На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Реферат Юрий Михайлович Лотман. Биографическая справка. Тартуско-московская школа. Семиотические школы и направления. Архив Лотмана как бесценный научный капитал. Нелегкая судьба архива. Академическая библиотека Таллинского университета.

Информация:

Тип работы: Реферат. Предмет: Культурология. Добавлен: 24.10.2006. Сдан: 2006. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):


Министерство образования РФ
Тихоокеанский Государственный Экономический Университет
Кафедра философии и политологии
Реферат
«Ю.М. Лотман. Семиотические школы. Архив. Рустам Аксененко».
Выполнил: студент группы 121 Недосекин А. П.
Проверил: Тишкова Н. Ю.
Владивосток 2006
Содержание.
1. Вступление.
2. Юрий Михайлович Лотман. Краткая биографическая справка.
3. Тартуско-московская школа.
4. Семиотические школы и направления.
5. Архив Лотмана - как бесценный научный капитал.
6. Нелегкая судьба архива. Гражданский поступок Рустама Аксененко.
7. Рустам Аксененко.
8. Библиография.
1. Вступление.
Ю.М. Лотман, чье имя, как пишут неоригинальные журналисты, не нуждается в представлении,   действительно  широко  известен  на   всем  постсоветском пространстве и вряд ли можно найти образованного человека, который бы никогда не слышал или не читал о нем. Однако, как правило, Лотмана только и знают что "понаслышке" и имеют весьма отдаленное представление о тематике, характере и интересах его работ. Такое положение дел обьясняется, конечно же, необыкновенной  разносторонностью интересов и поисков самого Юрия Михайловича, но не в последнюю очередь и сложностью проникновения в тот мир высокой филологии и семиотических штудий, в котором он жил. Вместе с тем, как это ни странно, тот комплекс идей, который был выработан Лотманом и другими участниками Тартуско-московской семиотической школы, не нашел практически никакого освещения. Целью данного реферата является восполнение этого пробела, с тем  чтобы это  совершенно ненормальное положение хотя бы в какой-то степени изменилось. Безусловно, представленные здесь цитаты из статей не дают полного охвата семиотических и культурологических идей, созданных  ученым, но я и не ставил перед собой подобной задачи.
2. ЛОТМАН Юрий Михайлович (1922 - 1994 года). Краткая биография.

Дата рождения - 28 февраля 1922 года (Петроград).
Обучение в бывшей “Петершуле”, школе с углубленным изучением иностранных языков.
В 1939 году заканчивает школу с “красным дипломом”, что дает право поступать в университет без сдачи вступительных экзаменов. Лотман выбирает филологию.
Обучение в Ленинградском университете (преподаватели: Г.А.Гуковский, М.К.Азадовский, В.Я.Пропп, Н.И. Мордовченко и др.)
Осень 1940 года - призыв на службу в армию (427-й артиллерийский полк, служба связи).
1946 год. Демобилизация и возобновление учебы в Ленинградском университете. Работа в семинаре под руководством Мордовченко. Публикация в 1949 году первой статьи: “Краткие наставления русским рыцарям” М.А.Дмитриева-Мамонова. (Неизвестный памятник агитационной публицистики раннего декабризма)”.
1950 год. Лотман переезжает в Тарту и устраивается на работу преподавателем русского языка и литературы в ЭСХА, совмещая работу с лекциями в ТГУ.
1951 год. Женитьба на Заре Григорьевне Минц.
1952 год. Защита кандидатской диссертации на тему “А.Н.Радищев в борьбе с общественно-политическими воззрениями и дворянской эстетикой Н.М.Карамзина”
1954 год. Лотман официально приглашается на штатную должность доцента в ТГУ, на кафедру русской литературы. Работа над докторской диссертацией (тема: “Пути развития русской литературы преддекабристского периода”).
1958 год. Публикация первой монографии - “Андрей Сергеевич Кайсаров и литературно-общественная борьба его времени”.
1960 год. Защита докторской диссертации: “Пути развития русской литературы преддекабристского периода”.
Лотман становится заведующим кафедрой русской литературы ТГУ.
1962 год. Лотман читает курс о применении структуральных методов в поэтике. Материалы курса издаются в 1964 году под названием “Лекции по структуральной поэтике” и книга становится 1-м выпуском “Трудов по знаковым системам”. В это же время (1962-64 гг.) Лотман знакомится с московскими лингвистами и литературоведами, занимающимися сходными проблемами.
