На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Реферат Устюжна - небольшой город районного значения, на юго-западе Вологодской области. Освещение культурной сферы жизни российской провинции. Занятия населения города и деревни, их нравы, быт, обычаи, отношение к законам и власти, состояние и образования.

Информация:

Тип работы: Реферат. Предмет: Культурология. Добавлен: 20.02.2010. Сдан: 2010. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):


Вологодский государственный педагогический университет
Кафедра Отечественной истории
Материальная и духовная культура Устюженского края в 1920-1930 годах



Выполнил:
Ухов Артем Евгеньевич,
Студент 5 курса
Исторического факультета ВГПУ
Вологда
2004
Объектом данного исследования является Устюжна - небольшой город районного значения, расположенный на юго-западе Вологодской области. Город известен с 1252 года. Известен как центр металлургического производства вплоть до ХУШ века. Край был богат лесами, зверем, рыбой, по территории протекала прежде судоходная река Молога.
Предметом данной работы выступает материальная (в первую очередь бытовая, тесно связанная на мой взгляд с экономической и социально-политической сферами жизни общества) и духовная культура устюжан.
Целью данной работы является освещение культурной сферы жизни российской провинции. Мы проследим, как изменялись занятия населения города и деревни, их нравы, быт, обычаи, их отношение к законам и власти, состояние здравоохранения и образования - главных показателей социальной политики, наука, искусство и традиции, праздники, жизненные ценности и досуг устюжан.
Реализуя эти цели, нужно, по-моему, затронуть частично и хозяйственную составляющую жизни устюженского края. Это важно по причине тесной связи экономической и культурной составляющих в жизни города и деревни.
Полагаю, сразу нужно выделить 2 фактора, влиявших на занятия устюжан. Природно-климатический фактор всегда оказывал влияние на занятия жителей Северо-запада и устюженского края, в частности. Устюжна находилась в зоне рискованного земледелия и поэтому испытывала трудности в ведении сельского хозяйства. Это отражалось в том, что существовал недостаток продуктов питания, прежде всего, хлеба собственного производства.1
Ранние заморозки осенью, поздние весной и 5.5 месяцев снежного покрова обусловливали свойственный Нечерноземью характер занятий населения: большую роль в нем играли промыслы.
Важное место в занятиях населения имел лес. Это проявилось в характере отхожих промыслов. В 1920-1930-е годы главными были "лесплавные" ( сплав леса по реке Мологе) промыслы и лесозаготовки.2
Что касается кустарных промыслов, то до революции были развиты кузнечный, сапожный, гончарный промыслы, в дальнейшем уступив место (в 1930-е годы) бондарному, колесному, смолокуренному, дегтярному, катальному, корзиночному и некоторым другим. «Большинство населения было занято выработкой деревянных изделий, сухой перегонкой дерева, отчасти занималось и кузнечным, слесарным делом, изготовляли сапоги и посуду» - сообщают документы.3
Доходы населения складывались из: занятий с/х - 36,4%, неземледельческих занятий - 63,4%.4
Другим фактором, влиявшим на занятия и культуру устюженских города и деревни, была экономическая ситуация, тесно связанная с социально-политической.
В период Гражданской войны и разрухи после нее экономика пришла в упадок. Как отмечают исследователи В.А.Сидоров и Ю.К.Крукле, «посевные площади по сравнению с 1913 г снизились в 1920 г на 1/3, снизилась урожайность». Валовый сбор всех с/х культур в 1920г в нашем крае составлял менее Ѕ довоенного. «Сократилось поголовье скота, не хватало хлеба, а наш край и до войны не обходился своим хлебом», - пишут исследователи. 5 А если учесть, что в уезде в 1927 г по результатам Всесоюзной переписи числилось 63000 человек сельского населения, или 90% от всего населения уезда,6 - это обусловило первоочередную задачу восстановление сельского хозяйства края, поднятие его на довоенный уровень.
Поэтому в районе начали, хотя и несколько позже, чем в других районах Ленинградской области, насаждение колхозов и обобществление имущества, а в промышленности - перевод ее на индустриальные рельсы. Это повлияло и на культуру селян. «Если бы не советская власть, я бы и сейчас был батраком, колхозный строй вырастил и воспитал меня», - рассказывает со страниц газеты «Вперед!» тракторист Левин.7
Крестьяне могли отходить на заработки и на промышленные предприятия. В устюженском районе в эти годы создаются следующие предприятия: судоверфь им. Желябова(1928), а позднее судоверфь Лесснабсбыттоварищества, 2 винзавода(Спасский и Устюженский), имелась своя гидроэлектростанция с мельницей, льнообрабатывающий завод, 3 крупных и дюжина мелких механических мельниц ( в районе уже было около 30 мельниц, принадлежавших райисполкому или колхозам.) 8
Это также были места для приложения рабочей силы отходников. Их численность в 1931г - 6279 отходников против 3530 чел постоянно работающих - фабрично-заводских, транспортников, батраков и служащих. Главной же отраслью, куда направлялись они, оставалась лесопереработка. Судостроение (древнейшая отрасль для Устюжны с ХУП века) также требовало большого количества рабочих рук. Большие запасы хвойного леса( ель до 38% и сосна до 60%) способствовали развитию судоверфи им.Желябова, построенной в 1928 году . Это было довольно крупное производство(60-75 судов в год).9 Все население близлежащих деревень было занято на заводе.
