизм неумолимо ведет личность к отчаянию, деп-рессии, суициду (нечто подобное происходит и в более крупных культурных структурах -- например, в императорской Японии конца второй мировой войны). Юмор уравновешивает эту эмоци-онально-ценностную ориентацию, и природу этой компенсации весьма точно выражает девиз Габровского фестиваля: «Мир вы-жил, потому что смеялся». Приведем здесь еще поэтическое суж-дение А.Т.Твардовского, что на войне (то есть в ситуации пре-дельного трагизма) «порой ... одной минутки не прожить без прибаутки, шутки самой немудрой». С другой стороны, память о трагизме бытия не дает юмору стать легковесным, «щенячьим» оптимизмом.
Однако юмор и трагизм уже не связаны так нерасторжимо, как эпичность и драматизм, и, вообще, начиная с позиции 2 каждая эмоционально-ценностная ориентация из пары может выступать самостоятельно, образуя декомпенсированные структуры. Для ка-чественного анализа различных культур это очень важно.
Существенная особенность позиции 2 состоит в том, что в ней уже возникает оценочное отношение, но совершенно особое -- неоднозначное, обращаемое, амбивалентное. И юмор, и трагизм способны нести как положительное, так и отрицательное отно-шение к миру, а чаще совмещают в себе и то и другое. Эту двой-ственность оценки проще всего показать на литературных персонажах, таких, например, как Раскольников у Достоевского (тра-гический характер) или Швейк у Гашека (комический характер): они, безусловно, не подлежат однозначной оценке.
Начиная же с позиции 3 парные эмоционально-ценностные ориентации приобретают постоянный знак (+ или --) и «делят» между собой нагрузку: одна составляющая утверждает некоторые ценности, другая -- отвергает ценности противоположные. Так, героика -- это ориентация утверждающего характера, она направ-лена на изменение мира в соответствии с некоторым идеалом, который непременно осознается как возвышенный. Противоре-чия, которые в системе трагизма осознавались как неразреши-мые, героика разрешает при помощи активного действия, то есть делая решительный выбор в пользу одной из противоборствую-щих систем ценностей и без сожаления отвергая другую. Напри-мер, Тарас Бульба в одноименной повести Гоголя в ситуации сво-бодного выбора мгновенно и не колеблясь утверждает своими деяниями идеал запорожского «товарищества», даже если во имя него надо уничтожить противостоящие им несовместимые ценно-сти (чувство любви, привязанности к сыну и др.).
Парной героике эмоционально-ценностной ориентацией яв-ляется инвектива -- отрицание, направленное на уничтожение противостоящей идеалу, а потому враждебной системы ценно-стей, шире -- на уничтожение всякого врага. Инвектива как доминанта культуры особенно ясно обнаруживается в эпохи меж-национальных, религиозных и гражданских войн. Следует под-черкнуть, что серьезность отрицания, отсутствие в нем даже ми-нимальных комических элементов составляют сущность инвек-тивы и отличают ее от отрицания сатирического, о котором чуть ниже.
Характер компенсации героики и инвективы, думается, поня-тен из сказанного.
Позиция 4 -- романтика и сатира. Почти со всех точек зрения она очень близка к предыдущей, а принципиальное отличие зак-лючается в том, что реальное действие здесь заменяется либо эмо-циональным порывом, либо действием символическим. Так, один из частных (и очень распространенных) случаев романтики -- мечта о героическом, ориентация на героический идеал вне возможно-сти претворить его в действительность. Такого рода романтика свой-ственна, например, молодежи в «спокойные» периоды истории: юношам и девушкам часто кажется, что они «опоздали родить-ся», чтобы участвовать в революциях или войнах. Как пел В.Вы-соцкий о послевоенном времени: «А в подвалах и полуподвалах ребятишкам хотелось под танки...» Однако сфера романтики шире этой тяги к героике; романтику вообще можно определить как стремление к возвышенному идеалу, не переходящее в реальное действие. Эта эмоционально-ценностная ориентация относит все ценности в область принципиально недостижимого. Ценности, зна-чимые для романтика, не живут в реальном мире. Поэтому, когда романтик пытается «реализоваться», он обращается к грезе, к фантазии -- очень ярко эта особенность проявляется в литературе и искусстве. Более того, романтик весьма часто и не стремится к реализации и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.