1964 год. Организация 1-й “летней семиотической школы” в Кяэрику. “Основание” Тартуско-московской семиотической школы. “Труды по знаковым системам” становятся периодичным изданием (в рамках “Ученых записок ТГУ”).
1966 год. 2-я летняя школа в Кяэрику.
1968 год. 3-я летняя школа в Кяэрику.
1970 год. 4-я летняя школа. Публикация “Структуры художественного текста”, “Статей по типологии культуры 1”.
1972 год. Публикация “Анализа поэтического текста”.
1973 год. Публикация “Семиотики кино и проблем киноэстетики”. Издание “Статей по типологии культуры 2”.
1974 год. 5-я, “зимняя” школа (Всесоюзный симпозиум по вторичным моделирующим системам).
1980-81 годы. Публикация работ “Роман А.С. Пушкина “Евгений Онегин”: Коммент.: Пособие для учителя” и “Александр Сергеевич Пушкин: биография писателя. Пособие для учащихся”.
1987-88 годы. Публикация “Сотворение Карамзина” и “В школе поэтического слова. Пушкин. Лермонтов. Гоголь”.
1990 год. Публикация “Universe of the Mind: a semiotic theory of culture”.
1992-93 годы. Публикация “Избранных статей” (в 3-х тт.) и монографии “Культура и Взрыв”. Работа над другими книгами.
Дата смерти - 28.10.1993 (Тарту).
Источник: aksenenko.livejournal.com/4622.html

3. Тартуско-московская школа.
Краткая история 
Писать о Тартусско-московской школе (иногда её называют Московско-тартуской) - занятие в некотором смысле неблагодарное, поскольку материалов об этом академическом "феномене" более чем достаточно. Непосредственно самой Тартусско-московской школе (ТМШ) посвящено, как минимум, несколько объемных исследований (как сборников статей, так и монографий), а количество упоминаний и отсылок, так или иначе затрагивающих тему ТМШ, вообще не поддается никакому учёту. Наконец, сами за себя говорят 25 выпусков "Трудов по знаковым системам" (изданных при жизни Ю.М.Лотмана).
Прежде всего, в двух словах о хронологии.
Временные границы Тартуско-московской школы (с её "классическим" составом участников) можно определить так: начало 60-х -- конец 70-х гг. (иногда указывают начало 80-х). Точно можно сказать, что к 1986 году школа фактически прекратила своё существование.
Люди приходили в ТМШ разными путями и по-разному оттуда уходили. Объединяло их одно - неудовлетворенность существующей методологией науки (ангажированной марксизмом в понимании научных функционеров), поиск новых путей и возможностей, этическое неприятие конформизма позднесоветской академической жизни. Школа была не только поиском нового языка, она была еще и способом быть, тем "невидимым колледжем", чьим паролем был семиотический язык описания и внутренняя свобода.
Формально, ТМШ начинает свою историю в 1964-м году, когда в Кяэрику (спортивная база ТГУ неподалеку от Тарту) прошла организованная гуманитариями Тарту и Москвы "Первая семиотическая летняя школа".
Освоение структуралистcких методов у Ю.М.Лотмана и московских участников Тартуской школы, происходило параллельно и независимо друг от друга - у Лотмана в виде лекций по структуральной поэтике (1960-1962 гг.), изданных в 1964-м году, у московской секции - в виде симпозиума по структурному изучению знаковых систем (которому предшествовало открытие ряда отделений структурной и прикладной лингвистики в нескольких университетах), прошедшем в 1962 году под организацией Института славяноведения и Совета по кибернетике. Впрочем, годом “основания” структурализма в СССР следует считать 1956 год: «В тот год (1956, - И.В.), 24 сентября на филологическом факультете МГУ начал работать семинар «Некоторые применения математических исследования в языкознании» - первый семинар по математической лингвистике в СССР». (См.: В.А. Успенский Предварение для читателей «НЛО» к семиотическим посланиям А.Н.Колмогорова // Новое литературное обозрение № 24, 1997.)
Не будем останавливаться на описании того, какое место занимал Тарту в бывшем Советском Союзе, и как именно тартуский ментальный климат и общий настрой первых летних школ в Кяэрику повлиял на становление ТМШ. Об этом написанно много и даже, может быть, более чем достаточно. Если говорить о возникновении структурального метода и его распространении в СССР, то начало этому процессу положил симпозиум по структурному изучению знаковых систем, прошедший в 1962-м году под организацией Института славяноведения и Совета по кибернетике в Москве.
