На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Диплом Проблемы правового регулирования брачных отношений по российскому законодательству

Информация:

Тип работы: Диплом. Добавлен: 24.10.2011. Страниц: 114. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Содержание


Введение 3
Глава 1. Историко-правовые основы института брака в России 8
1.1. Понятие и правовая природа брака в дореволюционный период 8
1.2. Развитие законодательства о браке в советский период 12
1.3. Институт брака в современном российском законодательстве 24
Глава 2. Правовое регулирование брачных отношений в российском семейном праве 27
2.1. Порядок и условия заключения брака 27
2.2. Порядок и условия прекращения брака 35
2.3. Недействительность брака: основания и последствия признания 49
Глава 3. Проблемы правового регулирования брака по российскому законодательству 58
3.1. Практика применения норм семейного законодательства о браке 58
3.2. Особенности процессуального регулирования института брака 63
3.3. Проблемы заключения и признания браков, заключенных гражданами России с иностранными гражданами на территории России и за ее пределами 87
Заключение 96
Глоссарий 98
Список использованных источников 100
Список сокращений 106
Приложения 107

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы. Семейные правоотношения – правовые отношения, в которые многократно в течение всей своей жизни вступает каждый из нас. Можно даже сказать, что каждый из нас не прекращает выходить из семейных правоотношений, а последние только меняю свою форму, будь то правоотношения с родителями, брачные правоотношения и др. При этом мы можем быть одновременно участником сразу нескольких семейных правоотношений.
Граждане редко задумываемся о содержании семейных правоотношений. Более того, низкое правосознание граждан ведет к неправильной трактовки семейных правоотношений, их искажению. Обусловлено это и недавней сменой семейного законодательства с момента которой более десяти лет.
Семейное правоотношение как явление и структурно, и по существу — весьма сложная часть объективной реальности. Оно включает в себя элементы, довольно сложные по своему фактическому составу. Некоторые из них могут существовать и как самостоятельные правовые явления, независимо только от семейного правоотношения (например, право на местожительство известно и как одно из личных прав в составе семейного правоотношения, и как правомочие гражданина, обеспечиваемое нормами гражданского законодательства). Нередко в семейном правоотношении права и обязанности настолько переплетены, что чрезвычайно трудно отграничить, где и какое правоотношение имеет место. Более того, определенную сложность, как в юридической науке, так и на практике представляет разграничения семейного и гражданского права, семейных и гражданских правоотношений.
Семейное право России вступило в новую фазу своего развития. Принятие в 1995 г. Семейного кодекса РФ означало не только коренную перемену в содержании большинства семейно-правовых институтов, но и в самом методе регулирования семейных отношений: императивные нормы теперь сочетаются с нормами диспозитивными, допускающими различные варианты юридически значимого поведения участников семейных правоотношений. Данный кодифицированный нормативный акт в целом призван служить провозглашенной Конституцией РФ цели государственной защиты семьи. В то же время он призван был ликвидировать опасный разрыв семейного права с правом гражданским, приводя в соответствие нормы семейного права с новым Гражданским кодексом РФ.
Степень разработанности темы исследования. Проблемы правовой природы брака вызывают постоянный интерес среди исследователей российского и зарубежного законодательства.
Семейное законодательство в целом сохраняет историческую преемственность в регулировании семейно-брачных отношений с законодательством бывшего Союза ССР, но в то же время его нормы содержат новые юридические конструкции. В Семейный кодекс РФ включены новые для российского законодательства институты и нормы, в том числе и брачный договор.
Что касается регулирования оснований и порядка заключения и расторжения брака – в этой части семейное законодательство содержит достаточно традиционные для семейного права нормы.
Поскольку семья это основа возникновения и прекращения имущественных и личных неимущественных отношений, то всегда вопросы брака оставались, остаются и будут оставаться актуальными. Именно от состояния в браке зависит имущественное положение супругов, их обязанности по отношению к друг другу и детям.
В то же время в современной науке семейного права отсутствуют комплексные исследования, посвященные проблемам правовой природы брака.
Цель работы состоит в комплексном исследовании правового регулирования брака в процессе формирования российского семейного права.
Для достижения поставленной исследователем цели в рамках научно-исследовательской работы по теме «Правовая природа брака по российскому законодательству» предполагается решить следующие задачи:
1. Рассмотреть историю развития форм брака в России.
