На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Реферат Краткий очерк жизни, личностного и творческого становления великого немецкого поэта и драматурга И.В. Гете. Легенда о Фаусте как выражение протеста против идей христианской церкви, отражение в произведении веры в человеческий разум, его основные образы.

Информация:

Тип работы: Реферат. Предмет: Литература. Добавлен: 07.06.2009. Сдан: 2009. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):


12
Содержание
Вступление
1. Жизнь и творчество Иоганна Вольфганга Гёте
2. Легенда о Фаусте
3. Образ Мефистофеля - воплощение главного замысла Гете
4. Трагедия Гретхен и разоблачение ханжеской морали
5. Вторая часть «Фауста»
Заключение
Список литературы
Вступление

«Умнейшим из всех веков» назвал В.Г. Белинский восемнадцатое столетие.
«Нет, ты не будешь забвенно, столетие безумно и мудрое - писал А.Н. Радищев. По его словам, оно «идолов свергло к земле, что мир на земле почитал».
Век, завершившийся великой революцией во Франции, развивался под знаком сомнения, разрушения, отрицания и страстной веры в победу разума над суевериями и предрассудками, цивилизации над варварством, гуманизма над тиранией и несправедливостью. Это был век Просвещения, как называют его историки культуры. Идеология просветителей восторжествовала в эпоху, когда рушился старый средневековый уклад жизни и складывался новый, прогрессивный для того времени буржуазный порядок.
Эта бурная эпоха рождала своих героев. И не было случайностью, что в конце века на трибуны революционного Конвента в Париже поднялись такие люди, как Дантон, Марат, Робеспьер.
Всем пафосом борьбы за свободу и независимость человеческой личности, гневом ненависти, который они обрушили на старый порядок, европейские просветители деятельно готовили буржуазно-демократическую революцию.
«Раздавите гадину!» - требовал Вольтер, имея в виду католическую церковь и всю систему верований и предрассудков, порожденных ею.
«Дайте мне войско таких молодцов, как я, и Германия станет республикой, пред которой Рим и Спарта покажутся женскими монастырями!» - восклицал герой «Разбойников» Фридриха Шиллера. В Германии, отсталой стране, раздробленной на три сотни феодальных княжеств и герцогств, революционная ситуация в XVIII веке не сложилась. Но и Лессинг, и Шиллер, и Гёте, и многие другие писатели и мыслители страстно и убежденно боролись против средневекового варварства, искренне веря в грядущее торжество разума на земле.
Многообещающими были успехи естествознания и техники в XVIII веке. Все упорнее и настойчивее пытливый взгляд ученых проникал в тайны природы, подготавливая революционный переворот в науке. Таким переворотом в технике и экономике уже явилось изобретение паровой машины в Англии. В XVIII веке не только накапливались факты и ставились опыты (великий американский просветитель В. Франклин и погиб при опытах с громоотводом). Уже возникали смелые теории, объясняющие развитие природы: немецкий философ Кант разрабатывал гипотезу происхождения Солнечной системы, французский ученый Ламетри размышлял над сущностью человеческого организма, рассматривая его как необычайно сложную и тонкую машину, гениально предвосхищая идеи XX века.
Многообразны были художественные вкусы эпохи. В королевских и княжеских резиденциях еще строились и украшались картинами парадные здания в стиле пышного барокко. На театральных подмостках продолжал звучать александрийский стих трагедий, написанных по правилам классицизма. Вместе с тем необыкновенную популярность завоевывали романы, героями которых становились люди «третьего сословия». В середине века возник сентиментальный роман в письмах, и читатели с волнением следили за переживаниями влюбленных и проливали слезы над их горестями и злоключениями.
Таковы лишь некоторые приметы времени, отмеченного многими великими именами и среди них - именем Гёте.
Творчество великого гения, не только начинало новую страницу в истории национальной литературы. Оно явилось итогом исканий и борений целой эпохи, своеобразным синтезом просветительского века.
