Здесь можно найти образцы любых учебных материалов, т.е. получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ и рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Диплом Крупнейшее явление русской художественной литературы XX века. Творчество Булгакова: поэтика и мистика. Евангельские и демонологические линии романа. Воланд как художественно переосмысленный автором образ Сатаны. Историзм и психологизм романа.

Информация:

Тип работы: Диплом. Предмет: Литература. Добавлен: 26.09.2014. Сдан: 2006. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):


41
ДИПЛОМНАЯ РАБОТА
МАГИЧЕСКОЕ В РОМАНЕ
М.БУЛГАКОВА "МАСТЕР И МАРГАРИТА"

СОДЕРЖАНИЕ:
    ВВЕДЕНИЕ 3
    ГЛАВА 1. МАГИЧЕСКОЕ В РОМАНЕ М.БУЛГАКОВА "МАСТЕР И МАРГАРИТА" 5
      1.1 "Мастер и Маргарита" как крупнейшее явление русской художественной литературы XX века 5
      1.2.Творчество Булгакова: поэтика и мистика 13
    ГЛАВА 2. МАГИЧЕСКИЕ ОБРАЗЫ РОМАНА 21
      2.1. "Евангельские" и "демонологические" линии романа 21
      2.2.Воланд как художественно переосмысленный автором образ Сатаны 27
      2.3. Историзм и психологизм "Мастера и Маргариты" 34
    З А К Л Ю Ч Е Н И Е 40
    Б И Б Л И О Г Р А Ф И Я 42

ВВЕДЕНИЕ

Роман М.Булгакова "Мастер и Маргарита" по праву принадлежит к числу величайших произведений русской и мировой литературы XX века.

Существует множество толкований знаменитого романа, анализ которых позволяет сделать вывод насколько творческая мысль Булгакова, определила свое время. Роман был написан в 30-е годы - в пору расцвета писательского дарования автора. В этот же период им написаны такие блистательные произведения, как роман "Жизнь господина де Мольера", "Театральный роман", драма "Кабала святош", "Последние дни" и другие.

Булгаков писал "Мастера и Маргариту" как исторически и психологически достоверную книгу о своем времени и его людях, потому, вероятно, роман стал уникальным человеческим документом той примечательной эпохи. И в то же время это повествование обращено в будущее является книгой на все времена, чему способствует ее высочайшая художественность. По сей день, мы убеждаемся в глубине творческих поисках автора, что подтверждается непрекращающимся потоком книги статей о писателе.

В романе присутствует некий особый магнетизм, своеобразная магия слова. Она очаровывает читателя, вводит его в мир, где реальность невозможно отличить от фантазии. Даже время в романе течет особенно. Большой энциклопедический словарь дает такое толкование магии, - обряды, связанные с верой в сверхъестественные способности человека воздействовать на людей и явления природы. В романе чрезвычайно сильна тема высшей и даже дьявольской силы. Магические действия и акты, высказывания героев на высшие философские темы мастерски вплетены Булгаковым в художественную ткань произведения.

ЦЕЛЬ данной работы - показать магическое в романе М.Булгакова "Мастер и Маргарита", что использовано автором в качестве художественного приема: философские, творческие и психологические поиски главных героев романа, тонко чувствующих, страдающих и любящих, пытающихся найти ответы на вечные вопросы бытия.

В ЗАДАЧИ работы входит:

1. Показать художественные возможности М.Булгакова как талантливого самобытного писателя, поэтику и мистику его творческого наследия.

2. Осуществить сравнительный анализ установок и подходов Булгакова к таинственному, сверхестественному и взглядов других известных писателей.

3. Проанализировать "евангельские" и "демонологические" линии романа.

4. Показать ценность романа как величайшего явления русской литературы XX века.

Теоретической основой работы послужили исследования таких литературоведов, как В.В.Гудкова, Н.Утехина, О.Солоухина, Л.Яновская и другие.

ГЛАВА 1. МАГИЧЕСКОЕ В РОМАНЕ М.БУЛГАКОВА
"МАСТЕР И МАРГАРИТА"

1.1 "Мастер и Маргарита" как крупнейшее
явление русской художественной литературы
XX века

Талант М.Булгакова дал русской художественной литературе замечательные произведения, ставшие отражением не только современной писателю эпохи, но и настоящей энциклопедией человеческих душ.