2. Исследовать современное состояние института брака в российском семейном праве.
3. Охарактеризовать порядок и условия заключения и прекращения брака.
4. Раскрыть основания и последствия признания недействительности брака.
5. Выявить проблемы правового регулирования института брака в Российской Федерации и разработать пути их решения.
Объект исследования – система общественно-правовых отношений, складывающихся в процессе правового регулирования заключения и прекращения брака.
Предмет исследования – правовая природа брака по российскому законодательству.
Методологическую основу исследования составляют как общенаучные, так и частноправовые методы.
В работе в качестве основополагающего принят диалектический метод, предполагающий объективность и всесторонность познания явлений действительности. Кроме того, в работе использованы общенаучный метод познания, а также частные методы: сравнительного исследования, формально-логический, анализ и синтез научных концепций.
Нормативную правовую базу исследования составляют: Конституция Российской Федерации, семейное и гражданское законодательство Российской Федерации, федеральные законы, постановления (определения) Верховного Суда Российской Федерации.
В ходе подготовки к написанию работы также изучены положения международно-правовых актов, многосторонних и двусторонних соглашений, относящихся к исследуемой проблеме. Значение международных соглашений для целей исследования связано с тем, что в соответствии с Конституцией РФ международные соглашения Российской Федерации объявляются частью ее правовой системы, а также с конституционным принципом примата международного права над внутренним законодательством.
В качестве теоретической основы исследования при написании работы предполагается использовать основные положения, содержащиеся в трудах ученых – правоведов и юристов - практиков, таких как Антокольская М.В., Бранденбургский Я.Н., Верховский П.В., Вершинина Е., Ворожейкин Е.М., Иванова Е.И., Косова О.Ю., Рясенцев В.А., Свердлов Г.М., Шерешеневич Г.Ф., Федосеева Г.Ю., Чефранова Е. и других авторов.
Эмпирическую (практическую) базу исследования составляет практика применения положения законодательства о заключении и прекращение брака.
Научная новизна состоит в том, что комплексного исследования института брака с учетом современных реалий и правоприменительной практики не проводилось.
Практическая значимость проведенного исследования заключается в том, что полученные по итогам исследования выводы по вопросам совершенствования законодательства РФ при заключении и прекращении брака, могут быть использованы в практической деятельности.
Структура работы определена целями и задачами работы, и состоит из введения, трех глав, объединяющих девять параграфов, заключения, списка использованной литературы и приложения.
Во введении обосновываются значимость, актуальность и новизна, цели и задачи исследования, краткий обзор литературных источников, методы исследования.
В первой главе «Историко-правовые основы института брака в России» раскрывается история развития законодательства, регулирующего институт брака.
Во второй главе «Правовое регулирование брачных отношений в российском семейном праве» рассматриваются порядок и условия заключения брака; порядок и условия прекращения брака, а также основания и последствия признания недействительности брака.
В третьей главе «Проблемы правового регулирования брака по российскому законодательству» выявляются проблемы правового регулирования брака и предлагаются пути их решения.
И, наконец, в заключении подведены итоги работы, изложены ее результаты, сделаны выводы и даны соответствующие рекомендации по устранению выявленных проблем.

ГЛАВА 1. ИСТОРИКО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ ИНСТИТУТА БРАКА В РОССИИ

1.1. Понятие и правовая природа брака в дореволюционный период

Понятие брака в отечественном правоведении издавна несет в себе правовое начало. Традиция связывать брак с соблюдением определенной процедуры его оформления, характерная для российского права связана с историей его развития.
Традиция связывать брак с соблюдением определенной процедуры его оформления, характерная для российского права, восходит, как это принято считать, к праву Византии, когда в конце IX столетия (около 893 г.) император Лев Мудрый издал закон, предписывающий вступать в брак не иначе как посредством церковного венчания. Только такой брак получал государственную поддержку; несоблюдение же формы, предписываемой государством и канонами государственной религии, вело к признанию заключенного союза незаконным. Спустя два столетия требование узаконения брака было распространено и на низшие слои общества — рабов и крепостных .
