На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


научная работа История вопроса. Попытки поэтических открытий, интерпретаций в изысканях исследователей-литературоведов, критиков. Родство Слова о полку Игореве с украинскими думами. Проблемы ритмики Слова.... Звуковая инструментовка произведения-анализ текста.

Информация:

Тип работы: научная работа. Предмет: Литература. Добавлен: 26.09.2014. Сдан: 2007. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):


4
МОУ «Саранская средняя школа №8»
Городская научно-практическая конференция
Исследовательская работа
Проблема ритмики «Слова о полку Игореве»

Выполнила:
Ахметова Юлия, 10а класс
Научный руководитель:
Караваева Ольга Олеговна
Рецензент: Колова С.Д.,
кандидат педагогических наук,
доцент кафедры литературы
МГПИ им. М.Е. Евсевьева
Саранск - 2005 г.
План работы

Введение
Глава первая «История вопроса»
Глава вторая «Родство «Слова о полку Игореве» с украинскими думами»
Глава третья « Проблемы ритмики «Слова»
Глава четвертая «Звуковая инструментовка «Слова»
Заключение
Введение.
Данная исследовательская работа посвящена изучению про-блемы ритмики в памятнике древнерусской литературы «Слово о полку Игореве».
Предметом нашего исследования является ритмический строй вышеназванного произведения.
В процессе работы нами были поставлены следующие цели и задачи:
выявить особенности ритмической организации языка «Сло-ва о полку Игореве»;
охарактеризовать средства, создающие данный тип ритмики;
определить эвфонии в ритмико-интонационном строе произведения.
Задачи:
анализ специальной литературы, раскрывающей особенности ритмико-интонационного строения произведения;
исследование звукового, синтаксического и лексического
строя « Слова о полку Игореве»;
обобщение и формулировка выводов проведённого ис-следования.
Для достижения поставленных целей и задач мы использовали аналитический, сравнительно-сопоставительный и культурологи-ческий методы.
Актуальность работы мы видим, прежде всего, в том, что тради-ции древнерусской литературы вызывают всё больший интерес у исследователей. Это можно объяснить тем, что, возвращаясь к истокам нашей литературы, мы пытаемся не только понять про-шлое, но и познать суть настоящего. Углубляясь в ритмический строй « Слова...», мы постигаем глубинный идейный замысел ав-тора .
Приобретённый опыт анализа ритмики «Слова о полку Игоре-ве» возможно использовать на уроках развития речи в старших классах, при аналитическом прочтении произведений современ-ной литературы.
Глава 1

