На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Контрольная Происхождение искусства. Игровая теория происхождения первобытного искусства. Теория первостепенной роли труда в возникновении искусства. Хронология каменного века. Нижний (ранний), поздний палеолит, мезолит, неолита. Общекультурное значение творчества.

Информация:

Тип работы: Контрольная. Предмет: Культурология. Добавлен: 14.11.2008. Сдан: 2008. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):


3
Контрольная работа по дисциплине
" Культурология "
Первобытное искусство и архитектура
ПЛАН
1 Начало искусства 3
2 Взгляды на происхождение искусства 7
2.1 Игровая теория происхождения первобытного искусства 7
2.2 Теория первостепенной роли труда в возникновении искусства 8
3 Хронология каменного века 10
3.1 Нижний (ранний) палеолит 12
3.2 Поздний палеолит 14
3.2.1 Искусство эпохи мезолита 16
3.2.2 Искусство эпохи неолита 17
4 Общекультурное значение художественного творчества 20
Список использованной литературы 22
1 НАЧАЛО ИСКУССТВА
Первобытное искусство территориально охватывает все континенты, кроме Антарктиды, а по времени всю эпоху существования человека, сохранившись у некоторых народностей, живущих в отдаленных уголках планеты, до наших дней [5]. В изучении его древнейших форм историки изобразительного искусства находятся в более благоприятном положении, чем историки искусства слова, музыки и театра. Последние могут судить о первобытных песнях и зрелищах только по косвенным данным, по аналогии с творчеством ныне живущих народов, задержавшихся вплоть до XIX века на стадии первобытнообщинного строя. Эти аналогии приблизительны: каким бы ни был архаическим общественный строй народов, оттесненных с магистрального пути истории, все же протекшие тысячелетия не могли оставаться для них неподвижным временем без развития. Время само есть движение и развитие. И современное (то есть относящееся к последним двум столетиям) искусство коренных австралийцев или африканцев все же совсем иное, чем у людей каменного века. Это можно сказать с уверенностью, потому что вещественные изобразительные памятники доисторических эпох сохранились.
Еще в начале прошлого столетия их совсем не знали. Примерно с середины XIX века началась серия открытий, ставших возможными благодаря развитию научной археологии. Чуть не во всех концах земли были обнаружены и раскрыты очаги материальной культуры незапамятных времен: стоянки пещерного человека, его каменные и костяные орудия труда и охоты - копья, палицы, дротики, рубила, иглы, скребки. И во многих стоянках найдены предметы, которые мы не можем назвать иначе как художественными произведениями. Силуэты зверей, узоры и загадочные знаки, вырезанные на кусках оленьих рогов, на костяных пластинках и каменных плитах. Странные человеческие фигурки из камня и кости. Большие скульптуры животных. Рисунки, резьба и рельефы на скалах. В потайных скалистых пещерах, куда археологи проникали с трудом, ощупью, иногда вплавь - через подземные реки, им случалось обнаруживать целые «музеи» первобытной живописи и скульптуры. Каменные изваяния срастаются там с массивом скалы: какой-нибудь выступ скалы, уже отчасти напоминающий тело зверя, его голову или хребет, обтесан и доведен до полного сходства с кабаном или медведем. Есть и скульптуры из глины причем на них запечатлелись следы ударов копьем. В пещере Монтеспан (Франция) открыли «израненную» глиняную фигуру медведя без головы; у ног этой статуи лежал череп настоящего медведя. Очевидно, к ней приставляли окровавленную голову убитого зверя. На стенах и потолках пещер - многочисленные изображения, большие и маленькие, частью вырезанные, а частью исполненные минеральными красками. Это тоже почти сплошь изображения животных - олени, бизоны, кабаны, дикие кони; среди них и такие, которые ныне на земле уже не водятся - длинношерстные мамонты, саблезубые тигры. Лишь изредка попадаются абрисы человеческих фигур и голов, вернее, ритуальных масок. Только позднее, уже в эпоху неолита (нового каменного века), стали изображать сцены из жизни первобытного племени - охоты, сражения, пляски и какие-то малопонятные обряды. Такие композиции приблизительно датируются (большой точности здесь быть не может) VI - IV тысячелетиями до н. э. А самые ранние изображения, где преобладают «портреты» зверей, относятся к верхнему палеолиту (древнему каменному веку), то есть были созданы сорок - двадцать тысяч лет тому назад [1].