В западных христианских государствах сложилась иная, отличная от православной, трактовка брака. Римско-католическая церковь длительное время не считала обязательным для заключения брака соблюдение каких-либо особых процедур, хотя и рекомендовала католикам получение церковного благословения. Поэтому в государствах, где господствовал католицизм, признавались так называемые тайные браки, т.е. простое, не получившее церковного освящения, но обязательно основанное на взаимном согласии сожительство мужчины и женщины. Как отмечал Н.С.Суворов , несмотря на сложившийся к XIII в. народный обычай, по которому священник осуществлял передачу невесты жениху и объявлял их мужем и женой, только с постановлениями Тридентского собора (середина XVI в.) в западных христианских государствах юридическая действительность брака стала в полной мере связываться с соблюдением особой публичной процедуры. При этом обязательным было по-прежнему не церковное венчание, а выражение согласия на брак перед тремя свидетелями, одним из которых был приходской священник. В этот период только во Франции изданием блуасского ордонанса Генриха Третьего (1579 г.) заключение брака требовало соблюдения процедуры церковного венчания.
В дореволюционном русском праве действительным признавался только религиозный брак. Однако и становлению религиозного брака предшествовали иные формы заключения брачных отношений.
Истории древней Руси известны несколько способов заключения браков. Среди них наиболее древний - похищение невесты женихом без ее согласия, однако постепенно увозу невесты начинает предшествовать сговор с ней. В древние времена существовал и такой способ заключения брака, как покупка невесты у ее родственников. При этом согласие невесты на брак не имело существенного значения, хотя уже в Уставе Ярослава содержался запрет выдавать замуж силой.
В это время различны и формы брака. Средневековые источники сообщают о многоженстве, издревле известном у славян, реже о многомужестве. В некоторых местах практиковался пробный брак, когда невеста переселялась к жениху, а свадьба откладывалась до рождения ребенка; если же супружество оказывалось неудачным, свадьба не устраивалась вовсе, и невеста возвращалась к родителям, получая вознаграждение. Молодые люди, не вступавшие в брак, подвергались осмеянию, что, однако, не распространялось на тех, кто давал обет безбрачия намеренно.
Ограничения и запреты к вступлению в брак касались возраста, родства, вероисповедания и т.д. Возрастные ограничения выражались в соблюдении очередности вступления в брак детей (особенно дочерей) согласно старшинству. Помимо обычного брака с переходом жены к мужу, встречался брак, при котором зятя брали в дом жены. Такого жениха невеста иногда сама шла сватать, он участвовал в девичнике, готовил приданое, назывался «примаком», «подживотником», «привальнем», в шутку даже «молодухой»; говорили, что он «выходит замуж», а невеста «женится» на нем.
С 988 г. с крещения Руси и присвоением церковью монополии права начали складываться нормы брачного права и серьезно меняются представления о порядке заключения брака. В России начинает действовать Номоканон - собрание византийского семейного права. Церковное венчание, введенное в ХI веке, практиковалось только среди высших слоев общества, остальное население заключало браки по традиционным обрядам.
К концу 13 в. согласие сторон на брак стало фиксироваться в брачном сговоре, составлением которого занимались сваты или родственники. Заключительной частью брачного сговора является церковное обручение. Для вступления в сам венчальный брак от сторон требовалось выполнение многих условий. Одним из них был брачный возраст. Например, для женщин, в ХIV-ХV вв. он начинался с 12 до 18-20 лет. Русская церковь препятствовала заключению браков с несовершеннолетними. За преступную связь женщины наказывались постижением в монашки, позже ограничивались штрафом. Этот запрет не распространялся на великих княжон. Ограничивалось и число замужеств, нормы христианской морали допускали только два брака. Третий разрешался только в случае смерти второго супруга и отсутствия детей.
Постепенно усиливается роль светского законодательства. Однако дореволюционная Россия так и не дошла до создания единого для всех подданных законодательства о браке. В многонациональной России браки заключались в основном по религиозным нормам, и, соответственно порядок заключения брака, например, у мусульман отличался от классического христианского брака.
До Октябрьской революции 1917 г. браком считался союз, оформленный по религиозным канонам конфессий, к которым принадлежали лица, вступавшие в брак. Исключение составляли лишь браки раскольников, получавшие юридическое признание после их регистрации в полицейских органах. Именно эти браки представляли уже в то время не что иное, как «гражданские браки», т.е. браки, оформленные в органах государственных, а не в церкви .
