На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Реферат Олжас Омарович Сулейменов - инженер-геофизик по специальности, поэт по призванию, ученый-исследователь по устремлениям. Анализ его исследований древнетюркской рунической письменности и древнейшей взаимосвязи тюркского языка со славянскими языками.

Информация:

Тип работы: Реферат. Предмет: Культурология. Добавлен: 26.02.2008. Сдан: 2008. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):


14
18 мая 2001 года в столице Республики Казахстан городе Астане в Евразийском государственном университете имени Л.Н. Гумилева открылась международная конференция « Древнетюркская цивилизация: памятники письменности», в работе которой приняли участие крупнейшие тюркологи мира.
В качестве почетного гостя и участника на конференцию был приглашен Олжас Сулейменов, посол Республики Казахстан в Италии. Имя Олжаса Сулейменова всегда ассоциируется с лучшими образцами поэзии. Достаточно вспомнить его поэму «Земля, поклонись человеку», посвященную первому космонавту Юрию Гагарину. Олжас Сулейменов - блестящий публицист. Пример тому остро полемичная его статья « Об ошибках критиков социализма». За всем за этим стоит человек высочайшего гражданского мужества. И вместе с тем это поборник правды и справедливости, для утверждения которых у Олжаса Сулейменова не существовало преград. 14 марта 1987 года, выступая на VIII Пленуме Компартии Казахстана, он в очередной раз проявил свою принципиальную позицию и гражданскую стойкость. Он сказал, что Колбин идеалист в окружении прожженных прагматистов, которые пытаются поджарить себе куырдак на пожаре. « Волновался, не все складно получилось, но говорил, что чувствовал и думал. « Культ личности Кунаева - до этого договорились. Зная много лет Димаша Ахмедовича, не увидел в нем диктатора. Культ личности в нашем представлении связан с репрессиями и всеобщим страхом. Этого в Казахстане при Кунаеве не было.»1
Олжас Сулейменов - человек решительных действий. Именно поэтому в короткий срок было создано движение « Невада - Семипалатинск». Об этом он рассказал в интервью газете «Казахстанская правда». «Я узнал, что подземные испытания вовсе не безвредны. И прорыв радиоактивных газов происходил постоянно на протяжении многих лет. Об этом должны были узнать казахстанцы. 25 февраля был запланирован на телевидении мой прямой эфир. Для изложения предвыборной программы: я баллотировался на второй срок в Верховный Совет СССР по Алма-Аты. У меня была заготовлена речь- обещание защищать интересы столице в союзном парламенте. И пара стихотворений. Но то, что я узнал, не вмещалось в рамки моего избирательного округа. Государство обманывало своих граждан и сорок лет, по сути, вело тихую атомную войну против своего народа. Я отложил в сторону предвыборную программу и к ужасу телевизионного начальства выдал в эфир узнанную информацию и призвал народ на митинг в Союз писателей».2
28 февраля несколько тысяч человек собралось вокруг здания Союза писателей Казахстана. Это был первый в Казахстане митинг после 16 декабря 1986 года. Так было положено начало создания движения «Невада - Семипалатинск», которое стало школой демократии в республике.
Этот краткий перечень общественных дел Олжаса Сулейменова свидетельствует о его постоянном стремлении утвердить, доказать свою точку зрения, свой взгляд на события, в основе которых всегдашнее стремление хоть чем - то помочь людям.
Казахстанский писатель Геннадий Толмачев написал книгу « Повесть об Олжасе», В которой приводит факты постоянной готовности поэта помочь людям словом и делом. Это и поездка в Баку в жуткие январские дни 1990 года, чтобы провести собственное расследование причин трагедии. В 1994 году он с активистами общества « Вайнах» прилетел в Грозный, чтобы отметить 50-летиетрагедии чеченского народа. И в этих примерах боль Олжаса Сулейменова за трагедию любого народа и всегдашнее стремление помочь ему. Хотя официально поэт представлен в Советской энциклопедии скупыми и сухими строками: «Сулейменов Олжас Омарович ( р 1936г ) казах. сов. поэт. Пишет на рус. языке. Поэма «Земля, поклонись человеку» (1961) посвящается подвигу Ю. А. Гагарина. В лирических стихах философичность, эмоциональная напряженность, ритмич. поиски (сб. «Круглая звезда», 1985г.) Сб. стихов и прозы « Над белыми реками» (1970г), киносценарии».
Таков человек, который был приглашен на международную конференцию. Но не это было главным. Главное в том, публицист внес весомый вклад в изучении древнетюркской письменности. Об этом так сказано в докладе Имангали Тасмагамбетова, заместителя премьера - министра Республики Казахстан « Зримый образ великой культуры»: « Говоря о древнетюркской рунической письменности, нельзя не упомянуть о том вкладе, который внесли в это благородное дело казахстанские ученые. По этому поводу, прежде всего, следует широко известный труд нашего соотечественника Олжаса Сулейменова «Аз и Я», вызвавший широкий резонанс во всем мире и несправедливо подвергнутый советской властью жестокой цензуре вплоть до уничтожения тиража уже изданной книги. А последний труд Олжаса Омаровича - «Язык письма»- справедливо можно отнести в разряд фундаментальных академических трудов, написанный, причем, живым и доступным языком.»3
Таким предстает перед современниками и предстанет перед последующими поколениями Олжас Омарович Сулейменов - инженер- геофизик по специальности, поэт по призванию, ученый - исследователь по устремлениям.

