На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Реферат Устная словесность родоплеменного общества на территории Аравийского полуострова. Древняя арабская словесность. Идеализированный образ поэта-бедуина. Язык древнеарабской поэзии. Создании арабской литературы.

Информация:

Тип работы: Реферат. Предмет: Литература. Добавлен: 21.03.2007. Сдан: 2007. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):


Коран и арабская литература.
Арабская литература уходит своими корнями в устную словесность родоплеменного общества на территории Аравийского полуострова. К числу ранних записей (8--10 вв.) относятся: «Отборные», или «Нанизанные» («Муллакат»), составленный Рави Хаммадом (включает 7 шедевров семи поэтов); «Муфаддалият» и «Асмаият» филологов аль-Муфаддаля и аль-Асмаи; две антологии «Доблесть» («Ха-маса») принадлежащие Абу Таммаму и аль-Бухтури; диван поэтов из племени хузаил -- «Книга критики поэзии» Ибн Кутайбы; «Книга изъяснения» аль-Джахиза; антология «Книга песен» Абу-ль-Фараджа аль-Исфахани; диваны отдельных поэтов и сборники пословиц.
Древняя арабская словесность самобытна, чужеземные влияния в ней ничтожны. Более всего она культивировалась среди кочевников-скотоводов (бедуинов), но получила распространение и среди полукочевого и оседлого населения земледельческих оазисов и городов. Ведущую роль в ней играла поэзия, у истоков которой прослеживаются трудовые, колыбельные, охотничьи, караванные песни; очень рано сложились жанры поношения врага (хиджа), похвальбы (фахр), песни мести (cap), траурной заплачки, или элегии (риса), а также элементы любовной и описательной лирики (насиб и васф). К глубокой древности восходят зачатки художественной прозы: ораторская речь, рассказы о битвах племён (айям аль-араб) и других памятных событиях.
Поэзия 5--7 вв., когда она переживала расцвет, стала в арабской литературе своеобразным эталоном поэтического языка, метрики и эстетических идеалов, надолго определив тематику и художественные приёмы.
Центральной фигурой в доисламской поэзии является сам поэт, который выступает как бедуин, патриот своего племени. Идеализированный образ поэта-бедуина раскрывается на фоне реальных картин кочевого быта, боевых и охотничьих сцен, видов аравийской пустыни. Основными литературными формами древнеарабской поэзии были касыда и аморфный фрагмент (кита, мукатта). Характерная особенность арабской поэзии -- монорим; каждый стих, как правило, состоит из одного предложения и является самостоятельной смысловой эстетической единицей. Язык древнеарабской поэзии характеризуется колоссальным запасом слов, гибкостью синтаксических конструкций, многообразием конкретных изобразительных средств.
Арабское предание сохранило имена около 125 доисламских поэтов (конца 5 -- 1-я половина 7 вв.): Имру-уль-Кайс, которому приписывают создание классической типакасыды; Тарафа, автор замечательной касыды-муаллаки; Антара ибн Шаддад, певец воинской доблести и любви; Зухайр и Лабид, считающиеся лучшими выразителями жизненной мудрости и этических идеалов бедуинского общества; Шанфара и Тааббата Шарран, воспевшие вольную жизнь одинокого разбойника в пустыне; Алкама, Урва ибн аль-Вард, Харис ибн Хиллиза и Амр ибн Кульсум, выступающие героями и певцами своих племён; первые придворные панегиристы -- ан-Набига, Абид ибн аль-Абрас и Хатим; бродячий поэт аль-Аша, прославившийся сатирами и вакхическими стихами; поэтесса аль-Ханса; иудейский поэт Самауаль и христианин Ади ибн Зайд, в стихах которого сочетаются жизнерадостные мотивы о вине с печальными мыслями о суетности мира.
Мухаммед и его последователи на первых порах выступали против поэзии, как привычной формы выражения языческой идеологии. Ненадолго развитие поэзии было ослаблено, лишь её традиционные, художественные условности сохранились, а идейное содержание претерпело небольшие изменения под влиянием новой веры -- ислама. Центром поэзии стали Сирия и Ирак. При дворе Омейядов творили выдающиеся поэты -- аль-Ахталь, аль-Джарир, аль-Фараздак.
