На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Диплом Успех на театральной сцене Патрика Зюскинда. Специфика противопоставления мира искусства и мира реальности. Киносценарии Патрика Зюскинда и Хельмута Дитля Россини, или Убийственный вопрос, кто с кем спал. Столкновение идеального и реального миров.

Информация:

Тип работы: Диплом. Предмет: Литература. Добавлен: 26.09.2014. Сдан: 2009. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):


Содержание

Введение
Глава 1. Мир идеальный и мир реальный в киносценарии Патрика Зюскинда и Хельмута Дитля ««Россини», или Убийственный вопрос, кто с кем спал»
Глава 2. Образ писателя в киносценарии Патрика Зюскинда и Хельмута Дитля ««Россини», или Убийственный вопрос, кто с кем спал»
Заключение
Литература
Введение

Патрик Зюскинд родился 26 марта 1949 года в Баварии, в небольшом городке Амбах у Штарнбергского озера. Он является вторым сыном литературного критика и публициста Вильгельма Эммануэля Зюскинда. Вырос Патрик Зюскинд в баварском местечке Холцхаузен, где сначала он посещал деревенскую школу, а затем гимназию. Зюскинд был предрасположен к литературе. Его отец был знаком с семьей Томаса Манна; он писал литературные тексты и работал в разных газетах. Отец Патрика Зюскинда вел добропорядочный образ жизни и был известен за своей гостеприимностью и «чайными вечерами», на которых молодой Зюскинд должен был представлять свое искусство игры на пианино (что отразилось позже в «Контрабасе» и «Истории господина Зоммера»).
После окончания школы и альтернативной службы в армии Зюскинд начал учить историю в Мюнхене и зарабатывать деньги на любых попадавших под руку работах. Один год Зюскинд посещал лекции «Aix-En-Provonce» и совершенствовал свои знания французского языка и французской культуры и в 1974 году закончил обучение. После этого он зарабатывал деньги написанием сценариев, стал, по его собственному выражению, «свободным писателем».
Первый успех на театральной сцене к Зюскинду пришел с написанием «Контрабаса» (1984). А в 1985г выходит его роман «Парфюмер: История одного убийцы», который сделал его автора всемирно знаменитым, был переведен на сорок два языка, разошелся тиражом более двенадцати миллионов экземпляров, двадцать четыре года держится в списках бестселлеров и признан самым знаменитым романом, написанным на немецком языке со времен Ремарка.
С режиссером Хельмутом Дитлем Зюскинд написал сценарии к двум успешным телевизионным фильмам «Кир Рояль и Монако Франц» и ««Россини», или Убийственный вопрос, кто с кем спал» (1997). И за сценарий к фильму «Россини…» писатель получил премию Министерства внутренних дел Германии - единственную премию, которую он принял.
В настоящее время Зюскинду уже 60 лет, но о его частной жизни практически ничего не известно. Никто не знает о его семейном положении, есть ли у него дети, часто неизвестно даже его место проживания; Патрик Зюскинд старательно избегает публичности. Он скрытно живет попеременно то в Германии (в Мюнхене), то во Франции.
Литературный талант и индивидуальность произведений Патрика Зюскинда явились причиной того, что в своей курсовой работе я решила обратиться именно к его творчеству, а точнее к совместному киносценарию Зюскинда и Дитля « «Россини», или Убийственный вопрос, кто с кем спал».
Темой моего исследования является столкновение идеального и реального миров и образ писателя в данном киносценарии. Новизна исследования состоит в том, что это произведение П. Зюскинда и Х. Дитля обойдено вниманием критиков и литературоведов и не слишком известно среди читателей. Актуальность исследования заключается в огромной популярности самого автора, а также обращении Зюскинда к очень важным философским темам искусства и творческой личности.
