На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Реферат Арес, Арей неистовый бог войны, коварной, вероломной, война ради войны. Воплощение разрушения. Ему всё равно, на чьей стороне сражаться, лишь бы раздавался лязг мечей и лилась кровь. Воплощение древних мифов о нем в живописных полотнах и скульптуре.

Информация:

Тип работы: Реферат. Предмет: Культурология. Добавлен: 03.04.2008. Сдан: 2008. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):


РЕФЕРАТ-СОЧИНЕНИЕ
по античной культуре
Образ Ареса в живописи и скульптуре
Арес, Арей (А???) - неистовый бог войны, коварной, вероломной, войны ради войны. Воплощение разрушения. Ему всё равно, на чьей стороне сражаться, лишь бы раздавался лязг мечей, и лилась кровь.
Древний миф об Аресе свидетельствует о его негреческом, фракийском происхождении. Софокл называет Ареса «презренным» богом и призывает Зевса, Аполлона, Артемиду и Вакха поразить его молниями, стрелами и огнём. Древние хтонические черты Ареса отразились в мифе о порождении им вместе с одной из эринний фиванского дракона, убитого Кадмом. Даже в детях Ареса проявляются черты дикости, необузданности и жестокости (Мелеагр, Аскалаф и Иалмен, Флегий, Эномай, фракиец Диомед, амазонки). Само его рождение мыслилось сначала чисто хтонически. Гера породила Ареса без участия Зевса от прикосновения к волшебному цветку. Позже он стал считаться сыном Геры и Зевса. Арес - один из двенадцати богов Олимпа. Первоначально он просто отождествлялся с войной и смертоносным оружием. Сын громовержца Зевса и Геры родился в горах, в пустынной местности, среди варваров. Гомер называет его родиной Фракию, страну суровых зимних бурь.
Торжествует Арес, когда сразит своим мечом воина. Без разбора разит он направо и налево: груда тел вокруг жестокого бога. В олимпийской мифологии Арес с большим трудом уживается с её пластическими и художественными образами и законами, хотя уже считается сыном самого Зевса и живёт на Олимпе. У Гомера Арес - буйное божество, обладающее в то же время не свойственными ему ранее чертами романтической влюблённости. Его эпитеты: «сильный», «огромный», «быстрый», «губитель людей», «разрушитель городов», «запятнанный кровью». Но вместе с тем Арес уже настолько слаб, что его ранит не только Афина, но и смертный герой Диомед. Он влюбляется в самую красивую и нежную богиню Афродиту. О любви Ареса и нарушении Афродитой супружеской верности упоминается в античной литературе часто и даже дети от этой связи называются: Эрос и Антэрос, Деймос (Ужас), Фобос (Страх). От союза Ареса с Афродитой родилась дочь Гармония, которая, благодаря своему союзу с Кадмом, стала родоначальницей фиванского народа - кадмейцев. Также известны некоторые немногочисленные связи вероломного и импульсивного бога со смертными женщинами, в частности с Аглаурой, «которая живёт в поле». По одному афинскому сказанию, Арес, вследствие убийства одного из сыновей Посейдона за то, что он злоупотреблял вниманием возлюбленной Ареса, дал повод к учреждению Ареопага и был почитаем как бог кровной мести.
Его атрибуты - копьё, горящий факел, собаки, коршун. Спутницы - богиня раздора Эрида и кровожадная Энио.
В Риме Арес отождествлялся с италийским богом Марсом, в искусстве и литературе позднего времени он известен как Марс.
В Риме бога войны почитали гораздо больше, чем в Греции. Римляне изображали его сильным и статным мужем с короткими вьющимися волосами и мрачной думой на челе. Отличительными его признаками были: меч, копьё, оливковая ветвь. А сопровождали его всегда волк и птица дятел. Яростный и неукротимый бог войны Марс почитался как отец великого и воинственного римского народа, чья слава началась с основателя города Рима - Ромула (Ромул со своим братом-близнецом Ремом, согласно преданию, были сыновьями Марса). Благодаря покровительству могучего бога римляне одерживали победы над соседскими племенами, а затем и другими народами.
У Марса было два прозвища - Марс «Шествующий в бой» (Градивус) и Марс «Копьеносный» (Квиринус). После смерти Ромула и его обожествления появился бог Квирин, в которого обратился Ромул, став таким образом двойником Марса.