1. Жизнь и творчество Иоганна Вольфганга Гёте

Гёте понимал: чтобы воздействовать на окружающий мир, надо познать его во всем богатстве и многообразии. «Вот почему я охотно вникаю в жизнь и культуру иноземных народов», - писал он в одной из статей, возвещая наступление новой эпохи, когда из множества национальных литератур возникает единая мировая литература.
Иоганн Вольфганг Гёте прожил долгую жизнь. Он родился 28 августа 1749 года в Франкфурте-на-Майне в семье состоятельного бюргера, учился в Лейпциге и Страсбурге. Именно в Страсбурге в начале 70_х годов XVIII века группа молодых поэтов и драматургов сказала новое слово в немецкой литературе. «Буря и натиск» - называлась одна из драм, вышедшая из этого круга. И эти слова становятся девизом целого литературного направления, во главе которого стоит Гёте.
Это был бунт против средневековой отсталости, против сословных предрассудков, против рутины и невежества, против угодничества перед сильными мира.
Героями «бури и натиска» выступали смелые одиночки, бросающие вызов миру насилия и несправедливости.
И Гёте ищет своего героя. Почти одновременно он начинает работу над несколькими драмами: о Прометее, о Фаусте, о Гёце фон Берлихйнгене.
Герой античного мира Прометей представлен у молодого Гёте мужественным и непримиримым. Он не только бунтует против тирании Зевса («Мне - тебя чтить? За что?»). Он - творец, созидатель, мастер:
Здесь я людей ваяю, И в них - мой образ. Мне подобное племя - Чтоб мучиться, плакать, Наслаждаться, веселить себя, С тобой не считаясь, Как я!
Это было так важно для просветителей: совершенствовать человека, помочь сформировать поколение людей, исполненных мужества и собственного достоинства, воспитать племя Прометеев.
«Самое тяжкое - не сметь быть человеком!» - восклицает герой другой драмы Гёте - «Гец фон Берлихинген».
Поэт воплотил в образы одну из самых интересных страниц национальной историй - эпоху Реформации и Крестьянской войны XVI века.
Герой ее - рыцарь, но рыцарь, наделенный высоким пониманием своего долга, справедливый и честный, и потому презирающий всю княжескую клику. На какое-то время он даже примыкает к восставшим крестьянам и сражается против феодальных насильников.
Читателей поражало мастерство исторической живописи. «Сколько тут жизни и как это все по-шекспировски!» - писал один из современников поэта.
Как живые вставали перед зрителем страницы истории: князь-епископ, окруженный коварными льстецами, беспомощный император Максимилиан, теряющий власть над «Священной» империей, отряды восставших крестьян на дорогах и пламя пожаров, полыхающее над феодальными замками…
Мировую славу принес Гёте его первый роман «Страдания юного Вертера». От истории и легенды здесь поэт обратился к современности. Это было волнующее повествование о молодом человеке, который не находил себе места в тогдашнем обществе. Дворяне унижают его, чиновники и обыватели удручают его своим убожеством и честолюбием. «Как иссякают мои чувства; ни единого мгновения душевной полноты…» - в отчаянии пишет он Шарлотте, девушке, которую он любит за ее благородство, простоту и безыскусственность, но которая не может ответить на его чувство, ибо предназначена другому…
Форма романа в письмах позволила Гёте проникновенно передать переживания Вертера и Шарлотты. Читателю казалось, что он держит в руках подлинные письма и дневники героя, - каждая страница поражала искренностью и непосредственностью. В наше время уже трудно представить, как горячо и остро роман Гёте отвечал чаяниям эпохи, когда нарастал протест против всего, что ограничивало свободное развитие личности. «Казалось, будто читатели всех стран втайне, неосознанно только и ждали, - писал Томас Манн, - чтобы появилась книжка какого-то еще безвестного молодого немецкого бюргера и произвела переворот, открыв выход скрытым чаяниям целого мира, - не книжка, а выстрел прямо в цель, магическое слово».
Это был роман не только о безнадежной любви. Это была книга о выборе пути молодым человеком. Дело совсем не в том, что он не был приспособлен к жизни. Трагичным было несоответствие его представления о человеке и человеческом призвании и той среды, в которой он вынужден был действовать. Вертер не хотел и не мог приспосабливаться, льстить, унижаться, превращаться в жалкую марионетку сильных мира.