Произведения Патрика Зюскинда написаны в 80 - 90-е гг. двадцатого века, поэтому в учебных пособиях его имя фигурирует крайне редко. Н. С. Гребенникова в своем пособии лишь упоминает имя Зюскинда, перечисляя современных постмодернистов. В «Зарубежной литературе ХХ века» под редакцией Толмачева дается невысокая оценка нашумевшего романа и его автора: « Большинство же немецких постмодернистов, не обладая талантом Микеля, представляли собой, так сказать, фрагментарный, а не тотальный постмодернизм. Многие их произведения, даже ставшие международными бестселлерами, несут на себе явный отпечаток вторичности: сюжетной, образной, композиционной. Зачастую их спасает лишь детективная интрига, неоготика, связанная с маниями современных злодеев - то своего рода Дракул, то антихристов. К наиболее нашумевшим романам подобного типа относится «Парфюмер» Патрика Зюскинда» [5; 530]. Из проанализированных мною учебных пособий только в одном из них - «Зарубежная литература. ХХ век» под редакцией Н. П. Михальской - роману П. Зюскинда посвящена целая статья, где отмечается, что «Патрик Зюскинд рассказал весьма актуальную притчу о том, что зло соблазняет и одурманивает, что красота поменялась местами с уродством, ибо прекрасное в обществе, провоцирующем инстинкты потребления, превратились в нечто искусственное, фальшивое, создаваемое не природой, а сконструированное на компьютерах» [6; 359].
В книге М. Бланшо, В. Зомбарта, Э. Канетти «Тень парфюмера» дается философское осмысление такого феномена как герой романа Зюскинда - Гренуй. Авторы дают довольно резкую оценку роману: « Книга Зюскинда была превращена обстоятельствами в шедевр…» [2; 6-7]. Бланшо, оценивая состояние общества, которое он называет «продажным», пишет, что в таком обществе «между людьми могут существовать коммерческие связи, но никак не подлинная общность, никак не взаимопонимание, превосходящее любое использование «порядочных» приемов, будь они сколь угодно необычными»[2; 6-7]. Далее следует логичный вывод: извращенные отношения между людьми непременно предполагают и спрос на соответствующую «непорядочную» литературу. В этой же работе В. Зомбарт пишет о расшатанности нравов современного общества, что может объяснить поведение главного героя: «К великим победителям на ристалище современного капитализма имеет, пожалуй общее применение то, что еще недавно сказали о Рокфеллере, что он «умел с почти наивным отсутствием способности с чем бы то ни было считаться, перескочить через всякую моральную преграду» [2; 10]. Затем автор книги дополняет: «В этом смысле героя романа «Парфюмер» можно назвать образцом буржуазной натуры: у него имелся свой способ достижения преобладания над людьми, во имя осуществления которого он мог действительно легко «перескочить через всякую моральную преграду»» [2; 11].
В периодической литературе много критических статей посвящено роману Зюскинда «Парфюмер». Например, Н.В Гладилин в своей статье «Роман П. Зюскинда «Парфюмер» как гипертекст» [3; 108 - 117] пишет, что роман «Парфюмер» сложен из гипотекстов. Он находит фрагменты, сходные с «Михаэлем Кольхаасом», с гетевским «Вильгельмом Мейстером», с «Генрихом фон Офтердингеном» Новалиса, с новеллами Т. Манна.
Ханс Д. Ринлисбахер в статье «От запаха к слову: моделирование значений в романе Патрика Зюскинда «Парфюмер»» [10; 86 - 101] обращает внимание на мастерство выражения писателем обонятельных образов, которыми насыщен текст; в своей статье он показывает модели описания запахов в романе.
А. Мокроусов отмечает, что в «Парфюмере» «автор тонко уловил одну из важнейших составляющих современной жизни: чувство абсолютного одиночества и тихой ненависти ко всему окружающему» [9; 23], и постепенно эта ненависть превращается в грандиозную ненависть к самому себе.
Анализируя образы в разных произведениях Зюскинда, А. Зверев в статье «Преступление страсти: вариант Зюскинда: Комментарий» [7; 256 - 262] выделяет основные особенности творчества писателя: «персонажи Зюскинда узнаваемы, даже тривиальны: определение вполне бы подошло, если бы не комплекс изгоя, который отличает их всех», «в многомерности характеров один из секретов обаяния Зюскинда для самой широкой аудитории». А В. Михайлин рассматривает повесть «Голубка» как пролог к последующему роману «Парфюмер» [8; 170 - 173].
Таким образом, можно сделать вывод, что творчество П. Зюскинда в области киносценариев не затронуто вниманием исследователей. И тема столкновения идеального и реального миров и образ писателя в киносценарии « «Россини», или Убийственный вопрос, кто с кем спал» представляет научно - исследовательский интерес.