Новые явления в поэзии этого периода наблюдаются в аристократической среде крупных городских центров Халифата, где получила развитие любовная лирика в виде коротких стихотворений. Ярким представителем этого жанра был Омар ибн Аби Рабиа из Мекки. Известны и другие поэты в Мекке (Ибн Кайс ар-Рукайат, Абу Дахбаль), Медине (Ахвас) и Дамаске (халиф Валид II). В бедуинской среде в Аравии выдвинулась плеяда певцов идеальной, или «узритской» (от племени узра), любви. Поэт и его возлюбленная составляли неизменную пару, умиравшую от неутолённой любви. Позднее о знаменитых парах (Джамил и Бусайна, Меджнун и Лейла, Кусайир и Азза) были сложены романтические повести. Повесть о Меджнуне и Лейле приобрела мировую известность.
С середины 8 в. всё большее участие в создании арабской литературы наряду с арабами принимают представители завоёванных народов. В Халифате усилился интерес к изучению арабской старины, разрабатывались теории языка, стиля и метрики, осуществлялись переводы важнейших сочинений древности на арабском языке. Для развития прозы особое значение имели переводы со среднеперсидского (пехлевийского) языка. Ибн аль-Мукаффа перевёл «Калилу и Димну», восходящую к индийскому сборнику «Панчатантра», и среднеперсидский свод эпических преданий и хроник «Хвадай-намак» («Книга царей»). Абан Лахики переложил арабскими стихами «Калилу и Димну», книги о Маздаке и о Синдбаде. Влияние переднеазиатской цивилизации, прежде всего иранской, ощущалось и в поэзии, которая стала преимущественно городской. Произошло некоторое обновление арабской поэзии, выразившееся в предпочтении громоздкой касыде коротких изящных стихотворений с самостоятельной темой и в «новом стиле» (бадит), основной признак которого состоял в употреблении неведомых ранее образов, тропов и сравнений. Зачинателем «нового стиля» явился поэт и вольнодумец Башшар ибн Бурд. Любовную лирику продолжала в эротико-гедоническом направлении группа поэтов при аббасидском дворе (Мути ибн Ияс, Валиба ибн Хубаб, Ибрахим аль-Маусили и его сын Исхак, Дибиль). Среди них выделяется великолепный мастер стиха Абу Нувас. Новатором выступил Абу-ль-Атахия, который в стихах, проникнутых аскетическими настроениями и рефлексией, сознательно избегал традиционных поэтических условностей. Постепенно «новый стиль» получил признание и нашёл своего теоретика в лице Ибн аль-Мутазза. Но и тогда были поэты, поддерживавшие касыдную традицию, также испытавшую влияние «нового стиля»: Марван ибн Аби Хафса Муслим ибн аль-Валид и особенно поэты 9 в. Абу Таммам и аль-Бухтури.
Больших успехов в 8--9 вв. достигла арабская проза, почву для которой подготовили записи фольклора, изучение Корана, переводы научно-художественной литературы с сирийского, среднеперсидского и греческих языков. Зарождавшаяся в то время историческая литература включала предания, легенды и описания отдельных событий, а географические произведения содержали рассказы купцов и путешественников о далёких странах. Художественная проза обогащалась также эпистолярными и речевыми стилями: в деловой переписке, ораторском искусстве и проповедях некоторые авторы достигали большой выразительности и мастерства. Смесь рассказов на разнообразные сюжеты и пёстрого познавательного и дидактического материала представляют многочисленные сочинения великих арабских прозаиков алъ-Джахиза и Ибн Кутайбы, который в «Источниках известий» (10 книг) систематизировал большой литературный материал по тематическому принципу: о власти, о войне, о дружбе. Это сочинение стало предметом подражаний. В 9 в. появился арабский перевод персидского сборника «Тысяча сказок.
Распад Халифата способствовал децентрализации литературы. Важнейшим из местных литературных центров 10 в. стал г. Халеб. Здесь, при дворе Хамданида Сайф ад-Даула, жил поэт-панегирист алъ-Мутанабби. Его хвалебные и сатирические касыды насыщены стилистическими украшениями, изысканными метафорами, гиперболами и сравнениями; в отделке стиха он достигал изощрённого мастерства. В 11в. в Сирии жил поэт и мыслитель Абу-ль-Ала алъ-Маарри. Начав с подражания Мутанабби, он ещё более усовершенствовал технику стиха, введя усложнённые двойные рифмы. Видными прозаиками 10 в. были Абу Хайян ат-Таухиди и ат-Танухи. Рифмованная проза получила распространение в светской литературе. Абу Бакр аль-Хорезми написал в этой форме остроумные «Послания» («Расаиль»), а Бадиаз-Заман аль-Хамадани создал оригинальный жанр -- макаму, которую считают высшим достижением арабской прозы. Макамы Хамадани составили цикл из 50 плутовских новелл, или рассказов о приключениях и перевоплощениях изворотливого бродяги. Макамы проникли в литературу из городского фольклора. Однако если у Хамадани арабская проза сохранила живость и непосредственность, то у многочисленных его подражателей (в том числе у аль-Харири, она выродилась в стилизацию.
