На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Реферат Природа норм литературного языка. Динамическая теория нормы. Вариантность и норма. Нормы ударения. Особенности ударения в русском языке. Основные тенденции в развитии русского ударения. Сближение произношения с написанием. Синтаксические нормы.

Информация:

Тип работы: Реферат. Предмет: Литература. Добавлен: 29.06.2008. Сдан: 2008. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):


Министерство внутренних дел Российской Федерации
Белгородский юридический институт
Кафедра русского и иностранных языков

Дисциплина русский язык

Реферат

На Тему: «Нормы современного русского литературного языка»

Подготовил:

Слушатель 342 группы

Коптев Е.А.

Проверил:

профессор кафедры
РиИЯ
Антонова И.Т.
Белгород 2008
Природа норм литературного языка

Норма языковая - принятые в общественно-речевой практике образованных людей правила произношения, грамматические и другие языковые средства, правила словоупотребления. Литературная норма складывается как результат социально-исторического отбора языковых элементов из числа сосуществующих, образуемых вновь или извлекаемых из пассивного запаса прошлого и возводимых в ранг правильных, пригодных и общеупотребительных. Для письменной речи существуют также орфографические нормы - система правил, устанавливающих единообразную передачу звукового языка на письме.
Динамическая теория нормы.

В прошлом норма литературного языка часто рассматривалась как некое статическое понятие. Для этого существовали известные основания. Литературный язык соединяет поколения, и поэтому его нормы, обеспечивающие преемственность культурно-языковых традиций, должны быть максимально устойчивыми, стабильными. Представление о незыблемости норм имело также психологическую основу. Во-первых, язык в целом изменяется медленно, постепенно. Для существенных, ощутимых сдвигов, как правило, недостаточно жизни одного поколения. Во-вторых, все новое, непривычное, входящее в речевую практику, нарушает автоматизм пользования языком, несет за собой временное неудобство, и поэтому, естественно, вызывает оборонительную реакцию.
Естественнонаучная философия стала рассматривать язык как живой организм, в котором непрерывно отмирает одно и нарождается другое. То, что сначала кажется разрушительным для языка и вызывает гневное осуждение, впоследствии нередко оказывается необходимым и даже благодетельным. Известный русский ученый 19 в. Яков Карлович Грот так, например, характеризовал процесс освоения новообразований: "Вначале слово допускается очень немногими; другие его дичатся, смотрят недоверчиво, как на незнакомца... Мало-помалу к нему привыкают, и новизна его забывается: следующее поколение уже застает его в ходу и вполне усваивает его" (Народный и литературный язык. - "Филологические разыскания", т.2. СПб., 1899. С.17).
Современное языкознание признает, что норма отражает поступательное развитие языка. Динамическая теория нормы, опираясь на требование "гибкой стабильности", совмещает в себе и учет продуктивных и не зависящих от нашей воли тенденций развития языка, и бережное отношение к унаследованным литературно-традиционным речевым навыкам.
Таким образом, с позиций динамического подхода норма - это не только результат речевой деятельности, закрепленный в традиции или образцах, но также и создание новых средств в соответствии с возможностями системы или по аналогии с уже реализованными образцами. При нормативной оценке новообразований учитываются, во-первых, их массовая и регулярная воспроизводимость в речи и, во-вторых, активное взаимодействие с другими звеньями системы (ср. новое: заявление на кого/что, по аналогии с жалоба на кого/что, вместо старого: заявление о ком/чем).
Вариантность и норма