Вот как описывает первый период в становлении советской семиотики и Симпозиум по структурному изучению знаковых систем Б. А. Успенский в статье "К проблеме генезиса Тартуско - московской школы" (См: Ю. М. Лотман и ТМШ, М., 1994, С.270 - 275) : "Таким образом, симпозиум был в нашей науке явлением совершенно новым, и это привлекало к себе интерес. Здесь прозвучали доклады по семиотике языка, логической семиотике, машинному переводу, семиотике искусства, мифологии, описанию языка невербальных систем коммуникации (в частности таких, как дорожные сигналы, язык карточного гадания и т.д.), семиотике общения со слепоглухонемыми, семиотике ритуала. В симпозиуме приняли участие П. Г. Богатырёв, В. Вс. Иванов, В. Н. Топоров, Л. Ф. Жегин, А. А. Зализняк и некоторые другие. К симпозиуму был выпущен небольшим тиражом сборник тезисов, где излагалась наша программа и формулировались основные положения каждого из докладов. Этим тезисам было суждено сыграть важную роль в распространении наших идей. Именно из этой книжечки о нас узнали как наши оппоненты, так и наши будущие сторонники и коллеги. < … > В Тартуском университете на кафедре русской литературы к этому времени сложился активный научный коллектив (фактическим создателем его был Б. Ф. Егоров, участниками - Ю. М. Лотман, З. Г. Минц, И. А. Чернов и группа студенческой молодежи), интересовавшийся методами анализа поэтического текста, а также исследованием идеологических моделей культуры. В 1960/61 учебном году Ю. М. Лотман начал читать курс лекций по структуральной поэтике. Чтение курса продолжилось в последующие годы, и в 1962 г. в печать была сдана книга "Лекции по структуральной поэтике", которая вышла в 1964 г. и стала первым выпуском "Трудов по знаковым системам".
Вскоре после московского симпозиума 1962 г. в Москву приехал И. Чернов и, вступив в контакт с его участниками, привёз в Тарту тезисы. Так эта книжечка тезисов попала в руки Ю. М. Лотмана (который не был участником симпозиума, но независимо пришёл к сходным проблемам). Он очень заинтересовался ею и, приехав в Москву, предложил сотрудничать на базе Тартуского университета. С этого времени ( 1964 г. ) началось издание "Трудов по знаковым системам" <…> и проведение конференций. Конференции 1964, 1966, 1968 гг. проходили в Кяэрику, 1970 и 1974 гг. - в Тарту. Обстановка на конференциях была исключительно непринуждённой. Они сыграли большую роль в выработке единых взглядов, единой платформы, в сплочении разнородных идей в единое направление. Доклады естественно переходили в дискуссии, и основную роль играли не монологические, а именно диалогические формы. Что отличало эти собрания - это полное отсутствие какой бы то ни было организации. <…> Итак, тартуско-московская школа началась с деятельности московской группы и это определило её первоначальную направленность. Как уже говорилось, московские представители - профессиональные лингвисты, каждый со своей специальностью (Иванов - хеттолог, Топоров - балтист и индолог, Ревзин - германист, Лекомцев - специалист по вьетнамскому языку, Зализняк и я - слависты, хотя Зализняк может в равной мере считаться также индологом, семитологом). Однако всех нас объединяет интерес к структурной лингвистике, у каждого есть работы в этой области, и наши занятия семиотикой непосредственно восходят к занятиям структурной лингвистикой, представляя собой их естественное логическое продолжение. Это обстоятельство изначально определило наш подход и, я бы сказал, специфику нашего направления - то, что я предложил бы называть лингвистическим подходом к семиотике. <…> На первых порах эта связь со структурной лингвистикой, т.е. лингвистическая платформа наших штудий, очень ясно чувствовалась ( я имею в виду 1960-е гг.). 1960 гг. - это период поисков, прежде всего - расширения объекта исследования, экстраполяции лингвистических методов на всё новые и новые объекты. В свою очередь, привлечение нового материала неизбежно оказывало влияние на наши методы, стимулируя в конечном итоге отрыв от чисто лингвистической методологии".