Особняком стояла арабская литература в Андалусии (арабская Испания), тесно связанной с Магрибом. В 8--10 вв. Андалусия в культурном отношении оставалась провинцией Халифата, нормой для её поэзии являлись образцы, сложившиеся на востоке Халифата. Андалусскую поэзию представляли: утончённый лирик и автор эпические поэмы о завоевании Испании арабами аль-Газаль; составитель популярной антологии «Единственное ожерелье» и автор анакреонтических стихов Ибн Абд Раббихи; сочинитель около 60 касыд Ибн Хани. Однако постепенно в андалусской лирической поэзии не только появился местный колорит, но и возникли строфические формы мувашшах (опоясанный) и заджал (мелодия), до тех пор чуждые арабской поэзии. Они родились в простонародной среде в результате взаимодействия культуры арабов, берберов и местного романского населения. Мувашшах, впервые упоминаемый в конце 10 в., проникнув в литературу, распространился и на восток Халифата, а к 13 в. принял застывшие формы, превратившись в предмет формалистических упражнений. Заджал избежал стилизации и остался излюбленным народным жанром в мусульманской и христианской Испании, попал в другие арабские страны и, по-видимому, оказал влияние на развитие ранней провансальской поэзии. Сохранился диван крупнейшего представителя этого жанра Ибн Кузмана. Расцвет андалусской поэзии на литературном арабском языке приходится на 11 в., когда Кордовский халифат распался на несколько эмиратов. В каждом из них возникли придворные литературные кружки. Всюду преобладала панегирическая, эротическая и вакхическая поэзия. Крупным центром стала Севилья с её поэтами-меценатами аль-Мутадидом и аль-Мутамидом. Последний кончил свою жизнь в Марокко, находясь в плену; его добровольным спутником в заточении был знаменитый поэт-лирик из Сицилии Ибн Хамдис. В Севилье жил последний крупный арабский поэт Кордовы Ибн Зайдун. Многие андалусские поэты 11--13 вв. прославились элегиями на падение арабских династий и городов под ударами Реконкисты (Ибн Абдун, аль-Вакаши, Ибн Хафаджа, Салих ар-Ронди). В прозе выделяются Ибн Хазм, создавший «Ожерелье голубки» -- своеобразный трактат о любви, и Ибн Туфайль, автор философского романа «Живой, сын бодрствующего».
С середины 11 в., несмотря на количественный рост, арабская литература носит печать упадка. В поэзии начинает преобладать мистика, в прозе -- дидактика. Для мистической поэзии характерно сочетание вакхических и эротических мотивов с экстатическими обращениями к божеству. Её видными представителями были андалусцы Ибн аль-Араби, аш-Шуштари и египтянин Омар ибн аль-Фарид. Сицилиец Ибн Зафар сделал робкие шаги к созданию исторической новеллы. Сирийский эмир Усама ибн Мункыз написал единственную в средневековой арабской литературе художественную автобиографию «Книга назидания». Ибн Арабшах, увезённый Тимуром из Багдада в Самарканд, в своей дидактической антологии «Приятный плод для халифов» переработал витиеватым слогом североиранские сказки.
С упадком письменной литературы, обслуживавшей культурные и эстетические запросы крупных феодалов и узкого круга образованных людей, наступил расцвет устно-поэтического творчества. В Египте и Сирии, куда после монгольского нашествия (13 в.) окончательно переместился центр арабской литературы, распространились жанры мувашшах и заджал. Суфийские поэты и даже придворный поэт Бахааддин Зухайр стремились писать языком, близким к народному, Ибн Даниял в Египте записал лубочные пьесы для теневого театра. Получили распространение в 13--15 вв. и позднее своеобразные народные произведения в жанре сира («жизнеописания»), т. е. циклы рассказов на героические и любовные сюжеты, связанные с историческими и вымышленными лицами и событиями. Европейская терминология классифицирует их как рыцарские романы. Эти произведения исполнялись сказителями-актёрами на улицах и площадях. Важнейшие сиры: о поэте-воине 6 в. Антаре и его возлюбленной Абле, о мамлюкском султане Бейбарсе, о переселении племени бану-хилаль в Египет и Северную Африку, о Зу-ль-Химме. Некоторые из них начали складываться, по-видимому, очень рано. Народная память пронесла их через века, а сказители каждого поколения наслаивали новые эпизоды и подробности, внося в них анахронизмы и противоречия. В сирах отразились события эпохи крестовых походов (герои обычно совершают подвиги в сражениях против «неверных» -- «франков» или «румов»). К тому же типу народной литературы относится сборник сказок «Тысяча и одна ночь», в состав которого наряду с фольклорными и литературными материалами полностью вошла, сира об Омаре ибн ан-Нумане.