Сосуществование параллельных, или вариантных, форм - распространенное явление живого литературного языка. При-ведем некоторые примеры тех случаев, когда к специалистам обращаются с вопросом: "Как правильно сказать: творог или творог, петля или петля, договор или договор, заключенный или заключенный, булочная или булошная, инструкторы или инструктора, в отпуске или в отпуску, торжествен или торжественен, сосредоточивать или сосредотачивать, национализовать или национализировать, согласно приказу или приказа и т.п.?"
Многие считают, что наличие подобных дублетов является несовершенством, болезнью языка. Однако такое суждение глубоко ошибочно. Варьирование формы - это объективное и неизбежное следствие языковой эволюции. Язык развивается и совершенствуется медленно, постепенно. "Язык изменяется, оставаясь самим собой". В этом смысле наличие вариантности, т.е. стадии сосуществования старого и нового качества, не только не вредно, но даже целесообразно. Варианты как бы помогают нам привыкнуть к новой форме, делают сдвиг нормы менее ощутимым и болезненным. Например, в 18-19 вв. нормой было ударение токарь. Колебания (токарь и токарь) начались в конце прошлого столетия и продолжались до 20-30-х гг. (в Словаре Ушакова ударение токарь характеризуется как устарелое). Теперь все говорят токарь, но еще можно встретить варианты: бондарь и бондарь (новое ударение бондарь впервые зафиксировано в Словаре русского языка 1895г.).
Помимо того, что варианты как бы поддерживают преемственность речевых навыков, многие из них не тождественны и уже, поэтому не могут рассматриваться как избыточные, как балласт нашей речи. Напротив, присущая вариантам функциональная нагрузка превращает их в важное стилистическое средство литературного языка, которое, наряду с синонимикой, способствует уточнению мысли. Например, преподавателей средних школ называют учителя, но, когда речь идет об основоположниках какого-либо учения, обычно употребляют вариант учители. В строго официальной речи говорят и пишут в отпуске, в цехе, в непринужденной беседе допустимы формы в отпуску, в цеху.
В процессе развития литературного языка количество и качество вариантов не остается постоянным. Колебание (варьирование форм) продолжается более или менее длительный период, после чего варианты либо расходятся в значениях, приобретая статус самостоятельных слов (например, невежа и невежда), либо продуктивный вариант полностью вытесняет своего конкурента (ср.: токарь и токарь).
В целом для истории русского литературного языка характерно некоторое сокращение количества вариантов. Основные причины этого - ослабление влияния территориальных диалектов и "модных" иностранных языков, усиление роли письменной формы речи и сознательной унификации в области орфографии и орфоэпии. Произошло также качественное изменение в соотношении вариантов: многие параллельные формы, применявшиеся ранее безразлично, как полные дублеты, получили функциональную специализацию.
Таким образом, сосуществование многочисленных вариантных форм на всех языковых уровнях (акцентологическом, морфологическом и т.д.) - неоспоримый факт современного русского литературного языка. Из-за наличия вариантов и необходимости выбора, в сущности, и возникает острая проблема нормы.
Нормы словоупотребления. Появление новых слов и новых значений слов.
Под нормами словоупотребления обычно понимается правильность выбора слова и уместность применения его в общеизвестном значении и в общепринятых сочетаниях. Особая важность соблюдения лексических норм определяется не только культурно-престижными факторами, но и необходимостью полного взаимопонимания между говорящим (пишущим) и слушающим (читающим), что, в свою очередь, составляет саму суть языкового общения.
Между тем именно в области лексики, более тесно связанной с историческими изменениями в материальной и духовной жизни общества, а поэтому исключительно проницаемой для разного рода внеязыковых воздействий, становление норм идет крайне сложным и извилистым путем. Лексическая система плохо поддается унификации и формализации. Судьбы слова часто глубоко индивидуальны и своеобразны. Оценка приемлемости слова, правильности употребления его в том или ином значении в большей мере, чем, скажем, ударение или произношение, связана с идеологией, мировоззрением носителей языка, степенью их культурно-образовательного уровня и глубины освоения литературной традиции. Поэтому, именно здесь вспыхивают наиболее ожесточенные споры о правильном и неправильном, именно здесь чаще всего встречаются категорические суждения, основан-ные на субъективном восприятии языковых фактов.
Так, поэт и драматург 18 в. А.П. Сумароков слова предмет, обнародовать, преследовать считал непристойными. Поэт П.А. Вяземский порицал в качестве "площадных выражений" слова бездарность и талантливый. Известный юрист начала 20 в. П.С. Пороховщиков отвергал такие заимствованные слова, как интеллигент, травма и др.
Выражение антипатии к отдельным словам наблюдается и у современных писателей. Например, К. Федин осуждал слово киоскер, а Б. Лавренев испытывал физическую ненависть к словам учеба (вм. учение) и зачитать (вм. прочесть или прочитать) и т.п.
