На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Реферат Разные сферы человеческой деятельности и чувств находились в ведении определённых богов, и те, в свою очередь, были ответственны за благополучие в жизни их подопечных. Из такой вот взаимопомощи складывалось славянское мировоззрение и нравственность.

Информация:

Тип работы: Реферат. Предмет: Культурология. Добавлен: 26.09.2014. Сдан: 2002. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):


Зеленоградское окружное управление образования
Общеобразовательная школа №1194

Реферат
на тему
Языческая культура восточных славян
(особенности архаического сознания)

Работу выполнила:
ученица 11 “В” класса
Безроднова Александра
Преподаватель:
Ивановец
Ольга Михайловна

Москва
2003

Клянусь честью, ни за что на свете я не хотел бы переменить отечество или иметь другую историю, кроме истории своих предков.
А.С.Пушкин.
Принимать живое участие в минувших делах праотцов своих, восхищаться их славою и величием и из их опытов, как блистательных, так и горьких, созидать законы для собственной жизни было всегда разительною чертою характера каждого сколько-нибудь просвещённого народа, перешедшего уже за рубеж политического младенчества и достигшего опытами и рассуждением внутреннего самосознания. Эти чувства столь близки и естественны человеческому сердцу, что нет надобности доказывать их. Один только бессердечный космополит может быть равнодушен к соотчичам своим, потому что себялюбием уже убиты в нём все зародыши высшего чувства и стремления. А потому чем бы человек ни занимался, чему бы он ни посвятил трудовую часть жизни своей, во время его отдыха история Отечества найдёт всегда доступ к нему и приют в его сердце. Герой, сложив бранные доспехи свои, мудрец, закрыв книгу идей, и горький труженик, окончив дневную работу свою, найдут отраду и утешение в повествовании об их предках.
Думаю, повествуя о славянах, правильно будет начать с рассказа о том, откуда они произошли, где и как жили и с кем соседствовали.
“В древности оба эти племени (славяне и анты) назывались спорами - рассеянными…” (Прокопий Кесарийский, “Война с готами”, 3,14)
Полторы тысячи лет назад один из ведущих историков Византийской империи, Прокопий Кесарийский писал о славянах как о древнем народе, не испытывая ни малейших сомнений в том. Что было “древностью” для Прокопия? Надо думать, времена, удалённые от него на не меньший срок, чем мы сами удалены от византийского летописца, то есть конец 1 - начало 2 тысячелетия до н.э. Но Прокопий знал, что уже тогда славяне были рассеянным племенем. Сколько столетий требуется народу, что бы зародиться, сформироваться и затем рассеяться по белу свету? Безусловно, не одно, не два и не три, тем более что всем нам хорошо известно, чем ближе к своим истокам человеческое общество, тем жизнь его тягучее, замедленнее, неспешней, тем дольше тянутся все процессы внутри зарождающихся и формирующихся этносов, племён.
Не будем гадать, на сколько ещё тысячелетий нам надо углубиться в прошлое, что бы застать предков наших ещё не рассеянными по земле первозданной. Главное то, что мы знаем о том, что славяне есть древняя нация и в глубокие пространства веков уходят корни их культуры.
В наше время восточные славяне (русские, украинцы, белорусы) составляют около 85% населения России, 96% Украины и 98% Белоруссии. Даже в Казахстане к ним относится около половины населения республики. Однако такое положение возникло сравнительно недавно. Сам процесс расширения территории сначала древних русов (восточных славян), а затем трёх народов, их потомков, занял многие столетия сложного и изменчивого исторического развития.