Троице богов - покровителей воинской доблести и охранителей римского государства - Юпитеру, Марсу и Квирину посвящались специальные жертвоприношения, к ним взывали о победе в сражениях. Именем Марса был назван третий месяц года (март), и в первые его числа проводились конные состязания, поскольку кони - верная опора воина в бою, были посвящены богу Марсу. Первого марта в честь воинственного бога происходило шествие его жрецов - салиев, которые со священными плясками и песнопениями двигались, ударяя копьями в щиты. По преданию, самый первый щит в незапамятные времена, когда в Риме свирепствовала чума, упал с неба и эпидемия сразу же прекратилась. Царь Нум Помпилий приказал сделать ещё одиннадцать точно таких же медных щитов, чтобы ни один злоумышленник не мог догадаться, какой же из них небесный, и не смог украсть. Но не только громом щитов, скачками, плясками и пением гимнов отмечался праздник Марса. В этот день мужчины дарили своим жёнам подарки, а женщины - рабыням.
Марс был покровителем воинской доблести. И эта Марсова доблесть могла творить чудеса. Рассказывают, что однажды у храма Марса в недрах земли раздался страшный горохот, площадь перед храмом треснула, и образовалась бездонная щель.
- Надо умилостивить бога! - воскликнул царь. - Римляне, бросайте в пропасть самое ценное, что у вас есть!
Но не удавалось умилостивить бога. Края трещины не хотели смыкаться. И тогда к краю трещины подскакал всадник, посвятивший себя богу войны Марсу.
- Самое ценное у римлянина - это его доблесть! - воскликнул юноша и бросился вместе с конём в пропасть. И края трещины в то же мгновение сомкнулись!
Полководцы, отправляясь на войну, шли в храм Марса просить его помощи против врагов. Они касались щита и копья, висевших у жертвенного алтаря, и громко произносили: - Бодрствуй, Марс!
Пока Марс бодрствовал, римляне побеждали. Над полями сражений вместе с Марсом витала Беллона - олицетворение кровавого боя. Его неизменными спутниками в бою были: его супруга Нериена (сила) и Паллор (бледность). Марса сопровождала свита: Страх, Бегство, Ужас и Распря. Тысячу лет они были на стороне Рима. Но потом Марс отвернулся, римские легионы стали терпеть одно поражение за другим, всё сильнее становился натиск варваров. И в конце концов Римская империя пала. Храмы Марса были разрушены.
Скульптура.
Интересно, что в произведениях античного искусства этот бог никогда не изображался сражающимся. Напротив, античные скульптуры запечатлели его в мирной позе, чаще отдыхающим после боя. Самые значительные из дошедших до нас античных статуй: «Арес Боргезе» и «Арес Людовизи» (римские копии).
«Арес Боргезе». Римская копия с греческого
оригинала, приписывается Алкамену
(около 430 лет до Р.Х.). Мрамор.
Париж, Лувр.
«Арес Боргезе» изображён в спокойном состоянии. Он не сражается, а просто стоит, слегка приподняв одну руку. Правая нога его выдвинута вперёд (египетский «шаг в вечность»), а голова слегка наклонена, смотрит куда-то вниз. Сначала кажется, что на голове у него шапочка, но при ближайшем рассмотрении оказывается, что это не шапочка, а шлем (хотя очень похоже). Но это не щёгольский шлем, он служит только для защиты, даже орнамента на нём почти не видно. Без этого шлема он наверняка выглядел бы красивее. Впрочем, его даже ведро на голове не испортит. Он полностью обнажен, фигура идеальная, пропорции гармоничны. Великолепное тело, не хуже, чем у Аполлона (да и почему должно быть хуже?).
Арес Людовизи. Римская копия
с греческого оригинала
(вторая половина IV в. до Р.Х.)
Мрамор. Рим. Национальный музей.