Отсюда ясно, что нормативная оценка генетически разнородных и стилистически неравноценных фактов современной речи не может основываться лишь на мнении писателей (пусть даже авторитетных). Для того чтобы получить научно-объективное представление о нормах словоупотребления, необходимо историческое и всестороннее изучение значительного лексического материала. Очевидно также и то, что проблема лексических норм носит весьма широкий характер. Прямое отношение к ней имеют и развитие смыслового значения слова, и стилистическое расслоение речевой ситуации, и понятие активного и пассивного лексического запаса, и социальное распределение лексики (в особенности отношение к диалектизмам и жаргонизмам), и многие другие аспекты жизни слова.
Появление новых слов (лексических неологизмов) - явление обычное и закономерное. Каждое новое или обновленное понятие должно получить свое наименование. Однако столь же естественной является и реакция сопротивления новому - осуждение и даже отвержение некоторых неологизмов. Проблема осложняется тем, что приток неологизмов в современном языке принял массовый характер, а быстротекущая жизнь нашей эпохи укорачивает испытательный срок новых слов.
В 1971 г. вышел в свет первый отечественный словарь неологизмов ("Новые слова и значения". Словарь-справочник по материалам прессы и литературы 60-х годов), охвативший около трех с половиной тысяч слов и выражений, вошедших в употребление в 50-60-е годы (кофеварка, в рабочем порядке, на общественных началах, спустить на тормозах и т.п.). Однако новые тысячи слов вливаются в общий словарь языка ежегодно.
Для нормативной квалификации неологизмов представляется существенным определить хотя бы наиболее продуктивные способы их образования в современном языке.
В последние годы стал особенно активным процесс включения. Так называют образование одного слова из привычного словосочетания. Например, из сочетания прилагательного и существительного шоссейная дорога возникает слово шоссейка. В данном случае определяемое дорога как бы включается в определяющее шоссейная. Вместо двух слов образуется одно. Таких новых слов, полученных посредством включения с помощью суффиксов -к(а), -лк(а), сейчас сотни: электричка (из электрический поезд), зачетка (из зачетная книжка), самоходка (из самоходное орудие), зенитка (из зенитное орудие) и т.п. В современных газетах используются: курилка, анонимка, неотложка, попутка, полуторка, грунтовка и мн. др.
Почти все подобные слова начинают свою "жизнь" на периферии литературного языка, в обиходно-разговорном стиле речи. С течением времени, однако, многие из них постепенно входят, а некоторые (узкоколейка, безрукавка, стометровка, зенитка, электричка, полуторка и др.) уже вошли в литературный язык. Конечно, это не означает, что все образования такого рода обязательно войдут в лексический фонд литературного языка. Бесспорно, однако, что сама модель образования новых слов посредством включения (т.е. возникновение одного слова из словосочетания) с помощью суффиксов -к(а), -лк(а) является сейчас особенно продуктивной.
В последнее время весьма продуктивным стало также образование глагольных имен без суффикса: подогрев, разогрев, промыв, полив, обжиг, подкорм и т.п. Эти бессуфиксные имена успешно конкурируют теперь не только с традиционными именами на -ание (разогревание, промывание, поливание), но и с сравнительно новыми словами на -к(а): промывка, поливка, подкормка.
Конечно, бессуфиксные имена (полив, разогрев), как и многие существительные на -к(а), не приобрели еще полных прав общелитературной, стилистически нейтральной лексики. Но многие из них, видимо, находятся на пути к этому вследствие выраженной экономичности формы. Ср.: прогрессивная оплата - прогрессивка; поливание - поливка - полив и т.п. Современная норма ограничивает сферу употребления некоторых таких слов, но не отрицает самой модели словообразования.
Создание сложносокращенных слов - это продуктивная словообразовательная модель, активизировавшаяся в последние десятилетия. Сотни аббревиатур стали обыденными, привычными словами, часто уже не воспринимаемыми как сокращенные образования: загс, ЮНЕСКО, АПН, ЦРУ, ЖЭК, КВН, самбо (самозащита без оружия), лавсан (Лаборатория высокомолекулярных соединений Академии наук) и мн. др.
Значительно пополнился словарный состав современного русского языка и за счет словосложения. Появились такие новые, но уже общеупотребительные и вполне общепризнанные слова, как атомоход, вертолет, электролечение. Только с помощью части слова авто (автомобильный) в последние десятилетия образовалось большое число новых слов таких, как автовокзал, автодело, автодорожник, автозаправщик, автоинспекция, автокросс, автолавка, автомастерская, автопавильон, автопарк, автоперевозка, автопрокат, автопромышленность, автосервис, автостанция, автостоянка, автотранспортник, автофургон, автохозяйство, автоцистерна, автошкола и мн. др. Этих слов более 150. Данный способ словообразования, несомненно, является продуктивным и рациональным.
В последние десятилетия резко возрос также "наплыв" сложносоставных слов. Это отчасти связано с усложнением новых обозначаемых понятий (многофункциональность обозначаемого, комплексное восприятие действительности). Обычными стали: музей-квартира, школа-интернат, кафе-столовая, матч-турнир, диван-кровать, кресло-кровать, салон-вагон и т.п. Характерной приметой возникновения сложносоставного слова из словосочетания служит постепенная утрата склоняемости первой части. Например: из салон-вагона, второй тур матч-турнира, победа в матч-турнире.