Знакомясь с древнейшими описаниями нашей страны, мы вплоть до первых столетий нашей эры не найдём в них даже упоминания имени славян. И это не удивительно. Прежде всего, восточные славяне возникли в результате слияния так называемых праславян, носителей славянской речи, с различными другими этносами Восточной Европы, так же, например, как южные славяне образовались в результате славянизации ряда балканских народов - фракийцев, иллирийцев и других. Этим объясняется тот факт, что при всей схожести языка и элементов культуры, с ним связанных, в остальном между славянскими народами имеются серьёзные различия, даже по антропологическому типу. Это касается не только южных и западных славян, но такого рода различия есть и внутри отдельных групп тех или иных восточнославянских народов. Не менее существенные различия обнаруживаются и в сфере материальной культуры, поскольку славянизированные этносы, ставшие составной частью тех или иных славянских народов, имели неодинаковую материальную культуру, черты которой сохранились и у их потомков. Именно в сфере материальной культуры имеются значительные различия даже между такими близкородственными народами, как русские и украинцы. Однако в глубокой древности существовал некий этнос, говоривший на языке, который мы условно называем праславянским, предки нынешних славянских языков. Арена его обитания не была, очевидно, обширна, вопреки мнению некоторых исследователей, которым кажется, что регион проживания праславян должен быть значительным и ищут подтверждения этому.
Славяне первоначально как жители лесов, продвигались и расселялись преимущественно вдоль больших рек, служивших в ту пору едва ли не единственными транспортными артериями для лесных и лесостепных областей.
Думаю, говоря о наших пращурах, разумно взглянуть на них глазами их же современников и привести отрывок из описания славян византийцами: “Племена склавов и антов одинаковы и по образу жизни, и по нравам; свободные, они ни коим образом не склонны ни стать рабами, ни повиноваться, особенно в собственной земле. Они многочисленны и выносливы, легко переносят и зной, и стужу, и дождь, и наготу тела, и нехватку пищи. К прибывающим к ним иноземцам добры и дружественны, куда бы тем ни было нужно; так что если гостю по беспечности принявшего причинён вред, против него начинает вражду тот, кто привёл гостя, почитая отмщение за него святым долгом… У них множество разнообразного скота и злаков, сложенных в скирды, в особенности проса и полбы… Живут они среди лесов, болот, озер, устраивая много, с разных сторон, выходов из своих жилищ.… Ведя разбойную жизнь, они любят совершать нападения на своих врагов в местах лесистых, узких и обрывистых. С выгодой для себя пользуются засадами, внезапными нападениями и хитростями… Они опытнее всех других людей в переправе через реки и мужественно выдерживают пребывание в воде, так что некоторые из них, оставшиеся дома и внезапно застигнутые опасностью, погружаются глубоко в воду, держа во рту изготовленные для этого длинные тростинки, целиком выдолбленные и достигающие поверхности воды; лёжа навзничь на глубине, они дышат через них и выдерживают много часов, так что не возникает на их счёт никакого подозрения”. (“История России”, стр.44) Византийские писатели 6 века делят славян на 2 группы. Северо-западная часть славян, или собственно славяне, так и обозначались как славяне (склавины, склавии). К ним относили и балканских славян, поскольку двигались те на Балканы с севера, из нынешних Австрии и Венгрии. Но, кроме того, византийцы 6 - 7 веков упоминают антов, которых они считали особой группой славян (восточной). Анты обитали от низовьев Дуная, где с ними и сталкивались греки, на восток то ли до Днепра, то ли до Дона. Уже эта локализация вызывает ряд вопросов, хотя бы в связи с тем, что до 6 века в этом районе славян не было. Можно, конечно, предположить, что славяне очень быстро заняли эти огромные лесостепные пространства и либо быстро ассимилировали, либо куда-то вытеснили местное старое население. Археология на последний вопрос даёт отрицательный ответ, не отмечая особых изменений в сфере материальной культуры. В связи с этим очень любопытна новейшая лингвистическая расшифровка самого термина “ант”, что в иранских языках означает “конец”, “край”. Грубо говоря, страна антов должна пониматься как Украина, то есть окраинная область, разумеется, именно в этом значении, а не в аналогии с современным понятием Украина. Откуда производят славяне имя своё - от слова или от славы?
Некоторые из наших отечественных историков колеблются в произведении этого имени от славы, выставляя как-то нерешительно и слово, и славу корнями ему. Имена лиц, городов, рек, даже улицы носят на себе отпечаток того, что слава и честь были постоянной стихией характера Руссов. Мы даже находим во многих древнейших песнях слова: “ищучи себе чести, а князю славе”.