Мы видим превосходно сложенного атлета с правильными чертами лица. Он сидит в непринуждённой позе, и сначала возникает чувство, будто Арес находится в инвалидной коляске, но это ощущение сразу улетучивается, когда понимаешь, что это не колесо, а перевёрнутый щит, прислонённый сбоку. Это означает, что сейчас грозный бог спокоен и сосредоточен, сражение окончено. Ничто в его фигуре не напоминает о коварстве и жестокости. О чём же он думает в данный момент? Догадаться нетрудно, потому что рядом, у его ног, резвится шаловливый Амур, намекая на страстное и влюбчивое сердце Ареса. Он сидит на кусочке скалы, поставив одну ногу на уступ. Бёдра Ареса покрывает тонкая ткань, но она спускается не до самого пола, открывая его стройные ноги. Обе руки он положил на согнутую ногу, и в одной руке держит клинок в ножнах, с рукояткой в виде носатого карлика-уродца. Кудрявая голова не покрыта, взгляд скользит в пространстве, ни на ком не останавливаясь. Его лицо спокойно и бесстрастно, поэтому сразу ясно, что перед нами не простой смертный, ведь во времена классики боги изображались бесстрастными, и это было синонимом бессмертия. Лишь позже, в эпоху эллинизма, на лицах богов появились эмоции. Но всё-таки Арес не полностью бесчувственен. Хотя его лицо не выражает ни радости, ни грусти, кажется, что он живёт особой внутренней жизнью. Он задумчив и как будто немного печален, словно размышляет о каких-то очень сложных и важных вещах, что совершенно противоречит сложившемуся стереотипу о жестоком и безжалостном боге. В классической Греции также существовал принцип каллокагатии - это когда красота внешняя является отражением красоты внутренней. А статуя создана именно в этот период. Арес изображён на ней очень привлекательным. Но ведь он же бог войны, бессмысленной и жестокой! Наверное, греки просто не могли изобразить бога некрасивым, ведь он же бог, а значит идеален (может и не совсем идеален, но разгневаться может!). Или же сущность его не так уродлива, как хотят нам представить. Что-то есть в его образе такое, что мешает трактовать его однозначно. Он отнюдь не персонификация чистого зла. Это живой и изменяющийся образ.
Венера и Марс. Копия Антонио Кановы,
1757-1822. ВЫСТАВЛЕНА В Букингемском дворце в Лондоне.
На этой статуе Марс изображается высоким, кудрявым (как и всегда), с потрясающей фигурой, в правой руке держит большое копьё, а левой обнимает Афродиту-Венеру, которая нежно смотрит ему в лицо. Волосы у Венеры убраны в пучок, как у всех гречанок, а голову венчает диадема. Нижняя часть тела Венеры покрыта тонкой тканью, спускающейся до пола, которая красиво обрисовывает ноги. Её фигура, естественно, идеальна. Нижняя часть Марса ничем непокрыта, кроме фигового листка. На нём лишь элегантный шлем с забралом и пышным султаном, из-под него выбиваются кудри. Такие шлемы носили только очень знатные люди. У ног Венеры стоит щит, как бы подчёркивая, что в данный момент Марсу не до войны, он занят другим делом (хотя копьё из правой руки не отпускает, продолжая левой обнимать Венеру). Здесь замечательно переданы чувства. Марс глядит на Венеру как бы свысока, но его взгляд светится нежностью и любовью (но не страстью, в его позе не заметно напряжения) и всё-таки он стоит к Венере боком, как бы подчёркивая, что это любовь не захватила его целиком. Афродита же более чувственна, она даже привстала на цыпочки и тянется к Марсу, будто хочет его поцеловать. Но он, очевидно, не собирается ей поддаться. Композиция спокойна, влюблённые застыли в вечном объятии, с нежностью глядя на друг друга, но не имея возможности (или желания) его закончить.
Я обнаружила ещё очень интересную статую. Называется она
Марс, или сражающийся воин.
Середина V в. до Р.Х. Бронза.
Эта статуя не похожа ни на римские, ни на греческие изображения, хотя найдена была в Италии. На ней Марс миксантропичен : на голове шлем с султаном огромных размеров, на лбу непонятный узор, а по бокам головы расположены два больших острых уха, похожих на волчьи. Фигура у него не атлетическая, скорее тщедушная, и он с ног до головы закован в латы. В левой руке держит щит, а правая рука поднята и в ней зажато что-то вроде камня. Такое изображение очень нетипично для бога войны.
