На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Контрольная Эпос древних скандинавов, обитавших на севере Европы, - образец литературы раннего Средневековья. Характер, сюжеты, общий дух древнескандинавской литературы, впитавшей в себя элементы фольклора и мифологии. Песни о скандинавских богах и сотворении мира.

Информация:

Тип работы: Контрольная. Предмет: Литература. Добавлен: 24.10.2009. Сдан: 2009. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):


14
Контрольная работа
Боги и герои в «Старшей Эдде»
по дисциплине «История зарубежной литературы
периода Средние Века и Возрождение»
Яркий образец литературы раннего Средневековья -- эпос древних скандинавов, обитавших на севере Европы, на территории современных Исландии, Норвегии, Швеции, в суровых климатических и природных условиях. У них долгое время сохранялся родовой строй, поскольку начало феодализации и христианизации относится лишь к X--XI вв., а именно к концу первого тысячелетия христианской эры. Древних скандинавов, живших по морскому побережью на берегах фьордов и бухт, назвали викингами (от слова «вик» -- бухта, букв.: «люди бухты»). Викинги, или норманны (т. е. северные люди), совершали смелые набеги на соседние земли, нередко их захватывали, подвергали колонизации. Это время известно в Европе как период норманнского завоевания. С XI в. норманны активно совершают набеги на Англию, где основывают свои поселения. В 911 г. французский король уступил норманнам территорию, которая получила название Нормандия. Шведы, получившие на Руси имя варягов, проникали и на территорию Древней Руси, доходили по рекам до Черного моря и Царьграда. Они проложили «путь из варяг в греки».
Суровый воинственный дух викингов наложил отпечаток на характер, сюжеты, общий дух древнескандинавской литературы, впитавшей в себя элементы фольклора и мифологии. Она представлена тремя группами произведений: песнями «Эдды», поэзией скальдов и прозаическими исландскими сагами. Наиболее интересное явление -«Эдда», состоящая, по сути, из двух книг. «Младшая Эдда» -- прозаическое произведение исландского поэта Снорри Стурлусона, написанное в начале XIII в. Это как бы обзор языческих мифов, снабженный комментарием. Другой, более интересный сборник -- «Старшая Эдда», открытый в XVI в., состоит более чем из 30 текстов и включает в себя песни, бытовавшие в устном народном творчестве. Эти песни рассказывают о скандинавских богах и сотворении мира («Прорицание провидицы», «Песня о Три-ире», «Песня о страннике», «Песня о Веланде», «Славянская распря Локи»), туда же включены песни героические, повествующие о судьбах знаменитых родов, например Волсунгов и Гьюкунгов. Главным богом скандинавов был Один, «создатель, бог богов»; его дочери-- валькирии, девы-воительницы; его жена Фригг -- покровительница браков, богиня любви; Тор -- бог грома и бури -- представал вооруженный молотом; богом огня, носителем разрушительного начала, раздоров и распрей был Локи. Самый известный текст «Старшей Эдды» -- песня «Прорицание провидицы», многоплановое эпическое сказание о сотворении, жизни и грядущей гибели мира.
Старшая Эдда - это комплекс стихотворных песен на древнеисландском языке. Их устное формирование в творчестве эпических певцов завершилось к VIII - IX вв. Единственный список датируется XIII в. Первая часть -это песни о богах мифологического содержания. Вторая часть - песни о героях, образы богатырей-предков. Песня о богах и героях, условно объединяемые названием "Старшая Эдда" (название "Эдда" было дано в XVII веке первым исследователем рукописи, который перенес на нее наименование книги исландского поэта и историка XIII века Снорри Стурлусона, так как Снорри в рассказе о мифах опирался на песни о богах. Поэтому трактат Снорри принято называть "Младшей Эддой", а собрание мифологических и героических песен - "Старшей Эддой". Этимология слова "Эдда" неясна) сохранились в рукописи, которая датируется второй половиной XIII века. Неизвестно, была ли эта рукопись первой, либо у нее были какие-то предшественники. Предыстория рукописи так же неизвестна, как и предыстория рукописи "Беовульфа". Существуют, кроме того, некоторые другие записи песен, также причисляемых к эддическим. Неизвестна и история самих песен, и на этот счет выдвигались самые различные точки зрения и противоречащие одна другой теории. Диапазон в датировке песен нередко достигает нескольких столетий. Не все песни возникли в Исландии: среди них имеются песни, восходящие к южногерманским прототипам; в "Эдде" встречаются мотивы и персонажи, знакомые по англосаксонскому эпосу; немало было, видимо, принесено из других скандинавских стран. Не останавливаясь на бесчисленных контроверзах по поводу происхождения "Старшей Эдды", отметим только, что в самом общем виде развитие в науке шло от романтических представлений о чрезвычайной древности и архаической природе песен, выражающих "дух народа", к трактовке их как книжных сочинений средневековых ученых "антикваров", которые подражали старинной поэзии и стилизовали под миф свои религиозно-философские воззрения.