Греки и римляне хотя в начале называли славян различно, а именно: Stavani, Stlavani, Suoveni, Slavi, Slavini, Sklavini, но буква а, господствующая во всех этих видах, кроме слова Suoveni, ведёт к тому же заключению, что корнем этому прозванию служила слава, а не слово.
Название славян существует с давних времён. Главное племя Мизии и Македонии состояло из славян. Страна их называлась Славиниею. Дальнейшим подтверждением того, что македонцы действительно были славяне служит следующее: по падении Македонского царства около 320 года часть македонцев переселилась к Балтийскому морю, основала свои новые жилища под названием Бодричей, сохранивших до самого падения своего герб Александра Македонского, изображающий Буцефала и грифа. А вскоре после того одна часть их снова переселилась на Ильмень и Ловать. Македонцы имели достаточный повод называться славными.
О характере и особенностях мышления народа многое могут рассказать нам личные имена славян: каждое имя выражает особое отношение к житейскому быту того или иного явления, например, той же славы: Болеслав, Богуслав, Бурислав, Владислав, Всеслав, Доброслав, Любослав, Мстислав, Мирослав, Примислав, Ростислав, Славомысль, Славомир, Ярослав; гостеприимства: Будигость, Целыгость, Доброгость, Радогость, Любогость, Гостевид; миролюбия: Бранимир, Драгомир, Радомир, Ратимир, Звонимир, Любимир, Мировей, Татимир, Яромир; душевных качеств: Добровлад, Духовлад, Самовлад, Любомысл, Всевлад, Радомысл, Милодух, Всемил; геройства: Честимир, Моймир, Властимир, Казимир, Хотимир, Громобой, Скалогром, Роговлад, Сокол (у Вендов Рюрик, у Бодричей - Рёрик), Орлик, Гром. У кого ещё, кроме славян и греков, есть имена Веры, Надежды, Любови или Осмомысла (мыслящего за осьмерых или имеющего на каждое дело восемь мыслей), Всемысла, и другие, свидетельствующие вместе с прочими именами, что славяне глубоко рассуждали обо всех фазах жизни человеческой, о всех изгибах души и сердца; что они были гостеприимны и миролюбивы, но храбры и отважны, любили славу и похвальбу, чтили душевные достоинства, преданы были вере, но вместе с тем были и властолюбивы. Имена у славян неразрывно связывались с личностью, можно сказать, были своего рода ангелом-хранителем человека.
Но стоит отметить, что все эти имена давались людям “в награду” за определённые заслуги и по возможности отражали наиболее яркие качества характера владельца. Тогда какое же имя носил человек до того, как он сумел проявить эти свои особенности? Ведь как-то же его звали! Ответ на этот вопрос находим в книге Марии Семёновой…
Знакомясь, мы очень редко говорим прямо: “Я такой-то”, “Моё имя такое-то”. Это необъяснимым образом звучит как-то неловко, и чаще мы представляемся как-то иносказательно: “Меня зовут…” Почему так?
Древние люди считали имя важной частью человеческой личности и предпочитали хранить его в тайне, чтобы злой колдун не сумел “взять” имя и использовать его для наведения порчи (подобно тому, как использовали для этого остриженные волосы, клочки одежды, выкопанные куски земли со следами на ней и даже сор, выметенный из избы. Поэтому в древности настоящее имя человека обычно было известно только родителям и нескольким самым близким людям. Все остальные звали его по имени рода или по прозвищу, как правило носившему охранительный характер: Некрас, Неждан, Нежелан. Подобные имена-прозвища должны были “разочарвывать” болезни и смерть, заставить их искать “более достойную” поживу в других местах. Так поступали не только славяне. Например, красивое турецкое Йылмаз означает “то, что не нужно даже и собаке”…
Язычник ни под каким видом не должен был говорить: “Я - такой-то”, ведь он не мог быть до конца твёрдо уверен, что его новый знакомый заслуживает полного доверия, что он вообще человек, а не злой дух. На первых порах он отвечал уклончиво: “Меня называют…” А ещё лучше, если даже это произносил не он сам, а кто-то другой. Всем известно, что по правилам хорошего тона до сих пор является предпочтительным, чтобы двоих незнакомых людей представлял кто-нибудь третий.