Но у него и не было сил для борьбы. К тому же он был одинок и в своем презрении к людям-марионеткам, и в своих стремлениях остаться настоящим человеком…
Богата, эмоционально насыщенна лирика молодого Гёте. Многогранно раскрывается в ней человеческая личность: в радостях и тревогах повседневной жизни. В стихотворениях «Майская песня», «На озере», «Вечерняя песня художника» своеобразно преломляется тема природы. Поэты и мыслители XVIII века видели в. природе некое здоровое начало, которое они противопоставляли испорченности, ненормальности, жестокости современного общества. Мажорно звучат начальные строки «Майской песни»:
Как все ликует,
Поет, звенит!
В цвету долина,
В огне зенит. (Перевод А. Глобы)
О чем эти строки? Они - и о весне, и о радости любви, и об огромном счастье того, кто способен на большое человеческое чувство. Биение молодого сердца как бы сливается с голосами, многокрасочным сияньем пробуждающейся природы. Характерно, что и Шарлотта для Вертера, и Маргарита для Фауста привлекательны не внешней красотой, а естественностью, непосредственностью своих чувств, как бы воплощением самой природы.
Сколько стихотворений о любви, о встречах и расставаньях написано до Гёте и после него. Но навсегда неповторимым останется гётевское «Свидание и разлука». Лирический герой его изображен в стремительном, порыве: «В седло! Я зову сердца внемлю!» На свидание с любимой он мчится сквозь ночную мглу, и мы вместе с поэтом верим, что его герою не страшны никакие препятствия, даже если бы они оказались такими же трудными и жестокими, как перед шекспировским Ромео.
Мировосприятие Гёте не было неподвижным. Оно менялось. Период «бури и натиска» в его творчестве длился недолго. Вскоре он почувствовал бесперспективность бунта одиночек. Но еще раньше им овладела мысль найти реальное приложение своим силам.
В 1775 году он принимает приглашение молодого веймарского герцога и остается в его столице до конца жизни. Герцог присваивает ему разные высокие звания, делает министром. Вскоре власть его превосходительства тайного советника Гёте распространяется на все основные ведомства маленького феодального государства. Ему удается осуществить ряд реформ и полезных мер: сократить армию, построить дороги, открыть школы, упорядочить бюджет. Но главная заслуга Гёте - превращение маленького заштатного городка в крупный культурный центр. Уже сама личность Гёте становится центром притяжения: художники, ученые, поэты со всей Европы вступают с ним в переписку и едут к нему в Веймар, как раньше ехали в Ферней к Вольтеру, а столетие спустя - в Ясную Поляну к Л. Толстому.
Но административная деятельность отнимала много сил и времени у поэта. Целое десятилетие он почти ничего не пишет.
В 1786 году ему удается вырваться из Веймара - два года он проводит в Италии. Там он много работает. Интересы его многогранны: его увлекают памятники римской древности и современная жизнь итальянцев; он составляет геологическую коллекцию, осматривает кратер Везувия, собирает образцы растений, занимается живописью. В Италии
Гёте завершает драмы «Эгмонт», «Ифигения в Тавриде», «Торквато Тассо», пишет цикл элегий.
Памятники античного искусства, образы древних мифов воплощали для мыслителей XVIII века высокое представление о человеческой личности. Обращение к античности не было поэтому бегством от современности, а выражало глубокое неприятие неустроенности окружающего мира и стремление зримо представить просветительский идеал человека.
Благородством и величием привлекает и гетевская Ифигения. На сцене приходят в столкновение две силы: гуманизм и жестокость, цивилизация и варварство. Неравный спор гречанки Ифигении с царем Тавриды Фоантом завершается победой героини. Созданная в строгих нормах классицизма, трагедия Гёте являла пример нравственной стойкости, она призывала к человечности. Какими-то гранями она связана с фаустовской темой утверждения высокого призвания человека на земле. 90_е годы XVIII века - эпоха зрелости поэта и мыслителя.