Во всем творческом наследии писателя роман "Мастер и Маргарита" занимает особое место, интерес к нему не иссякает у читателей, исследователей на протяжении нескольких десятилетий, что обусловлено, прежде всего, высокой художественностью и выразительностью произведения, его необычностью и самобытностью.

Это удивительное произведение демонстрирует нам все грани необыкновенного таланта писателя. И сегодня до конца так и не раскрыта тайна великого романа, хотя библиография об этом произведении очень обширна и насчитывает не один десяток исследований. Причем взгляды авторов порой диаметрально противоположны, что только подчеркивает незаурядность романа.

Замысел книги складывался у Булгакова постепенно. Роман рос медленно, проникая во все новые и новые участки мыслительной и образной почвы булгаковского творчества. "Завещанием мастера" назвал статью о романе критик И.Виноградов. Сам Булгаков в письме к жене, Елене Сергеевне Булгаковой, ставшей прообразом главной героини "Мастера и Маргариты", еще в 1938 году, почти за два года до смерти, проведчески сказал о своем создании: "Последний закатный роман".

Первая редакция романа существенно отличалась от известного нам теперь романа "Мастер и Маргарита". В романе не было Мастера и не было Маргариты. Замышлялся и разворачивался сатирический "роман о дьяволе". В сохранившихся черновиках называвшихся так: "Гастроль..."/Чья? Половина листа оторвана/, "Сын…"/второго слова тоже нет/, "Черный маг" /тщательно зачеркнуто/. Потом появилось название "Копыто инженера". Это "копыто" долго удерживалось в заголовках романа. В 1931 году Булгаков назовет свой роман так: "Консультант с копытом". В 1932-м среди перечня названий для романа /"Сатана"…"Черный богослов"…"Он появился"…/ запишет "Подкова иностранца" и дважды подчеркнет. И даже в окончательной редакции "копыто" оставит маленький след драгоценную подкову, подаренную Воландом Маргарите.

Если говорить о проблематике романа, о критике Булгаковым различных концепций исторического развития общества, отражение которых он усматривал в современных ему пролеткультовских и рапповских теориях, то здесь он в известной мере сближается с тем течением русской, классической литературы и общественной мысли, которое формировалось и развивалось в противопоставлении механическому материализму, и отвлеченному рационализму западной буржуазной философии, в противовес ей утверждало полноту, универсальность и целостность личности и восприятия мира. Громадное влияние в этом смысле на М.Булгакова оказало творчество Ф.М.Достоевского, имя которого не случайно и не раз возникает на страницах его произведений. Именно Достоевский привел Булгакова в тот круг идей, на те вершины мысли, где разум человеческий, не утрачивая связи, с временем и повседневным, но, поднимаясь над ним, соприкасается с идеальным и вечным.

Чрезвычайно широка связь поэтических формул и персонажей романа М.Булгакова "Мастер и Маргарита" с мотивами и образами мировой литературы и шире мирового искусства. И это естественно: чем значительнее художник, тем более у него точек соприкосновения с культурным общемировым развитием, тем более направление его творческих поисков связано с искателями художественной общечеловеческой мысли. И, прежде всего роман Булгакова входит в мировую литературную традицию через обращение автора к христианским образам и легендам как канонических, так и апокрифических текстов. Реминисценции Евангелия характерны уже для ранних произведений Булгакова, символика Апокалипсиса является одним из важнейших структурообразующих начал художественного начал художественного мира "Белой гвардии", библейские образы получают права реальных героев в романе "Мастер и Маргарита" с его параллельно развивающимся древним, историко-религиозным и современным социально-историческими планами. И здесь нить глубокой преемственности связывает Булгакова с великими художниками средневековья и Возрождения - Микельанджело, Босхом, Данте, Боттичелли, выдающимися мастерами западноевропейского искусства - Мильтоном, Кальдероном, Гете, Байроном, Т.Манном и другими.

Можно сказать, что роман Булгакова "Мастер и Маргарита" соприкасается с теми произведениями английской, французской и немецкой литературы, авторы которых разрабатывали античные сюжеты и образы, прибегая, в частности, к трудам великих историков древности- Геродота, Плутарха, Плиния Старшего, Светония, Тита Ливия и т.д. Сочинения античных историков служили для Булгакова одним из важнейших источников при воссоздании легендарных и реальных событий далекого прошлого. И не случайно как в подготовительных материалах и черновых редакциях романа, так и в дефинитивном его тексте возникают имена Филона Александрийского, Иосифа Флавия и "могучего Корнелия Тапита". Без сомнения, в поле зрения Булгакова были и новейшие, созданные уже в XlX веке, труды по истории Рима и Иудеи.

