Здесь можно найти образцы любых учебных материалов, т.е. получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ и рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Диплом Есенинская лирика: любовь, родина и природа. Цикл Персидские мотивы и стихотворение Шаганэ ты моя, Шаганэ! восточный колорит произведений. Стихотворение Письмо к женщине, поэма Анна Снегина - романтический образ главного героя произведения.

Информация:

Тип работы: Диплом. Предмет: Литература. Добавлен: 26.09.2014. Сдан: 2009. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):


8
Любовь в поэзии С.Е. Есенина

Содержание

    1. Стихи о любви 3
      2. Тема любви в поэзии С. Есенина 8
      Список литературы 13

1. Стихи о любви

В конце своей жизни поэт обратился к теме любви (до этого времени он редко писал о ней). Чтобы почувствовать своеобразие этих стихов Есенина, важно иметь в виду, какого рода любовная лирика появлялась в печати в начале 20-х годов. Это была либо откровенная эротика, либо аскетический отказ от выражения интимных чувств. Есенинская любовная лирика не касается этих крайностей, она ярко эмоциональна, экспрессивна, мелодична, в центре её - сложные перипетии любовных отношений и незабываемый образ женщины. Поэт сумел преодолеть тот налет натурализма и богемности, который был свойствен ему в имажинистский период, освободился от вульгаризмов и бранной лексики, которая иногда звучала диссонансом в его стихах о любви, резко сократил разрыв между грубой реальностью и идеалом, который чувствовался в отдельных лирических произведениях. В 1923 году прозвучало такое есенинское признание: "В первый раз я запел про любовь... " Особой выразительностью отличаются два есенинских цикла - "Любовь хулигана" (1923) и "Персидские мотивы" (1924-1925).

Вот одно из стихотворений первого цикла - "Ты такая ж простая, как все... ". Оно строится как лирическое объяснение с героиней, но сохраняет целостную монологическую форму. В нем дается своеобразный портрет избранницы и одновременна самохарактеристика лирического героя. Облик возлюбленной отличается своей обыденностью, похожестью на других российских женщин. Чтобы передать эту особенность, Есенин пользуется яркой, почти шекспировской гиперболой: "Как сто тысяч других в России". Но эта похожесть на иных не снижает, а явно возвышает подругу. Есенина пленяет простота избранницы, та простота, которая становится этико-эстетическим признаком красоты. Печальное былое одиночество женщины метафорически соотнесено с природным рассветом и синим холодом осени. Это намёк на то, что героиня стихотворения исключительна в своей красоте и значительности. Намеченное противоречие подхвачено во второй строфе:

Твой иконный и строгий лик

По часовням висел в рязанях.

Это редкая красота, "строгая", не лицо, а "лик" и в то же время образ, широко распространенный в России, в её многочисленных "рязанях". Противоречивые начала вновь приведены в цельность. Ведь именно оттого такой "лик" и висел в часовнях, что он "иконный". В четвертой и седьмой строфах портрет получает своё завершение. Тут вновь намечены черты как будто разного свойства: вроде бы снижающие образ женщины "глаза косые" и одновременно редкостное, исключительное имя, которое "звенит" (имеется в виду Августа Миклашевская, которой посвящено стихотворение). Но и эти противоположности сведены к единству, так как косые глаза напоминают поэту листья, и имя подруги - "словно августовская прохлада". Естественность, природосообразность - вот то, что синтезирует названные признаки.

Самохарактеристика лирического героя тоже строится на как будто взаимоисключающих подробностях. Смешному во второй строфе противостоит серьезное, глупому - сосредоточенность мысли. Но все сводится к целому, ибо и там и тут идёт речь о любви. Контрастные начала третьей строфы (то, что было в прошлом, и то, что стало в настоящем) вновь объединены поэтической мыслью о преобразующем воздействии на человека любовного чувства. Далее намечаются новые противоположности - любви небесной ("лететь в зенит") и земной ("слишком много телу надо"). Но избранница такова, что сдружает, согласует столь разные устремления. И "сумасшедшее сердце поэта", как сказано в предпоследней строфе, вбирает эти противоположные эмоции. Возникает гармония разных характеров, похожесть различных лиц, и это передано живописно и одновременно пластически ощутимо:

Потому и грущу, осев,

Словно в листья, в глаза косые...

Следуют два заключительные стиха, которые, повторяя родственные строки первой строфы, возвращают к началу, образуя замкнутей круг, словно своеобразное тондо старых картин, круглых по форме. Так найденная поэтом форма вносит новое ощущение гармонии и отвечает содержанию стихов о любви.

Новым выдающимся творением Есенина в области любовной лирики стал цикл "Персидские мотивы", который сам поэт считал лучщим из всего, что им было создано.