Еще и сейчас некоторые аббревиатуры, сложносокращенные, сложносоставные слова иногда режут слух, вызывают раздражение и даже возмущение. Однако проходит время, и многие из них уживаются в языке, становясь не только нужными, но и незаменимыми словами: вуз, электровоз, теплоход, пылесос, телефон-автомат и т.п.
Но богатство словообразовательных возможностей русского языка таит в себе и определенную опасность. Наличие параллельных словообразовательных типов заключает в себе не только некоторые трудности и условности создания слов (от мыслить - мыслитель, от говорить - говорун, от рассказывать - рассказчик, от продавать - продавец, от играть - игрок), но и создает основу для вольной или невольной словообразовательной переориентации, что, в свою очередь, нередко превращается в уродование слов.
На этой основе рождается множество случайных и действительно противозаконных словечек, представляющих собой грубые нарушения литературных норм. Так, появились слова-уроды: дача советов и справок, обилетить пассажиров, озадачить (вм. дать задание), телик (вм. телевизор), велик (вм. велосипед) и др.
Как известно, обогащение языка происходит не только путем создания новых слов, но и посредством появления новых значений.
Представляется оправданным и с нормативной точки зрения приемлемым возникновение новых значений в следующих случаях.
При отсутствии в лексической системе языка однословного наиме-нования (т.е. отдельного слова, а не словосочетания) для обозначения нового предмета или понятия (а также для предметов или понятий, получивших особую актуальность в общественной жизни). Появление нового смысла как бы восполняет пробел в системе обозначений: "знак - понятие". Причем применение старого слова в новом значении оказывается экономичнее, чем употребление описательного оборота.
Например, слово милиция закрепилось в русском языке в значении "орган в составе республиканских министерств внутренних дел, задача которого - поддержание порядка внутри страны, охрана общественной безопасности и всех видов собственности от воров и расхитителей". Утрата же словом милиция прежнего значения "военная служба" оказалась для языка не жизненно важной.
Слово спекуляция закрепилось в новом значении: юр. в СССР "преступление, состоящее в скупке и перепродаже с целью наживы продуктов питания и предметов широкого потребления", утратив первоначальное значение "выслеживание, высматривание; созерцание".
Слово абитуриент сравнительно недавно закрепилось в новом значении: "человек, поступающий в высшее учебное заведение", освободив тем самым нас от необходимости каждый раз употреблять описательное выражение. Утрата же словом абитуриент прежнего значения - "оканчивающий среднюю школу", оказалась для языка не жизненно важной, так как в словарном составе уже до того имелось другое (причем однословное) обозначение данного понятия - "выпускник".
Слово синтетика закрепилось в языке в новом значении "синтетические материалы, а также изделия из них". Оно оказалось удобным однословным обозначением актуального явления современной жизни и нашло структурную поддержку в системе русского языка (ср.: пластика, косметика и т.п.).
2. Допустимыми представляются многие факты расширительного употребления слова при обязательном сохранении смыслового ядра. Такое употребление мотивированно и целесообразно потому, что оно основывается на использовании старой формы и традиционного, уже усвоенного смысла и, таким образом, не требует мыслительного напряжения для запоминания нового слова. Например: ас (не только о летчике, но и вообще о мастере своего дела, виртуозе); ассортимент (не только о товарах, но и о совокупности различных предметов или явлений: ассортимент дискуссионных вопросов, ассортимент поэзии); инфляция (не только о бумажных деньгах, но и об обесценивании в широком смысле слова: инфляция образования, инфляция совести). В этих случаях расширительное употребление не обусловлено требованиями обозначения. Оно появляется не для заполнения пробела в системе: "знак - понятие". Причина закрепления подобных употреблений состоит в свежести и выразительности (экспрессивности) нового применения, что является важным фактором обогащения языка.
Как отмечалось выше, нормы словоупотребления обусловливают правильность выбора слова и уместность применения его в общеизвестном значении и общепринятых сочетаниях. Их усвоение сопровождается определенными трудностями. В известной степени это объясняется неоднозначной оценкой приемлемости того или иного слова и правильности его употребления в каком-либо значении со стороны говорящих или пишущих, что связано с мировоззрением обучающихся, степенью их культурно-образовательного уровня и глубиной освоения литературной традиции. Однако существуют и гораздо более значительные - объективные обстоятельства, которые затрудняют выбор слова. Они связаны с такими явлениями, как многозначность, синонимия, с существованием слов-паронимов и т.п.
Многозначность предполагает наличие у слова более чем одного значения. Как известно, большинство слов являются многозначными, причем каждое из значений часто выступает в определенном контексте. Однако бывает и иначе. Например, глагол прослушать имеет значения "выслушать от начала до конца" и "слушая, не воспринять, не услышать". Неясно, в каком именно значении он используется в следующем предложении: "Подсудимый прослушал предъявленное ему обвинение". Возникновение такой двусмысленности совершенно недопустимо в юридических документах.