По мнению многих исследователей, легко выявляются литературные связи М.Булгакова с теми произведениями мировой литературы, в которых использованы фантастические, демонологические образы и темы с целью сатирического обличия или философского осмысления современности. Здесь он в известной мере соприкасается с общемировой романтической традицией, связанной с изображением в литературе потусторонних сил / Людвиг Тик, Гофман, Новалис, Ламартин, Шатобриан, Колридж, Вордсворт, Шелли, Э.По и т.д./, а также отчасти сопоставим с той литературой конца XlX века, которая возникла в эпоху очередного кризиса буржуазной жизни, на волне воскресшего интереса к христианству, античности, демонологии / Марсель Швоб, Пьер Луис, Анри де Ренье и др./, И все же наиболее тесно он связан с теми романтиками и реалистами в литературе, которые при всей условности и "фантастичности" используемых ими поэтических приемов, отображали вполне реальные социально-исторические коллизии современной им действительности.

Мы видим органическую связь творчества Булгакова с лучшими образцами русской литературы, на что обращает внимание О.Солоухина, прежде всего с А.С.Пушкиным. У булгаковских и пушкинских героев общий духовный источник - народная культура.

В творчестве Пушкина и Булгакова явно прослеживается линия противопоставления пророка и толпы /стихотворение Пушкина "Пророк". У Булгакова таким пророком предстает образ Мастера.

Ту же линию противопоставления можно найти в "Пророке"

М.Лермонтова, в "Горе от ума" Грибоедова /Чацкий воспринимался как сумасшедший/.

Необычность образа Мастера - одного из главных героев романа "Мастер и Маргарита", неожиданность и загадочность его поведения по сравнению с героями современных Булгакову произведений советской литературы порой связывались с некоторой оторванностью его от основного русла традиций русской литературы. Личная невыявленность образа Мастера вызывала осуждение некоторых исследователей, например, Утехина и Виноградова. Насколько исступленно деятельна Маргарита, настолько сам Мастер безропотен. Мастер сломлен, безумен, слаб. Однако именно в смирении Мастера - верность самому себе, твердость духа, а не тупая покорность. Здесь у Булгакова много общего с гоголевским пониманием предназначения художника, на что обращает наше внимание В.Чеботарева. Мы наблюдаем, повторение фантастических ситуаций и мотивов, прослеживаются явные параллели в фантастике Гоголя и Булгакова.

Следует отметить, что своеобразное преломление гоголевской традиции являют собой почти все персонажи романа. Живописные цельные, но статичные и неподвижные характеры - современные Булгакову собакевичи и маниловы - такие же центры своего неизменного внутреннего и внешнего мира. Отличие же образов в том, что у Гоголя это - помещики, а у Булгакова - представители творческой интеллигенции.

Как мы уже отмечали, в творчестве Булгакова много общего с западноевропейской литературной традицией. В этом смысле целесообразно обратиться к образу Воланда, родословная которого как литературного героя огромна. Образ Сатаны привлекал многих великих художников. Вырастал до огромных философских обобщений в сочинениях Мильтона, Гете, Байрона, стал толчком для великих произведений Ш.Гуно, Г.Берлиоза, Ф.Листа и других.

Большинство исследователей отмечают, что более всего Воланд М.Булгакова связан с Мефистофелем из "Фауста" Гете. Связан осознанно, подчеркнуто и полемично. Связь эта закреплена эпиграфом к роману: "…так, кто же ты, наконец? - Я часть той силы, что вечно хочет зла и вечно совершает добро". Источник эпиграфа Булгаков указал: Гете "Фауст".

В детские и юношеские годы Булгаков слушал оперу "Фауст" пятьдесят раз, так утверждает семейная традиция. Несколько посещений оперных спектаклей пришлось на гастроли великого Ф.И.Шаляпина. И след этого в романе "Мастер и Маргарита" есть. Процитируем воспоминания художника М.В.Нестерова: "Шаляпин чаще и чаще стал бывать в Киеве…. В скоре состоялся бенефис артиста. Я был на нем. Шел "Фауст"… Шаляпин был исключительно прекрасен. Никогда не забуду сцены, когда Мефистофель является на площади перед церковью, куда вошла Маргарита. Это появление, истинно трагическое, проведение было так ново, так неожиданно, гениально. Мефистофель, одетый в черное; в дивно облегающем гибкую фигуру плаще на оранжевой, огненной подкладке…".

