Здесь можно найти образцы любых учебных материалов, т.е. получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ и рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Курсовик Анализ процесса становления жанра трагедии в русской литературе 18 в., влияние на него творчества трагиков. Основы жанровой типологии трагедии и комедии. Структура и особенности поэтики, стилистики, пространственной организации трагедийных произведений.

Информация:

Тип работы: Курсовик. Предмет: Литература. Добавлен: 23.02.2010. Сдан: 2010. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):


Содержание
Введение
1. Основы жанровой типологии трагедии
2. Становление жанра трагедии в русской литературе XVIII века
2.1 Драматургический жанр в творческом наследии А.П. Сумарокова
2.2 Влияние творчества Княжнина на становление жанра трагедии
Заключение
Список литературы
Введение
Русская трагедия как жанр вобрала в себя все достоинства, недостатки и противоречия, свойственные проекту "Великая Русская Литература" как таковому.
Первыми и последними "настоящими" русскими трагиками были Сумароков, Княжнин и Озеров. Таких образцово-правильных, пассионарных и одновременно живых (для своего времени) трагедий не написал после них ни один русский драматург. Предельность страстей, не знающая компромиссов борьба враждебных начал, торжество непоколебимых принципов, явленное зрителям в гибели тех, кто восстает против неба, - все это мы найдем в текстах восемнадцатого столетия. И здесь же - художественные открытия, намного опередившие свое время.
Отношение к театру как наиболее действенному средству художественной пропаганды освободительных идей свойственно всем просветителям XVIII века. Трагедия же была формой выражения высоких гражданских идей, в чем и заключается ее огромная роль в литературе.
Тема курсовой работы видится нам актуальной, исходя из того, что понять современные процессы драматургии (становление новых жанров, постепенное угасание интереса к некоторым старым, совмещение особенностей ранее присущих разным жанрам в одном) можно только в результате глубокого анализа процесса становления жанров в целом и жанра трагедии в частности.
Целью данной курсовой работы является анализ и описание процесса становления жанра трагедии в русской литературе XVIII века.
В качестве задач, стоящих перед курсовой работой можно выделить следующие:
1. Проанализировать соответствующую литературу по теме курсовой;
2. Выделить основы жанровой типологии трагедии и комедии;
3. Описать влияние на становление жанра трагедии основных русских трагиков;
4. Вычленить основные особенности поэтики, стилистики, пространственной организации трагедийных произведений.
Русская трагедия XVIII столетия была предметом исследования многих отечественных ученых: Б. Н. Асеева, Г. А. Гуковского, В. А. Бочкарева, Л. И. Кулаковой, Ю. М. Лотмана, Г. В. Москвичевой, Г. Н. Моисеевой, Ю. В. Стенника и других.
Уже дореволюционная филология занималась вопросами трагедийного жанра. Именно она внесла существенный вклад в изучение русской литературы XVIII века -- академические издания Г.Державина и М. Ломоносова были подготовлены Я. К. Гротом и М. И. Сухомлиновым. Однако, большинство ученых смотрело на литературу XVIII столетия и трагедию как на нерасчлененный массив «ложноклассицизма».
Крупнейшим советским исследователем, сумевшим выступить с «противостоянием» подобному подходу, стал Г. А Гуковский (1902-1949), увидевший в литературе XVIII столетия и живую литературную борьбу (полемика Ломоносова и Сумарокова), и многоразличное, дифференцированное явление.
Существеннейший вклад в расширение научных представлений о новом периоде русской литературы и жанре трагедии, внесли сборники «XVIII век», издающиеся Пушкинским Домом. Значение этой научной серии трудно переоценить. Именно эта методичная работа, отразила и зафиксировала все принципиальные изменения в нашем осознании XVIII столетия. Наиболее же полным на настоящий момент исследованием, в котором всесторонне освещается процесс становления и развития одного из ведущих жанров русской литературы -- драматургии -- является коллективный труд Пушкинского Дома Академии наук СССР «История русской драматургии. XVII -- первая половина XIX века» (Л., 1982). В нем показано историческое взаимодействие разных жанров отечественной литературы, поставлена проблема углубленного изучения зависимости этапов развития литературы от разнообразия форм художественного мышления.
Рассматривая проблематику ранней русской драматургии, А. М. Панченко показал ее связь с целым рядом идей, которые возникли в России в XVII столетии, среди них -- новые представления об истории как памяти о пережитых, отдаленных от современности событиях.
Особенности поэтики ранней русской драматургии охарактеризованы также в монографиях А. С. Демина «Русская литература второй половины XVII-начала XVIII века» (М., 1977); Л. А. Софроновой «Поэтика славянского театра XVII-первой половины XVIII века» (М., 1981).
Исследователь П.А.Орлов в «Истории русской литературы XVIII века» достаточно подробно описывает жизнь и деятельность А.П. Сумарокова как одного из основоположников русской драматургии.
1. Основы жанровой типологии трагедии и комедии
Трагедия как жанр сформировалась в литературе Древней Греции, постепенно выделившись из единого синкретического обрядно-культового действа, которое включало в себя элементы трагики и комики [1; 227].
Крупнейшим теоретиком французского классицизма, обобщившим в своей поэтике ведущие тенденции своего времени был Буало.
Для классицистов незыблемым, непререкаемым авторитетом был человеческий разум, а его идеальным выражением в искусстве представлялась классическая древность. В героике древнего мира, освобожденной от конкретно-исторической и бытовой реальности, теоретики классицизма видели высшую форму отвлеченного и обобщенного воплощения действительности. Отсюда и вытекает одно из основных требований классической поэтики - следование античным образцам в выборе фабулы и героев: для классической поэзии (в особенности для ее основного жанра - трагедии) характерно многократное использование одного и того же традиционного образа и сюжета, почерпнутого из мифологии и истории древнего мира.
Эстетическая теория классицистов выросла на основании рационалистической философии, нашедшей свое наиболее законченное и последовательное выражение в учении Декарта. Характерным моментом этого учения являлось противопоставление двух начал человеческой природы - материального и духовно-чувственных страстей, представляющих «низменную» животную стихию и «высокое» начало - разум.
Нормативный характер классической поэтики выражался в традиционном разделении поэзии на жанры, обладающие совершенно четкими и определенными формальными признаками. Вместо целостного отражения сложных и конкретных явлений реальной действительности классическая эстетика выделяла отдельные стороны, аспекты этой действительности.
Несчастья и страдания великих личностей составляют предмет «высокого» жанра - трагедии. Разделение жанров (и соответственно изображаемых в них людей) на «высокие» и «низкие» отражают деление общества.
Опираясь на аристотелевскую теорию трагического, Буало развивает ее в духе своих моральных взглядов на литературу. Секрет обаяния трагедии состоит, по его мнению в том, чтобы «нравиться» и «трогать». Но по-настоящему волновать и растрогать могут только такой герой, который вызывает моральное сочувствие, «нравится» зрителю, несмотря на свою трагическую вину.
Буало не требует сглаживание острых жизненных конфликтов, приукрашивания суровой действительности в угоду изнеженным вкусам аристократичной публики, но он настаивает на том, чтобы высокий этический идеал, присущий всякому большому художнику, ясно чувствовался в разработке характеров, в том числе и таких, за которыми традиционно закреплена роль мрачных и преступных персонажей.
«Ужас» и «сострадание», на которые, согласно Аристотелю, основывается эстетическое воздействие трагедии, Буало не мыслит себе вне морального оправдания героя. Это оправдание может заключаться в неведении героя, совершившего свое преступление невольно (Эдип) или в последующих угрызениях совести (Орест).
Буало резко протестует против портретности в изображении персонажей. Поэт, по его мнению, должен создавать обобщенный типичный характер. Трагедия в соответствии с иерархией жанров имеет дело только с царями, полководцами, историческими деятелями.
Сюжетосложение трагедии определено типологией героя. По определению Аристотеля, трагедийный герой -- это человек с противоречивым характером, в котором общее нравственное достоинство соединено с трагической ошибкой, виной и заблуждением. Как человек достойный, он вызывает сочувствие зрителя, трагическая же вина является мотивировкой его финальной гибели. Кроме того, герой трагедии как правило архаист, он привержен установленному обычаю и связан с идеей прошлого -- и это тоже мотивирует его финальную гибель, подобно тому, как прошлое неотвратимо обречено на уход.
Типология героя трагедии обусловливает конфликтную структуру жанра. Источник противоречия, формирующего конфликт трагедии, находится в характере героя, в его трагической ошибке, заставляющей его преступить универсальные законы мироздания. Поэтому второй стороной конфликта в трагедии является некая надличностная сила -- судьба, нравственный закон, закон социума. Таким образом, в трагедии сталкиваются между собой две правды -- индивидуальная правда личности и правда надличностной силы, которые не могут существовать одновременно -- в противном случае трагедия не могла бы вызвать сострадания. Поэтому и уровень реальности, на котором развивается трагедийное действие, можно обозначить понятием «бытийный» [14; 137].
В конфликте человека и рока более могущественной оказывается надличностная сила: именно ее волей для человека создается безвыходная ситуация, при которой любой шаг во избежание судьбы оказывается шагом к ее осуществлению. В конфликте же человека с человеком возможности противоборствующих сторон равны -- и тут дело решает личная инициатива и случай. И как следствие активности судьбы -- движущей силы трагедии и случая -- генератора комедийного действия, оно складывается для каждого жанра по определенной устойчивой схеме. Для трагедийного героя действие оборачивается утратой -- к финалу он последовательно лишается всего, чем обладал в завязке, часто включая в это «все» и саму жизнь; для комедийного героя-протагониста, напротив, действие развивается по схеме обретения: в финале он получает то, чего был лишен в исходной ситуации [6; 139].
Таким образом, в древней литературе складывается классическая дихотомия жанров: для трагедии жанрообразующими понятиями становятся смерть, архаика (прошлое), судьба, утрата; для комедии -- жизнь, новаторство (будущее), случай, обретение; то есть в своих внутриродовых соотношениях трагедия и комедия связываются симметрией зеркального типа: каждое трагедийное жанрообразующее понятие является полным антонимом комедийного. Эта классическая дихотомия древнегреческих жанров была полностью реконструирована в драматургии французского классицизма.
2. Становление жанра трагедии в русской литературе XVIII века
2.1 Драматургический жанр в творческом наследии А.П.Сумарокова
Время жизни и творчества Александра Петровича Сумарокова охватывает почти все крупные события в истории России XVIII века. Сумароков родился за 8 лет до смерти Петра I, а умер через 2 года после подавления крестьянского восстания под предводительством Емельяна Пугачева. Таким образом, А. П. Сумароков стал очевидцем и современником практически всех царствований XVIII века; на его жизнь пришлись все дворцовые перевороты, узурпации, крупные военные мероприятия и культурные события этой русской исторической эпохи, драматизм которой, остро ощущаемый ее современниками, сделал Сумарокова «отцом русского театра», создателем национального театрального репертуара. Однако при несомненном преобладании драматургических жанров в творческом наследии Сумарокова смысл его литературной позиции гораздо шире. Как ни один из его старших современников-литераторов Сумароков универсален в своем творчестве, и в этом отношении как писатель он, несомненно, является одной из ключевых фигур русского литературного процесса в целом [6; 174].
По своим философским убеждениям Сумароков был рационалистом, сформулировал свои взгляды на устройство человеческой жизни следующим образом: "Что на природе и истине основано, то никогда премениться не может, а что другие основания имеет, то похваляется, похуляется, вводится и выводится по произволению каждого и без всякого рассудка" [2; 46]. Его идеалом был просвещенный дворянский патриотизм, противостоящий некультурному провинциализму, столичной галломании и чиновничьей продажности.
Сумароков пробовал свои силы во всех жанрах классицизма, писал сафические, горацианские, анакреонтические и другие оды, стансы, сонеты и т.д. Кроме того, он открыл для русской литературы жанр стихотворной трагедии. Сумароков начал писать трагедии во второй половине 1740-х годов, создав 9 произведений этого жанра: «Хореев» (1747), «Синав и Трувор» (1750), «Димитрий Самозванец» (1771) и др. В трагедиях, написанных в соответствии с канонами классицизма, в полной мере проявились политические взгляды Сумарокова. Так, трагический финал Хорева проистекал из того, что главный герой, "идеальный монарх", потворствовал собственным страстям - подозрительности и недоверчивости. "Тиран на престоле" становится причиной страданий многих людей - такова главная мысль трагедии Димитрий Самозванец.
Созданию драматических произведений не в последнюю очередь способствовало то, что в 1756 Сумароков был назначен первым директором Российского театра в Петербурге. Театр существовал во многом благодаря его энергии. После вынужденного ухода в отставку в 1761 (высокопоставленные придворные чины были недовольны Сумароковым) поэт полностью посвятил себя литературной деятельности.
Творчество Сумарокова оказало большое влияние на современную ему русскую литературу. Просветитель Н.Новиков брал эпиграфы к своим антиекатерининским сатирическим журналам из притч Сумарокова: "Они работают, а вы их труд ядите", "Опасно наставленье строго, / Где зверства и безумства много" и другие [2; 65]. Радищев называл Сумарокова "великим мужем". Пушкин считал его главной заслугой то, что "Сумароков требовал уважения к стихотворству" в пору пренебрежительного отношения к литературе.
Поскольку драматургия является максимально объективным и как бы безавторским родом литературного творчества, постольку облик драматического персонажа складывается из его пластики (мимика, интонация, жест) и его речевой характеристики. Характерологическое значение жеста, мимики, интонации в этих условиях невероятно велико -- и тем знаменательнее скупость пластики сумароковских трагедийных персонажей, подобная скупости вещной атрибутики спектакля. Сумароков в воссоздании внешности своих героев как бы намеренно избегает любого напоминания о том, что это -- существа из плоти и крови [6; 151].
Говорение является главным действием трагедийных персонажей Сумарокова. Но в отличие от разговорного слова сатиры и ораторского оды трагедийное слово обладает дополнительными свойствами. Поскольку оно является словом драматургическим, оно должно быть действенным, то есть обладать способностью развиваться из внутренне конфликтного смысла в конфликтную ситуацию. И здесь -- одна из сложных проблем интерпретации жанровой модели сумароковских трагедий, поскольку сам процесс развития слова в ситуацию связан с наиболее своеобразным признаком трагедии Сумарокова -- с ее конфликтной структурой, резко отличающейся от канонического конфликта разумной и неразумной страсти в драматургии французского классицизма [15; 215].
Уже в первой трагедии Сумарокова -- в «Хореве» (1747) конфликтная ситуация, складывающаяся из взаимоотношений персонажей, обнаруживает отчетливую тенденцию к раздвоению уровней конфликта. Оснельда, дочь низложенного и лишенного власти киевского князя Завлоха, находится в плену у победителя, нового князя Кия. Оснельда любит брата и наследника Кия, Хорева, и любима им. Отец же Оснельды, Завлох, стоит под стенами Киева с войском и требует освобождения Оснельды, не претендуя на отнятый у него престол и власть. Однако Кий подозревает Завлоха именно в покушении на его власть и заставляет Хорева, своего полководца, выступить против Завлоха с войском. Таким образом, Хорев оказывается в классическом безвыходном положении: он не должен ослушаться своего брата и властителя -- и он не может причинить ущерба отцу своей возлюбленной: чувство долга и любовь вступают в конфликтные отношения [4; 72].
Все три центральных персонажа трагедии находятся как будто в одном и том же положении, предполагающем возможность выбора: Оснельда и Хорев могут предпочесть свою любовь повиновению отцу и властителю, Кий -- отказаться от подозрений во имя чувства монаршего долга. Однако для каждого персонажа выбор оказывается мнимым -- ни один из них ни секунды не колеблется в своих предпочтениях. Этически безупречная пара влюбленных считает делом чести безусловную преданность своему общественному долгу [6; 153].
Таким образом, обе эти сходные конфликтные ситуации оказываются мнимыми. И для добродетельных персонажей, и для порочного выбор предрешен заранее; их позиция неизменна на протяжении всего действия. С одной стороны, разумные общественные страсти, честь и чувство долга, с другой -- иррациональная индивидуальная страсть и безграничный произвол. Следовательно, борьба страстей снимается Сумароковым как источник развития действия трагедии. Она составляет лишь видимый, поверхностный слой глубинного истинного конфликта.
В результате движущей силой трагедии становится не столько личностный конфликт, сколько скрытый под противостоянием добродетели и порока конфликт идеологический. Его источник коренится в одном и том же понятии власти, которое является центральным в обеих вышеуказанных коллизиях, только интерпретируется это понятие по-разному.
Во всех трагедиях Сумароков соблюдает формальные признаки, канонизированные эстетикой классицизма: обязательное пятиактное построение, единства времени, места и действия. Все трагедии -- стихотворные и написаны каноническим высоким метром -- александрийским стихом (шестистопный ямб с парной рифмой). Однако нужно отметить, что на этом следование трагедий Сумарокова французской классицистической схеме и кончается. Важнейший признак сознательной ориентации писателя на создание национальной жанровой модели -- это типология сюжетосложения трагедии: из 9 текстов 7 написаны на сюжеты из русской истории. Но русский сюжет -- это только внешний признак национального своеобразия жанровой модели сумароковской трагедии. Больше всего отмеченное своеобразие выразилось в особенностях поэтики и структуры жанра, четко ориентированных на русскую литературную традицию [14; 47].
К 1747 г., к и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.