Значительные трудности вызывает употребление паронимов - однокоренных слов, близких по звучанию, но разных или только частично совпадающих по значению, например: человеческий - человечный, драматический - драматичный, предоставить - представить и др.
Обратимся к последней паре слов. Языковая практика нередко ставит нас перед необходимостью выбора одного из двух глаголов в следующих сочетаниях: представить или предоставить отчет, представить или предоставить доказательства и т.д. Оба глагола имеют одинаковое строение и сходство в звуковой форме, но различаются значениями. Так, в современных толковых словарях у глагола представить приводится несколько значений:
1) доставить, подать куда-либо или кому-либо (представить дипломную работу, отчет, документацию к указанному сроку);
2) предъявить, показать что-либо, подтверждающее какой-либо факт (представить справку);
3) познакомить с кем-либо, отрекомендовать кому-либо (представить лектора аудитории);
4) возбудить ходатайство о награждении или повышении по службе (представить на соискание премии);
5) изобразить, показать (представить героем, в истинном свете);
6) воспроизвести, показать на сцене, изобразить, копируя (представить сцену из "Ревизора"); 7) мысленно воспроизвести, вообразить (представить весь драматизм положения).
Глагол предоставить имеет два основных значения:
1) дать возможность обладать, распоряжаться, пользоваться чем-либо (предоставить квартиру, свободу и т.д.);
2) дать возможность делать что-либо, действовать каким-либо образом (предоставить решить дело).
Как видим, приведенные глаголы не совпадают ни в одном из своих значений, однако сходство их строения и звуковой формы часто приводит к их смешению, которое обычно наблюдается в двух первых значениях. Нередко можно встретить сочетания: предоставить (вм. представить) отчет, обоснование и т.д. Это объясняется тем, что, например, в сочетаниях представить проект и предоставить отпуск имеется некоторое сходство в значении, которое можно выразить с помощью формулы "дать что-либо кому-либо". Но если представить означает просто "дать, подать, предъявить", то предоставить всегда предполагает наличие возможности, права распоряжаться, пользоваться чем-либо, делать что-либо, действовать каким-либо образом. Правильными будут следующие сочетания: представить отчет, заключение, план, проект, документы, факты, доказательства и подобные, но предоставить отпуск, жилплощадь, должность и т.д.
Итак, употребление слов - паронимов требует известной осмотрительности.
Определенные трудности связаны с выбором нужного слова из нескольких синонимов. Известно, что синонимы могут различаться значением и употреблением. Возьмем, например, синонимический ряд знаменитый, известный, выдающийся, замечательный, большой (в применении к человеку). "Все эти слова обозначают одно и то же, но каждое подходит к одному и тому же понятию несколько с особой точки зрения: большой ученый является как бы объективной характеристикой; выдающийся ученый подчеркивает, может быть, то же, но в аспекте несколько более сравнительном; замечательный ученый говорит об особом интересе, который он возбуждает; известный ученый отмечает его популярность; то же делает и знаменитый ученый, но отличается от известный ученый превосходной степенью качества" (Щерба Л.В. Избранные работы по русскому языку. М., 1957. С.122).
Синонимы могут различаться и употреблением: одни из них являются книжными, другие - разговорными, третьи - нейтральными или общеупотребительными, например: говорить (нейтр.), изрекать (книжн.), разглагольствовать (разг.) и т.п.
В юридической практике встречаются случаи, связанные и с неверным выбором слова из ряда синонимов, и с употреблением его не в том значе-нии, которое фиксируется словарями.
Слова показать, показания часто используются в юридической практике. Стремясь избежать их повторения, юристы нередко прибегают к синонимическим заменам и при этом допускают ошибки. Дело в том, что слова сообщить, заявить, рассказать, пояснить и др. не являются точными синонимами к глаголу показать в терминологическом значении: показать означает "дать ответ на допросе", сказать - "выразить что-либо словесно", рассказать - "словесно изложить что-либо", сообщить - "довести до чьего-либо сведения", заявить - "сделать сообщение о чем-либо" и т.д. Ни в одном из приведенных глаголов (в отличие от показать) не заключен весьма существенный признак "на допросе". В связи с этим на фоне приведенных слов глагол показать воспринимается как юридический термин. В отдельных случаях его можно заменить словами рассказать, сообщить, заявить и др. Но не следует забывать, что все другие глаголы выражают различные оттенки значения и могут быть уместны в тех случаях, когда надо обозначить те или иные разновидности показания: разъяснительные, дополняющие, подтверждающие.
Профессиональные слова и термины не являются единственным средством обозначения различных понятий, имеющих отношение к деятельности юристов. Для избегания нежелательного повторения слов и в зависимости от смысла высказывания они могут быть заменены другими, близкими по значению, но при условии точности и уместности их употребления в каждом конкретном случае.
Таким образом, следование нормам словоупотребления - обязательное условие правильной речи. Создавая такую речь, необходимо учитывать значение слова, зафиксированное в толковых словарях, круг его возмож-ных связей с другими словами, целесообразность применения в конкретном высказывании.
Нормы ударения