Введение гражданской формы брака, заключаемого посредством его регистрации в государственных органах, и соответственно отмена церковной формы были произведены в России Декретом ВЦИК и СНК РСФСР 18 декабря 1917 г. «О гражданском браке, о детях и о введении книг актов гражданского состояния». Исключение делалось только для религиозных браков, заключенных до образования или восстановления государственных органов записи актов гражданского состояния.
Уже 21 октября 1918 г. было издано постановление ВЧК, которое объявляло, что «пометки в паспортах о церковном венчании, присвоение на основании церковного венчания женщине фамилии лица, с которым она венчалась, отметка милицией таких лиц как состоящих в браке и выдача венчавшейся паспорта на фамилию гражданина, с которым она венчалась, является саботажем декрета о гражданском браке, присвоением чужой фамилии и звания мужа или жены, т.е. срывом декретов рабоче-крестьянского правительства, а для служащих милиции — преступлением по должности».
Однако еще долгое время регистрация «де факто» не была обязательна.
Причину такого пренебрежения к действовавшей норме можно понять из контекста заявления Я.Н.Бранденбургского: «Регистрация - пережиток, со временем она, конечно, исчезнет, но сейчас она сохраняется, главным образом, как средство борьбы с церковным браком» . Идея эта не нова. Еще в 1918 г. при принятии КЗАГСа гражданский (зарегистрированный) брак понимался в НКЮ как средство борьбы с браком церковным.
Об этом говорили не только Российский цивилисты, но и зарубежные исследователи, так французский ученый Альфред Наке в своем труде «К свободному союзу» (1908 г.), разделил точку зрения советских цивилистов, что «в коммунистическом обществе люди не будут нуждаться ни в том, чтобы общество вмешивалось в союз полов, даже в виде простой регистрации, ни в том, чтобы хотя бы малейшее моральное давление оказывалось по отношению к индивидууму».
Таким образом, новая государственная власть вслед за рядом европейских государств осуществила своего рода революцию и в регулировании матримониальной сферы — переход от брака церковного к браку гражданскому. Но это был только шаг на пути к признанию юридической силы за простым сожительством. В то время, по словам Г.М.Свердлова, «признание и охрана последствий фактических, незарегистрированных брачных отношений в условиях острой борьбы за гражданский брак означали бы признание и религиозных браков, ибо церковь всемерно стремилась к тому, чтобы религиозный брак не сопровождался светской формой и, следовательно, оставался тем, что называется фактическим браком» .
Стоит отметить, что введение гражданского брака было воспринято населением поначалу отрицательно. Однако жесткая политика государственной власти на повсеместное распространение гражданской формы брака на фоне широких репрессий против церкви дала результаты: к середине 20-х годов наступил следующий этап реформирования брачно-семейного законодательства.

1.2. Развитие законодательства о браке в советский период

Отношение Советского государства к браку и семье более чем за 70 лет с момента принятия в 1918 г. первого советского семейного Кодекса законов об актах гражданского состояния претерпело существенные изменения. Однако тот переломный момент, когда советское брачно-семейное законодательство резко поменяло свой курс и пошло принципиально новым путем, отчетливо виден. Таким моментом можно считать постановление ЦИК и СНК СССР от 27 июня 1936 г. «О запрещении абортов, увеличении материальной помощи роженицам, установлении государственной помощи многосемейным, расширении сети родильных домов, детских садов, усилении уголовного наказания за неплатеж алиментов и о некоторых изменениях в законодательство о браке и семье» , о котором речь пойдет далее. Сначала остановимся на тех основных принципах, на которых базировалось законодательство до Постановления о запрещении абортов. Затем попробуем проследить, какие изменения произошли впоследствии.
Брак основывается на взаимной склонности. Е. Розенберг приводил в своей статье следующее определение брака, содержавшееся в одной из современных автору советских монографий: «Брак есть отношение совместного сожительства, основанного на началах любви, дружбы, сотрудничества» . А вот мнение судебных работников Витебского губернского отдела юстиции: «Брак есть свободное сожительство двух лиц» . На второй сессии ВЦИК XII созыва звучало и такое: «Брак основан на взаимном притяжении, на культурном и идейном единомыслии и на половых отношениях» . Наличие склонности или хотя бы хорошего отношения супругов друг к другу не было лишь формальным требованием к браку. Одним из своих определений Гражданская кассационная коллегия (ГКК) Верховного суда РСФСР признала брак прекращенным на том основании, что муж умершей женщины тиранил ее, бил и проживал ее заработок, и вследствие этого не признала наследственных прав за пережившим мужем .