Кроме этого, 26,3% населения было занято переработкой в спирт местного сырья - картофеля.10 Этому способствовало и введение государственной винной монополии. Хотя последняя способствовала широкому распространению самогонения, что явствует из числа правонарушений, зафиксированных правоохранительными органами, о чем будет сказано ниже.
Если в 1920-х годах много было занятых в частном и кооперативном секторах и распылялось на небольших производствах: спичечное, кожевенное, мукомольное, то в 30-х годах государственный сектор превалирует, мелкие же производства уступают место более крупным, индустриальным, и промыслы отходят на второй план.
Занимались устюжане и торговлей. Регулярно проводились летняя и осенняя ярмарки, был устроен базар, где торговали скотом, изделиями и товарами из крестьянских хозяйств.
Но земледелие играло также важную роль, особенно для отдельной семьи в условиях нехватки продовольствия и преимущественно натурального хозяйства.
Завершая разговор о занятиях устюжан, необходимо отметить, что наряду с негативными сторонами (раскулачивание, насильственное обобществление, тяжелые условия труда и бесправие колхозников), коллективизация принесла району в целом немало позитивного. Увеличилась урожайность - в середине 30-х годов колхоз "Имени ХШ годовщины Октября" перевыполнил план, собрав 115 ц. зерновых с гектара, а доярка этого колхоза Мария Егорова впервые надоившая 5000 литров молока в год, представляла район на Всесоюзной сельскохозяйственной выставке в Москве в 1939 году».14
Кроме того, отмечался во второй пятилетке рост поголовья скота,23 ликвидировались «чересполосица и мелкополосье, выросла урожайность, шло строительство новых школ, детских садов, техникума, библиотек, улучшалось здравоохранение и обслуживание населения. Это отмечают местная пресса, статистика, исследователи (например, П.А.Колесников15).
Известно, что до 1917 года в районе было 2 монастыря: Филаретова пустынь и Николо-Моденский монастырь. Последний просуществовал до 1929 года. А.Ю.Хрусталев считает, что возраст монахов (40-71 лет) позволяет утверждать, что "вера в российской деревне не исчезла, несмотря на давление и репрессии "строителей будущего".16
Несмотря на то, что в монастыре сформировали с/х артель, а затем совхоз, власти проводили жесткую политику: увеличивали налоги на аренду строений в десятки раз, с 1923 года началось ограбление монастыря при попустительстве властей (сначала похищали драгоценные оклады икон), затем - сами иконы. А с ликвидацией властями совхоза, было вывезено все хозяйственное имущество монастыря. Хотя, государство направляло вырученные средства на закупку хлеба за границей в кризисные годы.17 Подобным образом поступали и с церквями Устюженского уезда, которых насчитывалось на 1930-й год 30(в районе - 21, в городе - 7).18
В 20-е годы монастырь служил местом ссылки известного иерарха русской православной церкви митрополита Петроградского Ивана Семеновича (Иосифа) Петровых.
Немалую роль в переоценке ценностей в обществе сыграли различные советские организации: в 1925 году действовала (хотя пресса отмечала неудовлетворительную работу) ячейка Союза воинствующих безбожников (СВБ). Устав СВБ провозглашал "борьбу с религией во всех ее формах, как тормозом социалистического строительства и культурной революции". Ячейки создавались на фабриках, заводах, госучреждениях, колхозах и хуторах. Членами могли быть гр-не с 14 лет, порвавшие с религией, создавались даже Юные безбожники с 8-ми лет без права голоса. Основным доходом для деятельности служили членские взносы19 - вероятно это служит причиной плохого функционирования ячейки в Устюжне. Да и люди не торопились отрекаться от Бога, что подтверждает выводы А.Ю.Хрусталева.