ІІ. ГЛАВА 1. НЕОЖИДАННОЕ ПРОЧТЕНИЕ

« Факты мне говорили, что образ кочевника фальсифицирован. Я выступаю не только в качестве защитника, но даже как осуждаемый кочевник, который требует право последнего слова после приговора. Для того, чтобы настоять на необходимости пересмотра «тяжбы», я написал свою книгу «Аз и Я».1

Это строки из эссе Олжаса Сулейменова «Кочевники и культура: казахский эксперимент», которая была напечатана в 1978 году в журнале «Культура», издаваемом ЮНЕСКО. В этих словах раскрыт авторский замысел создания книги «Аз и Я». Более точно, более конкретно автор выразил свою задачу в тексте книги: «Обосновать проникновение в славянские языки тюркских лексем, связанных с идеей объединения».

Начинается книга своеобразным гимном памятники древнерусской литературе «Слово о полку Игореве»: «стиху учит «Слово». Годами вчитываясь в него , получаешь поэтическое образование. Живой учебник русского языка и поэтики».2

Олжас Сулейменов никогда не чувствовал себя стесненным в русской речи. Даже в самых жестоких рамках цензуры. Славянская азбука, и арабская вязь, помогли ему иначе взглянуть на судьбу собственного народа. Понять историю. Полюбить язык образов. Оценить значимость и глубину поэтической речи. Так возник его интерес к памятнику древнерусской литературы «Слово о полку Игореве».

Защиту кочевников, их культуры автор осуществляет не составлением и произнесением защитительной речи, а скрупулезным анализом текста слова не только для выявления нем тексте тюркизмов, но и для обоснования нового прочтения и перевода текста «Слова». Для этого автор сопоставляет тексты летописей: «Повесть временных лет», «Задонщина». Автору это нужно для того, чтобы на основе сопоставления постараться восстановить подлинный текст «Слова». Дело в том, что переписчиком XVI века и последующими переводчиками в текст памятника были внесены фактические и языковые изменения. Одни из них делались по незнанию, другие - по религиозным и политическим мотивам.