Цель работы - определить специфику противопоставления мира искусства и мира реальности в киносценарии Зюскинда и Дитля « «Россини», или Убийственный вопрос, кто с кем спал» и выявить своеобразное понимание Зюскиндом образа писателя как творческой личности. В соответствии с обозначенной целью нужно решить следующие задачи:
1. Проанализировать, как герои киносценария выражают резонанс идеального и реального миров;
2. Рассмотреть образ писателя-творца и авторское отношение к нему.
Курсовая работа состоит из двух параграфов, соответствующих задачам исследования, заключения, в котором делаются выводы, и библиографического списка литературы.
Глава 1
Мир идеальный и мир реальный в киносценарии Патрика Зюскинда и Хельмута Дитля ««Россини», или убийственный вопрос, кто с кем спал»

Исследователи относят произведения П. Зюскинда к постмодернистскому течению в литературе, поэтому в киносценарии « «Россини»…» прослеживаются некоторые черты постмодернизма. Очень ярко в киносценарии прослеживается ирония автора, обращение к мифу («Лорелея»), использование ненормативной, грубой лексики в речи героев. Все эти приемы и средства помогли автору наиболее широко раскрыть главную проблему киносценария: противоречие мира идеального и мира реального в творческих людях и в целом в обществе. Зюскинд с необычайным мастерством и иронией смог показать огромную пропасть между этими мирами.
Сюжет киносценария строится вокруг экранизации популярнейшего немецкого романа «Лорелея», принадлежащего перу патологически застенчивого автора Якоба Виндиша. Все главное действие происходит в ресторане «Россини». Авторская ремарка уточняет: «Судя по всему, здесь почти все друг друга знают»[1; 7]. Персонажи произведения составляют узкий и закрытый для посторонних круг людей. И эта замкнутость вполне устраивает всех, включая самого хозяина ресторана, Россини: «Зачем мне хорошие клиенты, когда у меня полно хороших друзей…»[1; 9]. В киносценарии восемь ключевых действующих лиц: Якоб Виндиш - автор нашумевшего романа, Цигойнер и Райтер - режиссеры-постановщики, Кригниц - поэт, Валери - любовница Райтера и Кригница, Гельбер - доктор, влюбленный в Валерии, Россини - хозяин ресторана и Белоснежка - актриса детского театра. Таким образом, большинство героев киносценария являются творческими людьми, всегда ассоциирующимися с возвышенным миром искусства, но Зюскинд показывает нечто противоположное. Все эти творческие личности описаны очень нетипично и нетрадиционно. Зюскинд не создает пафоса творца, не рисует картину возвышенной жизни талантливых людей, наоборот, он описывает всю противоречивость этих героев, показывает столкновение реального и идеального миров внутри каждого и в целом в их обществе.
Зюскинд представляет читателям правду испорченной и пошлой современности. Автор обращает внимание на то, что эта разрушительная распущенность коснулась даже мира, который всегда мыслился идеальным, - мира художников, творцов. В творческом обществе не осталось никаких ценностей, все низменно и пошло. Теперь поэт и режиссер могут делить между собой тело женщины, как игрушку (Кригниц: «Ты идешь баиньки, а я веду ее к себе». Райтер: «…она сегодня спит со мной» [1; 17]), причем женщине-игрушке это нравится («Та явно наслаждается ситуацией» [1; 18]). Теперь половые отношения не являются чем-то интимным и не происходят по любви («На кровати происходит нечто, напоминающее схватку борцов. Шарлотта предпринимает отчаянные попытки принудить Цигойнера к половому акту» [1; 20]). Физиологических потребностей тела теперь тоже не скрывают («Валери: И дай мне наконец какую-нибудь пилюлю, чтобы я опять могла срать!» [1; 24]). В этом мире нет настоящей любви и нет прекрасных дам («Россини: Я могу любить собаку…или машину… Я могу любить своего ребенка или своего брата…свою мать или сестру… Но не женщину! Женщины - это же не люди!» [1; 21-22]). Символом женщины-мечты теперь является «святая блудница» [1; 31], а символом художника является тот, «у кого смычок длиннее!» [1; 20].
Но все же герои Зюскинда не так просты, как кажется на первый взгляд, они многомерны, они совмещают в себе различные стороны противоположных миров - мира творчества и мира быта.