Тем не менее идеологическая борьба продолжалась, и в прессе ("Устюжанин", "Знамя юности" в 20-е гг., «Вперед" в 30-е гг.) постоянно присутствуют статьи антирелтигиозного характера ( о пьянстве священнослужителей, о том, как обманывают в проповедях и т.д.), причем недоверие испытывали и приверженцам других конфессий. Например, разоблачающий материал в газете «Вперед!» за 1936 г: «Иван Соболев, сектант-евангелист, ходит со смиренным видом и говорит о любви. Однако это не мешает ему зверски обращаться с лошадью».20
Молодежь активно действовала и в создании собственных организаций: в 1918 году создается ячейка Российского коммунистического союза молодежи (Комсомол). Посредством массовой культурно-просветительской работы (в годы разрухи - 20-е годы устраивались спектакли, митинги, работа 1918-1921гг. в "Знамя юности") активно привлекалась беспартийная молодежь, а "революционные пьесы имели шумный успех у сельских жителей".
Также Комсомол боролся за права молодого поколения, которое в 20-е годы привлекалось к тяжелым трудповинностям в сельском хозяйстве, где тогда существовали неудовлетворительные условия труда.21
Страницы местной прессы исследуемого периода пестрят сообщениями об успехах советского хозяйства, об улучшении жизни тружеников села и города, напротив, о мировом экономическом кризисе 1929-1933 годов за рубежом и недостатках капиталистической модели развития экономики. Это порождает иллюзию благополучия жизни населения, и можно сделать неверные выводы. Следуя газетным сообщениям, ценностью для индивида становилось, например, перевыполнить план по севу или надоям, воспитать детей, которые служили бы делу партии (например, утверждение тракториста Левина в газете «Вперед!» за 1938 г : «Когда мне удавалось вместо 3.5 га вспахать 4-5 га, я переживал огромную радость. А так как таких дней в году было немало, то значит, я жил неплохо» 22).
В то же время хозяйственные успехи, достигнутые уже к середине 1930-х годов, внушали оптимизм не только властям, но и простым труженикам. Ведь поколение, не видевшее ничего хорошего при Николае П, испытавшее ужасы Первой мировой, революции и беды Гражданской войны, получило от советской власти новую веру, совершенно другие нравственные идеалы, отличные от тех, что были при царе.
В бытовом отношении ситуация в городе постепенно менялась к лучшему.
Если «после революции город поражал своей неприглядностью», старики «вспоминали осеннюю темень улиц, кое-где освещаемых керосиновыми и газовыми фонарями» 23, то в 30-е годы город получил коммунальную службу, налаживалось освещение сначала правой, а затем, в 30-е гг, - левой (относительно реки Мологи) части города. В 1934 г. На одного горожанина приходилось в среднем по 6.5 кв.м. жилплощади.24 В то время это были сравнительно неплохие условия.В городе имелась баня, так как в 30-е годы еще не было водопровода, но поначалу с малой пропускной способностью. Ижинская гидроэлектростанция обеспечивала мощностью 55 кВт только организации и несколько домов( затем была построена более мощная - до 350 кВт).
Соответственно с этими удобствами городское население по сообщениям Губфинотдела в 1922 г платило на 36% налогов больше, чем сельское. Но крестьянское хозяйство «было малодоходным».25 Хотя доход в 1922г. вырос до 58р. (без учета промыслов, которые играли, как мы видели, большую роль в хозяйстве крестьянина). Расходы - 59р, что «позволяло крестьянам накапливать в эпоху нэпа излишки» .26
Колхозным работникам Порословского с/с в 1931г выделялись участки по 7-10 соток под картофель, они могли держать птицу ( не обобществлялась). Но все же колхозники были почти бесправны: на отход их распределяли без желания по распоряжению местных властей, они не могли уйти из колхоза, работали за трудодни, причем со строгими нормами выработки. Основным источником существования было подсобное хозяйство. Но в условиях курса на построение «светлого будущего», предполагавшего отмену торговли, существовало и централизованное снабжение. Хотя в первые годы советской власти отмечались грубые просчеты и нарушения, особенно в 20-е гг (детдома вместо мяса снабжались сушеной воблой - «карими глазками» ит.п.).27 Для 30-х характерно уже номенклатурное снабжение( например, печенье выдавалось со склада только пайщикам, подписавшимся на облигации государственного займа ).27
В 1932 году, несмотря на неурожай, снижение централизованного снабжения (вдвое по мясу, маслу, яйцам, муке, крупе), планы по заготовкам были выполнены более 80% по хлебу, льну, картофелю, молоку, кожам, пушнине.28 Но в то же время возросло вдвое потребление ржаной и пшеничной муки: люди ели меньше белковой пищи. Молоко, судя по сообщениям о трудностях с поставками, оставалось основным источником белка в деревне.
Отношения с властями, на первых порах советской власти складывались далеко неоднозначно. Кулаки часто саботировали хлебозаготовки, агитировали против вступления в колхозы. Власти Устюжны в русле центральной политики поддерживали бедноту (действовал Комитет крестьянской взаимопомощи, предоставлявший землю на льготных условиях или бесплатно нуждающимся, ссужал семена и с/х инвентарь, деньги на первичное обустройство).