 Хронология школы:
1964 - 1-я летняя семиотическая школа в Кяэрику. Основание Тартуско-московской семиотической школы. Труды по знаковым системам становятся периодичным изданием (в рамках ученых записок ТГУ).
1966 - 2-я летняя школа.
1968 - 3-я летняя школа
1970 - 4-я летняя школа.
1974 - 5-я, "зимняя" школа (Всесоюзный симпозиум по вторичным моделирующим системам).
 Период семиотического подъема в СССР, период "бури и натиска" закончился во-многом не из-за внутренних, объективных расхождений участников этого процесса, сколько по причине давления на школу извне. Часть членов ТМШ была вынуждена эмигрировать, выпуск "Трудов по знаковым системам" неоднократно задерживался, статьи участников ТМШ подвергались цензуре. Были, разумеется, и внутренние причины, способствовавшие угасанию импульса, заданного в начале 60-х. Это был отказ от несколько упрощенного взгляда на семиотику, как на создание некоторого глобального терминологического словаря культуры. Такой подход быстро показал свою утопичность и несостоятельность, и члены ТМШ перешли на новый этап понимания культурологии, где культура понималась не в механистичном аспекте, но в более сложном, органистичном. Во-многом трудности школы были вызваны и общим кризисом структуралистской методологии, который дал себя знать уже в 1970-е гг.
Обучившись новому семиотическому языку, участники ТМШ пошли далее по своим дорогам и хотя эти пути часто пересекались, но отныне каждый из бывших "тартусцев" применяет его скорее в области своих научных интересов. Как таковая Тартуско-московская школа более не существует (хотя это положение можно оспорить), распавшись на две ветви - Тартускую школу семиотики и Московскую.
Источник: http://lotman.freeblog.ru
4. Семиотические школы и направления.

Семиотические школы и направления, профессиональные объединения и группировки ученых, в той или иной степени изучающих явления семиотики в разных сферах деятельности. Семиотика - это наука, изучающая строение и функционирование знаковых систем (см. также СЕМИОТИКА). Сама семиотика как отдельная область науки формировалась в начале второй половины 20 в., но лишь в 1969 в Париже при активном участии Р.Якобсона, Э.Бенвениста и К.Леви-Строса было решено создать Международную организацию семиотических исследований (IASS). Официальным периодическим изданием этой ассоциации стал журнал «Semiotiсa», а его главным редактором - Т.Себеок. Первым президентом ассоциации стал Э.Бенвенист, а генеральным секретарем - А.Греймас.
В настоящее время в США выходят журналы: «Ars Semiotica. International Journal of American Semiotics», Philadelphia; «Semiotic Scene. Bulletin of the Semiotic Society of America», Medford; «The American Journal of Semiotics», Bloomington ; «Semiotica. Journal of the International Association for Semiotic Studies», Bloomington. Существует специальный европейский журнал по семиотике: «Semiotics and Mentalities. European Journal for Semiotic Studues», Wien - Barselona - Budapest - Perpignan. Журналы семиотического направления выходят в Канаде, Бразилии, Эстонии, Италии, Израиле, Германии, Австрии, Норвегии и других странах.
Определение «семиотика» и «семиотический» к концу 20 в. постепенно вытеснило некоторые прежние именования соответствующих областей исследования (такие, как «знаковые системы» или «структурная поэтика»). Как пишет один из основоположников семиотики Ч.Моррис, «отношение семиотики к наукам двоякое: с одной стороны, семиотика - это наука в ряду других наук, а с другой стороны - это инструмент наук». Как метод семиотика используется практически во всех исследованиях человеческой деятельности. Так, существуют исследования семиотики городской дороги, семиотики гадания, семиотики театрального пространства, семиотики жестов, семиотики туризма, семиотики масок, семиотики часов и зеркал и др. Рассматриваемая как наука, семиотика сопоставима практически со всеми науками о человеке. Например, широко представлены исследования на тему «семиотика и психоанализ», «семиотика и народная культура», «семиотика и исследования литературных текстов», «семиотика и прагматика», «семиотика и лингвистика», «семиотика и теория катастроф», «семиотика и теория прототипов» и др.
Среди «основоположников» семиотики - Ч.С.Пирс, Ф. де Соссюр и Ч.Моррис.