В романе "Мастер и Маргарита" буфетчику из Варьете Воланд виден так: "Черный маг раскинулся на каком-то необъятном диване…. Как показалось буфетчику на артисте, было только черное белье и черные же востроносые туфли".

Булгаков подчеркивает связь Воланда с Мефистофелем. Едва не вспыхивает в тексте самое имя Мефистофель:

"Вы - немец?" - спрашивает Иван Бездомный, впервые столкнувшись с загадочным иностранцем.

"Я-то?…- после некоторого раздумья отвечает Воланд. - Да, пожалуй, немец…"

Правда, одеты герои по-разному. Мефистофель Гете является перед Фаустом в средневековой одежде, а на Воланде современный костюм, сначала серый - при его появлении на Патриарших, черный - на следующее утро.

В веренице совпадений с великими образами нельзя видеть ни подражания, ни влияния. Скорее это игра в сходство, как всегда у Булгакова глубоко продуманная.

Зачем Булгаков так тщательно работал над сходством Воланда с его предшественниками в искусстве? Затем, вероятно, что бы Воланд был узнан читателями - непосредственно и сразу. Сошлемся на воспоминания В.Я.Виленкина, из которых видно, что Булгакова очень волновало, насколько хорошо узнается этот герой.

"Слушал булгаковские чтения романа "Мастер и Маргарита" весной 1939 года. Присутствовали тогда П.А.Марков, драматург А.М.Файко с женой /соседи Булгакова/ и, как всегда, Елена Сергеевна. Прочитав три главы, Булгаков спросил: " А кто такой Воланд, как по-вашему?" Никто не решился высказать свое мнение вслух. Тогда, по предложению Елены Сергеевны, обменялись записочками. Е.С. написала: "Дьявол", я угадала: "Сатана". В записочке Файко, увы, значилось: "Я не знаю". Михаил Афанасьевич, подошел ко мне сзади, пока я выводил своего "Сатану", и, заглянул в записку, погладил по голове. Он был этим очень доволен".

Этот эпизод анализирует Л.Яновская и приходит к выводу, что Воланд, по замыслу Булгакова, Великий насмешник, дьявол беспощадной сатиры, дьявол сатирического романа.

Связи М.Булгакова с мировой литературой не исчерпываются, конечно, совпадением лишь общей художественной направленности и характером тематики и проблематики его романа с теми или иными произведениями западноевропейской и русской словесности. Поэтические формулы, приемы и образы " Мастера и Маргариты" дают обширный материал и для вполне конкретного и определенного сопоставления с ними, а также с общим для всей мировой литературы историко-религиозным, фольклорным и историческим наследием.

Продолжая разговор о параллелях в творчестве Булгакова и других писателей, нельзя не сказать, что в известной мере Воланд Булгакова родственен лермантовскому Демону - "парю познанья и свободы". Нечистая сила в обличии черного кота /чисто фольклорный образ/ являлась русским читателям уже в начале XIX века в повести А.Погорельского "Лафартовская маковница". Генетически восходят к образам фантастических героев повести А.К.Толстого "Упырь" и "Семья вурдалака" - и "понтурия" вампиров, во главе которой был поставлен Воландом бывший администратор театра "Варьете" Варенуха, а также очаровательная вурдалачка Галла, прислуживающая самому Князю Тьмы.

Интересный материал для сравнения с булгаковской демонологией дает и роман В.Брюсова "Огненный ангел". Так же как и герой романа Брюсова " Рупрехт", Маргарита , перед тем как отправиться на шабаш, натирается волшебной, "жирной" мазью, пахнущей "болотными травами и лесом", в результате чего она обретает способность летать.

Таким образом, Булгаков при изображении фантастического, потустороннего имел много предшественников. К такому приему прибегал А.Грин, сближая желаемое и действительное, мечту и реальность. Потусторонние силы на правах реальных существовали в произведениях К.Случевского, А.Андреева и др. Фантастико-исторические образы оживают в полночный час и в "петербургской повести" А.Ахматовой "Девятьсот тринадцатый год".

И все же роман "Мастер и Маргарита" - произведение особенно, щедро пропитанное исключительно булгаковской мистикой и поэтикой.