Арабская литература 16--18 вв., скованная схоластикой и традиционными рамками, имела ограниченное значение; важна лишь непрерывная рукописная традиция, сохранившая до наших дней многие памятники прошлого.
Чисто духовное явление -- возникновение новой мировой монотеистической религии -- сопровождалось неотделимыми от него политическими последствиями эпохального значения: арабской экспансией, приведшей к образованию мощного теократического государства -- Халифата.
Религиозные представления древних арабов можно определить как патриархальный генотеизм, при котором каждое племя верило в своего особого бога-покровителя. При этом идея племенного божества не только не исключала, а, напротив, подразумевала существование иных богов -- покровителей других племен. Ко времени возникновения ислама первобытный натурализм языческих культов и примитивно-чувственные мифологические представления уже утратили власть над сознанием аравитян; этому способствовали широкие связи аравитян с соседними народами и знакомство с учением иудеев и христиан. Языческому культу многочисленных племенных божеств ислам противопоставил вероучение о едином, могущественном, милосердном, всеведущем и вездесущем верховном божестве-творце, правителе и верховном судии мира. Языческие верования, основанные на преклонении человека перед грозными силами природы, сменились религией, обращенной к человеку, к его нравственным потребностям, к его судьбе, земной и посмертной.
Возникновение и распространение новой религии в Аравии происходило синхронно и во многом было соотнесено с давно назревшим сдвигом социальным: объединением аравийских племен и формированием на полуострове государственности. В обстановке кризиса родоплеменной структуры ислам стимулировал и мотивировал начавшиеся ранее процессы племенной интеграции и создания новых имущественно-правовых отношений, а эти процессы, в свою очередь, способствовали распространению нового вероучения. Путем уговоров и силой оружия аравийские племена одно за другим обращались в ислам, и к концу 630 г. большая часть Аравии признала власть Мухаммеда.
Возникновение ислама сопровождалось появлением священной книги -- Корана, который, согласно мусульманской богословской традиции, был ниспослан Аллахом через ангела Гавриила в форме откровений пророку Мухаммеду, передавшему эти божественные откровения в проповедях, обращенных к соплеменникам.
Коран -- это собрание проповедей Мухаммеда, обращенных к еще не признавшим новое учение язычникам или неофитам, поучительных рассказов, канонических предписаний, молитв и т. д. Отдельные дополнения и изменения, сделанные в этих проповедях и предписаниях при их позднейшей (после смерти Мухаммеда) письменной фиксации, коснулись, по-видимому, лишь частностей и не затронули основного их содержания. Словом «Коран» (ар. -- кур'ан) первоначально называлось как выразительное чтение вслух наизусть божественного откровения, так и вся совокупность заключенных в Священной книге откровений. Вместе с тем каждое отдельное откровение уже Мухаммед называл сурой, а после его смерти словом «сура» стали обозначать отдельные главы отредактированной книги. Коран в окончательном виде разделен на 114 глав (сур) уже после смерти Мухаммеда, в середине VII в. Согласно арабской традиции, первые, так называемые праведные халифы -- Абу Бакр и Омар поручили запись Корана одному из сподвижников пророка Зайду ибн Сабиту, помнившему текст проповедей Мухаммада. Халиф Осман III праведный (644--656) распорядился выработать единую официальную редакцию Корана. По его приказу Зайд дополнил собранный им материал, опираясь на свидетельства некоторых мекканцев, близко стоявших к пророку и также слышавших проповеди самого Мухаммеда. Окончательно отредактированный текст Корана был канонизирован.