Чарлз Сандерс Пирс (1837-1914) был логиком; его работы по семиотике стали известны уже в 1930-е годы. Пирсу принадлежит разделение семиотических знаков на индексы (знаки непосредственно указывающие на объект), иконы, или иконические знаки (знаки с планом выражения, сходным с феноменом изображаемой действительности) и символы (знаки с планом выражения, не соотносящимся с обозначаемым объектом). Пирс различал экстенсионал, т.е. широту охвата понятия (множества объектов, к которым применимо данное понятие), и интенсионал, т.е. глубину содержания понятия. В анализе предложения им были введены понятия Субъекта, Предиката и Связки; при помощи понятия Связки, играющей важную роль в его теории, Пирс обозначал противопоставление (в современных терминах) предложения и высказывания.
Судьба Фердинанда де Соссюра (1857-1913) сходна с судьбой Пирса - оба жили в одно время, их труды получили признание после смерти. Одно из основных положений семиотической теории Соссюра - трактовка знака как двусторонней психической сущности: понятие + акустический образ. Знак становится таковым, когда он приобретает значимость (valeur) в системе - т.е. когда он занимает определенное место в системе противопоставлений. Второе важное положение в этой теории - идея произвольности, или немотивированности, языкового знака (имеется в виду, что между понятием и акустическим обликом обозначающего его слова нет никакой естественной связи, что доказывается самим фактом существования различных языков, по-разному называющих одни и те же вещи). Соссюр ввел в семиотику (которую он называл «семиологией») различение синхронии и диахронии, различение langue (языка как системы) и parole (речевой деятельности). Существенным и «лозунговым» на многие поколения явился тезис де Соссюра об автономном существовании языка: «единственным и истинным объектом лингвистики является язык, рассматриваемый в самом себе и для себя».
Чарльз Уильям Моррис (1901-1978) включил семиотику в энциклопедию знаний в 1938. Признавая, что характерной чертой человеческого интеллекта является порождение знаков, Моррис говорит о том, что семиотика призвана решить задачу унификации наук. Он различает семиотику как совокупность знаков (и науку о них) и процесс, в котором нечто функционирует как знак, - процесс семиозиса. Моррис вводит понятие метазнаков, т.е. знаков, сообщающих о знаках, и разъясняет тот факт, что знаки, указывающие на один и тот же объект, не обязательно имеют те же десигнаты (понятийные совокупности). Не все десигнаты связаны с реальными объектами (денотатами). Моррису принадлежит общепринятое теперь подразделение измерений семиозиса на отношение знаков к их объектам (семантика), на отношение знаков к их пользователям, или интерпретаторам (прагматика) и на отношение знаков друг к другу (синтаксис).
Школы и направления семиотики во второй половине 20 в. можно определять по доминирующему объекту исследования, по территориальному признаку (часто объединяющему сторонников одного метода) и по теоретическому кредо исследователей одной школы. Можно говорить о следующих относительно автономных семиотических направлениях: французская школа семиотики и структурализма; семиотическое направление Умберто Эко; Тартуская семиотическая школа; Московская семиотическая школа; Польская семиотическая школа; школа Рурского университета г.Бохума; семиотические работы российских ученых, не объединенных в группы и направления.
Французская семиотическая школа представлена прежде всего именами Р.Барта, Ф.Солерса, Ю.Кристевой, Ц.Тодорова, Ж.Деррида, Ж.Фая и др., группировавшихся в 1960-е годы вокруг журнала «Tel Quel». Журнал этот был создан в 1960 Ф.Солерсом и его единомышленниками и сразу заявил о себе как основная трибуна французского литературного авангарда. Просуществовал до 1982, постепенно теряя влияние. Генезис школы определяется сложным сплавом воздействия со стороны теоретиков и практиков так называемого «нового романа», влияния русских филологов - В.Я.Проппа, М.М.Бахтина, «формальной школы» русского литературоведения и мощной струи философско-психологического плана, представленной такими мыслителями, как Г.Башляр, Ж.Лакан, М.Фуко.
Особое место во французской семиотической школе занимает К.Леви-Строс.
Российское направление семиотики опиралось на большое число ярких и разнообразных предшественников: школу «русских формалистов» (Ю.Н.Тынянов, Б.М.Эйхенбаум, В.Б.Шкловский), Московский лингвистический кружок (Р.О.Якобсон, Г.О.Винокур, А.А.Реформатский и др.), С.О.Карцевского, школу психологов (Л.С.Выготский, А.Р.Лурия и др.), теоретические работы С.М.Эйзенштейна и т.д.
К началу 1960-х годов в Мо и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.