Все древние племена славян имели свои рунические письмена, и о их образованности свидетельствуют многие подтверждения в летописях других народов; известно, что народные законы издревле писались на деревянных дощечках. Огромное количество фактов говорит в пользу того, что славяне имели грамоту не только прежде всех западных народов Европы, но и прежде римлян и даже самих греков и что исход просвещения был от руссов на запад, а не оттуда к ним. И если что остановило на время просвещение руссов, то это были периоды губительных нашествий Персов, Греков, Римлян, Монголов, истреблявших всё огнём и мечом; равно внутренние раздоры, оканчивавшиеся всегда истребляющими пожарами; периоды, в которые утратили славяно-руссы не только свои драгоценности вещественные и вынуждены были вводить кожаные деньги, но и сокровища литературные, на которые мы встречаем намёки в разных позднейших сочинениях, которыми, по-видимому, пользовался отчасти и творец игориады, и которые в искажённом виде сохранились в устном предании народа уже в форме сказок, но сохранивших ещё всю пиитическую красоту свою и силу в тех местах, где гладкостью и звучностью стиха он невольно залегал в памяти каждого. Таково на примере описание красавицы или коня, которое нисколько не уступает описанию коней Ахиллесовых в Илиаде.
Поселения, свойственные тому или иному народу, как и жилища, изменяются и развиваются в зависимости от географической среды, от плотности населения и от стадии общественного развития, переживаемой данным народом. И конечно, надо учитывать освящённые временем традиции, зачастую сохраняющие очень древние формы, уже, казалось бы, не соответствующие изменившимся условиям жизни.
Согласно археологическим данным, до первой половины 1 тысячелетия нашей эры предки славян почти не строили укреплений. Большинству селений более чем достаточной защитой служили труднопроходимые леса и болота. Как пишут историки, древние племена облюбовывали подходящий солнечный склон у берега реки или озера - и строились, не особо опасаясь внешних врагов.
В глубокой древности предки славян жили родовыми “гнёздами”, то есть маленькими поселениями, в каждом из которых обитал один род - большая семья из нескольких поколений. Первоначально все члены рода - по мнению учёных, человек 50 - 60 во главе со старейшиной - жили в одном большом доме, который одновременно служил и хлевом, и складом, и мастерской, и хозяйственным помещением. Понятно, что площадь его была велика - около 500 квадратных метров. Такие дома в разное время строили (а кое-где строят и сейчас) все народы земли. Однако жизнь не стояла на месте: к началу нашей эры значение индивидуальной семьи внутри рода существенно возросло, отдельные семьи стали строить собственное жильё, покидая клетушки внутри большого дома, так что постепенно тот терял функцию основного жилища, оставшись “общинным домом” для собраний и совместных работ, а жилые дома и хозяйственные постройки располагались вокруг.
Впоследствии родовая замкнутость таких поселений постепенно ослабевает. Некоторые члены рода отделяются совсем, покидают насиженные места. Они уходят осваивать новые земли, основывать свои поселения. С другой стороны, в прежних родовых посёлках появляются чужие, пришлые люди - “родовая” община постепенно превращается в соседскую…
Стоит отметить, что помимо разных рационалистических соображений по поводу выбора места для основания селений, на окончательное решение воздействовало и множество других факторов, и главным из них была воля богов. Огромное количество способов гадания применяли славяне для того, что бы выбрать наиболее удачное место для поселения, а затем и для каждого дома в отдельности. То же относилось и к выбору строительных материалов: в таком важном деле для славян не было мелочей, и даже при рубке строительного леса они придерживались определённых ритуальных правил, которые, несмотря на кажущуюся нам излишней сказочность, не были лишены здравого смысла и подчёркивали дружбу между человеком и природой. Помимо выбора места строительства, который чаще всего доверялся предметам и животным, выражавшим волю высших сил, которые непременно укажут правильный путь, большое значение уделялось выбору времени действия: наши языческие пращуры, как и все древние народы, старались наилучшим образом вписать свою жизнь в гармонию космоса, частицей которого они себя осознавали. Последние исследования учёных дают основания полагать, что древние славяне внимательно следили за движением звёзд и планет и использовали свои наблюдения не только для ориентировки ночью в лесу. Очень похоже, что наши предки были знакомы с зодиакальной системой, подмечали влияние далёких созвездий на склонности людей и таким образом на их судьбы - и старались жить в соответствии с ритмами Вселенной, сообразуя с ними все свои начинания.