Поэт Бодо Кригниц, с одной стороны, говорит, что «женщины приходят, чтобы продемонстрировать свои телеса. Чем светлее, тем лучше. В мясной лавке ведь тоже никогда не увидишь приглушенный свет» [1; 14], но, с другой стороны, называет Валери своей королевой и посвящает ей стихи. Из уст доктора Гельбера звучит основной принцип современного общества: «…Пластическая хирургия, сударыня, облагораживает не только тело, но и душу…»[1; 16], но он готов «ласкать каждый седой волосок…каждую морщинку» [1; 17] на лице Валери. Все эти противоречия очень ярко показывают, как сильно изменился мир, как сильно изменилось общество, и, соответственно, как сильно изменились художники.
Тема любви в киносценарии представлена любовным треугольником Райтера, Валери и Кригница. Именно в любовном аспекте наиболее четко видна огромная разница между идеальным и реальным мирами. В этом треугольнике никто никого не любит, каждый стремится к своим личным выгодам. Эти герои абсолютно забыли о чувствах; они не знают, что такое любовь, главное для них - это плотские связи. И вопрос, кто с кем спал, здесь не предполагает ответа, потому что все трое знают о своих отношениях, и их это вполне устраивает. Их взаимоотношения напоминают игру, соревнования: Кригниц пытается покорить Валери стихами, Райтер - игрой на скрипке, но это не проявление каких-то высоких чувств, а простая борьба за обладание телом: «Оба ее кавалера одной рукой берут меню, а другую автоматически опускают под стол, в поисках ляжек Валери…Она откидывается назад и немного сползает со стула, чтобы пошире раздвинуть ноги» [1; 52]. Валери довольна, ей нравится эта сумасшедшая игра. Казалось бы, любовь музыканта и поэта к прекрасной даме должна изображаться совершенно по-иному, но именно этим контрастом между предполагаемым и действительным автор показывает всю катастрофичность современного общества. Но Зюскинд не приверженец пессимизма, ведь он ввел в сценарий доктора Гельбера, который любит Валери и предлагает ей выйти за него. Этим писатель хочет показать, что еще есть шанс вернуть утраченные идеалы. Однако Валери отвергает и Гельбера, и Кригница с Райтером, она устает от этих неживых, низких, неправильных отношений: «Я ненавижу вас!.. Обоих!.. Нет, я вас даже не ненавижу - я вас презираю!... Вам нужна была только игра: кто круче, кто сильнее...» [1; 120]. Она понимает, что вся ее жизнь в итоге ни к чему не привела, она не жила по-настоящему. И эта бесцельность жизни подводит ее к трагическому концу - самоубийству.
Интересным в плане сопоставления реального и идеального миров является использование автором мифа о Лорелее. Немецкая легенда о Лорелее принадлежит к числу так называемых «местных преданий», то есть связанных с какой-либо определенной местностью. На берегу Рейна, близ города Бахараха, стоит высокая скала, издревле славившаяся удивительно отчетливым эхом, которое разносит далеко по воде голоса и каждое сказанное слово повторяет несколько раз. Эту скалу называют скалой Лорелеи. Легенда гласит, что в давние времена неподалеку от этой скалы жил рыбак со своей дочерью, золотоволосой Лорелеей. Лорелея полюбила знатного рыцаря и бежала с ним из отцовского дома. Рыцарь увез ее в свой замок, но недолгим было счастье красавицы. Прошло время -- и рыцарь охладел к прекрасной Лорелее. Она вернулась в родную деревню и стала жить, как жила прежде, но сердце ее было разбито. Красота Лорелеи привлекала многих достойных юношей, но она никому не верила и никого не хотела любить. Люди говорили, что она завлекает мужчин колдовством, чтобы отомстить им за измену рыцаря. Эти слухи дошли до местного епископа. Он призвал ее к себе. Несчастная красавица поклялась, что неповинна в колдовстве, а потом сказала, что единственное ее желание -- окончить свои дни в монастыре, в тишине и уединении. Епископ одобрил ее намерение и дал ей провожатых до ближайшей обители. Путь туда лежал по берегу Рейна. Лорелея поднялась на высокую скалу, чтобы в последний раз взглянуть на рыцарский замок, где она так недолго была счастлива.
А в это время ее неверный возлюбленный плыл на лодке по Рейну, приближаясь к опасному водовороту у подножья скалы. Увидев его, Лорелея простерла к нему руки и окликнула по имени. Рыцарь взглянул наверх, забыв про весла, и тут же лодку подхватило водоворотом, перевернуло и ув и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.