Громы Великой французской революции эхом отозвались и на немецких землях. В большой эпической поэме «Герман и Доротея» (1797) Гёте живописно представил контраст между патриархальной неподвижностью немецкой провинции и бурными событиями за Рейном:
Все в небывалом движенье, как будто бы впрямь мирозданье В хаос желает вернуться, чтоб в облике новом воспрянуть…
Но отношение Гёте к революции было противоречивым. Как ученый-естествоиспытатель он исследовал процессы эволюции. Именно в эти годы Гёте занимается проблемой метаморфозы растений. Как художник Гёте в 90_х годах тяготеет к античной гармонии, классической строгости формы. Таким образом, сама идея революционного переворота не отвечала сложившимся у него философским представлениям.
Но Гёте не мог не ощутить эпохального значения событий во Франции. Уже в 1792 году, когда прусские и австрийские войска были разгромлены в битве при Вальми революционной армией, Гёте, находившийся вместе с герцогом в зоне военных действий, произнес знаменательные слова о том, что с этого дня начинается новая эпоха всемирной истории.
И духом этого исторического переворота пронизаны все лучшие творения Гёте и прежде всего «Фауст», первая часть которого завершалась в 1797-1800 годах. Как писал Иван Франко, «Фауст» был проявлением революции, той самой, которая вспыхнула в Париже грозным пожаром, разрушила автократическое королевство, господство дворян и попов и провозгласила «Декларацию прав человека».
Литературное наследие Гёте огромно.
В прозе Гёте явился одним из создателей жанра «воспитательного романа», то есть романа, содержание которого - формирование личности, путь молодого человека в жизнь. Это романы о Вильгельме Мейстере («Театральное призвание Вильгельма Мейстера», 1785, «Годы учения Вильгельма Мейстера», 1796, «Годы странствий Вильгельма Мейстера», 1829).
Герой их - не бунтарь, но и не страдающий Вертер; он видит свое призвание в том, чтобы заниматься каким-то практическим делом на пользу людям. В последнем романе Гёте близок утопическому - социализму: Вильгельм мечтает о справедливом обществе, основанном на коллективном труде.
Трудно назвать какой-нибудь жанр, в котором бы не пробовал пера великий поэт. Среди них и сатирическая поэма «Рейнеке Лис», и книга эпиграмм, написанная в Венеции и поэтический сборник «Западно-восточный диван», в котором искусно использованы мотивы персидской поэзии. Нашему читателю хорошо известны баллады Гёте, которые переводили выдающиеся русские поэты (В.А. Жуковский, Ф.И. Тютчев - и др.).
В русской литературе творчество Гёте имело необычайно широкий отклик; достаточно сказать, что первая часть «Фауста» переводилась более двадцати раз.
2. Легенда о Фаусте

Еще в ранние годы внимание Гёте привлекла народная легенда о Фаусте, возникшая в XVI веке.
В XVI веке феодализму в Германии были нанесены первые серьезные удары. Реформация разрушила авторитет католической церкви; мощное восстание крестьян и городской бедноты до основания потрясло всю феодально-крепостническую систему средневековой империи.
Не является поэтому случайностью, что именно в XVI веке зародилась идея «Фауста» и в народной фантазии возник образ мыслителя, смело дерзающего проникнуть в тайны природы. Это был бунтарь, и, как всякого бунтаря, подрывавшего основы старого порядка, церковники объявили его вероотступником, продавшимся дьяволу.
Христианская церковь веками внушала простым людям идеи рабской покорности и смирения, проповедуя отречение от всех земных благ, воспитывая в народе неверие в свои собственные силы. Церковь ревностно охраняла интересы господствующего феодального класса, боявшегося активности эксплуатируемого народа.
Легенда о Фаусте сложилась как выражение страстного протеста против этой унижающей человека проповеди. Эта легенда отражала веру в человека, в силу и величие его разума. Она подтверждала, что ни пытки на дыбе, ни колесования, ни костры не сломили этой веры в массах вчерашних участников разгромленного крестьянского восстания. В полуфантастической форме образ Фауста воплощал в себе силы прогресса, которые нельзя было задушить в народе, как нельзя было остановить ход истории.