Регистрация брака не обязательна. Данное утверждение противоречило, на первый взгляд, ст. 52 КЗАГС, в соответствии с которой только зарегистрированный в отделе записи актов гражданского состояния брак порождал права и обязанности супругов. Но следующее толкование ст. 52 КЗАГСа сразу ставит все точки над i: «Статья 52 отнюдь не имела намерения поразить притязания незарегистрированной жены, и она должна признаваться имеющей все те права по имуществу, как и та, брак которой оформлен» . Ситуация, сложившаяся до введения Кодекса законов о браке, семье и опеке 1926 г., интересна, между прочим, и тем, что суды в своих решениях часто противоречили действовавшему КЗАГСу не только по смыслу, но и по букве. «Советское государство не навязывает обязательной регистрации брачных отношений», определял Высший судебный контроль по гражданскому делу № 474-1921 . По свидетельству А. Приградова-Кудрина, «практика народных судов знает многочисленные случаи признания прав на имущество... когда супруг умершего, хотя и не был зарегистрирован, но фактически был супругом» .
Причину такого пренебрежения к действовавшей норме можно понять из контекста заявления Я.Н. Бранденбургского: «Регистрация - пережиток, со временем она, конечно, исчезнет, но сейчас она сохраняется, главным образом, как средство борьбы с церковным браком» . Идея эта не нова. Еще в 1918 г. при принятии КЗАГСа гражданский (зарегистрированный) брак понимался в НКЮ как средство борьбы с браком церковным .
Указанные воззрения отразились в Кодексе законов о браке, семье и опеке 1926 г. В основу Кодекса легло определение понятия брака в качестве наличия таких фактических отношений между мужчиной и женщиной, как совместное сожительство, ведение при этом сожительстве общего хозяйства, взаимная материальная поддержка, совместное воспитание детей (ст. 12 КЗоБСО). Регистрации брака отводилась роль «технического средства», бесспорного доказательства брака.
В Кодексе законов о браке, семье и опеке РСФСР 1926 г. содержалось правило о признании регистрации брака факультативной, о признании правовой силы и за внебрачным сожительством.
Основными аргументами в пользу этого нововведения назывались, во-первых, большое число подобных браков (по данным Народного комиссариата юстиции, их количество к 1926 г. составляло примерно 7 % от общего числа браков и имело тенденцию к росту); во-вторых, то, что непризнание их правового значения больно ударяло по интересам женщины, остававшейся еще материально зависимой от мужчины. «Признание правовой силы за фактическими брачными отношениями пресекало возможность злоупотребления материальной зависимостью женщины… классово-чуждым элементам... а также несознательным личностям из числа трудящихся, которые еще не отрешились от узкомещанских, мелкособственнических взглядов на отношение к женщине».33 Доводы тех, кто высказался против проекта и считал его шагом к разрушению семьи, а «уравнение зарегистрированных и незарегистрированных браков, направленное как будто в пользу женщины, на деле обращенным против нее», 34 не были приняты во внимание.
И все же при обсуждении проекта 60 % собраний сельских жителей и часть городских высказались за сохранение обязательной регистрации брака. Ряд советских республик, например, Узбекистан, Азербайджан, Туркмения, Таджикистан, отказались от включения аналогичных правил в свое семейное законодательство .
Тем не менее, с принятием КЗоБСО РСФСР регистрация брака сохранялась «как в интересах государственных и общественных, так и с целью облегчить охрану личных и имущественных прав и интересов супругов и детей». «Фактические брачные отношения» в полной мере не были приравнены к браку. Для того чтобы влечь за собой юридические последствия, в частности, применение при разделе нажитого имущества правил об общей совместной собственности, этот факт согласно ст.12 КЗоБСО должен был подтверждаться в суде на основе следующих доказательственных фактов: совместного жительства, наличия при этом сожительстве общего хозяйства и выявление супружеских отношений перед третьими лицами, в личной переписке и других документах; также в зависимости от этих обстоятельств учитывалась взаимная материальная поддержка, совместное воспитание детей и пр. По определению Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда СССР от 10 декабря 1939 г., «отсутствие этих доказательств во взаимоотношениях между мужчиной и женщиной свидетельствует о наличии между ними не брачных отношений, а случайной связи, которая не охранялась законом и наличие которой не влекло за собой никаких правовых последствий».
