На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Реферат Краткий очерк жизни, личностного и творческого становления Захи Хадид - единственной женщины-архитектора, ставшей лауреатом премии Притцкера. Сущность деконструктивизма и его место в деятельности Хадид,ее сотрудничество с компанией Vitra Fire Station.

Информация:

Тип работы: Реферат. Предмет: Культурология. Добавлен: 23.04.2009. Сдан: 2009. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):


3

Содержание

Введение

1. Творчество Захи Хадид

2. Характеристика Vitra Fire Station

3. Подбор аналогов к объектам дизайнерской разработки

Заключение

Литература

Введение

Заха Хадид - единственная женщина-архитектор, ставшая лауреатом премии Притцкера (2004 год). Премия широко известна в мире и считается аналогом Нобелевской. Нобелевская премия по архитектуре не вручается, что побудило семью Притцкер (владельцы сети отелей Hyatt по всему миру) в 1979 году учредить собственную ежегодную архитектурную премию. Ее размер, помимо "нобелевского статуса" - 100 тысяч долларов.

Заха Хадид родилась в Багдаде в 1950 году в семье промышленника, одного из основателей Национальной Демократической партии Ирака. Уже в 11 лет, во время поездки в Англию, она решила, что хочет стать архитектором. В 1972 году, после окончания Американского Университета в Бейруте, Хадид переехала в Лондон и поступила в школу Архитектурной Ассоциации. Преподаватели называли ее "планетой на своей собственной орбите", самым талантливым человеком из всех, кого им приходилось учить, но вспоминали при этом, что ей требовалась помощь при разработке второстепенных деталей, особенно лестниц, которые в ее студенческих проектах всегда упирались в потолок.

В 1980-м Хадид основала собственную архитектурную фирму "Zaha Hadid Architects".

Оригинальный и бескомпромиссный подход к творчеству не позволял ей заниматься мелкими заказами для частных лиц, поэтому она осталась преподавать в Архитектурной Ассоциации, активно участвуя во всевозможных конкурсах.

Поначалу Захе не то чтоб слишком не везло. Ее перевернутый небоскреб для английского города Лестера (1990) так и остался на бумаге, проект спортивного клуба "Пик" (1983) на холме над Гонконгом победил в международном конкурсе, но заказчик обанкротился. В 1994 году Хадид получила широкую известность в Великобритании, выиграв конкурс на проект Оперного театра залива Кардифф. Но застройщик испугался оригинальности ее дизайна, и после полутора лет конфликтов отказался от проекта. За последние тридцать лет ее проекты поменяли представление о том, что такое архитектура.

Фирменный конек Хадид - крайности в формообразовании. Ее объекты наполнены кривыми линиями и диссонансными углами, она всегда использует искаженный вид перспективы для создания дополнительного чувства динамики и деформации. Некоторые критики сравнивают ее архитектуру с атомным взрывом. Сама же Хадид любит подчеркивать свою приверженность к идеям супрематизма Казимира Малевича и его архитектонам.

"Я поверила в то, что здания могут висеть в воздухе. То есть я знаю, что на самом деле они опираются на землю, но выглядит это так, будто они не касаются поверхности. Для инженеров, с которыми я работаю, мои проекты - это постоянная головная боль.

Сейчас строительные технологии развиваются в двух направлениях: первое можно назвать стилистическим, второе - конструктивным. Я не думаю, что следует использовать технологии для декорирования, мне интереснее строить здания, в которых инженерная составляющая становится невидимой. Например, вы не видите колонн, но не потому, что у здания отсутствует структура, а потому, что эта структура спроектирована по-другому".

Пример. Центральное здание завода BMW в Лейпциге, построенное по проекту Захи Хадид, было признано лучшей постройкой на территории Германии (по версии Федеральной палаты архитекторов) в 2005 году. Даже снаружи здание выглядит футуристично, но все самое интересное скрывается внутри. "Белые" и "синие воротнички" работают здесь практически в одном пространстве - сборочные линии проходят под высоким потолком фойе. Кузова на конвейере, подсвеченном голубым светом, проплывают над самыми разными помещениями - от коридоров и кабинетов до лабораторий и залов заседаний. Благодаря этому все служащие компании могут наблюдать процесс производства. Так же, как и в Стеклянном заводе Volkswagen, здесь расположены выставочные помещения, ресторан, проводятся экскурсии для посетителей. Вот только плоская стеклянная крыша, придуманная Хадид, даже такому концерну, как BMW, оказалась не по карману, и в целях удешевления ее решено было сделать бетонной. Но это скорее исключение - в последнее время воплощениям идей Захи Хадид ничто не препятствует. Слишком они красивы и необычны, чтобы менять в них даже самые незначительные детали.