Кулаков же, то есть владельцев крупных (обычно свыше 100 десятин) участков, с/х машин, владельцев лавок или использующих наемный труд, власти считали "нетрудовым элементом" и прибегали к репрессиям. В частности, их лишали избирательных прав, что влекло непринятие в колхоз, повышенные ставки налогов и др. меры. А то и просто выселяли в спецпоселения как единоличников на неудобные земли. Кулакам же приписывали все просчеты самих властей: например, в 1923 году планы хлебозаготовок были выполнены только на 1/3, что власти приписали саботажу кулаков. Власти выполняли постановление В.М.Молотова 1930г. по "ликвидации кулачества как класса": у единоличников земля урезалась до 0,13-0,15 га земли на едока, при норме жизни в 2-3га. При такой политике они не справлялись и с госповинностями (по лесозаготовкам, в частности).29
В 1934 году числилось 555 лишенцев в районе при 6328 хозяйствах единоличников. «В кулацких, антисоветских, преступных элементах значилось 274 хозяйства (1931 г - 151 хозяйство, 1934 г - всего 5). Их имущество передавали под школы, больницы, культурно-просветительные учреждения, здания советских органов, или просто в фонды колхозов или с/советов. Их разделяли на 3 категории: «освобожденная» - 703 хозяйства, «платящая твердый налог» - 768 и платящие «прогрессивный налог» (самый тяжелый) - 4059 хозяйств его платили на 1 июля 1934 г.30 Средняя сумма сельхозналога на кулака составляла 507 руб (а «с учетом самообложения, кульсбора, единовременного налога» - доходила до 2500 руб). «Взыскание этих сумм практически означало окончательное экономическое подавление обложенного кулацкого хозяйства».31
Конечно, многие "лишенцы" ходатайствовали о возврате их прав. Некоторые прошения удовлетворялись, если семья начинала жить на трудовые доходы. Например, в годы ликбеза семья создателя районной типографии Самойлова добилась прав, когда его дочь стала учительницей. Если жена бывшего священника подрабатывала домохозяйкой или портнихой, торговала на рынке по лицензии, семья могла стать "трудовой". Но много встречалось и отказов (например, как бывшему "судовладельцу и промышленнику").32
В уезде в 20-х гг ситуация с правонарушениями была напряженной. Данные 1923-1924 годов показывают, что среди несовершеннолетних большинство совершали кражи (18 из 43 случаев), но были и такие, как "покушение на изнасилование". Взрослые правонарушители лидировали по "приготовлению, сбыту, хранению спиртных напитков( 397 дел из 1634 за 3 мес.)", кражам (233), "нарушению охраны безопасности и публичного порядка(135)", "уклонение от госповинностей и налогов(103)".33 В Устюженском Исправдоме содержалось 679 чел, главным образом за хозяйственные преступления (в основном самогонение), против личности и жизни (пьяные драки, убийства), имущественные( конокрадство) - эти виды увеличивались в кол-ве. 98%преступлений совершали крестьяне, 2% - служащие и рабочие.
В сводке ЗАГСа за 1924г - число родившихся значительно превышало число умерших, что характерно в целом по стране. Число браков тоже значительно превышало число разводов(1242 против 43). Было налажено социальное обеспечение: платились пенсии по инвалидности, имелся дом престарелых. 34
Новые ценности социализма формировались с помощью средств массовой информации, но по причине того, что радио имели очень немногие, главным средством оставались газеты. Они утверждали, выступали с критикой властей и плохих работников. В местной типографии выходили "Известия рабочих и красноармейских депутатов"(1918-1919), "Знамя юности"(1919-1921), "Устюжанин"(1919-1923), "Вперед" (с 1930г) с приложением "Штурм леса" по с/советам. Кроме того в пос. имени Желябово выходила своя газета "Желябовец", журнал укомиссариата по пропаганде "Зарево", в сельсоветах - стенгазеты ("Красный трудовик", повторявшие темы районки). Тираж главной районки "Вперед" был в 1934г 5600 экземпляров.
Нужно отметить ту особенность, которая стала знаменательной чертой эпохи: в статьях прямо указывались фамилии нерадивых работников. В следующих же номерах обязательно присутствовали отчеты по ликвидации упущений и наказании виновных. Общественное мнение здесь, на мой взгляд, выступало мощным орудием в руках властей. Осуждалось взяточничество, бюрократизм (статья «Устюжанина» о «взяточнике из лесничества» Хрипелевской волости, статья «Долой бумажку» - в ней ВЦИК критикует работников управленческого аппарата35).
Интересно в этом отношении открытое письмо к матери красноармейца Антонова в газете "Устюжанин". В нем он на стремление вернуть потерянный по праву владения покос, публично стыдит мать, "власть, - говорит он, - сумеет дать отпор собственническим п и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.