В книге «Искусство зарубежных стран» обнаружилась статуя под названием «Марс Тоди», но к ней не было абсолютно никаких комментариев (ни где нашли, ни из чего сделана), поэтому её описание ограничу несколькими словами. Изображен мужчина в кольчуге, но с голыми ногами, стоящий, руки подняты к верху, будто он жестикулирует. Верха головы и затылка нет, лицо с правильными чертами, но красивым не кажется. Так как нет никаких указаний на то, что это тот Марс-Арес, который нам нужен, то дальнейшие рассуждения не имеют под собой основы.

Живопись.
Марс и Венера, Картина П.Веронезе
1580-е годы. Турин, галерея Сабауда.
На картине изображены Марс и Венера, но лица Марса совсем не видно, лишь затылок, да и Венера смотрит в профиль. При первом взгляде создаётся впечатление, что он учит её танцевать вальс, и, хоть Венера и сидит на кровати, положение тел похоже именно на это. Они не полностью обнажены, все интимные места целомудренно прикрыты тканями. Сверху на кровать спускается ярко-красный занавес, из-за которого видна лестница, по который идёт Амур, и за ним высовывается голова лошади. Не совсем понятно, что делает Амур, то ли лошадь зажевала его лук и он пытается его освободить, то ли просто тянет её за уздечку. А голова лошади, кажется, свешивается прямо с неба, ведь за лестницей голубовато-серый фон и даже угадываются облака.
Лиц Марса и Венеры не видно как раз потому, что всё их внимание обращено на Амура. Не похоже, что они собрались предаться любовным утехам, а Амур им помешал своим появлением. Вся их поза свидетельствует обратное: Марс держит Венеру за обе руки, а её одна нога стоит на полу, а другая слегка закинута на его ногу. Они не напряжены и ничуть не смущены, а просто спокойно смотрят на Амура. Нет, они точно собрались танцевать вальс.
Бог войны и его возлюбленная (фреска из дома Марса и Венеры в Помпеях). Национальный археологический музей.
На фреске изображён сидящий Марс и облокотившаяся на него Венера, которую он одевает, заворачивая в зелёное покрывало. А она подняла руку, как бы помогая ему. Как ни странно, на этой фреске Марс очень похож на араба, с кучерявой головой и смуглой кожей, да и одежда у него напоминает восточное одеяние. В отличие от статуй, где Марс изображался почти или полностью обнажённым, здесь у него только немного открыта грудь, а ткань его одежды двух цветов - белого и красного. Он бос, в отличие от Венеры в сандалиях. У Венеры глаза какие-то выпученные и немного сумасшедшие. Она не смотрит на Марса, а куда-то совсем в сторону. Марс же на рисунке неагрессивен и даже беззащитен - все его атрибуты в чужих руках: копьё у Венеры, шлемом играет один ангелочек, а на щите прыгает и резвится второй с какой-то штуковиной в руках (то ли кинжалом, то ли просто каким-то его атрибутом). У Марса же при этом очень кроткое и спокойное выражение лица и безобидная поза. Он совсем не похож на того прекрасного, яростного и безжалостного бога войны, который убивает для удовольствия и для которого война - любимое занятие. Он так относится к своему снаряжению, как будто оно и не его вовсе. Как и Венера, Марс глядит куда-то в пространство. А второй из амурчиков (который играет со шлемом), возможно, и не амурчик, так как крыльев у него что-то не видно. И вообще, всю фреску заволакивает как туманом, желтовато-зелёный цвет. Он стушевывает контуры, и из-за этого болотного фона не всегда можно разобрать, что же нарисовано.
Марс, Венера и Амур на фреске из Помпей,
Неаполь. Национальный археологический музей.