1.2.Творчество Булгакова: поэтика и мистика

Каждый исследователь предлагает, вольно или невольно, свой образ М.Булгакова.

В книге Л.Яновской "Творческий путь Михаила Булгакова" воскресает старинное представление о "вдохновенно творящем" гении, защищенным от возможных ошибок, ложных шагов.

В статьях И.Бэлзы, например, в "Генеологии Мастера и Маргариты, перед нами предстает "книжник" - схоласт, не столько сочиняющий, сколько "шифрующий", комбинирующий много различные знания, почерпнутые из ученых книг.

У М.Чудаковой в "Жизнеописании Михаила Булгакова" писатель лишается того розового флера, которым по ряду причин окутано сегодня его имя. Перед нами трезвая, жесткая, скурпулезнейшая работа реставратора, стремящегося к одной цели: вернуть Булгакову его собственную биографию, не подменяя чьей-то, увидеть его во всем возможном многообразии реальных качеств и поступков.

Надо сказать, что дебют Булгакова в литературе был очень бурным. В 1925-1927 годах мало о ком из литераторов писалось так часто, как о нем. Первым повестям, "Роковым яйцам" и "Дьяволиаде", не откажешь в "степенности" современной ему критикой. Ошибка мнений была невероятная. "Фальшивой репутацией является прославление Булгакова", - утверждал, например, П.Пусинов в своем публичном докладе, прочитанном в Ком. академии. На вопрос, кто из писателей наиболее популярен, - журнал "Литература и искусство" /1926. №12/ сообщает: "Выдвигаются Л.Леонов, Ф.Гладков, М.Булгаков и И.Бабель. Берется, как всегда, М.Зощенко…"

В статьях, дискуссиях журналов 1920 годов ощущается атмосфера того времени.

Однако из главных слов, чаще прочих встречающееся в статьях о литературе и о театре, - "контроль". "Контроль масс… должен быть осуществлен со всей полнотой…" /Рабочий и театр. 1928.№24.с.1/.

Булгаков не может принять установки и взгляды на "коллективное" творчество. Прямой репликой, высказыванием своей позиции к тому, что есть "писательство" о чем возможно его подтвердить, становится сцена в "Мастере и Маргарите", в которой Бегемота и Коровьева не пропускают в ресторан МАССОЛИТа, требуя удостоверений, а герои уверяют "гражданку в носочках", что достаточно прочесть две страницы из Достоевского, чтобы убедиться в том, что он - писатель.

Не случайно и сокращение "МАССОЛИТ" - очевидно, означает "массовая литература", то есть - обезличенная, безиндивидуальная печатная продукция.

"Организованная" литература часто давала сбои, и ее приходилось защищать в журналах, газетной полемике, "объяснять" недописанное, недовоплощенное.

Устоять перед соблазном принятия массовой, всячески поощряемой точки зрения, писать о том, что видишь, не вливаясь в бригады и "колонны" писателей, на это оказались способны не многие. Среди этих немногих сумел остаться Булгаков, не только выработавший и сохранивший свое видение жизни, но и передавший его нам в "закатном", прощальном романе.

Общее место многих - первых - статей о булгаковском творчестве и о романе "Мастер и Маргарита" в частности - составляло восхищение "пиршество красок" и тому подобными вещами. При внимательном же чтении романа обнаруживается, скорее, обратное. Отрабатывается, изображается, списывается поддающееся исчислению количество образов, тем, мотивов, ситуаций. На всех уровнях текста, от концепции произведения до вполне частных деталей, мелочей.

Порой кажется, что булгаковский мир - это мир, в котором все герои знакомы друг с другом. Воланд улыбается, произнося страшное слово "саркома", может быть от того, что вспоминает при этом историю с загадочной, легко излечимой саркомой легкого у Герасима Николаевича из "Театрального романа", Коровьев в облике "гаденького в треснутом пенсне" впервые появляется уже в рассказе "Ханский огонь", а в сцене молитвы Елены в "Белой гвардии" впервые приходит герой будущего "роман о дьяволе". "Он появляется рядом у развороченной гробницы, совершенно воскресший, и благостный, и босой…"

Сверхъестественные силы, часто переходящие в фантасмагорию, появляются уже в "Дьяволиаде". Содержание "Дьяволиады" - судьба маленького человека, рядового винтика бюрократической машины, которой в какой-то момент выпал из своего гнезда, потерялся среди ее шестеренок и приводов и метался среди них, пытаясь вновь зацепиться за общий ход, пока не сошел с ума. В сущности даже не этот маленький чиновник, хоть он и центральная фигура, а сама машина, ничего не производящая и только энергично жующая свою бумажную жвачку, и есть главное действующее лицо повести.