«Как влюблена была Германия в своего «Доктора Фауста»!» - восклицал Лессинг. И эта любовь народа только подтверждала глубокие народные корни легенды.
На площадях немецких городов возводились нехитрые сооружения, подмостки кукольного театра, и тысячи горожан с волнением следили за приключениями Иоганна Фауста. Такой спектакль в юные годы увидел Гёте, и легенда о Фаусте на всю жизнь захватила воображение поэта.
К 1773 году относятся первые наброски трагедии. Последние сцены ее написаны летом 1831 года, за полгода до смерти Гёте.
Но основной идейный замысел великой трагедии сложился в 90_х годах XVIII века, в годы, непосредственно следовавшие за французской революцией.
Для читателя, который впервые приобщается к художественному миру «Фауста», многое покажется необычным. Перед нами - философская драма, жанр, характерный для века Просвещения. Особенности жанра проявляются здесь во всем: в характере и мотивировке конфликта, в выборе и расстановке действующих лиц. Острота конфликта определяется здесь не просто столкновением человеческих характеров, а столкновением идей, принципов, борьбой разных мнений. Место и время действия условны, то есть лишены точных исторических признаков.
Когда происходят события в «Фаусте»? - вопрос, на который трудно ответить. Во времена Гёте? Едва ли. В XVI веке, когда жил легендарный чернокнижник Иоганн Фауст? Но совершенно очевидно, что Гёте не стремился создать историческую драму, изображавшую людей того времени. Смещение всех исторических времен особенно разительно во второй части. Елена, героиня древнего мифа (около 1000 лет до нашей эры!) внезапно переносится в эпоху рыцарского средневековья и встречается здесь с Фаустом. А их сыну Эвфориону приданы черты английского поэта XIX века Байрона.
Условны не только время и место действия, но и образы трагедии. Поэтому невозможно говорить о типичности изображаемых Гёте характеров в том смысле, как это мы говорим, например, при рассмотрении произведений критического реализма XIX века.
В Маргарите можно увидеть реальный тип немецкой девушки XVIII века. Но и ее образ в художественной системе трагедии играет особую иносказательную роль: для Фауста она - воплощение самой природы. Образу Фауста приданы общечеловеческие черты. Фантастичен Мефистофель, и, как мы увидим, за этой фантастикой стоит целая система идей, сложных и противоречивых.
В связи с этим следует обратить внимание и на особенности сюжета в «Фаусте». Сюжет, как известно, отражает взаимоотношения персонажей. Но «Фауст» - не бытовая Драма, а философская трагедия. Поэтому главное здесь - не внешний ход событий, а движение гетевской мысли. С этой точки зрения очень важен и необычный пролог, который происходит на небесах. Гёте пользуется привычными для того времени образами христианской легенды, но, конечно, вкладывает в них совершенно иное содержание. Гимны архангелов создают своего рода космический фон. Вселенная величественна, все в природе находится в непрерывном движении, в борьбе:
Грозя земле, волнуя воды,
Бушуют бури и шумят,
И грозной цепью сил природы
Весь мир таинственно объят.
Есть глубокий смысл в том, что сразу же по окончании этого гимна мирозданию начинается спор о человеке, о смысле его существования. Поэт как бы приоткрывает перед нами величие космоса, а затем спрашивает: что же такое человек в этом огромном, бесконечном мире?
Мефистофель отвечает на этот вопрос уничтожающей характеристикой человека. Человек, даже такой как Фауст, по его мнению, ничтожен, беспомощен, жалок. Мефистофель издевается над тем, что человек гордится своим разумом, считая это пустым самомнением. Этот разум, утверждает Мефистофель, служит лишь во вред человеку, ибо делает его «еще более животным, чем любое животное» (в переводе Н. Холодковского: «чтоб из скотов скотиной быть»).