В тексте «Слова» Олжас Сулейменов выделяет два рода или два способа использования тюркских слов: прямые тюркизмы, русское словообразование от тюркизма или скрытые тюркизмы. Уже один этот факт может говорить о том, что автор «Слова» хорошо знал тюркский язык или даже языки. Кроме того, автор памятника был знаком и с европейскими языками. Говоря о своих воинах, князь Всеволод замечает, что они «под трубами повиты», как спеленуты , чем снижалась поэтическая возвышенность характеристики воинов Всеволода. Автор исследования находит единственно правильный перевод слова «повиты» - рождены, которая восходит к латинскому «вита» - жизнь. Автор «Слова» называет князя Всеволода «Буй тур». Это словосочетание в тексте памятника используется неоднократно, особенно в «золотом слове» Святослава. Переводчики понимали это слово, как буйный бык, что должно было ассоциироваться не только с мощью и силой, но и с необузданным характером. А ведь Святослав обращается к удельным князьям, которых отличает взвешенность поступков и широта кругозоров. Ясно, что «буй тур» применительно к ним снижал бы их образ. Вот это смысловое несоответствие заставило искать Олжаса Сулейменова в тюркских языках подлинного значения этого слова. И он его нашел. И вот теперь характеристика князя Всеволода в устах автора, приобретает совершенно иное, более поэтизированное звучание. Языковое богатство памятника достигается не только прямым использованием тюркоязычных слов, но образованием новых слов от тюркских корней по законам русского языка. Так в тексте «Слова» неоднократно фигурирует слово «язычник». Переводчик XVI века и последующие придали этому слову значение нехристей. В действительности это слово образовано от тюркского «языги» - степь. И слово «язычник» обозначало жителя степи - степняка. Вот пример того, как в угоду религиозным убеждениям искажалось содержание и смысл памятника. Если в дохристианский период слово «язычник» обозначало одного из жителей, то в христианский период оно несло на себе печать противопоставления.

Следующий языковой пример говорит о более тесных контактах, даже об определенном единстве населения киевской Руси и Великой степи. В тексте «Слова» есть фраза : «Быть же брак велик». В русский язык слово «брак» пришло из кипчакского «бирак» - союз (буквально соединение сочетания), а происходит оно от числительного «бир». Вот это слово раскрывает одну из интересных страниц жизни Руси и Степи. Дело в том, что киевские князья очень часто брали себе жен и женили своих сыновей на представительницах Степи, тем самым Русь заручалась поддержкой Степи, обеспечивала себе тыл. Вот эта деталь частично объясняет тот факт, что славянские племена не подверглись в противоположность многим народам Великой степи исламизации.

Степняки, язычники в более позднее время получили общее название - половцы, т. е. Люди из поля, а ведь Великая степь разноплеменна, и русские князья очень часто и в силу родственных связей и в силу политических, экономических соображений привлекали в свои дружины, давали возможность поселиться на своей земле выходцам из степи. Так появились названия : степняков - берендеи - продавшиеся, черные клобуки, образованное от кара-кипчаков. Последние, по свидетельствам летописей, играли немаловажную роль в избрании великих киевских князей.

Половцы принесли на Русь и новую мораль. В 1054 году состоялось совещание Ярославичей, постановившее внести поправку в

Уголовное уложение Ярослава: отмена кровной мести и переход на куновую систему - вещественную плату за кровь. Кун - плата за преступление. Это пример прямого заимствования. Заимствование названия предмета может произойти и при случайных контактах, но восприятие закона нравственного свидетельствует о высокой степени государственных и культурных отношений Степи с Русью.

Восприятие новых нравственных начал присутствует и в именах удельных князей. Святослав в своем «золотом слове», Обращаясь к удельным князьям, называет их «буй» - именитые, а затем перечисляет их воинские доблести. И только галицкий князь Ярослав получает добавочное имя - Осмомысл. Это пример скрытого тюркизма. Происходит от тюркского «сежз керлы» - Восемь наиболее важных забот. Обращаясь к нему, Святослав перечисляет восемь его наиболее важных дел: «подпер горы Венгерские, заступив королю путь…, отворяешь Киеву ворота и т.д.»*

В этом плане автор книги делает интересные открытия, меняющие нравственные оценки событий и людей. Игорь пленен. « Тут пересел Игорь из седла золотого в седло рабское».*Большего унижения придумать нельзя. Так в тексте перевода. А в оригинале Игорь пересел в «седло кощие». Кощиево переводилось вольным переводом как рабское. Олжас Сулейменов возводит слова «кощ» к тюркскому «кочевать». И уже по - иному звучит фраза, с иным нравственным содержанием. «И пересел Игорь в седло кочевника.» Иначе не могло быть: Степь, связанная тесными узами с Русью, не могла себе позволить перейти грань человечности. И подобный перевод вполне согласуется с последующим разговором Гзака и Кончака. «Опутаем мы соколенка красною девицею».