Ясно одно: песни о богах и героях были популярны в Исландии в XIII веке, Можно полагать, что, по крайней мере, часть их возникла намного раньше, еще в бесписьменный период. В отличие от песен исландских поэтов-скальдов, почти для каждой из коих мы знаем автора, эддические песни анонимны. Мифы о богах, рассказы о Хельги, Сигурде, Брюнхильде, Атли, Гудрун были общенародным достоянием, и человек, пересказывавший или записавший песнь, даже пересоздавая ее, не считал себя ее автором. Перед нами - эпос, но эпос очень своеобразный. Это своеобразие не может не броситься в глаза при чтении "Старшей Эдды" после "Беовульфа". Вместо пространной, неторопливо текущей эпопеи здесь перед нами - динамичная и сжатая песнь, в немногих словах или строфах излагающая судьбы героев или богов, их речи и поступки. Специалисты объясняют эту необычную для эпического стиля спрессованность эддических песен спецификой исландского языка. Но нельзя не отметить и еще одно обстоятельство. Широкое эпическое полотно, подобное "Беовульфу" или "Песни о нибелунгах", вмещает в себя несколько сюжетов, множество сцен, объединяемых общими героями и временной последовательностью, тогда как песни "Старшей Эдды" обычно (хотя и не всегда) сосредоточивают внимание на одном эпизоде. Правда, большая их "отрывочность" не мешает наличию в тексте песен разнообразных ассоциаций с сюжетами, которые разрабатываются в других песнях, вследствие чего изолированное чтение отдельно взятой песни затрудняет ее понимание,- разумеется, понимание современным читателем, ибо средневековые исландцы, можно не сомневаться, знали и остальное. Об этом свидетельствуют не только разбросанные по песням намеки на события, в них не описываемые, но и кеннинги. Если для понимания кеннинга типа "земля ожерелий" (женщина) или "змея крови" (меч) достаточно было лишь привычки, то такие кеннинги, как, например, "страж Мидгарда", "сын Игга", "сын Одина", "потомок Хлодюн", "муж Сив", "отец Магни" или "хозяин козлов", "убийца змея", "возничий", предполагали у читателей или слушателей знание мифов, из которых только и можно было узнать, что во всех случаях подразумевался бог Тор.
Песни о богах и героях в Исландии не "разбухали" в обширные эпопеи, как это имело место во многих других случаях (в "Беовульфе" 3182 стиха, в "Песни о нибелунгах" втрое больше (2379 строф по четыре стиха в каждой), тогда как в самой длинной из эддических песен, "Речах Высокого", всего 164 строфы (число стихов в строфах колеблется), и ни одна другая песнь, кроме "Гренландских речей Атли", не превышает сотни строф.). Конечно, сама по себе длина поэмы мало о чем говорит, но контраст тем не менее разительный. Сказанное не означает, что эддическая песнь во всех случаях ограничивалась разработкой одного эпизода. В "Прорицании вёльвы" сохранилась мифологическая история мира от его создания и до предрекаемой колдуньей гибели вследствие проникшего в него зла и даже до возрождения и обновления мира. Ряд этих сюжетов затрагивается и в "Речах Вафтруднира" и в "Речах Гримнира". Эпический охват характеризует и "Пророчество Грипира", где как бы резюмируется весь цикл песен о Сигурде. Но самые широкие картины мифологии или героической жизни в "Старшей Эдде" всегда даются очень лаконично и даже, если угодно, "конспективно". Эта "конспективность" особенно видна в так называемых "тулах" - перечнях мифологических (а иногда и исторических) имен (см. "Прорицание вёльвы", ст. 11-13, 15, 16, "Речи Гримнира", ст. 27 след., "Песнь о Хюндле", ст. 11 след). Нынешнего читателя обилие имен собственных, даваемых к тому же без дальнейших пояснений, ставит в тупик,- они ничего ему не говорят. Но для скандинава того времени дело обстояло совершенно не так! С каждым именем в его памяти связывался определенный эпизод мифа или героической эпопеи, и это имя служило ему как бы знаком, который обычно нетрудно было расшифровать. Для понимания того или иного имени специалист вынужден обращаться к справочникам, память же средневекового исландца, более емкая и активная, чем наша, в силу того что приходилось полагаться только на нее, без затруднений выдавала ему нужную информацию, и при встрече с этим именем в его сознании развертывался весь относящийся к нему рассказ. Иными словами, в сжатой и сравнительно немногословной эддической песни "закодировано" куда больше содержания, чем это может показаться непосвященному.
Отмеченные обстоятельства - то, что некоторые черты песен "Старшей Эдды" на современный вкус кажутся странными и лишенными эстетической ценности (ибо какое же художественное наслаждение можно ныне получить от чтения неведомо чьих имен!), равно и то, что песни эти не развертываются в широкую эпопею, наподобие произведений англосаксонского и немецкого эпоса,- свидетельствуют об их архаичности. В песнях широко применяются фольклорные формулы, клише и иные стилистические приемы, характерные для устного стихосложения. Типологическое сопоставление "Старшей Эдды" с другими памятниками эпоса также заставляет отнести ее генезис к весьма отдаленным временам, во многих случаях к более ранним, чем начало заселения Исландии скандинавами в конце IX - начале Х века. Хотя сохранившаяся рукопись "Эдды" - младшая современница "Песни о Нибелунгах", эддическая поэзия отражает более раннюю стадию культурного и общественного развития. Объясняется это тем, что в Исландии ив XIII веке не были изжиты доклассовые отношения и несмотря на принятие христианства еще в 1000 году исландцы усвоили его сравнительно поверхностно и сохранили живую связь с идеологией языческой поры. В "Старшей Эдде" можно найти следы христианского влияния, но в целом ее дух и содержание очень от него далеки Это, скорее дух воинственных викингов, и. вероятно, к эпохе викингов, периоду широкой военной и переселенческой экспансии скандинавов (IX-XI века), восходит немалая часть эддического поэтического наследия. Герои несен "Эдды" не озабочены спасением души, посмертная награда - это долгая память, оставляемая героем среди людей, и пребывание павших в бою витязей в чертоге Одина, где они пируют и заняты воинскими забавами.
Обращает на себя внимание разностильность песен, трагических и комических, элегических монологов и драматизированных диалогов, поучения сменяются загадками, прорицания - повествованиями о начале мира. Напряженная риторика и откровенная дидактичность многих песен контрастируют со спокойной объективностью повествовательной прозы исландских саг. Этот контраст заметен и в самой "Эдде", где стихи нередко перемежаются прозаическими кусками. Может быть, то были добавленные позднее комментарии, но не исключено, что сочетание поэтического текста с прозой образовывало органическое целое еще и на архаической стадии существования эпоса, придавая ему дополнительную напряженность.
Эддические песни не составляют связного единства, и ясно, что до нас дошла лишь часть их. Отдельные песни кажутся версиями одного произведения; так, в песнях о Хельги, об Атли, Сигурде и Гудрун один и тот же сюжет трактуется по-разному. "Речи Атли" иногда истолковывают как позднейшую расширенную переработку более древней "Песни об Атли".
В целом же все эддические песни подразделяются на песни о богах и песни о героях. Песни о богах содержат богатейший материал по мифологии, это наш важнейший источник для познания скандинавского язычества (правда, в очень поздней, так сказать, "посмертной" его версии).
Образ мира, выработанный мыслью народов Северной Европы, во многом зависел от образа их жизни. Скотоводы, охотники, рыбаки и мореходы, в меньшей мере земледельцы, они жили в окружении суровой и слабо освоенной ими природы, которую их богатая фантазия легко населяла враждебными силами. Центр их жизни - обособленный сельский двор. Соответственно и все мироздание моделировалось ими в виде системы усадеб. Подобно тому как вокруг их усаде и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.