На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Реферат Эрнст Теодор Амадей Гофман замечательный немецкий писатель. Кенигсберг: Город детства и юности. Сын Кенигсберга: Фантастический мир Гофмана. Наследие Э. Т. А. Гофмана. Мистический ужас и фантасмагорические видения, реальность.

Информация:

Тип работы: Реферат. Предмет: Литература. Добавлен: 31.07.2007. Сдан: 2007. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):


СОДЕРЖАНИЕ

Введение 3

Глава I. Кенигсберг: Город детства и юности 5

Глава II. Сын Кенигсберга: Фантастический мир Гофмана 10

Глава III. Наследие Э. Т. А. Гофмана 21

Заключение 24

Примечания 27

Список литературы 28

Приложение 29

ВВЕДЕНИЕ

Эрнст Теодор Амадей Гофман - замечательный немецкий писатель. Это настоящий художник слова, подаривший миру «Щелкунчика» и «Крошку Цахеса», «Повелителя блох» и «Серапионовых братьев».

И этот великий немецкий писатель- романтик, композитор и художник, один из основоположников сказочной фантастики, родился и вырос в нашем городе, прожил в Кенигсберге первые двадцать лет своей жизни, получил образование в Альбертине и сформировался как личность. Здесь же он сделал свои первые робкие шаги в живописи, музыке, литературе.

Город, где родился человек, не может не оказать влияния на становление личности. Поэтому очень важно узнать, что дал Кенигсберг такому великому писателю не только национального, общенемецкого, но и мирового масштаба, тем более что многие биографы Гофмана склонны делать упор на то, что юноша не любил город за его дух прусского верноподданичества.

Цель этой работы - выяснить, какую роль сыграл Кенигсберг в творческом становлении Гофмана. Кроме того, одной из задач является выявить наиболее яркие моменты жизни и достижения Гофмана после отъезда из Кенигсберга, так как очень важно знать, чем прославились сыны города и какой вклад они внесли в мировую культуру.

При работе были использованы не только монографии, посвященные Гофману, но и источники. Так, с письмами и другими свидетельствами и документами можно познакомиться в книге «Эрнст Теодор Амадей Гофман. Жизнь и творчество: Письма, высказывания, документы».

^ Эрнст Теодор Амадей Гофман. Жизнь и творчество: Письма, высказывания, документы. М., 1987.

Кроме того, прочитаны такие произведения писателя, как «Щелкунчик и мышиный король» Гофман Э. Т. А. Щелкунчик или крысиный король. М., 1980. и «Крошка Цахес по прозвищу Циннобер». Гофман Э. Т. А. Крошка Цахес по прозвищу Циннобер. // Избранное. К., 1994. Это одни из наиболее известных его произведений. Так, Чайковский создал балет «Щелкунчик», а имя «Крошка Цахес» давно стало нарицательным.

Кроме того, в работе была использована статья «Гофман Эрнст Теодор Амадей: Кенигсбергские страницы жизни» в сборнике его избранных произведений. Гофман Э. Т. А. Кенигсбергские страницы жизни. // Избранное. К., 1994. С. 5 - 22.

Глава I. Кенигсберг: Город детства и юности

24 января 1776 года на Французской улице Кенигсберга в семье обыкновенного прусского юриста родился мальчик, которому суждено было стать одним из величайших писателей Германии, чья слава перешагнет далеко за пределы Восточной Пруссии.

При крещении малыша нарекли Эрнстом Теодором Вильгельмом. Позже третье имя Гофман заменил на Амадей в честь любимого им Моцарта.

Если посмотреть и сравнить, Гофман во многом повторил судьбу Моцарта.

Правда, Гофман не стал великим композитором, хотя музыка занимала в его жизни важное место. Он стал великим писателем, и, как Моцарт, творил и страдал, адски трудился и оставался бедным. В дневниковой записи от 1813 года находим: «Величайшая нужда... Безденежье».

Правда, Моцарт стал знаменитым с детских лет, к Гофману известность придет к концу его жизни, а его величие признают в XX веке. Но Моцарт оставался непризнанным гением; и гений Гофмана по достоинству оценить смогли только потомки.

Отец будущего писателя - Кристоф Людвиг Гофман был адвокатом, человеком мечтательным и увлекающимся, но страдал запоями. Мать мальчика, Ловиза Альбертина Дерфер, по характеру была полной противоположностью супругу.

Когда Гофману исполнилось два года, брак был расторгнут. С этого времени Эрнст со своей матерью живет в доме бабушки Лофизы Софи Дерфер, а отец через четыре года переводится в Инстербург.

Мать мало заботилась о сыне - болезнь и душевные муки отвратили ее от мира сего. Наиболее близким человеком для Гофмана была его тетушка Иоганна Софи Дерфер - остроумная, общительная и веселая. Они с Гофманом были друзьями и единомышленниками.

На детский ум также активно влиял дядя Отто Вильгельм Дерфер, предмет бесконечных насмешек юноши Гофмана, настоящее выражение верноподданничества и благочестия.

Большинство биографов отмечают негативные черты характера Отто Дерфера. Франц Фюман называет его даже «омерзительным типом». Там же. С. 11 - 19.

Сам Гофман называл дядю «толстым сэром» и «горе-дядей».

Но мы не должны забывать, что именно с помощью дяди Гофман сближается с ректором реформаторской школы Стефаном Ванновским, открывшим в нем несомненные хдожественные задатки. Уроки у художника Земана, занятия музыкой с кантором и соборным органистом Христианом Подбельским тоже стали возможными благодаря дяде.

Учеба в городской Россгартенской реформаторской школе, а затем в Альбертине, где юноша смог слушать лекции великого Каната - тоже возможность, дарованная покровительством дяди.

Несомненно, дядя любил своего племянника. Несмотря на свою косность и бюргерскую ограниченность, он не махнул рукой на творческое дарование мальчика как на нечто непрактичное, не позволил закопать в землю его таланты. Благодаря его покровительству способности Гофмана получили возможность для развития.

Да и вряд ли сам Гоффман не чувствовал благодарности к «горе-дяде», хотя больше любил другого дядю, Иоганна Людвига Дерфера. Он, скорее, не любил не столько самого Отто Вильгельма Дерфера, сколько выражаемый им дух прусского благочестия и верноподданничества.

Пресловутый верноподданический прусский дух, определял всю жизнь в Кенигсберге. «Этот воздух, - заявляет Клаус Гюнцель, - отравлял первое двадцатилетие его жизни, породил ненависть к буржуазной морали, косности и ограниченности». Эрнст Теодор Амадей Гофман. Жизнь и творчество: Письма, высказывания, документы. М., 1987. С. 30.

Действительно, вольнолюбивая натура Гофмана противилась атмосфере дома. Эрнст - фантазер и озорник - являл собой настоящего возмутителя спокойствия в доме.

В 17 лет Гофман встретил свою первую любовь - Дору Хатт, жену виноторговца. Она брала уроки музыки у молодого студента кенигсбергского университета Гофмана. Это были две родственные души, соединенные музыкой. Но слухи об их «скандальной» связи поползли по домам знакомых, шокируя добропорядочных прусских бюргеров…

22 июля 1795 года сдал первый экзамен по юриспруденции и стал судейским следователем при кенигсбергском окружном управлении.

Гофман много читал, и в это время знакомится с произведениями Шиллера, Стерна, Жан Поля, Руссо. Юноша также сочинял музыку и с удовольствием рисовал. И везде, повсюду юный Гофман проявлял свою вольнолюбивую натуру, борясь с косностью благочестивого бюргерского верноподданичества, пропитавшего Кенигсберг…

Родных беспокоили такие наклонности юноши. На семейном совете было решено послать Гофмана в силезский город Глогау, к дяде Иоганну Людвигу, занимающему там пост советника верховного суда.

В июне 1796 года Гофман отправляется в Глогау. Он приезжал потом в Кенигсберг, но навсегда сюда не вернулся, хотя его и приглашали. Окончательно Гофман покинул город после свадьбы в 1898 году на хорошенькой темноволосой, голубоглазой польке из Познани Михалине Рорер-Тициньской, дочери городского писаря. В последний раз Гофман вернулся в город детства 24 января 1804 года, в день своего рождения. Гофман Э. Т. А. Кенигсбергские страницы жизни. // Избранное. К., 1994. С. 15 - 22.

Несомненно, Кенигсберг оставил глубокий след в душе Гофмана. Многие биографы делают акцент на том, что Кенигсберг душил Гофмана, отравил его детские и юношеские годы своей атмосферой прусского благочестия и верноподданничества.

Но, во-первых, отрицательный результат - тоже результат. Благодаря этой «душной» атмосфере у Гофмана с детства выработалось отвращение к косности и бюргерской морали, воплотившись потом в его произведениях, хотя бы в том же «Крошке Цахесе».

Во-вторых, как бы тяжело не давил на вольнолюбивую натуру юноши дух прусского верноподданичества, пропитавший город, он не мог затмить того, что Кенигсберг был для Гофмана городом, где он родился, городом его семьи и первых друзей, городом, где он получил образование и впервые сделал робкие шаги в литературу, музыку, живопись, город, где, наконец, он впервые познал прекрасное чувство любви… Несомненно, Гофману навсегда врезались в память улочки и кирхи старого Кенигсберга…

Подтверждения этого мы встречаем в творческом наследии Гофмана. Кенигсбергские впечатления молодости наложили отпечаток на многие произведения писателя. В повести «Золотой горшок» мы узнаем библиотеку Валленродта, находившуюся в Кафедральном соборе, в которой занимался Гофман. В другом сочинении встречаем описание поселка Росситтен (Рыбачий) на Куршской косе. Восточная Пруссия: С древнейших времен до конца второй мировой войны. Калининград, 1996. С. 298 - 299.

Итак, несмотря на все свои противоречия и душную атмосферу прусского благочестия и верноподданичества, стеснявшие вольнолюбивую натуру мальчика, мы не можем отрицать того, что Кенигсберг остался для Гофмана городом детства, с которым было связано множество светлых и чистых воспоминаний юности.

Глава II. Сын Кенигсберга: Фантастический мир Гофмана

Гофман покинул Кенигсберг в возрасте двадцати лет. Тем не менее, как мы говорили, этот город оставил в его душе неизгладимый след итак или иначе оказал воздействие на его творчество.

А это творчество вошло в сокровищницу мировой культуры.

Гофман чрезвычайно разносторонней личностью. Он увлекался живописью и графикой, позднее обратился к музыке и сочинил, среди прочих произведений, оперу «Ундина» на сюжет Фуке.

Впрочем, наибольшей известности Гофман добился как писатель, как автор гротескно-фантастических новелл и сказок. Наиболее популярные произведения Гофмана - «Фантазии в манер Калло» (1814), роман «Элексиры сатаны» (1815-1816), «Ночные рассказы» (1817), «Серапионовы братья» (1819-1821), сатирическая сказка «Крошка Цахес по розванию Циннобер» (1819), роман «Житейские воззрения кота Мурра» (1821), сказка «Повелитель блох» (1822).

Кроме того, перу Гофмана принадлежит ряд теоретических работ и фрагментов по музыке и литературе.

Его деятельность в искусстве была многогранной, разнообразной. В Берлине ему наконец удалось получить место театрального капельмейстера (дирижера оркестра и хора), и начался новый, более отрадный, хотя не более легкий этап его жизни: служба в театре, уроки музыки и пения в богатых домах. Закулисные интриги, самоуверенная снисходительность филистеров - немецких обывателей, - глухих к настоящему искусству, безденежье, голод. "Вчера заложил старый сюртук, чтобы поесть", - записывает Гофман в дневнике. Опять замелькали города: Бамберг, Дрезден, Лейпциг, снова Берлин. Но среди всех трудностей не ослабевал его творческий энтузиазм. Свою работу в театре он не ограничивал обязанностями капельмейстера. Он сам подбирал репертуар, и благодаря его вкусу и таланту бамбергская сцена сделалась одной из лучших в Германии. Он делал эскизы, а часто и сам писал декорации к спектаклям, к которым сочинял музыку. Кистью и карандашом он владел в совершенстве, очень любил и блестяще рисовал карикатуры: на прусские власти, на духовенство в Бамберге... Некоторые из них причинили ему много неприятностей - так метко и хлестко били они в цель.

В 1816 году в Берлине с триумфом прошла его опера "Ундина" - первая романтическая опера. А после четырнадцатого ее представления вспыхнувший в театре пожар уничтожил партитуру и декорации "Ундины".

К этому времени Гофман опять служит чиновником берлинской судебной палаты, - он вынужден был принять эту должность, когда из-за военных событий 1813 года вместе со всей театральной труппой остался в Лейпциге безработным.

Но в эти годы главным делом его жизни становится литературное творчество.

Его первое литературное произведение появилось еще в 1809 году, когда он жил в Бамберге. Это была новелла "Кавалер Глюк" - поэтический рассказ о музыке и музыканте.

Герой рассказа - современник автора. Виртуоз-импровизатор, он называет себя именем композитора Глюка, умершего в 1787 году; его комната убрана в стиле времени Глюка, изредка он облачается в одеяние, напоминающее костюм Глюка.

Так он создает для себя особую атмосферу, помогающую ему забыть об огромном суетном городе, где много "ценителей музыки", но никто не чувствует ее по-настоящему и не понимает души музыканта. Для берлинских обывателей концерты и музыкальные вечера - лишь приятное времяпрепровождение, для гофманского "Глюка" - богатая и напряженная духовная жизнь. Он трагически одинок среди обитателей столицы, потому что за их невосприимчивостью к музыке чувствует глухое безразличие ко всем человеческим радостям и страданиям.

Только музыкант-творец мог так зримо описать процесс рождения музыки, как сделал это Гофман. Во взволнованном рассказе героя о том, "как поют друг другу цветы", писатель оживил все те чувства, которые не раз охватывали его самого, когда очертания и краски окружающего мира начинали превращаться для него в звуки.

То, что безвестный берлинский музыкант называет себя Глюком, - не простое чудачество. Он сознает себя преемником и хранителем сокровищ, созданных великим композитором, бережно лелеет их, как собственное детище. И потому сам он как будто становится живым воплощением бессмертия гениального Глюка.

Герои Гофмана чаще всего люди искусства и по своей профессии - это музыканты или живописцы, певцы или актеры. Но словами "музыкант", "артист", "художник" Гофман определяет не профессию, а романтическую личность, человека, который способен угадывать за тусклым серым обликом будничных вещей необычный светлый мир. Его герой - непременно мечтатель и фантазер, ему душно и тягостно в обществе, где ценится только то, что можно купить и продать, и только сила любви и созидающей фантазии помогает ему возвыситься над окружением, чуждым его духу.

С таким героем мы встречаемся и в повести "Золотой горшок", которую автор назвал "сказкой из новых времен".

Читая эту сказку, трудно предположить, что она была написана под гром артиллерийских раскатов, человеком, сидевшим без денег в городе, где шла война. А между тем это именно так. "Золотой горшок" Гофман написал в 1813-1814 годах в Дрездене, в окрестностях которого кипели бои с Наполеоном, уже потерпевшим поражение в России. О том, как он писал эту сказку, Гофман рассказывал в одном из писем: "В эти мрачные, роковые дни, когда со дня на день влачишь свое существование и тем довольствуешься, меня тянуло писать как никогда - будто передо мной распахнулись двери чудесного царства; то, что изливалось из моей души, обретая форму, уносилось от меня в каскаде слов". Цит. По: Чавчанидзе Д. Романтический мир Эрнста Теодора Амадея Гофмана // Э. Т. А. Гофман. Золотой горшок и другие истории. М., 1981. С. 5.

Герой повести студент Ансельм - предмет всеобщих насмешек. Он раздражает обывателей, среди которых живет, своей способностью грезить наяву, неумением рассчитывать каждый шаг, легкостью, с какой он отдает последние гроши. Но автор любит своего героя именно за эту неприспособленность к жизни, за то, что он не в ладу с миром материальных ценностей. Не случайно одно из злоключений Ансельма, нечаянно опрокинувшего корзину уличной торговки, и оказывается началом чудесных происшествий, в результате которых его ожидает необыкновенная судьба.

Юноша вовсе не равнодушен к простым жизненным благам, однако по-настоящему он стремится только к миру чудес, и этот мир с готовностью открывает ему свои тайны. И именно поэтому, когда Ансельм на минуту забывает о зеленой змейке Серпентине и поддается обыденным соблазнам - подумывает о том, чтобы стать надворным советником, жениться на хорошенькой дочке своего покровителя, - его ждет наказание. Сидя в своеобразной тюрьме - стеклянной банке, - он понимает, что не имел права изменять себе, своей поэтической натуре.

В эпизоде кратковременного "отступничества" Ансельма отразилось одно из важнейших наблюдений Гофмана над "новыми временами": буржуазная действительность цепкой рукой может притянуть к себе даже мечтателя, обратив его помыслы к банальным житейским целям. Еще ярче передает эту мысль писатель в истории Вероники. Вероника тоже мечтает, она влюблена в Ансельма и даже борется за него. Но мечта ее весьма прозаична и банальна. Ей хочется стать женой солидного чиновника, жит и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.