На фреске изображена сидящая на бирюзовом с золотом троне Венера в фиолетовом одеянии и Марс, стоящий позади трона и обнимающий её за грудь. Она держит его руку за локоть и отнюдь не сопротивляется. На этот раз у Марса бездумные выпученные глаза, а Венера безмятежна и бесстрастна, волосы заколоты в пучок, на голове сверкает золотая диадема. Марс опять арабского цвета, очевидно, так было принято изображать мужчин (как в Древнем Египте, где мужчин раскрашивали тёмно-коричневой краской, а женщин светлой). Афродита темноволоса, в отличие от предыдущей фрески. В руке у Марса копьё, а на голове золотой шлем с красным султаном и воткнутым сбоку голубым пером. Справа от них находится Амур, который наблюдает за их действиями, и его, как видно, совсем не возмущает то, что Марс делает с его мамой. Возможно даже, что Марс и есть настоящий отец Амура, и именно поэтому в его глазах Марс имеет полное право на Венеру. Но изображены они все слишком невозмутимыми, и если на их лицах и угадываются какие-то чувства, то точно не любовь, скорее грусть и скука. Всё, как и на другой помпейской фреске, изображено на грязновато-жёлтом фоне, но здесь Марс более похож на бога войны, он с оружием и не такой безобидный. На первой фреске он похож на пастуха, или слугу, даже возникают сомнения, что это бог войны, ведь у него в руках нет никаких отличительных признаков.
Сандро Боттичелли. «Венера и Марс», 1483.
Лондон, Национальная галерея.
Картина написана нежными и светлыми, но неяркими красками. Тона приглушённые, будто наступил вечер. Боттичелли использовал в основном разные оттенки коричневого и серого: от бежевого цвета тел до каштанового меха сатиров, от светло-серого цвета небосклона до тёмного, почти чёрного цвета оружия и листвы. Но собственно чёрного там не наблюдается, нет ни слишком мрачных тонов, ни чересчур ярких и светлых. Марс и Венера отдыхают. Марс, запрокинув кудрявую голову, спит, а Венера «охраняет» его сон. Они похожи на семейную пару, выехавшую на природу. Так бы и было, если бы вокруг них не суетились фантастические существа - маленькие сатирчики, рогатые, волосатые и козлоногие. Они играют Марсовым оружием, а Афродита даже не делает попытки их отогнать, хотя они уже сильно расшалились. Первый нацепил на голову шлем и тащит какую-то длинную железную палку, второй сатирчик надел Марсову кольчугу, а один, самый бесстрашный, изо всех сил дует в раковину-рог, прямо на ухо спящему богу. Отчего бы бог так утомился? От военных ли трудов или от любовных наслаждений? Скорее всего первое, так как Венера совсем не утомлена и смотрит на Марса не очень довольным взглядом. Наверно, он её не удовлетворил. Они лежат валетом друг к другу. У Венеры светлорусые волосы и не очень яркие, даже немного мелкие, черты лица, хотя её можно назвать симпатичной. На ней белое платье, закрывающее её до самых пят, но видно, что она достаточно стройная. У Марса же всего лишь набедренная повязка. Фигура его не самая мускулистая, но в нём чувствуется сила. Всем известно, что культуристы никогда не бывают сильными, несмотря на огромные мышцы, а тренированный человек, наоборот, не всегда бывает с большими мускулами. Но сатирчики его совершенно не боятся. Марс опять изображён безобидным, как ягнёнок, никто не страшится его гнева, даже низшие полубожества. Где же ужасный бог войны и разрушения? Да вот он, дрыхнет, приоткрыв рот, а сатиры между тем забавляются с его доспехами. Всё-таки он не такой страшный, как казалось. Его не любят лишь боги Олимпа, а низшие божества вроде сатиров, по-видимому, считают своей игрушкой и не страшатся мести или гнева с его стороны. Хотя, может быть, это люди всегда рисовали Марса таким безмятежным, потому что хотели, чтобы бог войны как можно дольше отдыхал от своего дела? Но ведь войны-то всё равно были. И устраивали их всё-таки люди.
Андрес Мантенья. Парнас. 1497.
Париж, Лувр.