Образ человека в искусстве палеолита оказывается на втором месте (по количеству памятников), уступая образу зверя. Для территории Испании и Франции, по данным А. Леруа-Гуруна, этот перевес выражается в соотношении: 1404 изображения животного к 118 изображениям человека [3].
Обращение первобытных людей к новому для них виду деятельности - искусству - одно из величайших событий в истории человечества. Первобытное искусство отразило первые представления человека об окружающем мире, благодаря ему сохранились и передавались знания и навыки, происходило общение людей друг с другом. В духовной культуре первобытного мира искусство стало играть такую же универсальную роль, какую заостренный камень выполнял в трудовой деятельности [5].
Поиски начала - едва ли не самые трудные поиски, в которые пускается пытливый человеческий ум. Любое явление когда-то и где-то началось, зародилось, возникло - это кажется нам очевидным. Но шаг за шагом добираясь до его истоков, исследователь находит бесконечную цепь превращений, переходов из одного состояния в другое. Оказывается, что всякое начало относительно, оно само по себе является следствием долгого предшествующего развития, звеном бесконечной эволюции. Не только происхождение жизни на земле и человеческого рода не мыслится как единовременный акт «творения» или появления, но и происхождение собственно человеческих институтов, таких, как семья, собственность, государство, - также итог длительного процесса, звено в цепи превращений.
То же можно сказать и об искусстве. Когда, где и почему оно «началось» - точный и простой ответ невозможен. Оно не началось в строго определенный исторический момент - оно постепенно вырастало из неискусства, формировалось и видоизменялось вместе с создающим его человеком.
Что натолкнуло человека на мысль изображать те или иные предметы? Он изображает только животных, и то только тех, на которых он охотится (или которые охотятся на него самого), то есть лишь то, с чем непосредственно связана его борьба за жизнь. А как он изображает самого себя?
В искусстве палеолита изображений человека вообще сравнительно мало. Но все-таки они встречаются [1]. Самыми древними скульптурными изображениями на сегодняшний день являются так называемые «палеолитические Венеры» - примитивные женские фигурки. Они еще очень далеки от реального сходства с человеческим телом. Всем им присущи некоторые общие черты: увеличенные бедра, живот и груди, отсутствие ступней ног. Первобытных скульпторов не интересовали даже черты лица. Их задача заключалась не в том, чтобы воспроизвести конкретную натуру, а в том, чтобы создать некий обобщенный образ женщины - матери, символ плодородия и хранительницы очага. Мужские изображения в эпоху палеолита очень редки. Помимо женщин изображали животных: лошадей, коз, северных оленей и др. Почти вся палеолитическая скульптура выполнена из камня или кости [5]. И в этих произведениях нам тоже бросается в глаза одновременно и мастерство и примитивность, только на этот раз примитивность очевиднее. Мастерство - в том, как цельно и сильно почувствована пластика объемов тела: в этом смысле фигурки выразительны и, при своих малых размерах, даже монументальны. Но в них нет проблеска духовности. Нет даже лица - лицо не интересовало, вероятно, просто не осознавалось как предмет, достойный изображения. «Палеолитическая Венера» с ее вздутым животом, громадными мешками грудей - сосуд плодородия, и ничего сверх этого. Она более животна, чем сами животные, как они изображаются в искусстве палеолита [1]. Важно также обратить внимание на нарушение количественных пропорций между изображениями мужчины и женщины [3].
По данным З. А. Абрамовой, обобщившей в середине 60-х гг. по этой теме весь имеющийся на территории Европы и Азии археологический материал, образ человека передан 512 раз, в том числе женщины - 266, мужчины 24, человека без определенных признаков пола 128 раз; в 94 случаях изображены человекоподобные (зооморфные, антропоморфные) фигуры. Чем вызван этот разительный контраст? Что скрыто за столь очевидной ориентацией сознания древнего художника? [5]. Любопытный парадокс этого искусства: отношение к человеку - преимущественно животное, в отношении к зверю - больше человечности. В изображении зверей уже заметно, как сквозь глубокую кору инстинктивных, элементарных чувств просвечивали и прорывались «разумные» эмоции существ, начинавших мыслить и чувствовать по-человечески. Тут не просто отношение к зверю как к добыче, источнику питания - тут восхищение его силой, восторг перед ним, почтение к нему как покровителю рода и существу высшему. А как многозначительна, например, такая «жанровая» сцена, начертанная на скале в Алжире: слониха хоботом загораживает своего слоненка от нападения львицы. Здесь уже сочувствие, сопереживание, какая-то эмоциональная просветленность взгляда. Человек формировал свой духовный мир через познание и наблюдение внешней природы, мира зверей, который он тогда понимал лучше, осознавал яснее, чем самого себя [1]. Как знать, стала ли раскраска тела первым шагом к созданию изображений, или человек угадал знакомый силуэт животного в случайном очертании камня и, обтесав его, придал большее сходство? А может быть, тень животного или человека послужила основой рисунка, а отпечаток руки или ступни предшествует скульптуре? Определенного ответа на эти вопросы нет. Древние люди могли прийти к идее изображать предметы не одним, а многими путями.
До недавнего времени ученые придерживались двух противоположных взглядов на историю первобытного искусства. Одни специалисты считали древнейшими пещерную натуралистическую живопись и скульптуру, другие - схематические знаки и геометрические фигуры. Сейчас большинство исследователей высказывают мнение, что и те и другие формы появились приблизительно в одно время. Например, к числу самых древних изображений на стенах пещер эпохи палеолита относятся и оттиски руки человека, и беспорядочные переплетения волнистых линий, продавленных в сырой глине пальцами той же руки [5]. Впрочем, и в этих примитивных орудиях, в этих обточенных осколках камня, уже таилось будущее искусства, как дуб таится в желуде. Всякое более или менее развитое искусство есть одновременно и созидание («делание» чего-либо), и познание, и общение между людьми: этими своими гранями оно соприкасается и с наукой, и с языком, и с другими средствами общения. Значит, производство, делание («старейшая из этих функций») в возможности, в принципе содержит в себе зачатки искусства. По мере того как производство орудий формировало интеллект человека и пробуждало в нем волю к познанию, он начинал создавать вещи, все более похожие на произведения искусства в нашем смысле. И эти «познавательные вещи» обособлялись от других, становились скульптурами и рисунками, какие мы находим в верхнем палеолите. Первоначальный, слитный, синкретический комплекс разветвлялся, одной из ее ветвей было искусство, хотя все еще очень тесно сращенное с зачатками других форм общественного сознания. Постепенно в нем кристаллизуется и третья функция - общение людей, все более сознающих себя членами достаточно уже сложного коллектива. Она поступает более отчетливо в искусстве неолита, когда человеческое общество становилось обществом земледельцев и скотоводов [1].
В эту эпоху содержание искусства становится шире, разнообразнее, а в его формах происходят знаменательные перемены. Это был, конечно, прогресс противоречивый и двойственный: что-то очень важное приобреталось, зато что-то и утрачивалось - утрачивалась и первозданная непосредственность видения, свойственная искусству охотников. Выражаясь привычным нам языком, искусство неолита более «условно», чем палеолитическое. В неолите преобладают не разрозненные изображения отдельных фигур, а связные композиции и сцены, где человек, наконец, занимает подобающее ему главное место. Таких сцен много среди наскальных росписей в Африке, в Испании. Их динамика и ритм иногда поразительны, захватывающи. Стрелки с луками настигают бегущего оленя; на другом рисунке они сражаются, стремительно мчась, припадая на колени, сплетаясь; на третьем - летят и кружатся танцующие фигуры. Но сами фигуры - это, собственно, знаки людей, а не люди: тощие черные силуэтные фигурки, которые только благодаря своей неистовой подвижности создают впечатление жизни. В упоминавшихся росписях в Сахаре много загадочных сцен ритуального характера: здесь фигурируют люди с шарообразными головами, напоминающими скафандры, - что дало повод исследователю назвать эти изображения «марсианскими». Какая-то чуждая, бесконечно далекая жизнь отразилась в этих росписях, почти не поддающаяся расшифровке. Они полны дикой и странной выразительности [5].
2 ВЗГЛЯДЫ НА ПРОИСХОЖДЕНИЕ ИСКУССТВА

Общепринятого объяснения причин возникновения искусства нет. В марксистском учении происхождение искусства объясняется трудовой деятельностью. Г. В. Плеханов писал по этому поводу, что искусство - дитя труда, а не игры.
Согласно иным взглядам, искусство связано с религией. Магия охоты и магия плодородия находили отражение в деятельности первобытных художников, где образам искусства придавалось значение заклинания, а не наслаждения. Такая точка зрения во многом основана на том, что первобытные художники делали изображения в потаенных местах пещер, в темных камерах и коридорах, на значительном отдалении от входа, где и два человека не могли разойтись. Это объясняют желанием создать вокруг настенных изображений атмосферу тайны, естественную для магических действий. Существует также традиция связывать происхождение искусства с игровой деятельностью. Давно было замечено, что первобытные изображения постепенно становились менее реалистичными, более условными. Но для игры как раз и характерно создание человеком в условном пространстве и времени порядка, который определяется им самим. Играющий человек выражает себя в условно независимом, свободном состоянии, в состоянии не заинтересованности по отношению ко всему, что не связано с игрой. Отсутствие внешней, посторонней цели, когда целью становится сама деятельность, роднит искусство и игру. В книге «Утро искусства» академик А. П. Окладников писал, что у первобытных художников была лишь потребность в материализованном выражении внутренних переживаний чувств и идей, творческой фантазии. Не исключено, что первобытные художники, проникавшие в потайные места пещер, делали это не для магии, а чтобы избежать свидетелей своего творчества, которое могло казаться со стороны пустым, непонятным из-за этого, может быть, вредным занятием [4].
2.1 ИГРОВАЯ ТЕОРИЯ ПОЯВЛЕНИЯ ПЕРВОБЫТНОГО ИСКУССТВА.

Некоторые ученые связывают с игрой не только искусство, но и всю первобытную культуру, видят в ее истоках игру. Такой подход характерен для философской герменевтики. Г. Гадамер рассматривал историю и культуру как своего рода игру в стихии языка. Еще более показательны в этом отношении взгляды голландского историка культуры Й. Хойзинги (иногда пишется Хейзинга). В своей книге «Человек играющий. Попытка определения игрового элемента в культуре» (1938) он универсализировал понятие игры, к которой свел все многообразие человеческой деятельности и рассматривал ее как основной источник и высшее проявление человеческой культуры. Чем ближе культура к архетипам, т. е. чем более она первобытна, тем более она игра; но, отдаляясь от своих истоков, подобно тому, как человек отдаляется от своего детства, культура утрачивает игровое начало. Конечно, любая теория, в которой происхождение искусства, равно как и культуры сводится к трудовой или игровой деятельности, к магии, не бесспорна. Естественно, что создание любой культурной ценности - это труд. Но разве игра - не труд? Что может быть серьезнее для ребенка, чем игра? Но и труд вполне взрослого человека, когда он сам по себе доставляет ему радость и удовлетворение, мало, чем отличается от игры. Наконец, разве культура и искусство не оказывают магического воздействия, внушая нам мысли и чувства или пробуждая желания, которые без них у нас бы просто не возникали? В вопросе о происхождении искусства важно понять не столько причину, сколько цели, которые преследовал первобытный художник, создавая изображения. Ясно, что они могли быть разными, что сами изображения потом использовались с различными целями. Но если художник, как писал А. П. Окладников, удовлетворял свою потребность в материализованном выражении внутренних переживаний, которые для него были идеальны, то целью его творчества служило изображение идеала. Если для культуры в целом характерно постоянное несовпадение целей и идеалов, то в начальной стадии культуры это совпадение все же происходило в силу синкретического характера первобытной культурной деятельности. Истина, добро и красота были еще нераздельны, и все ценности обладали их единством [4].
2.2 ТЕОРИЯ ПЕРВОСТЕПЕННОЙ РОЛИ ТРУДА В ВОЗНИКНОВЕНИИ ИСКУССТВА.
Орудия труда имели строго определенное назначение. Они были необходимы для поддержания жизни. Но жизнь постепенно выходила за рамки биологического существования. Она становилась над биологической, социальной, и требовала иных средств. Искусство явилось одним из таких средств.
В широком смысле слова искусство - это осуществление образа, запечатление его в звуке, в телодвижении, в веществе. Создание орудий труда - высокое искусство рук, чувств, мысли, так как нужно, чтобы рука точно следовало образу, имеющемуся в сознании, воспроизводило его в движении. Возможно, сама рука является одним из первых человеческих образов. Не зря ведь младенец может внимательно и подолгу разглядывать ее, запечатлевая ее вид в пробуждающемся сознании.
Вид руки стал первой моделью, по которой были созданы когда-то простейшие орудия труда. И качество этих орудий определялось тем, насколько они удобны для рук. Но можно представить себе какой-нибудь инструмент высшего качества, который так хорошо и искусно сделан, что им по прямому назначению и пользоваться-то жалко. Это уже не просто инструмент, а настоящее произведение искусства. Это скорее не средство труда, а предмет, доставляющий непосредственно эстетическое наслаждение - такое состояние, в котором человек удовлетворен созерцанием, сознанием того, что доставляющий ему радость или приятное волнение предмет существует и вполне доступен для него. Но разве не ради подобного состояния человек напрягается, надрывается, испытывает лишения и далеко не всегда приятные волнения?
Таким образом, труд и соответствующие орудия выражают, с одной стороны, неудовлетворенность человека существующим, а с другой - способ удовлетворения, способ его достижения. С помощью орудий труда человек достигал то, что виделось ему в воображении [4].
Труд - отец всего человеческого, в том числе и искусства. Самые древние из найденных рисунков и скульптур относятся не к раннему детству человечества, а скорее, к его отрочеству. Элементарные орудия труда (кремневые скребки) человек начал изготовлять, выделившись из первобытного стада, - то есть сотни тысяч лет тому назад. Сотни тысяч лет должны были пройти, чтобы рука и мозг созрели для творчества [1].
3.ХРОНОЛОГИЯ КАМЕННОГО ВЕКА

Любопытно, что мы практически не имеем изображений, где были бы представлены в рамках единой композиции фигуры мужчины и женщины. Из семи известных памятников, где по предположению специалистов, даны такого рода изображения, по крайней мере, три следует признать весьма условными (мы имеем в виду выгравированные на плитке две человеческие фигуры из Гурдан, где, по предположению А. Брейля, изображен мужчина, целующий в затылок женщину; а также перекрывающие одна другую фигуры на плитке песчаника из пещеры Труа Фрер; к ним следует присоединить и две антипоидально расположенные фигуры, вырезанные на блоке известняка из Ла-Мадлен). Более достоверны интерпретации трех других находок (изображения двух горизонтально расположенных и следующих друг за другом фигур - мужской и женской - на костяной пластинке из Истюриц, мужской и женской фигурок на костяной пластинке из Мюрат и Рокамадур и двух человеческих фигур, по всей видимости, мужской и женской - на каменной плитке из пещеры Труа-Фрер). Наиболее интересным в выделенном нами аспекте является комплекс находок из Лосселя. Согласно гипотезе, предложенной в свое время С. Н. Замятиным и отчасти поддержанной А. П. Окладниковым и З. А. Абрамовой, здесь мы имеем распавшуюся на части композицию, объединявшую ряд фигур, в том числе фигуры мужчины, животного, женщин. В соответствии предложенными интерпретациями этой сцены тут, возможно, передан охотничий обряд (С. Н. Замятин) или культовая сцена, связанная с идеей плодородия (З. А. Абрамова), но так или иначе в сознании древнего человека образы мужчины и женщины выступали в какой-то связи друг с другом, что вряд ли может быть признано случайным. Женские изображения, напоминающие о ситуации распределения пищи у очага, учили человека подавлять свои индивидуалистические инстинкты, воспринимать себя через призму взаимоотношений с другими людьми, осознавать свою связь с коллективом как части с целым, т. е., иначе говоря, учили человека быть человеком. Искусство палеолита явилось той новой силой, которая содействовала дальнейшему успеху в борьбе человека со стихиями природы, способствовала росту его социального могущества, его духовному возвышению.
В истории пещерной живописи эпохи палеолита специалисты выделяют несколько периодов. В глубокой древности (примерно с ХХХ тысячелетия до н.э.) первобытные художники заполняли поверхность внутри контура рисунка черной или красной краской. Позднее (примерно с XVIII и по ХV тысячелетия до н. э.) первобытные мастера стали больше внимания уделять деталям: косыми параллельными штрихами они изображали шерсть, научились пользоваться дополнительными цветами (различными оттенками желтой и красной краски), чтобы нарисовать пятна на шкурах быков лошадей и бизонов. Линия контура также изменилась: она стала то ярче, то темнее, отмечая светлые и теневые части фигуры, складки кожи и густую шерсть (например, гривы лошадей, массивные загривки бизонов), передавая, таким образом, объем. В некоторых случаях контуры или наиболее выразительные детали древние художники подчеркивали вырезанной линией. В XII тысячелетии до н. э. пещерное искусство достигло своего расцвета. Живопись того времени передавала объем, перспективу, цвет и пропорции фигур, движение. Тогда же были созданы громадные живописи «полотна», покрывшие своды глубоких пещер. В 1868 г. в Испании, в провинции Сантандер, была открыта пещера Альтамира, вход в которую до того был засыпан обвалом. Почти десять лет спустя испанский археолог Марселино Саутуола, занимавшийся раскопками в этой пещере, обнаружил первобытные изображения на ее стенах и потолке. Альтамира стала первой из многих десятков подобных пещер, найденных позднее на территории Франции и Испании: Ла Мут, Ла Мадлен, Труа Фрер, Фон де Гом и др. Сейчас благодаря целенаправленным поискам только во Франции известно около ста пещер с изображениями первобытного времени. Выдающееся открытие было сделано совершенно случайно в сентябре 1940 г. Пещеру Ласко во Франции, которая стала еще более знаменитой чем Альтаира обнаружили четыре мальчика, которые играя, забрались в яму, открывшуюся под корнями упавшего после бури дерева. Живопись пещеры Ласко - изображения быков, диких лошадей, северных оленей, бизонов, баранов, медведей и других животных - самое совершенное художественное произведение из тех которые были созданы человеком в эпоху палеолита. Наиболее эффектны изображения лошадей, например маленьких темных низкорослых степных лошадок, напоминающих пони. Интересно также расположенная над ними четкая объемная фигура коровы, приготовившаяся к прыжку через изгородь или яму-ловушку. Эта пещера превращена теперь в прекрасно оборудованный музей.
В дальнейшем пещерные изображения утратили живость, объемность, усилилась стилизация (обобщение и схематизация предметов). В последний период реалистические изображения отсутствуют совсем. Палеолитическая живопись как бы возвратилась к тому, с чего начиналась: на стенах пещер появились беспорядочные переплетения линий, ряды точек, неясные схематические знаки [5].
От нижнего палеолита до нас дошли однообразные и грубые орудия труда, оббитые гальки и кремневые сколы (ручные рубила). Ими пользовались обезьяноподобные люди - питекантропы, синантропы и другие. Они бродили мелкими группами, занимаясь собирательством и охотой, освоили огонь. Членораздельной речи, религии, искусства у них не было. Обитатели среднего палеолита, неандертальцы по телосложению - массивные и угловатые существа - связно изъясняться также не умели. Возможно, они восполняли отсутствие звукового языка обильной жестикуляцией. Это уже - вполне люди, хотя, с нашей точки зрения, примитивные, неразвитые. Их каменные орудия поразнообразнее и получше обработаны, чем в нижнем палеолите. Неандертальцы выделывали из камня остроконечники, видимо, для оснащения копий и рогатин; скребла для резания и скобления кожи. В это время человечество переживало тяжелые времена: с севера на его место обитания надвигался ледник. Пришлось изобрести одежду и обживать пещеры, освоить охоту на крупных животных послеледниковой зоны: мамонтов, зубров, пещерных медведей. Неандертальцы уже пытались выразить свои представления о мире не только жестикуляцией. Найдены следы первых художественных опытов наших предков. Правда, следы крайне редкие и нехитрые: углубления в камне, насечки на кости, цветное пятно из красного минерала (охры) - вот все. Неандертальцы хоронили своих покойников, (их предшественники бросали или съедали умерших). Значит, у них возник ритуал, зарождались религиозные верования. Наиболее убедительными признаками проблесков нематериальной культуры у этих ископаемых людей являются т. н. медвежьи пещеры. Сюда неандертальцы стаскивали кости убитых ими медведей - своих конкурентов на пещерную «жилплощадь». Тут же они нагромождали камни, создавая своего рода «палеолитические сейфы». Для чего служили эти примитивные музеи-хранилища? Скорее всего, неандертальцы таким образом выражали свои эмоции и впечатления от опасной охоты и отправляли свои обряды.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.