Могли ли себе позволить подобное половецкие ханы по отношению к рабу? Конечно, нет. Ведь это означало бы полное отсутствие сословных представлений, чего тоже не могло быть.

Скрупулезная работа по расшифровке словесных «белых пятен» не могла не повлиять на совершенно ином восприятии «Слова». Это уже не героическое, а драматическое повествование, которое было героизировано переписчиком XVI века. Что это действительно так, Олжас Омарович доказывает, сравнивая «Слово…» с другим памятником древнерусской литературы - «Задонщиной». Это произведение написано монахом Стефанием и повествует о Куликовской битве. Почему с «Задонщиной»? Оба произведения о значительных событиях. «Слово…» для Стефания - своеобразный эталон, не образец для подражания, а эталон! Ибо во втором случае нужно говорить о сходстве, чего очень мало. Автор «Аз и Я» сравнивает оба памятника по принципу различия. И место действия, и герои, и окончание повествования. Стефаний только в одном строго следует «Слову» - в композиции произведения. «Задонщина» заканчивается монологом Дмитрия Донского, в котором он говорит о возвращении к мирной жизни оставшихся в живых, о памяти погибшим. Олжас Сулейменов делает вывод, что и оригинал «Слова…» должен заканчиваться тоже монологом, но Игоря. Судя по драматизму описанных событий, он должен быть безрадостным. Переписчик XVI века, как и автор «Слова…» безымянный, переделывает окончание на свой лад: всеобщее ликование по поводу возвращения Игоря, прославление его как опоры Руси: «Тяжко голове без плеч, беда телу без головы - так и Русской земле без Игоря».3 Последняя строка «Слова…» - последнее прославление. «Князьям и дружине слава. Аминь!» И все это логически не увязывается с тем, что сделали Игорь и Всеволод, в чем их упрекает князь Святослав. Автор «Аз и Я» доказывает, что последняя строка должна звучать так: «Князьям слава, а дружине - аминь». Так была бы смысловая завершенность «Слова…». Так почему же переписчик XVI века фальсификацию текста, почему вносит в него несвойственные ему элементы? Ответ нужно искать в особенностях политического развития Московского государства в XVI веке. Это время становления молодой государственности через преодоление боярской междоусобицы. Военного героизма «Задонщины» было недостаточно. Это война. Нужен был пример единства мирного времени. И переписчик XVI века решается на такую переработку окончания «Слова…», которое отвечало бы насущной потребности его времени - единству, прекращению боярских раздоров. То есть нужен был исторический пример подлинной государственности, подлинного патриотизма, пример, в котором нет места мелким честолюбивым устремлениям.

Уточнением последней строчки «Слова» Олжас Сулейменов поставил последнюю точку в обосновании своего понимания этого произведения, своего понимания исторического процесса. Он как - то заметил, что протестует против деления истории человечества на национальные уделы. Какие же выводы следуют из его работы? Во - первых, осуществлен новый подход к взаимоотношениям тюркских и славянских народов, который заключается во взаимосвязи, во взаимовоздействии. Во - вторых, утверждается новый, нетрадиционный образ кочевого народа, который с молоком матери впитывал в себя высоконравственную норму: «Если встретишь человека, обрадуй его: может быть, ты видишь его в последний раз». Как эта норма не вяжется со сложившимся понятием, согласно которому «кочевник подобен варвару».

Иными словами, Олжас Сулейменов попытался опровергнуть академические догмы советской истории. Начинается яростная, критическая компания против книги и ее автора. В ряде высказываний данный труд определяется как «националистическая, пантюркистская и даже проникнутая духом сионизма». ЦК КП Казахстана 17 июля 1976 года постановлением «О книге О. Сулейменова «АЗ и Я» осудил и изъял книгу из реализации, заставил автора написать покаянное письмо».