В "Дьяволиаде" много молодого увлечения литературой, самозабвенной игрой в фантастику, экспериментов со словом и сюжетом, следования за гоголевскими "Записками сумасшедшего", откуда взята сама тема безумия маленького чиновника, смятого колесами бюрократического механизма. Здесь же есть неповторимый стиль, точно найденные подробности, предвещающие роман "Мастер и Маргарита" фразы типа: "Черная крылатка соткалась из воздуха", появляется черный кот с фосфорными глазами, в которого превращается Кальсонер. Именно в "Дьяволиаде", по мнению исследователей, формируется самобытный булгаковский язык и художественные приемы, которые мы потом встречаем на страницах его более поздних произведений.

Булгаковские герои нередко выступают в пространство как незнакомцы, действия их непредсказуемы и неожиданны. В частности, и пьесы Булгакова начинаются с загадки, "непонятности", "тайны".

Подобными "непредсказуемостями" пропитана жизнь Булгакова, которую он видит трезво. И знает, среди прочего, что именно ошибки, сломы могут изменить человека. Острое ощущение Булгаковым непредсказуемости жизни, ее вариативности, неостановимости потока событий, наверное, и есть то, что приводит к рождению великого писателя. Прологи, распространенные и органичные для поэтики иных авторов, для Булгакова невозможны, именно потому, что пролог, как свернутый в формулу итог и еще не случившегося, не произошедшего.

Отказ Булгакова от коллективной работы в литературе - позже приведет к ясному осознанию своей писательской задачи: объяснить суть происходящего, "запечатлеть истину". Кажется, что пером Булгакова водила энергия отталкивания, несогласия - ведь нередко бывает так, что импульс к работе дает работа чужая, резче оттеняющая, обозначающая твою собственную позицию. Проще говоря, я должен сказать - потому что другие говорят не о том, не так.

При этом по Булгакову, "видеть нечто" - вовсе не означает это верно описать. Можно быть очевидцем событий - и его не понять, не заметить, как, например, это происходит в "Мастере".

События явлены москвичам: сатана вступает в беседу с двумя литераторами, не последними людьми в современной литературе. При этом один из них - широко осведомленный в исторических источниках человек, другой - пишет поэму о Христе, а Воланд меж тем отнюдь не скрывает своих "опознавательных" общественных примет.

Позже вся сопровождающая дьявола компания устраивает "очную ставку" мессира с московским народонаселением. О вновь не последние люди занимают в тот вечер кресла партера. Воланд вступает в беседу с Лиходеевым, Коровьев рассыпает свои трели перед тертым Никанором Ивановичем - но никто, ни один из москвичей не узнает явившихся.

События явлены - но не узнаны. И эпилог, заключающий роман, вновь подтверждает: случившейся не оставило никаких сколько-нибудь заметных следов в сознании столкнувшихся с дьяволом людей. С такой уверенностью, твердостью опыт современников. Мастера исключает существование чего-то высшего, не материального, не входящего в круг обыденно-насущного.

История с явлением Сатаны в Москву тридцатых годов, будто зеркально повторяет давнюю легенду о явлении, Иисуса, которого тоже никто не узнал.

И только существование Мастера и созданный им роман восстанавливают единство истории. Своей мыслью, творческим даром "вживания" герой угадывает истину в прошлом и лишь благодаря этому становится способным объяснить настоящее. Верность этого описания современности подтверждается "правильностью" его описания исторической реальности, засвидетельствованной Воландом..

Не случайно глава "Явление героя", в которой впервые читатель встречается с Мастером, поставлена Булгаковым примерно в середину романа: эта композиция "срединность" - содержательна. Мастер и есть то звено, которое одно лишь способно осуществить, сделать реальной связь времен.

Мистикой пронизан буквально весь роман. Уже в первой главе "Никогда не разговаривайте с неизвестным" Булгаков пишет о странностях: "…знойный воздух сгустился перед ним /Берлиозом/, и соткался из этого воздуха прозрачный гражданин престранного вида. На маленькой головке жокейский картузник, кургузый воздушный клетчатый же пиджачок…. Гражданин ростом в сажень, но в плечах узок, худ неимоверно, и физиономия, прошу заметить, глумливая". Далее идет пояснение, что Берлиоз к необыкновенными явлениям не привык, а потому в смятении подумал: "Этого не может быть!.."