Ударение в русском языке - это выделение одного из слогов в составе слова усилением голоса. Правильная постановка ударения является необходимым признаком культурной, грамотной речи. Есть немало слов, произношение которых служит как бы лакмусовой бумажкой уровня речевой культуры. Часто достаточно услышать от незнакомого человека неправильное ударение в слове (вроде: магазин, новорожденный, инструмент, документ, портфель, перевезены, облегчит и т.п.), чтобы составить не слишком лестное мнение о его образовании, степени общей культуры, так сказать, уровне интеллигентности.
Особенности ударения в русском языке

Нормы ударения, или акцентологические нормы нарушаются особенно часто. Это объясняется, во-первых, тем, что изменчивость норм приводит к неизбежному (хотя и временному) сосуществованию старого и нового вариантов, а это порождает колебания в выборе одного из них, во-вторых, трудностью усвоения ударения, которое в русском языке является разноместным и подвижным: паспорт, арест, протокол и др. При образовании грамматических форм слова оно часто переходит с одного слога на другой: река - реки, голова - головы и т.п.
Эта особенность русского ударения, создавая известные трудности в речевой практике, исторически используется как важное средство различения смысла слова, а также его грамматических форм: замок - замок, мука - мука, насыпать (действие, ограниченное временными пределами) и насыпать (законченное действие).
Основные тенденции в развитии русского ударения

и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.