Итак, строительство дома. Оно было для древних славян исполнено глубочайшего религиозного смысла, ведь человек при этом уподоблялся Богам, создавшим Вселенную. Он тоже строил свой мир, создавал из разрозненных частей и на пустом месте что-то новое, чего не было в природе. Не лишним будет упомянуть и о жертвоприношениях, которые иногда совершались в начале строительства. Так вот, по некоторым представлениям, из души жертвенного животного и возникал Домовой. По другим легендам, Домовой рождался из душ деревьев, срубленных и использованных для строительства. Согласно народным верованиям, у Домовых бывали и жёны, и ребятишки: стало быть, Домовой для нового жилища мог появиться на свет и “естественным путём”. Впрочем, в некоторых случаях - например, если заново строились после пожара - на новое место брали с собой прежнего Домового. Не оставлять же его на развалинах, чтобы он плакал там ночами, пугая прохожих. Домового с угощением и уговорами переносили в стоптанном лапте или на лопате, которой сажали в печь хлебы. Домовой устраивался жить в подполе, под печью (позже, когда появились потолки, он облюбовал ещё и чердак). Обычно его представляли себе в виде маленького старичка, похожего лицом на главу семьи, только заросшего до глаз волосами и с коготками на мохнатых лапах. По нраву же Домовой - идеальный домохозяин, вечный хохотун, хлопотун, зачастую ворчливый, но в глубине души заботливый и добрый. Люди всегда старались поддерживать с ним хорошие отношения, не забывали обратиться к “дедушке-суседушке” с ласковым словом, оставить немного вкусной еды. И тогда тот платил добром за добро: ухаживал за скотиной, помогал содержать дом в порядке, предупреждал о грозящем несчастье - скажем, мог разбудить ночью. Прежде чем войти в заброшенный дом или в лесную избу-зимовье, надо хотя бы мысленно попросить разрешения у её домового: “Хозяин, хозяин, пусти переночевать!” И тогда домовой, обрадованный вниманием, защитит гостя от любой нечисти, промышляющей в ночи. Если же не уважить, обидеть чем-нибудь душу избы, сварливый маленький хозяин будет строить всякие пакости, покуда не повинишься, не помиришься с ним. Домовой - самое доброе среди множества других маленьких божеств. А уже за порогом избы “свой” мир становится всё более “чужим” и враждебным. Там подстерегают человека Дворовый, Овинник, Банник… В лесу же прячутся Лешие, Лисунки и маленькие Лешачата. Как и к любому живому существу к ним нужен ласковый подход.
По всей видимости, именно из этого стремления жить в согласии с миром, дабы не гневить духов берут свои истоки русская неконфликтность и гостеприимство. Всё дело здесь опять-таки в своём и чужом, в пересечении границ между мирами. Гость является с “чужой” стороны: откуда знать хозяину, кто он таков? Кто подтвердит ему, что этот человек доброжелателен, что он вообще - человек? Известно же, как ловко умеют притворяться людьми разные мифические вещества, зачастую опасные. Уж лучше их не гневить…
Вот пример из легенды: ненастной ночью в избу просится незнакомец, озябший и вымокший. Его впускают, дают обсушиться, радушно усаживают к столу. Утром оказывается, что это был… Леший. “Пусть коровы ходят в мой лес без пастуха, - прощаясь, говорит он человеку. - Ни один зверь не обидит”. А что было бы, не прояви люди гостеприимства? Но даже если на пороге стоит самый настоящий человек, и при том, не имеющий ни малейшего отношения к чародейству, всё равно ссориться, обижать его опасно. Древние верили: обида и гнев создают вокруг человека нечто вроде сильного и очень вредного энергетического заряда. Куда, в кого “выстрелит” этот заряд, предугадать невозможно.