Согласно редакции ст. 7 и 8 КЗоБСО узаконенные сожители в отличие от супругов не имели права носить общую фамилию, претендовать на изменение гражданства в упрощенном порядке. Однако судебная практика уравняла их с супругами в наследственных правах. Пенсионное и страховое законодательство признавали за незарегистрированным супругом право на пенсию и пособия.
Возникали и проблемы: так, судебная практика стала сталкиваться с семейными и наследственными спорами, когда без юридического прекращения зарегистрированного брака или не состоя в зарегистрированном браке вовсе, один из супругов (сожителей) длительное время состоял в фактических брачных отношениях с другим или другими лицами (последовательно или даже одновременно). Государство фактически потеряло критерии для определения тех семейных союзов, которые могли получать правовую защиту, поскольку и незарегистрированное сожительство в соответствии с законом вправе было рассчитывать на нее.
Поэтому Верховному Суду приходилось неоднократно высказываться по данному поводу, причем его разъяснения носили противоречивый характер. Так, с одной стороны, было признано, что отсутствие регистрации прекращения прежнего зарегистрированного брака не должно служить препятствием для признания фактических брачных отношений с другим лицом со всеми вытекающими отсюда правовыми последствиями, так как формальное существование нерасторгнутого брака не может иметь значения, стороны могли бы оформить свои фактические отношения во всякое время, зарегистрировав прекращение первого брака. С другой стороны, определениями Верховного Суда РСФСР № 32927, 31325 и постановлениями Президиума Верховного Суда РСФСР от 16/17 сентября 1935 г. спустя почти десятилетие было указано, что суды не вправе допускать одновременного существования двух браков, признавать юридическое значение за фактическими брачными отношениями при одновременном существовании зарегистрированного брака. В этих случаях первый брак должен быть расторгнут, а органам ЗАГС предписывалось зарегистрировать его прекращение .
Судебная практика, как и КЗоБСО, не давала никаких преимуществ зарегистрированному браку перед фактическим. Например, по одному делу ГКК определила, что фактическая жена имеет право на наследование имущества лица, с которым она находилась в фактических брачных отношениях, хотя бы наследодатель и состоял одновременно в зарегистрированном браке . В соответствии с другим определением ГКК наличие фактических брачных отношений, в которые истец вступил при нахождении в другом, зарегистрированном браке, не являлось двоеженством. Но суд в этом случае, устанавливая срок начала фактических брачных отношений, должен был признать прекращение с того же момента зарегистрированного брака . Судебная практика (определением ГКК) допускала и многоженство: если было установлено, что ко дню смерти наследодатель состоял в двух фактических браках, то обе фактические жены имели право на наследование его имущества .
О наличии брака говорит ведение общего хозяйства. Никто, кажется, не сомневался в том, что супруги должны быть в семье cотрудниками, соработниками. «Наш кодекс о браке и семье не может смотреть на семью иначе, как на трудовое объединение» , - замечал Я. Н. Бранденбургский. Утверждалось, что настоящие брачные отношения могут сложиться только на основе экономической связи, «под брачные отношения должна быть подведена хозяйственная база» . Между прочим именно «трудовой принцип» стал тем критерием, на основании которого сформировалась судебная практика признания юридической силы за фактическим браком . Трудовая основа брачно-семейных отношений подчеркивалась и в действовавшем законодательстве: ст. 12 КЗоБСО 1926 г. относила общность хозяйства к одной из трех составляющих брак.