В Коране отсутствует какое бы то ни было внутреннее композиционное единство. Проповеди Мухаммеда, содержащие молитвы и заклинания, поучительные рассказы, религиозные предписания и гражданские законы, расположены вперемежку. Суры состоят из неравного количества смысловых отрывков, условно именуемых стихами (айат, ед. -- ая, в переводе -- знамение или чудо). Суры даны в Коране не в систематическом, смысловом или хронологическом порядке, а по принципу убывающей величины. Исключение составляет первая небольшая сура «аль-Фатиха», содержащая главную молитву мусульман.
Пафос Корана направлен против язычества и основ общественной жизни родоплеменного строя. Из суры в суру настойчиво повторяется мысль о единстве Аллаха, его всемогущества и справедливости.
В Коране можно выделить несколько основных тематических групп: иудейская и христианская мифология и догматика, изложенные в форме положений и ритуальных предписаний ислама, мусульманская эсхатология, нормы мусульманского права, арабский фольклор.
В Коране нет сколько-нибудь связного изложения сюжетов Ветхого и Нового Заветов -- в нем встречаются лишь отдельные, хаотически разбросанные по всей книге реминисценции библейского материала или пересказы отдельных библейских мифов, вплетенные в проповедь нового учения. Пророк происходил из среды, в которой, по-видимому, в общих чертах была известна библейская традиция, и, произнося свои проповеди, подчас звучащие как беспорядочный экстатический монолог, он как бы исходил из известных слушателям библейских сюжетов, легенды о сотворении мира, Адаме и Еве, первородном грехе, египетском пленении иудеев и их исходе из рабства, истории Иисуса Христа.
Столь же отрывочный характер носит в Коране изложение и чисто арабских сюжетов -- древних легенд и преданий Аравии (например, упоминание о племенах ад и самуд, которые не послушались пророков Худа и Салиха и были за это наказаны богом, или о легендарном мудреце Лукмане).
Стиль Корана, одновременно символический, лаконичный и энергичный, оказал глубокое влияние на все последующие произведения на арабском языке, продолжая и в наше время определять характер выражения носителей арабского языка, мусульман и христиан, как на письме, так и в речи. Коран оказал огромное влияние на развитие арабской литературы.
Дела и высказывания Пророка и его Сподвижников тщательно собирались и хранились, вначале в устной форме, а затем и письменно, и, в конце концов, в 9-м веке они были отобраны и систематизированы авторитетными учеными Бухари и Муслимом. Эти предания, Хадисы не только обеспечивали ученых главными текстами, на основе которых они впоследствии создавали и детально разрабатывали Исламское законодательство, - они также являли собой бесценный материал, которого столь недоставало для историков ранней мусульманской общины. Поскольку каждый хадис, или "высказывание" является повествованием от первого лица, как правило, очевидцев описанного события, он обладает непосредственностью и свежестью, и через столетия оставшимися не тронутыми. Личности рассказчиков - Абу Бакра, Омара, Айши и многих других столь же ярки и красочны, как и описываемые события, поскольку стиль каждого хадиса обладает собственной индивидуальностью. Литературная форма хадисов также обусловила характерные формы многих последующих произведений, среди которых и "Жизнь Посланника Бога" Ибн Ихака, написанная автором в середине 8-го века. В этой книге хадисы, повествующие о жизни Пророка, систематизированы в хронологическом порядке, а комментарии автора сведены к минимуму. События излагаются устами очевидцев. Как правило, даются три или четыре версии одного и того же события, причем в каждом случае приводится "передаточная цепь" данного хадиса таким образом, чтобы читатель мог судить о его подлинности. Во времена Омейядов многие историки писали монографии по конкретным историческим, правовым и религиозным вопросам, придерживаясь свойственного хадисам метода композиции. Несмотря на то, что лишь немногие из работ этих писателей сохранились в целости, достаточное их число было сохранено (и позднее включено в такие огромные произведения, как "Летописи" Ат-Табари) для того, чтобы дать нам представление не только о методе их построения, но и о широком круге их интересов. Обычай предварения каждого хадиса перечислением цепи авторитетных личностей привела к составлению огромных биографических словарей, таких как "Книга Классов" Ибн Саида - автора, жившего в начале 9-го века, - которая включала в себя биографию Пророка, а также множество информации об известных личностях Мекки и Медины, живших во времена автора. Подобные работы позволяли читателям судить о достоверности передатчиков хадисов. Позже содержание биографических словарей было расширено и включило в себя сведения о поэтах, писателях, выдающихся декламаторах Корана, ученых и т.д. И в наше время эти биографические сл и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.