Найденное в конце XVIII столетия, «Слово» до конца не открыто до сего времени. Сколько поэтов стремились передать поэтическое совершен-ство «Слова», но никто из них, авторов переводов и переложений, не остался целиком удовлетворенным. «Слово» переводили В. Жуковский, А. Майков, Л. Мей, многие другие русские поэты.
Не было ни одного крупного русского учёного филолога, который не писал бы о «Слове». Это работы академиков Б.Д. Грекова, М. Д. Приселкова, С.П. Обнорского. «Слово» стало фактом русской науки и русской литературы: интерес к «Слову» стимулировал занятия русской литературой 11-13 вв., историей русского языка и палеографией. Поэтические элементы «Слова» отразились в русской поэзии и в русской литературе на протяжении полутораста лет.
Всего в исследовательской литературе насчитывается более 700 работ о «Слове». Оно было переведено на большинство западноевропейских языков (французский, английский, немецкий, голландский, датский, венгерский, итальянский) и на все славянские (чешский, болгарский, словенский, сербский). Дорогие, великолепно исполненные и тщательно комментированные издания «Слова», говорят о напряжённом интересе к произведению.
Поэтому попытки поэтических открытий, интерпретаций продолжаются и будут продолжаться так же, как будут продолжаться изыскания исследователей-литературоведов, критиков, не-смотря на то, что о «Слове» написаны целые горы литературы.
На мой взгляд, одним из самых таинственных секретов поэтического мастерства авто-ра «Слова» является характер ритмического строя его речи. Ритмичность поэмы для подавляющего большинства ее современных знатоков кажется несомненной. Но совсем другое дело-- проникновение в общий характер и тончайшие оттенки реального ритма произведения. Это, оказывается, очень нелегко, а мнения по этому вопросу во многом расходились. А меж-ду тем решение подобной задачи не кажется непреодолимым. Ведь в кон-це концов все ритмообразующие факторы каждого поэтического произве-дения находят материальное воплощение в речевом потоке.
Но коль понимание ритмики «Слова» -- вопрос сложный, противоречи-вый, по-разному решавшийся разными знатоками в разное время, то начнем с истории этого вопроса. Работая со статьей С.Пинчука «Поэтика «Слова о полку Игореве» мы выяснили, что уже во второй половине 19 века в статье «О «Слове о полку Игореве» в Гамбургском журнале «De Spectateur du Nord», выпущенном в 1797 году, было указанно на стихотворно-поэтический характер «Слова» там оно было названо «отрывком из поэмы» («Fragment d,une poeme») Поэмой и героической песней назвали «Слово» его первые изда-тели России.
Один из первых исследователей «Слова» Шлецер написал, что памятник выполнен «поэтической прозой», и эта мысль имеет много сторонников в литературоведческой науке вплоть до наших дней. Грамматин, считавший «Слово» в принципе прозаическим произведением, вместе с тем отмечал, что «периоды его коротки и содержат в себе не только сами, но и их части, отдельное содержание; с этого возникает гармония, похожая на определен-ный размер». В «Слове» «слышны различные виды звучных кадансов и раз-меров».
А. Востоков склонялся к мнению, что «Слово» -- произведение стихотвор-ное, но вместе с тем, по его словам, этот вопрос вряд ли можно решить окончательно. С тех пор и до начала XX века было много попыток создать конкретные схемы ритмического строя «Слова», но их большинство было неудачным. Многие исследователи доискивались в «Слове» вполне опре-деленных, к тому же литературных стихотворных размеров и, подводя под них памятник, по существу, искажали его. В 1887 году украинский ученый Е. Партицкий опубликовал книгу, в кото-рой пытался доказать, что поэма написана ямбами и хореями. А немецкий переводчик «Слова» Зедергольм в 1925 году «открыл», что «Слово» написано хореями и амфибрахиями. Дубенскому казалось, что оно составлено гекзаметром.
Я считаю, что ряд исследователей искусственно сближали ритмику «Слова» с поэтиче-скими структурами других литератур, полагая, что стихотворная форма нашего древнего эпоса заимствована из них. Например, профессор Абихт разбил «Слово» на 650 строк, которые, по его мнению, должны были объединяться в шести-восьмистрочиые строфы. Он же утверждал, что ритм
«Слова» -- это не что иное, как метрика скандинавских скальдов. Б. Бирчак доказывал, что «Слово» написано по образцу византийских песен.
Он решительно признавал памятник стихотворным, а не прозаическим произведением. Заслуживает внимания сближение им ритмики «Слова» с ритмом латинской церковной прозы и польских религиозных песен. А. Мицкевич не считал, что верси - фиксационная система «Слова» является чем-то уникальным, свойственным только одному памятнику. Последние исследования полностью подтверждают эту мысль поэта. А. Мицкевич признавал, что ритм древнерусского памятника речитативен, держится на синтаксических кадансах.
Академик Ф. Корш посвятил большой труд обоснованию своей гипо-тезы о родстве ритмики «Слова» и стихотворных структур русских на-родных былин < 6 >. В этом труде имеется ряд интересных наблюдений, однако в целом ритмическая и языковая реконструкция Ф. Корша лишена над-лежащих оснований. Ф. Корш разбил «Слово» на 647 былинных строк, но для того, чтобы достигнуть этого, ему пришлось сделать слогообразую-щими ъ и ь, заменить стянутые формы ра, ла полногласием и во многих случаях заменить обычное интонирование слов на реконструированное им праславянское. Вполне очевидно, что такое вмешательство в текст памят-ника произвольно и научно не обосновано, и когда отбросить стихи, вы-строенные Ф. Коршем с помощью этого вмешательства, то настоящих бы-линных строк останется около 180, то есть меньше трети.
«Однако и это количество, - утверждает В. Ржига, - должно быть еще уменьшенным в процессе дальнейшего анализа, поскольку Корш был вынужден реконструировать стянутые строки, состоящие только из 8 слогов, намного чаще чем, это обычно для былинного эпоса. Кроме того, следует припомнить, что былинный стих вообще отличается свободой в употреблении разного количества слогов в строке и постановке второстепенных ударений на слогах, неударной и прозаической речи. А если так, то нахождение определенного количества метрических групп, похожих на былинный стих, возможно в какой угодно несложно построенной прозе».
Все это и вынуждает исследователей отказываться от идентификации ритмики «Слова» с ритмикой былин и не возвращаться к гипотезе Ф. Корша.
Работая над данной проблемой, я выяснила, что еще в первой половине XIX века наиболее выдающиеся ценители и зна-токи «Слова» -- Пушкин, Максимович, Белинский -- указывали на его род-ство с украинскими народными- думами. Так, Максимович считал, что поэма является началом той версификационной формы, которая позже развилась в украинском думовом эпосе. Он придерживался такого мнения потому, что, по его убеждению, строки думы не только имеют разное количество слогов, но им к тому же свойственна рифма, она там обяза-тельна, в то время как в ритмических отрезках «Слова», отвечающих строкам дум, рифмы наблюдаются редко. Исходя из этих же фактических предпосылок, другие исследователи (П. Житецкий, П. Кулиш) считали, что форма «Слова» не совпадает с формой дум только потому, что па-мятник очень испорчен.
Глава 2

Важным этапом в дальнейшем изучении ритмики «Слова» в связи со сти-хотворной формой украинских дум была работа Ю. Тиховского «Прозою или стихами написано «Слово о полку Игореве». Оставив вне поля зре-ния вопрос о рифме, являющейся неотъемлемым признаком дум и очень слабо намеченной в «Слове», Ю. Тиховский доказал совпадение ритмико-мелодических, словесно-синтаксических единиц «Слова» с ритмом строк дум. Почти к каждой ритмической форме из «Слова» он привел целиком соответствующие своей ритмической конфигурацией отрывки дум. В за-висимости от этого исследователь решал вопрос о прозаическом или стихотворном характере памятника.
Ю. Тиховский высказал очень правильную мысль о полном подчинении ритма «Слова» содержанию ритмической фразы, о единстве содержания и ритмической формы, а отсюда становится понятною - исключительная роль синтаксических приемов в создании ритма поэмы. В «Слове», как и в думах, но стих сковывает, связывает мысль, а мысль полностью покоряет себе стих, руководит размером. Отсюда понятно, что, чем больше будет выясняться текст «Слова», течение мысли в нем, тем точнее будет опре-деляться его размер. Ю. Тиховский предложил также свой опыт расчлене-ния «Слова» на строки.
Выдающемуся ученому Ф. Колессе принадлежит заслуга открытия промежуточного звена между украинскими народными думами и «Словом». Ведь дошедшие до нас думы -- это народные произведения более позднего происхождения: XVI -- XVII веков. «Слово» же -- литера-турное произведение конца XII века. Поэтому ясно, что ни первые, ни последнее не могли взаимно влиять друг на друга («Слово» кобзарям не было известно). Таким образом, констатация факта общности дум и «Слова» еще ничего не доказывает, не раскрывает сути этой связи. Ф. Колессе исследовал происхождение народных дум и доказал, что они возникли на основе народных причитаний, бытовавших еще с доисторических времен. Ритмика «Слова» также основана на ритмике народных причитаний. Итак, народные причитания являются тем промежуточным звеном, которое свя-зывает «Слово» с думами и указывает на общность происхождения их ритмики.
Сопоставление картин смерти со свадебным пиром имеется не только в «Слове», но и часто встречается в народных причитаниях. Вот одно из них:
Що ти co6i таких веесiль загадала сумненьких,
Що ти co6i таких старостiв прикликала пишненьких...
Отзвук причитаний чувствуется в плаче Ярославны и в «золотом слове» Святослава. Обращению Ярославны к Днепру, например, соответствует такая поэтическая тирада из народного причитания:
Та припливаiть, моя матiнко, до нас хоть водою,
та заберiть i сиршiток cix з собою,
та щоби ми, моя матiнко, не жили й не горювали.
С причитаниями сближается «Слово» и своим печальным тоном, а плач
русских женщин по убитым воинам -- это как будто непосредственно
использованный автором, вставленный в текст произведения образец древ-
них причитаний.
Глава 3

«Слово» родственно думам и причитаниям своей речитативной формой. В нем также нет силлабо-тонических стоп, ритм достигается симметрическим размещением фраз, называющимся синтаксической параллельностью произведения. Эта симметричность построения часто усиливается так на-зываемой риторической рифмой. Отдельные строки «Слова» размещены часто так, что представляют собой синтаксический параллелизм. Члены последующего предложения соответственно выполняют ту же синтаксиче-скую функцию, что и члены предыдущего:
не десять соколовь на стадо лебедей пущаше,
нъ своя вещиа пръсти на живая струны въскладаше *...
Солнце светится на небесе,
Игорь князь въ руской земли...
На мой взгляд, ритм «Слова» меняется в зависимости от содержания. Он то медленный, минорный в строках с печальным смысловым значением, то бодр и по-рывист в местах, насыщенных жизнерадостными мотивами, как, напри-мер, в описании воинов-курян:
под трубами повити.
подъ шеломы възлелеяны,
конец копия въскръмлени.
пути имь ведоми,
яругы имъ знаеми,
тули отворени,
сабли изъострени.
И в одних, и в других случаях синтаксические, смысловые и ритми-ческие единицы представляют собой единое и неразрывное целое.
Часто случается в «Слове» размещение в двух или нескольких строках подобных мыслей, сближающихся между собой до тавтологии. Приведем некоторые из них в порядке нарастания близости строк по смыслу:
Ту ся коплемъ приламати,
ту ся саблямъ потручяти
летятъ стрелы каленыя,
гримлютъ сабли о шеломы,
трещать копиа харалужныя.
Что ми шумить,
что ми звенить
...ни мыслию смыслити,
ни думою сдумати,
ни очима съглядати.
Различные виды синтаксических повторов только усиливают ритмиче-ское звучание памятника. Значительную ритмообразующую функцию вы-полняют довольно многочисленные антитезы «Слова»:
...ретко ратаеве кикахуть,
нъ часто врани граяхуть.
Дети бесови кликомъ поля прегородиша,
а храбрый Русици преградиша чрълеными щиты.
Коли Игорь соколом полете,
тогда Влуръ влъкомъ потече.
Большое ритмообразующее значение имеют специальные синтаксические фигуры, в частности, всяческие повторения. Они придают речи «Слова» связность, симметричность, которая является неотъемлемым признаком стиха. Повторяемость отдельных слов и речений создает изобилие изна-чальных, внутренних рифм. Особенно это относится к эпифорам, анафорам. Очень часто автор пользуется анафоричными повторениями, выполняющими различные выразительные функции. Так, некоторая часть из них -- это традиционные эпические формулы фольклорного происхождения. Например: «На реце, на Каяле тьма свет покрыла»; «Бишася день, бишася другый». Первая анафора при-дает повествованию эпическое спокойствие и размах, вторая -- подчеркивает жестокость и затяжной характер битвы. Нередко в «Слове» повто-ряется соединительный союз и с целью более четко выделить отдельные однородные члены при перечне. Аналогичную функцию, на мой взгляд, выполняет повто-рение предлогов. Вот наиболее характерные изречения: «Велитъ послушати земли незнаеме, Влъзи, и Поморию, и По-сулню, и Сурожу, и Корсуню, и тебе, Тьмутораканьский блъванъ
Часто повествование в «Слове» состоит из однотипных предложений с анафористическим повторением первого члена. Чаще всего повторяются наречия ту и уже: «Ту ся копиемъ приламати, ту ся саблямъ потручяти»; «Ту ся брата разлучиста на брезе быстрой Каялы, ту кровавого вина не доста; ту пиръ докончаша храбрии русичи».
Встречается в «Слове» и такой вид синтаксического повтора, как стык:
«Съ зарание до вечера, съ вечера до света летят стрелы каленыя». Его цель - подчеркнуть непрерывность действия.
Конечно же, высокую поэтичность и благозвучие придает отдельным местам «Слова» антология, встречающаяся в произведении восемь раз: «трубы трублятъ»; «светъ светлый»; «мости мостити»; «ни мыслию смыслити, ни думою сдумати»; «певше песнь»; «пеонь пояше»; «свычая и обычая».
Я считаю, что в поэтическом синтаксисе «Слова» большую роль играют повторы, построенные на подобии или одинаковости одних только синтаксических конструкций. Их в произведении очень много. Автор любит нанизывать одно за другим предложения одной и той же синтак-сической конструкции: «Уже бо беды его пасетъ птиць по дубию; влъци грозу въсрожать по яругамъ; орли клектомъ зверы зовутъ: лисици бре-шутъ на чръленыя щиты»; «Длъго и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.