У многих народов подобные верования со временем позабылись, превратившись из религиозных запретов и норм - в нравственные. “Вольный на язык, умеющий навек прилепить ядрёное прозвище, для насмешки не упускающий самого мелкого повода, россич во многом и ограничен. Права рода, власть старших и отцовско-материнская, предки, могилы, боги, женская честь, мужская доблесть - с ними не шутят. За глупое слово тут же накажут, и больно, не скоро забудешь.” (В.Д. Иванов, “Русь изначальная”, стр.33)
Отношение древних славян к еде заслуживает особого разговора. Еда была не просто физическим насыщением - это было Причастие. Причастившиеся одного хлеба, каши, земных плодов или дичи в дальнейшем считали друг друга самыми настоящими родственниками. Поев в каком-нибудь доме, человек мог рассчитывать на защиту и помощь хозяина, но и сам уже не смел причинить ему зла. Таким образом, хлеб-соль - не что иное, как мирный договор между хозяевами и гостями.
Сам хлеб тоже не являлся просто едой: и по сей день не забыта поговорка “хлеб - всему голова”, а детям с мальства прививают бережное отношение к хлебу. Причину этого мы обычно называем одну: в хлебе заключён нелёгкий человеческий труд. Но мало кто помнит о глубоких мифологических корнях, которые имеют наши взгляды на хлеб. Известно трепетное отношение славян-язычников к земле. В частности к хлебному полю, к тому же, в изобразительном искусстве древних культур засеянное поле изображается тем же знаком, что и женская беременность. Этот знак дожил до наших времён в традиционных узорах вышивки на одежде. Отсюда уже следует, что хлеб был для славян священным даром Богов. Запрещалось. Между прочим, бить по столу кулаком: стол - Божья ладонь! Кроме того, зерно требует тепловой обработки. А чтобы сварить простейшую кашу, нужно обеспечить союз Огня, Воды и Зерна - продукта Земли. Все эти три сути были для славян божествами, всем трём поклонялись. Сладкая, сваренная на меду, каша, заправленная ягодами, являлась древнейшей языческой ритуальной едой: она несла мощную идею плодородия, победы над Смертью, вечного возвращения Жизни. Стоит ли удивляться, что языческая каша прекрасно вписалась в языческие ритуалы и доныне живёт под названием кутьи, которой угощаются на поминках? Разве что вместо мёда кладут теперь сахар, вместо лесных ягод - изюм, а вместо цельной пшеницы - рис.… Другой древнейшей едой с незапамятных времён у славян были блины. Учёные-языковеды считают, что произношение слова “блин” - искажённое: когда-то оно произносилось “млин” и происходит от того же корня, что и “молоть”, “мелкий”, обозначая, таким образом пищу из размолотого зерна. Возможно, первоначально муку или мелко раздробленное зерно заваривали кипятком и ели ложками, потом однажды пролили на раскалённые камни очага и обнаружили, что новая еда очень вкусна. В блинах, как и в каше-кутье, заключены те же священные сути, а кроме всего прочего, румяный, круглый блин от части схож с Солнцем, “умирающим и воскресающим” каждую зиму. Вот почему и доныне блины пекут на поминках и на Масленицу, когда празднуется победа над злой богиней Мораной - холодом, смертью и тьмой, празднуется воскрешение Солнца, Жизни, Весны. Немаловажную роль в быту играла и одежда: всем известная поговорка о том, что встречают по одёжке, пришла к нам из глубины веков. Тысячу лет назад нашим предкам было достаточно один раз взглянуть на одежду незнакомого человека, чтобы понять, из какой он местности, к какому роду-племени принадлежит, каково его общественное положение и “гражданское состояние” - совершеннолетний или нет, сочетался ли браком и так далее.
Одежда никогда для древних людей не была просто “совокупностью предметов, которыми покрывают, облекают тело”, как можно прочитать на страницах современного словаря, она значила гораздо, гораздо больше. Наши далёкие предки скорее согласились бы с нынешними экстрасенсами, которые утверждают, что человеческое биополе впитывается в одежду и задерживается на ней. Теперь нетрудно понять, почему самой первой пелёнкой для новорожденного чаще всего служила рубаха отца (мальчику) или матери (девочке), да и в дальнейшем детскую одежду для новорожденного старались кроить не из вновь сотканного полотна, а из старой одежды родителей. Делали это не из скупости, не по нищете и даже не потому, что мягкая, стираная материя не раздражает нежную кожу младенца. Весь секрет - в священной силе, или, по-теперешнему, в биополе родителей, способном заслонить неокрепшего маленького человека, уберечь от порчи и сглаза. Детская одежда древних славян была одинакова для девочек и для мальчиков и состояла из одной длинной, до пят, полотняной рубахи. Право на “взрослую” одежду дети получали только после обрядов инициации. С течением столетий был утрачен древний ритуал перехода из разряда “детей” в разряд “молодёжи”, многие его элементы вошли в состав свадебной церемонии. Так, ещё в 19(!) веке в некоторых областях России, Украины, Белоруссии вполне уже взрослые юноши и девушки порою вплоть до собственной свадьбы ходили в детской одежде - рубахе, схваченной пояском.
Самой любимой и распространённой нательной одеждой древних славян была рубаха. Языковеды пишут, что её название происходит от корня “руб” - “кусок, отрез, обрывок ткани” - и родственно слову “рубить”, имевшему когда-то ещё и значение “резать”. Надо думать, история славянской рубахи действительно началась в глубине веков с простого куска ткани, перегнутого пополам, снабжённого отверстием для головы и скреплённого поясом. Другим названием рубахи было “сорочка”, “сорочица”, “срачица”. Некоторые исследователи усматривают разницу между рубахой и сорочкой. Длинная рубаха, пишут они, делалась из более грубой и толстой материи, а короткая и лёгкая сорочка - из более тонкой и мягкой. Так постепенно она и превратилась в собственно бельё, а верхнюю рубаху стали именовать “кошулей”, “навершником”. Рубаха, непосредственно прилегавшая к телу, шилась с бесконечными магическими предосторожностями, ведь она должна была не только согревать, но и отгонять силы зла, а душу - удерживать в теле. Так, когда кроили ворот, вырезанный лоскут непременно протаскивали внутрь будущего одеяния: движение внутрь обозначало сохранение, накопление жизненных сил, а наружу - затрату, потерю. Этого последнего всячески старались избегать, дабы не нагнать на человека беду. По мнению древних славян, следовало, так или иначе обезопасить все необходимые отверстия, имевшиеся в готовой одежде: ворот, подол, рукава. Оберегом здесь служила вышивка, содержавшая всевозможные священные изображения и магические символы. Языческий смысл народных вышивок очень хорошо прослеживается с древнейших образцов до вполне современных работ, недаром учёные считают вышивку важным источником в изучении древней религии. Легко догадаться, что ворот был особенно “магически важной” деталью одежды - ведь именно через него в случае смерти вылетала душа. Одежду детей матери всегда старались укрыть обширной охранной вышивкой. Такую же роль выполняли и плетёные пояса - обереги, и многие другие аксессуары. И люди активно использовали это: так, если муж был в отъезде, то женщине, ожидавшей ребёнка, советовали подпоясываться его поясом и на ночь укрываться чем-нибудь из его одежды, чтобы “сила” мужа охраняла, оберегала жену.
Специальными ритуалами и предметами были окружены как все сферы человеческой жизни, так и все её периоды. Рассмотрим основные из них.
По мысли древних людей, человек двигался по своему жизненному пути вовсе не так, как можно двигаться по горной дороге, постепенно приближаясь к вершине. Всё выглядело совершенно иначе: человек исчезал на одном уровне и вновь появлялся уже на другом, уже в новом качестве. В подтверждение своего нового рождения человек должен был сменить буквально всё - от одежды до имени. Зато и естественная биологическая смерть не воспринималась язычниками как окончательная гибель, полное исчезновение человека. Смерть, как и все предыдущие события, была ещё одним переходом в новое качество, когда разрушалось тело, но бессмертная душа оставалась неприкосновенной. Кроме того, она вполне могла возвратиться, войдя в новорожденного младенца. Вот почему во все времена и у всех народов детям старались давать имена прославленных, уважаемых предков (потом эта традиция р и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.