"Но это, увы, было, и длинный, сквозь которого видно, гражданин, не касаясь земли, качался перед ним и влево и вправо".

Чуть позже появляется Воланд уже как реальная личность. Необычность его внешнего вида позволяет предположить, что это - "иностранец". Иностранец заинтересовал Берлиоза, тогда как на поэта Бездомного он произвел отвратительное впечатление. Как оказалось, иностранец был ни кто иной, как "специалист по черной магии", что несколько озадачило Берлиоза. Еще больше удивило и поэта и редактора, что "вечером на Патриарших будет интересная история". Что, в сущности, и произошло.

Затем Бездомный видит компанию из троих, и третьим в этой компании "оказался неизвестно откуда взявшийся кот, громадный, как боров, черный, как сажа или грач, и с отчаянными кавалерскими усами. Тройка двинулась Патриарший, причем кот тронулся на задних лапах".

Не поразило ни кондукторшу, ни пассажиров, что кот лезет в трамвай и даже собирается платить.

Мистические действия следует в романе один за другим, разворачивая совершенно необычную сюжетную линию. Один за другим персонажи вовлекаются в совершенно необъяснимые события, забывают, что они делали накануне, например, Степан Богданович - директор Варьете: "На Степу было жалко смотреть: он решительно не помнил ничего о контракте и, хоть убейте, не видел вчера этого Воланда. Да, Хустов был, а Воланда не было".

Коровьев шокирует Никанора Ивановича Босого - председателя жилищного товарищества дома № 302-бис по Садовой улице, где проживал покойный Берлиоз /квартира №50 - "нехорошая квартира"/.

Коровьев легко уговаривает председателя сдать квартиру Воланду и подписывает с ним контракт, дает контрамарки.

"И тут случилось, как утверждал впоследствии председатель, чудо: печка сама вползла к нему в портфель / пачка денег/. А затем председатель какой-то расслабленный и даже разбитый оказался на лестнице. Вихрь мыслей бушевал у него в голове".

В круговорот событий затем попадает администратор Варьете Варенуха. В самом Варьете происходили события вообще невероятные, свидетелями этому стали жители Москвы. Совершенно околдовал, например, публику денежный дождь.

После того, как поступило предложение "оторвать голову" Бенгальскому на глазах публики произошла "невиданная вещь": "Шерсть на черном коте встала дыбом, и он раздирающе мяукнул. Затем сжался в комок и, как пантера, махнул прямо на грудь Бенгальскому, а оттуда перескочил на голову, Урча, пухлыми лапами кот вцепился в жидкую шевелюру конферансье и, дико взвыл, в два поворота сорвал эту голову с полной шеи".

"Две с половиной тысячи человек в театре вскрикнули как один. Кровь фонтанами из разорванных артерий на шее ударила вверх и залила и манишку и фрак. Безголовое тело как-то нелепо загребло ногами и село на пол. В зале послышались истерические крики женщин. Кот передал голову Фаусту, тот за волосы поднял ее и показал публике, и голова эта отчаянно крикнула на весь театр:

-Доктора!"

Булгаков эпатирует читателя, детально и красочно описывает выходки троицы, мастерски играющей на обывательских чувствах публики. Булгаков как бы говорит нам: вот она, какая толпа! И поделом, что она была, обманута фирмой Фагота и дамы оказались, на улице в одном нижнем белье. Вот оно настоящее Варьете, здесь на улице.

Даже "умнейшего человека в Киеве" Максимилиана Андреевича сообщники Воланда ввели в заблуждение: "Меня только что зарезало трамваем на Патриарших. Похороны в пятницу, три часа дня. Приезжай. Берлиоз".

Пожалуй, только Маргарита воспринимала чудеса, происходящие с ней, как должное: "Я верую! - шептала Маргарита торжественно, - я верую! Что-то произойдет! Не может не произойти…"

Может быть, именно ожидание чуда так отличает Маргариту от переживаний других персонажей. При этом она необыкновенно активна и деятельна.

Все же в эпилоге Булгаков возвращает читателя в реальный мир. "Культурные люди стали на точку зрения следствия: работала шайка гипнотизеров и чревовещателей, великолепно владеющая своим искусством.