Полная свобода разводов. С точки зрения марксистской идеологии и нового быта, отмечал П. В. Верховский, «мы готовы ценить и поддерживать только брак по взаимной склонности и только до тех пор, пока эта склонность продолжается. В этом отношении советские граждане ничуть не связываются» . Советские граждане уже с декабря 1917 г. получили в соответствии с Декретом о расторжении брака свободу разводов. Для получения развода достаточно было желания одного из супругов. Такое прогрессивное законодательство, замечает Н. А. Семидеркин, не было знакомо ни одному государству того времени . И граждане не замедлили воспользоваться предоставленной свободой. Народные судьи Усть-Медведицкого округа сообщили в 1921 г. в НКЮ следующее: «...наблюдается более интенсивное предъявление исков о расторжении брака без всякой основательной причины, а просто по одному только чисто животному увлечению, ибо 80
в законе нет никакого ограничения в этом отношении» . Президиум губернского совета народных судей Вологодского судебного округа указывал на большое количество разводов, использовавшихся крестьянством «исключительно в корыстных целях» . Отдел юстиции Смоленского губисполкома отметил злоупотребления, граничащие с преступлениями, на почве разводов. «Мужчины при такой свободе имеют возможность обольстить и сделать несчастными какое угодно количество девушек, поочередно прибегая к бракам и разводам неопределенное число раз» .
«У нас дело обстоит просто, - писал Я. Н. Бранденбургский, - не хотите или не можете жить вместе, пожалуйте в ЗАГС и разводитесь» . И по другому поводу замечал: «Едва ли мы должны стремиться к особо устойчивой семье» .
Таким образом, понятие брака до 27 июня 1936 г. строилось, по нашему мнению, на указанных принципах.
Принятие Постановления о запрещении абортов показало, что в советском семейном праве произошел, без преувеличения, перелом. Есть несколько оснований это полагать. Одно из них смена законодателя. Если до упомянутого Постановления нормативные акты о браке и семье принимались на уровне республик, то с указанного времени - на уровне Союза ССР . Другим, гораздо более важным основанием явилось восприятие законодателем принципиально нового взгляда на брак и семью. Данное Постановление явилось первым нормативным актом Советского государства, направленным на «укрепление семьи» вместо ее «раскрепощения». Первый шаг в этом направлении - некоторое усложнение Постановлением от 27 июня 1936 г. процедуры расторжения брака (для регистрации развода стали необходимыми личное присутствие обоих разводящихся супругов и уплата пошлины). Однако о восприятии законодателем нового взгляда на брак и семью больше, чем само Постановление, свидетельствовали материалы периодической печати (в том числе и юридической) тех лет, появлявшиеся в связи с его обсуждением и принятием. Отдельные публикации видных юристов-специалистов по семейному праву (некоторые из них работали в законодательных комиссиях, например, М.О. Рейхель) в связи с Постановлением о запрещении абортов подчеркивают необходимость принципиальных изменений брачно-семейного законодательства. В частности, Ф. Нахимсон при обсуждении данного постановления поставил вопрос о судьбе фактического брака: «О разводах следует четко сказать, остается ли у нас фактический брак или вводится обязательная регистрация брака. Если фактический брак остается, то тогда все санкции за развод теряют до известной степени свой смысл» . И, несмотря на то, что кардинальные изменения в советском семейном праве произошли все же не в 1936, а в 1944 г., есть основания считать Постановление от 27 июня 1936 г. имеющим прямое отношение к реформе семейного права военного времени. Архивные материалы в какой-то мере это подтверждают.
Так, в письме гражданина Волкова Сталину и Вышинскому, написанном 27 октября 1940 г., читаем: «Я слышал, что готовится Указ Верховного Совета о регистрации брака и об алиментах» . То же самое и в письме гр. Горшкова (написано в то же время) . Оба письма содержат предложения, действительно учтенные Указом Президиума Верховного Совета СССР «Об увеличении государственной помощи беременным женщинам, многодетным и одиноким матерям, усилении охраны материнства и детства, об установлении почетного звания «Мать-героиня» и учреждении ордена «Материнская слава» и медали «Медаль материнства» . Принимая во внимание, что часто подобные письма выражали лишь одобрение проводимых или намечаемых реформ, очевидно, работа над этим Указом началась как минимум в 1940 г. Близость этой даты к июню 1936 г. заставляет предположить, что Постановление о запрещении абортов и Указ от 8 июля 1944 г. являлись этапами планомерно проводимой реформы брачно-семейного права.
Происходит окончательная отмена факультативного характера регистрации брака, что было закреплено Указом от 8 июля 1944 г. С этого времени только зарегистрированный брак порождал права и обязанности супругов, установленные кодексами о браке и семье союзных республик (ст. 19 Указа). