На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Реферат Реальная основа сказки А.Н. Островского Снегурочка и её основные источники. Путь царства берендеев от холодного отчуждения до объединения их перед лицом Ярилы-солнца. Фольклорная основа сказки. Причины и сущность конфликта главных героев в ней.

Информация:

Тип работы: Реферат. Предмет: Литература. Добавлен: 26.09.2014. Сдан: 2009. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):


Реферат
На тему:
Царство берендеев в фольклорно-мифологической драме А.Н. Островского «Снегурочка»
Содержание

Введение.

Глава I. Реальная основа сказки А.Н. Островского «Снегурочка» и её основные источники

Глава II. Фольклорная основа сказки

Глава III. Конфликт сказки

Глава IV. Царство берендеев

    Заключение.
    Список использованной литературы.
Введение

Не было для меня лучшего царства,
как царство берендеев, не было лучшего
миросозерцания и религии, как поклонение
Яриле-Солнцу.
Римский-Корсаков
К жанру сказки Островский обращается в 1867-1868 годах. В это время им была начата сказка «Иван-царевич» - нечто вроде феерии. Возможно, возникшая потом Снегурочка имеет какую-то связь с названной сказкой, ибо в первоначальном варианте Снегурочки одним из действующих лиц должен был быть Иван-царевич. В следующих сценариях женихом был и сын Бермяты, важничающий своим происхождением, и просто грубый фанфарон.
Островский создал не сказку-поэму, а сказку-драму и в этом плане выступил новатором. Он не пользовался каким-то до него бытовавшим сказочным сюжетом. Из отдельных, разных старинных преданий он создал оригинальное произведение поэтического искусства. Его сказка-драма приобретает совершенно новое поэтически-жанровое качество. Это уже не что иное, как драматическая сказка-эпопея с участием не одиночек-героев, а целого организованного племени. И «действом» не во имя достижения эгоистических целей для героев-одиночек, а во имя жизни целого племени, целого народа.
Оригинальность «Весенней сказки» Островского в том, что она соединяет в себе два очень разных самостоятельных начала: общественное реалистическое содержание, реалистический народный идеал и фантастическую форму. Причем соединение этих начал так органично, что фантастически-сказочная форма не закрывает, не затемняет главной, реалистической, человечески-жизненной тенденции. Пожалуй, наоборот, она ее выясняет, обнаруживает, овнешняет до особо убедительной яркости. У Островского в «Снегурочке» «сказочный мир воспроизведён так искусно, что виден и слышан какой-то реальный мир» (И.А. Гончаров)
Сказочность, волшебство таят и обнаруживают здесь силу особого внушения, заклинания, гипнотическую энергию для битвы за мечту и для достижения этой мечты. Тем самым сказка, сказочность для Островского приобретает смысл особо энергичного общественного действия, действия с помощью фантастических средств.
Если схематизировать композицию «Снегурочки», то она предстанет как целый ряд самостоятельных хоров-«действ», соединяющихся затем в общем разноголосом и разнодейственном событии и в конечном счете -- в аккордовом одическом звучании финала.
В «Весенней сказке» два главных, самостоятельных и сложных конфликта, соединяющихся затем в общий конфликт, доходящий до горячего накала и разряжающийся в конце концов противоречивым синтезом: трагедией и апофеозом. Первый частный конфликт -- столкновение олицетворенных явлений природы -- Холода и Тепла. Здесь источник непогоды и бедствий на земле. Второй конфликт -- общественный. Его результат -- всеобщее несогласие в жизни самих людей. Оба конфликта объединяются в поток действий за благополучие и счастье. Конец -- апофеоз -- завоевание тепла и света, благополучия и счастья через утрату холодности и разъединенности человеческих сердец.

Глава I. Реальная основа сказки А.Н. Островского «Снегурочка» и её основные источники

С именем царя Берендея мы уже сталкивались в русской литературе у Жуковского («Сказка о царе Берендее»). Но в сказке Островского есть не только царь Берендей, но и царство берендеев. И царь потому Берендей, что он царь у берендеев, поэтому следует искать оправдание имени народа сказочной страны берендеев, в которой царствует Берендей.

Вряд ли стоит искать ответ в историческом понятии этого названия, но всё же приведём и его. Берендеи - тюркское по происхождению, этнографически близкое печенегам племя. Кочевало за восточными границами Древней Руси. Теснимые с востока половцами, берендеи в конце XI века искали защиты у русских и входили с ними в разные союзные соглашения. По договорам с русскими князьями они селились на границах Древней Руси и нередко несли сторожевую службу в пользу Русского государства. Но после нашествия татар были рассеяны и частью смешались с населением Золотой Орды, а частью - с русскими. Как самостоятельная народность не сохранились. Очевидно, что это не те берендеи. Ответ можно отыскать в биографии писателя.