Меры к ее поимке, как в Москве, так и за пределами ее далеко, были, конечно, приняты немедленные и энергичные, но, к великому сожалению, результатов не дали. Именующий себя Воланд со всеми своими присными исчез и ни в Москву более не возвращался и нигде вообще не появлялся и ничем себя не проявил".

Жертвами во всей этой истории стали главным образом черные коты столицы.

ГЛАВА 2. МАГИЧЕСКИЕ ОБРАЗЫ РОМАНА

2.1. "Евангельские" и "демонологические" линии романа

Прежде всего отметим, что Булгаков упорно стремился преодолеть евангельскую легенду. В его романе нет одиннадцати апостолов и женщин скорбно застывших вдали во время казни или плачущих у подножья креста. Есть один единственный в отчаянии проклинающий Бога, Левий Матвей.

"Когда осужденных повели на гору, Левий Матвей бежал рядом с цепью в толпе любопытных, стараясь каким-нибудь образом незаметно дать знать Иешуа хотя бы уж то, что он, Левий, здесь, с ним, что он не бросит его на последнем пути и что он молится о том, чтобы смерть Иешуа постигла как можно скорее. Но Иешуа, смотрящий вдаль, туда, куда его увозили, конечно, Левия не видал". Левий считал себя верным и единственным учеником Иешуа. Левий желал только одного, чтобы Иешуа, не сделавший никому на свете ни малейшего зла, избежал истязаний. Но он опоздал.

"Когда истек четвертый час казни, мучения Левия достиг наивысшей степени, и он впал в ярость. Поднявшись с камня, он швырнул на землю бесполезно, как он теперь думал, украденный нож, раздавил флягу ногою, лишив себя воды, сбросил с головы кепи, вцепился в свои жидкие волосы и стал проклинать себя.

Он проклинал себя, выкрикивая бессмысленные слова, рычал и плевался, поносил своего отца и мать, породивших на свет глупца.

Виня, что клятвы и брань не действуют, и ничего от этого на солнцепеке не меняется, он сжал сухие кулаки, зажмурившись, вознес их к небу, к солнцу, которое сползало все ниже, удлиняя тени и уходя, чтобы упасть в Средиземное море, и потребовал у бога немедленного чуда. Он требовал, чтобы бог тотчас же послал Иешуа смерть.

Открыв глаза, он убедился в том, что на холме все без изменений, за исключением того, что пылающие на груди Кентуриона пятна потухли. Солнце посылало лучи казнимых, обращенных лицами к Ершалаиму. Тогда Левий закричал:

-Проклинаю тебя, бог!"

Таким образом, Булгаков снимает привычную оболочку легенды. Во всем описании казни отсутствует само слово "крест", например.

Экстраординарные способности Иешуа отличаются от образа канонического Христа. И здесь Булгаков также не явился первооткрывателем. В русской литературе XX века и в советской литературе евангельские темы присутствовали. К библейским сюжетам, созданию образа Христа, обращались в своем творчестве, как известно, многие русские художники, в том числе и А.К.Толстой, Ф.М.Достоевский, Л.Н.Толстой, Л.Андреев, А.Блок, С.Есенин, В.Маяковский. Большое место эта тема занимала и в произведениях советских писателей, пытавшихся сопоставить так или иначе идеалы революции с христианской мечтой о пришествии "царствия земного", царства свободы и равенства, где не будет уже ни богатых, ни бедных, их мучителей, ни притесненных. Образ Иисуса Христа "в белом венчике из роз", идущего впереди отряда красноармейцев, возникает в "Двенадцати" А.Блока. По-своему интерпретируется евангелическое сказание о Христе в произведениях и А.Белого "Христос воскрес", где так же как и у Булгакова, хотя и не столь ограничено, связуются между собой два стилевых слоя - библейский и современный, А.Платонова "Христос и мы", В.Князева "Красное Евангелие", Клюева и других советских художников.

Почему Булгаков вводит в роман образ Христа? Вероятно, потому что его очень интересовал ответ на вопрос "кто управляет жизнью человеческой". Это мы понимаем сразу во время встречи Сатаны с литераторами на Патриарших. Эта же тема будет продолжена во время допроса Пилатом арестованного Иешуа: "Уж не думаешь ли ты, - спросит Иешуа прокурора, - что ты ее /жизнь/ подвесил?"…

Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.