Но были и защитники. Это крупнейшие ученые, писатели и поэты. Вот что писал, например, поэт Константин Симонов: «Самое главное для меня в книге - это подход к истории - жесткий и в то же время справедливый. Постановка вопроса в Вашей книге, взгляд на историю, которая отнюдь не дышло - куда повернул туда и вышло, мне близки и дороги как советскому писателю, наконец как человеку, с детства пристрастного к истории своего народа, такой, какая она есть, и со сладким и с горьким».4 А что же Олжас Сулейменов? Несмотря на разностную критику, несмотря на официальное осуждение со стороны ЦК КП Казахстана, он остался верен своей позиции, Верен тем выводам, к которым он пришел. В открытом письме членам бюро ЦК КП Казахстана он писал: «Показания языка неожиданны. Он свидетельствует, что с дохристианских времен славяне мирно общались с тюрками. Вместе пасли скот и пахали землю, ткали ковры, торговали друг с другом, писали одними буквами. Только во времена мира и дружбы могли войти в славянские языки такие тюркские слова, как пшено, ткань, письмо, бумага, карандаш, слово, язык, друг, товарищ».5 Иными словами, то, что сегодня определяется понятием «евразийство» было подмечено Олжасом Сулейменовым и от чего он не мог отречься. Он показал, что отношения этносов, культур также сложны, неоднозначны, как сама история. Судьба Евразии тысячи лет назад во многом зависела от взаимоотношений, взаимодействий, взаимозависимости тюрков и славян. Правда восторжествовала. В августе 1989 года постановление с осуждением О. Сулейменова было отменено, более того, оно было названо ошибочным и с автора, его книги были сняты обвинения.

Начинается вторая жизнь. Всемирная организация ЮНЕСКО в июне 1991 года организовала в Алма-Аты международный семинар по проблеме «Взаимодействие культур кочевых и оседлых стран «Жибек жолы» (Шелковый путь)». Результаты семинара таковы, что все его участники согласились с мнением о существовании собственной цивилизации у кочевников, что оседлые народы и кочевники всегда имели тесные связи, на этой основе взаимодополнялись, обогащались их культура, обычаи и традиции, ибо нельзя рассматривать кочевников вне цивилизации тех городов и долин по Великому Шелковому пути.

Все сказанное является не просто фактическим подтверждением правильности выводов Олжаса Сулейменова, но и оценкой его труда, оценкой его вклада в историю своего народа.

ІІІ. ГЛАВА ІІ.

СТАНОВЛЕНИЕ ДРЕВНЕТЮРСКОЙ ПИСЬМЕННОСТИ

В исторической науке считается, что наличие собственной письменности является одним из важнейших свидетельств существования собственной государственности. Древнетюркское письмо со временем преобразовалось в значительное достижение, предполагающее возникновение раннего государства и становление кочевой культуры.

Поэтому Олжас Омарович Сулейменов поставил перед собой задачу: определить сроки, факторы появления древнетюркской письменности. А это значило, что будут определены корни казахского народа, его место в мировом историческом процессе. Об этом он сказал так: «Древнетюркские письмена (огузские и булгаро-кипчакские) - это наши корни. Оживим их, и родословное древо нации, превращающееся в столб, начнет плодоносить. Появится подлинное уважение к своей культуре, к этносу, языку. Кто после нас это способен сделать? Если не мы, то - никто! Только такая уверенность личностей развивает нацию. Надо успеть в школьных и вузовских учебниках рассказать юным, какое интеллектуальное богатство создавали наши предки - великие слова! Удивительные буквы!

Какие удивительные буквы!»1

Среди наиболее древних и известных памятников древнетюркской письменности следует назвать каменные стелы - памятники, сооруженные в честь Бильге - кагана, Куль - тегина, Тоньюкука и найденные в Северной Монголии, на берегу рек Орхон, Толь и Селенга. Центрально-азиатскую группу памятников составляют надписи на надмогильных камнях из долины Таласа, монетах, бытовых предметах, керамике и металле, Серебряная чашечка из Иссыкского кургана.

Расшифровка надписей памятников, большинство которых относится до времени нашей эры, датским ученым Вильгельмом Томсеном показала, что налицо самобытная письменность, не имеющая ничего общего с европейской. Это событие положило начало разрушению исторического стереотипа о цивилизованном Западе и дикой Азии. Теперь перед тюркологами стояла задача выявления источников древнетюркской письменности. Начинается период подлинных сроков появления древнетюркской письменности и его источников. Об этом Олжас Сулейменов пишет так: «В 1970 году, через несколько дней после находки Алтын Адам, я опубликовал эту надпись и первый вариант прочтения. Меня потом убеждали очень уважаемые полеографы, что тюркское письмо в те времена (5 в. до н. э.) просто невозможно, потому как самих тюрков тогда не могло быть. И, скорее всего, эта надпись сделана арамейским письмом. А сама орхоно - енисейская письменность произошла от одного из персидских алфавитов, который, в свою очередь, является дальним потомком арамейского. Именно такая точка зрения утвердилась в науке.»2

Вся последующая исследовательская работа Олжаса Омаровича была посвящена поиску доказательств древности и самобытности древнетюркской письменности. С этой целью он обращается к огузскому эпосу «Деде - Коркут», в котором огузы делят человечество надвое - ич-огуз («внутренние огузы»- т.е. «свое, наше племя») и таш-огуз («внешние огузы»- т.е. «чужие»).

… В ассирийских хрониках 7 в. до н. э. и в древнееврейских источниках отразился такой факт: из Прикаспия прошли через Железные Ворота (Дербент), покорили Мидию, захватили Ассирию и 28 лет правили ею кочевники, которые называли себя ишкузы. Так - в ассирийских источниках.

Так ич-огузы «Деде-Коркута» переводятся из эпического разряда в исторический. Появляется аргумент в пользу тюркской идентификации таинственных ишкузов.

Захват Ассирии кочевниками был событием в древнем мире столь значительным, что об этом вспоминает через два века и Геродот, который называет «доителей кобылиц» скифами.

О. Сулейменов, исходя из источников, доказал, что ишкузы пришли в Ассирию, уже имея буквенно - иероглифическое письмо. Но познакомившись на практике с арамейским, тюркские грамматисты убедились в преимуществах принципа «один знак - один звук».

В ассирийский период руника окончательно приводится в соответствии с сингармонией тюркского языка: в алфавите закрепляется уникальная системность, отличившая древнетюркскую письменность от всех других античных письменностей. В тюркских языках звуки противопоставлены друг другу по качеству «твердый - мягкий». Помощь арамейского алфавита понадобилась для того, чтобы выразить четче сей принцип графически. Создаются «твердые» и «мягкие» буквы.

Речь идет только о прямом, непосредственном взаимодействии тюркских грамматистов с арамейскими и древнееврейскими. Без какого-либо посредства.

В этой связи следует привести слова президента Н.А. Назарбаева из его книги «В потоке истории»: «Тюрки проявили уникальную способность воспринимать достижения других культур, приспосабливать их к своим условиям. Эта была принципиально незамкнутая культура».3

Итак, древнетюркские кочевые племена на территории Евразии формировались на определенной этнокультурной основе. Их материальные и духовные достижения явились истоком для формирования поздней культуры казахского народа. Эта генетическая связь неразрывна и имеет свое закономерное продолжение. Историко-культурная преемственность в поколениях тюркских народов, непрерывные контакты со всеми древними племенами евразийских степей - создателями андроновской бегазы-дандыбаевской культуры - являются результатом близости основ их хозяйственной, социально-политической и мировоззренческой жизнедеятельности, на протяжении веков - противостоявших идеологическим системам соседних стран.

Олжас Сулейменов, анализируя то, что сделал В. Томсен - обнаружение в монгольских текстах тюркоязычных слов - создает сопоставительную таблицу букв арамейского алфавита и букв древнетюркского рунического алфавита и п и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.