Предки драматурга - люди Северной Руси. В двадцать пять лет Островский впервые едет на родину предков. Уже с полпути от Москвы до Костромы он видит особенный русский народ. Молодой Островский встречает «типы русской красоты, солидной, которая меряется саженью и особенным каким-то широким вкусом... красавицы в русском тоже вкусе, красавицы без всякого упрека, то есть со стороны красоты... учтивость русская, обворожительная, с улыбкой; без заграничного лоску, а так в душу лезет, да и на поди… Что за типы, что за красавицы женщины и девочки. Вот где я об земь бился и разрывался пополам»

Эти записи -- от впечатлений после Переяславля. А потом Островский приходит к выводу, в котором определяет даже этнографическую границу Северной Руси. И ее отличительные особенности. «С Переяславля начинается Меря -- земля, обильная горами и водами, и народ и рослый, и красивый, и умный, и откровенный, и обязательный, и вольный ум, и душа нараспашку». Исторически меря - племя, жившее до 9-го,

10-го веков на территории нынешних Ярославской и Костромской областей. По своему этнографическому происхождению принадлежащее к финно-угорской группе. С увеличением населения северных славян, с его расселением и все большим укреплением в Северной Руси оно рассредоточивалось среди русских и сливалось с ними. Совершился, исторически естественный процесс этнографической селекции -- образования обновленной северной группы славян. Меря Островский называл северный русский народ, к которому по крови Островский принадлежал сам, и был предметом его удивления и восхищения. Позже, в пути от Переяславля к Костроме он встречается с русскими-берендеями из села Берендеево. И все люди этой стороны окрещены Островским берендеями.

Вполне возможно, что Островский знал поэтическое народное предание о берендеевом царстве, бытовавшее среди жителей Переяславля-Залесского. Невдалеке от городка находилось знаменитое Берендеево болото, бывшее когда-то озером. Посреди болота на острове были остатки древнего поселения - городища. Там-то, по преданию, в древние времена и жило счастливое племя берендеев, которым управлял мудрый и добрый царь. В сказании о берендеях воплотилась вековая мечта крестьянства о жизни в мире, согласии и материальном достатке.

Легенду о древнем племени берендеев Островский мог почерпнуть и в трудах А.Н. Афанасьева, где приводились не только народные предания, но и летописные упоминания о нём. Берендеи, как многие славянские народы жили общиной, во главе которой мог стоять только мудрейший и старейший член племени.

«А это кто? Кафтан-то

Узорчатый, обвязка золотая

И по пояс седая борода»

Это сказочный царь, «премудрый, великий Берендей, владыка среброкудрый, отец земли своей» - по старшинству и мудрости главный берендей страны «обетованной»:

Веселы грады в стране берендеев

Радостны песни по рощам и долам,

Миром красна Берендея держава…

Мечта о мире, богатстве, гармонии, о добром и справедливом царе нашла своё воплощение в изображённом Островским сказочном царстве.

Одним из источников написания можно считать труд Афанасьева «Поэтические воззрения славян на природу», в котором собран огромный материал из этнографии, истории, мифологии десятков народов. Островский был знаком с этим трудом Афанасьева, увлекался чтением его «Русских народных сказок», что, несомненно, обогатило поэтическую фантазию драматурга.

В русских народных сказках имеются варианты сказки о снегурочке, которая тает от пламени костра. Но Островский создал свою Снегурочку, отличающуюся от одноимённых героинь, вылепленных из снега (Снежевиночки, Снегурушки).

Драматург по-своему истолковал страх Снегурочки перед Ярило-Солнцем. «Идея сделать Снегурочку недоступной чувству любви, представить в её образе олицетворение деревенского целомудрия и невинности, приписать пробуждению чувства любви такую разрушительную силу, эта идея есть лирический домысел Островского. Островский как бы создал новый миф в поэтическом образе».

Высказывалось предложение, что одним из источников сказки был роман П.И. Мельникова-Печерского «В лесах», где русский писатель, приятель Островского, дал одну из первых художественных обработок поэтического мифа о древнеславянском боге Яриле.

Наконец, главным источником сказки явидась поэзия крестьянских праздников, жизнь и быт крестьян в окрестностях Щелыкова. Обратим внимание на ремарки драматурга, воссоздающие обстановку действия «Снегурочки", Места всех «действ» сказки--это места владений самого драматурга, а дворец Берендея -- это дом самого Островского. В первом «пояснении» к «Прологу» Островский рисует картинку сказочного начала. И вот какой она представлена: «Начало весны. Полночь. Красная горка, покрытая снегом. Направо кусты и редкий безлистый березник; налево сплошной частый лес больших сосен и елей с сучьями, повисшими от тяжести снега; в глубине, под горой, река... За рекой Берендеев посад, столица царя Берендея... в окнах огни». Эти огни в полночь ранней весны, когда лес безлистый, с Красной горки, находящейся перед усадьбой Островского на другой стороне реки, можно видеть и теперь, несмотря на разросшийся лес по обоим берегам реки. Недалеко от Красной горки и Ярилина долина, на которой показано последнее «действо» сказки.

Те русские-берендеи, которыми так восхищался Островский, которых так любил, жили в северной полосе России, где теплое лето короче холодной зимы. Хороших, добрых лет в этой стороне бывает больше, чем плохих, недобрых. В такие времена русские-берендеи могут иметь в достатке всего, что может дать их северная земля. Однако бывают, и нередко, «недобрые» лета, короткие, хояодные, дождливые, без ясного, теплого солнца. Они «приводили» за собой тоскливые голодные годины. Все это испытывал на земле берендеев и сам Островский. «По случаю дурной погоды у нас лето нынче отменилось, сена не было, яровые не дозрели и уж испорчены морозами, теперь идут беспрерывные дожди и мешают сжать даже солому. Хорошо убрали только рожь, которая урожайна, хотя и были вымочки. Вот тут и хозяйничай как знаешь" Можло представить, в каком положении в такие годы оказывались крестьяне. Нередко урожай, а отсюда и благополучие земледельца Северной Руси зависели не столько от его труда, сколько от погоды. Теплое, продолжительное лето -- хороший хлеб. Холодное, дождливое лето -- нет хлеба.

Главная мечта -- теплое солнце и обильный урожай. И создаются два главных божества: Ярило -- бог тепла и солнца и Кострома -- богиня плодородия. Им посвящаются и думы, и молитвы. Им слагаются песни. Для них и жертвоприношения, и всенародные весенние «действа».

И все-таки главное божество из двух -- Ярило. От него зависит и плодородие. Поэтому именно ему -- самое большое внимание людей.

Торжества в честь Ярилы бытовали в Костромском крае и во времена Островского. Вот, скажем, как пишет об этом один из костромских краеведов того времени в «Губернских ведомостях»: «Нынешнее ярилово гулянье, совершающееся в Костроме, во всесвятское заговенье, уже не сопровождается ранее существовавшими обрядами, не слышится уже и песен мифического характера. Впрочем, к некоторым песням новейшего происхождения присоединяется припев: «Лелю» -- божеству любви. Сколько можно было наблюдать, в настоящее время гулянье ограничивается только тем, что молодые парни и девицы составляют круги, поют песни, или стоя на одном месте, или ходя кругом попарно... В обычае остаются и игры, но опять-таки современные... Затем веселые песни сопровождаются пляской... Любовь -- основной мотив песен, которые поются народом во время Ярилова гулянья».

Глава II. Фольклорная основа сказки

«Снегурочка» насыщена тем фольклором, который Островский мог черпать в своем родном Поволжье. Итак, в основе песен и обрядов берендеев лежат северно-русские фольклорные песни и обряды. Укажем лишь на некоторые из них.

«Снегурочка» - песенная пьеса, по материалу она - старинно-народная.

Весь песенный фонд, которым пользуется драматург в своих пьесах, делится на такие жанры: народные песни, романсы и стилизации тех и других. К стилизации старинных песен относятся изумительные по художественному мастерству песни гусляров в «Снегурочке».

Уже первые страницы повествования встречают нас хором птиц, который заимствован драматургом из народной песни:

Собирались птицы,

Собирались певчи

Стадами, стадами.

Садились птицы,

Садились певчи

Рядами, рядами…

Орел воевода,

Перепел подъячий,

Подъячий, подъячий…

В репертуаре Леля - песнопевца песни, которые представляют собой если не цитаты, то перефразировку подлинников фольклора. «Земляничка-ягодка». (Песенник 1780г.):

Земляничка-ягодка

Без пригреву вызрела,

Сиротинка-девушка

Без призору выросла,

Ладо мое, Ладо!

«Как по лесу лес шумит». (Песенник Авдеевой, 1848 г.):

Как по лесу лес шумит,

За лесом пастух поет,

Раздолье мое!

Ельник, мой ельничек,

Частый мой, березничек,

Приволье мое!

«Туча со громом сговаривались»:

В роще подруженьки врозь разбрелись,

Кто по кусточкам, кто по ельничку,

Ягодки брали, аукалися

Милой подруженьки нет как нет;

Все-то девицы расплакалися:

Нашу подруженьку не волк ли заел,

Лель, мой Лель! Лели-лели, Лель!

Для детального изучения обрядов у Островского были широкие возможности. Кроме книжных источников, он черпал фольклор непосредственно из жизни. Много материала давали Островскому его поездки, особенно в Щелыково. Из огромного количества обрядов Островский выбирал для изображения в своих пьесах очень крупные и важные обряды: календарные и свадебные. Драматург не ставил своей задачей дать подробное описание их; его цели - не этнографические, а художественно-литературные. Подробно изображает драматург зимне-весенний праздник - масленицу. Обряд проводов масленицы, вставленный в пролог «Снегурочки», с мифологической основой _ сжигание (смерть) зимы при наступлении (рождении) весны - относится к древнейшим и чрезвычайно распространенным. У Островского чучело не уничтожают: оно олицетворяет собою определенное время года, которое, если и минует («умирает»), то вновь придет («оживает»). Об этом в «Снегурочке» говорит само чучело, перечисляя памятные даты мифологического календаря: «Сгорят огни купальные», «Карачуна проводите», «Придет пора морозная, морозная-колядная: Овсень-коляду кликати». Чучело обещает: «Тогда и ждать меня опять».

Каждый акт «Снегурочки вставлен в венок стилизованной или подлинной народной поэзии. Композиционной рамкой третьего акта являются обряды, связанные с празднованием Семика (четверг на седьмой неделе после пасхи), одного из главных летних праздников. В этот день завивали венки и пускали их по воде с гаданием о возможном замужестве, наряжали срубленное дерево (обычно - березу), водили хороводы, пели песни. Вот песня парней и девушек в «Снегурочке»:

Ай, во поле липонька.

Под липою бел шатер.

В том шатре стол стоит.

За тем столом девица.

Рвала цветы со травы.

Плела венок с яхонты.

Кому венок износить?

Носить венок милому.

Островский дает эту песню в качестве иллюстрации хода действия: Снегурочка сплела венок и отдала его Лелю.

Чтобы еще более усилить характерные особенности семицкого обряда Островский включил в него игровую песню Брусилы: «Купался бобер»

Заиграем при народе

Игру свою, что два года учили,

Тишком от всех, в овинах хоронясь

Песня сопровождается мимической игрой Курилки. Подобные песни-игры, являясь как бы

«зерном» драматического зрелища, сопровождаются имитированием движений зверя.

Издавна в честь Ярилы устраивались гулянья, сопровождавшиеся различными драматическими действами. Вся лучезарная весенняя сказка замыкается изображением появления солнца-Ярилы, которому берендеи поют хвалебный гимн.

Свет и сила

Бог Ярило.

Красное солнце наше!

Нет тебя в мире краше.

Даруй, бог света,

Теплое лето.

Красное солнце наше!

Нет тебя в мире краше

Краснопогодное,

Лето хлебородное.

Красное солнышко наше!

Нет тебя в мире краше.

Кроме календарных обрядов, Островский использовал в «Снегурочке» элементы свадебного обряда. В пьесе есть эпизод, в котором звучит отголосок старинной формы брачного процесса, как купли-продажи. Это - выкуп Купавы Мизгирем:

Голубушки-девицы,

Пришел красы девичьей погубитель.

С подружками, с родными разлучитель.

Не выдавайте подружку, схороните!

А выдайте, так за великий выкуп.

Глава III. Конфликт сказки

Конфликт сказки основывается на столкновении и поэтическом развитии противостоящих друг другу сил тепла и холода. Начало конфликта - в мире стихий, между Морозом и Весной, союз которых противоестествен уже по своей природе. Оставить бы Весне Мороза, да вот беда, «у них со старым дочка - Снегурочка».

В Морозе нет любви ни к миру живой природы, ни к миру людей:

По чумам, по юртам кочевников,

По зимовкам зверовщиков

Захожу, заброжу, зашаманствую,

Будут мне в пояс кланяться.

Высокомерие всевластного самодура, холодная, леденящая сила делают Мороза злым, демоническим в противоположность Яриле - доброму и теплому божеству берендеев.

« Свет и сила,

Бог Ярило

Красное солнце наше!

Нет тебя в мире краше», -

поют Яриле приветственную песню берендеи.

В мысли художника холод олицетворяется, принимает грозное обличье. Недоброе, злое--его суть. Чем более Мороз холоден, тем более это ему «любо»:

Живется мне не худо. Берендеи

О нынешней зиме не позабудут,

Веселая была; плясало Солнце

и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.