Гуманистическую программу Гёте вкладывает в уста господа, который противопоставил Мефистофелю свою веру в человека. Поэт убежден, что Фауст преодолеет временные заблуждения и найдет дорогу к истине:
И посрамлен да будет сатана!
Знай: чистая душа в своем исканье смутном
Сознаньем истины полна!
Таким образом, в прологе не только обнажен основной конфликт и дана завязка той борьбы, которая развернется вокруг вопроса о призвании человека, но и намечено оптимистическое разрешение этого конфликта.
В первой сцене перед нами кабинет Фауста. Мрачная комната с готическими сводами, уходящими высоко вверх, символизирует тот душный, тесный круг, из которого Фауст стремится вырваться «на волю, в широкий мир». Науки, которые он изучал, не приблизили его к познанию истины. Вместо живой природы его окружают тлен и хлам, «скелеты животных и кости мертвецов».
Отчаяние толкает его к магии. Волшебным заклинанием он вызывает Духа Земли, но тайна его остается недоступной Фаусту. Природа необъятна, путь к ее познанию труден. Недаром Фауст вспоминает о мучениках мысли, сожженных на кострах. Перед мысленным взором поэта, вероятно, вставал образ Джордано Бруно, осужденного на смерть средневековой инквизицией.
Раздумья Фауста переданы в ярких лирических монологах. Поэт находит живые краски для передачи сложного философского рассуждения героя. В уста Фауста он вкладывает выразительную характеристику обстановки. Свой кабинет Фауст сравнивает с «глухой каменной норой», в которую солнечный свет едва проникает сквозь тусклые цветные стекла. Книги изглоданы червями и покрыты пылью.
Живой природы пышный цвет, Творцом на радость данный нам, Ты променял на тлен и хлам, На символ смерти, на скелет!.. - так образно Гёте передает смысл той борьбы, которая происходит в душе Фауста.
Но Гёте не ограничивается этим страстным монологом. Конфликт между подлинной наукой и мертвым знанием он раскрывает, сталкивая Фауста с его учеником Вагнером. Вагнер - это тип обывателя в науке. Кропотливо роясь в пыльных пергаментах, замкнувшись в полумраке средневекового кабинета, Вагнер, в отличие от Фауста, вполне удовлетворен своим жребием. Он далек от жизни и не интересуется жизнью:
…Без скуки безотрадной
Копается в вещах скучнейших и пустых;
Сокровищ ищет он рукою жадной -
И рад, когда червей находит дождевых!.
Следующая сцена, «У городских ворот», - одна из важнейших в трагедии Гёте.
Действие происходит на зеленой лужайке перед городскими воротами. Надо реально представить себе обстановку средневекового немецкого города, чтобы почувствовать глубокий смысл этой сцены. Старинный город с узкими улицами, окруженный крепостной стеной, валом и рвом, предстает как символ средневековой замкнутости.
Пасхальный праздник утрачивает свой религиозный смысл. Народ празднует воскресение природы. Из затхлых, тесных домов, из мастерских, где каждый был прикован к своему ремеслу, из мрака церквей,
Из душного города в поле, на свет Теснится народ, оживлен, разодет…
Эту пеструю толпу народа Гёте не изображает одноликой. Городские бюргеры, подмастерья, девушки-служанки, крестьяне, солдаты, студенты - каждая социальная группа охарактеризована немногими, но выразительными словами. С большим мастерством Гёте пользуется разнообразными стихотворными ритмами, которые подчеркивают социальную характеристику.
Медлительно-тяжеловесна речь бюргера, который мечтает о тихом домашнем уюте и любит потолковать по праздникам:
Как где-то в Турции, в далекой стороне.
Народы режутся и бьются.
Походным маршем звучит песня солдат. Они принадлежат к наемному войску («Славная плата славным трудам!»), и поэтому в их песне ни слова нет о том, за что они сражаются. Удаль их бесцельна, и смерть в бою лишена ореола славы.
Веселый, задорный ритм народной песни «Пустился в пляску пастушок» вводит нас в атмосферу крестьянского праздника:
Народ под липами кишел, И танец бешеный кипел, И скрипка заливалась.
И здесь, среди танцующих кресть и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.