На возвышении стоят Марс и Венера. Марс одет в доспехи и что-то вроде плаща, на нём чёрный шлем с красным султаном, а в руке копьё, у него длинные волнистые волосы. Афродита обнажена. Фигура Марса атлетическая, а Венера немного толстовата. Они стоят на арке, и с ними рядом Амурчик, угрожающе нацеливший копьё в мужчину, вышедшего из пещеры. За Марсом и Венерой находится дерево с плодами и сооружение, напоминающее диван. А внизу бурлит веселье, нимфы танцуют и водят хоровод. В правом углу картины стоит Гермес, облокотившись на Пегаса. На нём красная шляпа с крыльями, а в руках его знаменитый жезл с крылышками - кадуцей. Это забавное сочетание - крылатый Пегас и крылатый Гермес. Они не участвуют в веселье, стоят в сторонке и понимающе смотрят друг на друга. В верхнем левом углу очень интересное нагромождение камней или необычный кусок скалы, напоминающий всадника на лошади. Вокруг много фантастических обломков, ведь это волшебное место - гора нимф Парнас. При первом же взгляде на картину возникает чувство, что перед нами свадьба. Арес и Афродита стоят на возвышении, как жених и невеста, нимфы пляшут, кто-то играет на арфе. Лишь непонятно присутствие там Гермеса, ведь он бывший любовник Афродиты, у них даже были общие дети. Он, похоже, не очень рад этому событию. Нимфы же не обошли его вниманием: не забывая веселиться, многие бросают на Гермеса страстные взгляды. Вокруг Марса и Венеры обвиваются розовые ленты, символизирующие союз и любовь. Если подумать, то все изображения Ареса напоминают семейные портреты - Марс и Венера; Марс и Амур; Марс, Венера и Амур. Редко-редко где он изображается в одиночестве. На этой картине они также все вместе. Андреа Мантенья явно хотел изобразить свадьбу, союз двух богов.
Амазонки, женщины-воительницы, происходящие от Ареса и Гармонии, отличались особенно воинственным характером. В картине П.Рубенса «Битва амазонок с греками», представлено непревзойдённое мастерство художника, богатство художественной фантазии, смелость и виртуозность его свободной кисти. Всё смешалось в этой кровавой битве. Не испытывая ни малейшего чувства страха, амазонки явно теснят греков. И хотя стражение в самом разгаре, нетрудно догадаться, на чьей стороне будет победа. Высоко подняты их мечи, вздыблены кони под этими смелыми наездницами. Никто и ничто не сможет противостоять их решительным действиям.
Культ Ареса в Древней Греции был незначителен, зато в римской мифологии, отождествлённый с Марсом, получил довольно широкое распространение. Он считался отцом Ромула - основателя Рима. Кроме того, Марс первоначально входил в триаду богов, возглавлявших римский пантеон. По некоторым преданиям, он был наделён тремя жизнями, а потому воспринимался как вечное божество.
Очень часто скульпторы изображали римских императоров, придавая им черты сходства с богом войны Марсом. Обратимся к известному скульптурному портрету императора Августа из Прима Порта (начало I в. от Р.Х. Мрамор. Музеи Ватикана, Рим). Мы видим прославленного полководца облачённым в воинские доспехи. Его панцирь украшают рельефы с сюжетами, напоминающими о его доблестных победах. Кстати, на одном из них изображён римский воин в виде бога Марса в момент возвращения ему серебряного орла - знака военного отличия. У ног воина - священное животное Марса волк. Он предан хозяину и готов в любую минуту броситься на неприятеля. У ног Августа скульптор поместил Амура, как бы напоминая о божественности происхождения императора.
Традиции римского скульптурного портрета в изображении Марса использованы при создании «Памятника А.В.Суворову» (1801 год) русским скульптором М.И. Козловским, установленного на Марсовом поле в Санкт-Петербурге. Уже без малого два столетия высится на гранитном постаменте шагнувший вперёд в стремительном выпаде бронзовый рыцарь с чертами Александра Суворова. Он высится на Марсовом поле символом победоносной воинской доблести, отваги и славы. Кто же перед нами? Рыцарь, закованный в латы или римский воин? Несомненно, великий русский полководец представлен в виде бога войны Марса. На его голове - шлем с высоким султаном, в руках - занесённый меч для разящего удара, на круглом щите - герб Российской империи. На памятнике - лаконичная надпись: «Князь Италийский, граф Суворов-Рымникский».
Но почему же именно в облике Марса был запечатлён великий русский полководец? Дело в том, что тема прижизненного триумфального монумента была строго обусловлена заказом. Задача скульптора сводилась к прославлению Суворова как героя войны в Италии. Не своеобразие душевного облика полководца, не множество его военных деяний, а только подвиги в период итальянской военной компании необходимо было отразить в статуе. Вот почему с самого начала работы М.Козловский обратился к языку мифологической аллегории. Он создавал не портрет, а символическое изображение полководца, прославившего Россию. И всё-таки отдал и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.