"Каждый мой проект - это своего рода ландшафт. Очень важно то, как вы расположите в этом ландшафте необходимые вам элементы, какой будет его топография, каков будет угол падения света. Архитектор должен думать о том, будет ли человеку просто ориентироваться в нем, сможет ли он легко найти путь назад, если захочет вернуться и еще раз посмотреть на что-то, что уже видел. В проекте обязательно должна присутствовать значительная доля странного. Проект, как любой подлинный объект желания, сначала должен казаться загадочным, словно незнакомая территория, которая ждет, чтобы ее открыли и исследовали".

1. Творчество Захи Хадид

Требуется немалая тренировка, чтобы смаху выговорить слово «постструктурализм», ни разу не запнувшись. В постструктурализме любые структуры понимаются не как абсолютные данности, но как нечто принципиально открытое и незавершенное, нечто без абсолютного центра, без абсолютной системы координат. Это, в частности, связано с отказом от представления о бинарных оппозициях как основе отношений между элементами системы. Деконструктивизм -- направление в современной архитектуре, основанное на применении в строительной практике идей французского философа Жака Деррида. Другим источником вдохновения деконструктивистов является советский конструктивизм 1920-х гг. Для деконструктивистских проектов характерны визуальная усложнённость, неожиданные изломанные формы, подчёркнуто агрессивное вторжение в городскую среду.

В качестве самостоятельного течения деконструктивизм сформировался в конце 1980-х гг. (работы Питера Эйзенмана и Даниэля Либескинда). Теоретической подоплёкой движения стали рассуждения Деррида о возможности архитектуры, которая вступает в конфликт, «развенчивает» и упраздняет саму себя. Дальнейшее развитие они получили в периодических изданиях Рема Колхаса. Манифестами деконструктивизма считаются пожарная часть «Витра» Захи Хадид.

Согласно философам-деконструктивистам, все, что нам известно о мире - лишь истории, которые люди рассказывают сами себе и друг другу. Человеческая личность строится и развивается подобно художественному тексту - трагедии, комедии, романсу, сатире. Историки и социологи сочиняют повествования в тех же жанрах, но про большие массы людей. И даже физики с математиками «рассказывают истории» про ядерные частицы по тем же законам литературного жанра.

Архитектура не избежала общей участи и из «застывшей музыки» превратилась в «каменный текст». Однако роль архитектора при этом серьезнейшим образом изменилась. Архитектор превратился в рассказчика, выступающего со своими повествованиями перед жителями городов и весей. И вместо традиционных критериев «прочность - удобство - красота» его труд теперь оценивается по шкале «увлекательность - эмоциональность - оригинальность». Подобно древнегреческим аэдам времен Гомера или средневековым уличным мейстерзингерам, архитектор публично порождает захватывающие, забавные или жуткие образы. При этом особой правдивости от него никто не ждет, она даже как-то не очень и уместна. Как тонко подметил Федор Тютчев, «мысль изреченная есть ложь». Любой текст, любая история - вымысел и неправда. И рассказчик, как честный человек, не должен претендовать на какую-либо истинность или окончательность своих рассказов. Ведь каждый читатель - соавтор, читая текст, он переиначивает этот текст по своему пониманию. На всякую, самую разумную и логичную повесть найдется такой способ прочтения, который превратит ее в шизофренические бредни. Следовательно, архитектору не стоит и пытаться выстроить нечто правильное, устойчивое и завершенное. Все равно найдется такая точка зрения, с которой строение будет выглядеть странно и нелепо - а в нашу эпоху тотальной политкорректности все точки зрения равноправны.

Архитектор-деконструктивист (постструктуралист) строит и одновременно сам разрушает свое строение. Примерно так иной рассказчик приговаривает: «Не любо - не слушай, а врать не мешай!» Отсюда вырастает и феномен «звездного архитектора» (starchitect). Это повествователь, который в процессе рассказывания меняет смысл не только своих собственных произведений, но и всех остальных, включая и предшествующих.

Спроектированное и построенное «звездой» прогибает и выворачивает в новую плоскость образы исторически сложившихся стилей, районов и целых городов. Новый Музей Гуггенхейма прекратил существование провинциального, депрессивного Бильбао и породил новый, преуспевающий и растущий город - совершенно так, как экранизация вдохновляет на новую жизнь давно забытые книги.

Архитектура - это повествование. В потоке проектируемого и строящегося можно обнаружить все жанры и разновидности, знакомые нам по литературе. Сегодня мне хотелось бы поговорить об архитектурном триллере и о том, как этот жанр представлен в материалах Интернета.

Эмоциональное содержание триллера лежит в области состояний, которые обычно считаются неприятными, негативными. Триллер культивирует гнев, страх и отвращение. Персонажи триллера вызывают раздражение и антипатию, тревогу и омерзение. Лидер современного литературного триллера - Стивен Кинг. Несомненная глава сегодняшнего архитектурного триллера - Заха Хадид, «гран-дама международного декона».

Она - одна из самых титулованных и знаменитых архитекторов современности, первая (и пока единственная) женщина - лауреат Притцкеровской премии. Поисковая система на ключевые слова «Zaha Hadid» предлагает 1.610.000 (один миллион шестьсот десять тысяч) адресов. Персональный сайт zaha-hadid.com дает перечень знаков уважения со стороны мирового архитектурного сообщества: председатель Высшей школы дизайна имени Кензо Танге в Гарвардском университете, председатель студии Сулливана Школы архитектуры Чикаго в университете штата Иллинойс, профессор Высшей школы строительного искусства Гамбурга, профессор архитектурной школы Кнолтон в Огайо и Студии мастеров в университете Колумбия, Нью-Йорк. Почетный член Американской академии искусств и литературы, стипендиат Американского института архитектуры и Командор Британской империи. Постоянный профессор университета Прикладных искусств Вены (Австрия) и приглашенный профессор фонда Эро Сааринена по архитектурному дизайну в университете Йель, Нью-Хейвен, Коннектикут, США.

Очень показательно смотрятся портреты самой Захи Хадид, опубликованные различными сайтами.

Внешность притцкеровского лауреата, скажем прямо, выглядит достаточно необычно. Буйная прическа и некоторая небрежность в одежде (исключительно черного цвета), мощный лоб, тяжелые веки, мясистые щеки и твердый подбородок - и при этом нос крючком, презрительные носогубные складки и пухлые арабские губы. Какой-нибудь физиономист пришел бы в отчаяние, пытаясь выделить главную черту в характере по чертам лица. На этом лице акцентировано все, что только можно - интеллект, воля, сексуальность, общительность...

Как написал авторитетный сайт designbuild-network.com/projects/puerta_america/, «Вклад Захи Хадид заключается в чистых линиях и чувственных поверхностях». И вот, посреди всех этих взбитых сливок, каким же тяжелым черно-красным пятном смотрится автор! Как говорится, «Было бы гламурненько, если бы не было так готичненько».

Впрочем, сам интерьер первого этажа Отеля Пуэрто Америка вполне способен продемонстрировать переход от гламурности к готичности (не путать готичность с готическим стилем!). Если белая спальня выглядит как иллюстрация к сказке о Белоснежке, то черный вариант скорее похож на декорации из компьютерной игры про убийц.

Чтобы убедиться, что впечатление от черной спальни - не случайность, мы проанализировали программой ImageExpert всю подборку фотографий по работам Захи Хадид с сайта e-architect.co.uk (больше ста кадров). Вывод однозначный: за редким исключением в работах этого замечательного мастера преобладают эмоции раздражения, гнева, тревоги, беспокойства, пренебрежения и досады.

Эмоциям «хаотического ряда» - гневу, страху, отвращению - маловато места в уютном европейском образе жизни. Вот и возникает дефицит, а где спрос - там и предложение. В повседневной реальности жителю современного города запрещено открыто выплескивать хаотические состояния. Если я попробую зареветь от гнева в утреннем автобусе (как бы мне этого ни хотелось) - неприятностей не избежать. Нельзя открыто выражать страх: метаться, заламывать руки, визжать и рыдать. Не поймут. И обливать презрением прохожих не принято, даже если сограждане на самом деле давно уже вызывают у вас омерзение и тошноту. И вот, в качестве компенсации подавленных «запретных» эмоций появляется и расцветает эстетика распада и разрушения. Чем более упорядоченная и корректная среда окружает людей, тем нужнее им деформированные и перекошенные формы деконструктивизма. Впрочем, Владимир Паперный недавно высказал гипотезу о том, что весь модернизм (а тем более постмодернизм) имеет и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.