С. Есенин мечтал побывать в Персии (Тегеране) или Турции (Константинополе), чтобы непосредственно погрузиться в жизнь Востока. Однако бакинские власти не дали ему разрешения на поездку, учитывая опасности, которые могли его подстерегать. Тем не менее на даче журналиста П.И. Чагина под Баку для Есенина была создана некая иллюзия Персии с садом, фонтанами и восточными затеями. Важную роль сыграло и приобщение поэта к классикам персидской и таджикской литературы - Фирдоуси, Саади, О. Хайяму в прекрасном переводе академика Ф.Е. Корша, а также чтение книг об Иране, пребывание в Тифлисе, Батуми и Баку.

Все это позволило Есенину почувствовать дыхание Востока, и не случайно сборник получил название "Персидские мотивы". Сюда вошло 15 превосходных лирических стихотворений, в которых варьируются темы любви, природы, красоты и Родины. Восточный колорит произведений, родственность настроений, размышление о смысле бытия, понимание любви как неповторимого дара природы и высшей ценности жизни, единое сдержанно-страстное чувство лирического героя, отточенность формы, сплетение различных мотивов по типу узоров персидского ковра - вот то, что объединяет миниатюры этого лирического цикла.

Стиха-творения, вошедшие в этот цикл, во многом противоречат тем строкам о любви, которые звучали в сборнике "Москва кабацкая". Об этом свидетельствует уже первое стихотворение цикла - "Улеглась моя былая рана...". В "Персидских мотивах" нарисован идеальный мир красоты и гармонии, который, при всей своей очевидной патриархальности (к последней, как и в ранних стихах, Есенин по-прежнему тяготеет), лишен грубой прозы и катастрофичности. Поэтому для отражения этого прекрасного царства мечты, покоя и любви поэту понадобились иные художественно-изобразительные средства.

Вот одна из миниатюр этого цикла: "Я спросил сегодня у менялы... ". Она доносит до нас негу и экзотику южного края, ритмы и музыку, иносказательность и символику необычной речи. Стихотворение состоит из двух симметрически соотносимых и равных частей, каждая из которых включает по три строфы. Эти две части призваны сопоставить два типа любви. В первой, построенной на троекратных вопросах и единоначатии (анафора), передается созерцательное чувство, любовь "небесная", выражающая себя в развернутом монологе, нежных признаниях, красочных и устойчивых определениях. Повторы ("я спросил", "как сказать", "прекрасной Лалы"), ассонансы (подбор слов с широко звучащими "а", "ы", "у") и экзотизмы ("тише Ванских струй") передают тихо журчащую музыку полуденной страны. Лирический герой настолько усвоил культуру Востока и его этикет, что чувствует себя в Персии как дома. Мы ощущаем его сердечную робость, исключительную нежность и застенчивость. Напротив, человек Востока во второй части стихотворения исповедует иной тип любви - земной. При всей своей вкрадчивости, склонности к образным сравнениям ("как яхонты", "красной розой") и сладостному стилю речи он изъясняется "кратко" (не зря это меняла), а чувственность его не знает ограничений и запретов. Поэтому он оперирует телесными и осязательными (губы, поцелуи, руки) образами, которые для него понятнее и красноречивее словесных определений, и знаков:

"'Ты - моя, сказать лишь могут руки,

Что срывали черную чадру".

Самому же поэту ближе и любовное томление со словами, ласкающими слух, и чувственная страсть. Руки в его стихотворении срывают черную чадру, символ сокрытия и унижения красоты.

Но как ни увлечен Есенин знойным Востоком, он не забывает о свой Родине. Поэтому образ России, "далёкого синего края", постоянно присутствует в "Персидских мотивах". Прекрасное стихотворение "Шаганэ ты моя, Шаганэ!. . " целиком строится на постоянных ассоциациях между "персидским" миром и родными русскими краями. Поэт "с севера" оказался рядом с девушкой с юга (1-я строфа); восточный Шираз противопоставлен рязанским раздольям (2-я строфа); лирический герой с "ржаными" волосами сопрягается с ржаным полем (3-я строфа); ласки, шутки, улыбки восточной красавицы напоминают о прошлом ("Не буди только память во мне... "; 4-я строфы). Неожиданно рождается аналогия с построением пушкинского стихотворения "Не пой, красавица, при мне... Напоминают мне оне... ".5-я строфа эту ассоциацию поддерживает: "Там, на севере, девушка тоже, / На тебя она страшно похожа... " (в реальной жизни армянка Шаганэ Тальян, встреченная Есениным, напомнила поэту о Галине Бениславской, черноволосой полугрузинке). И все эти лирические признания и сопоставления изумительно вплетены в ткань поэтического шедевра. Каждая строфа оформляется кольцом, как восточный платок, окруженный бахромой. В то же время поэтические мотивы, переплетаясь, связывают все строфы в единое целое, подобно восточному ковру, где варьируются и повторяются узоры.

Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.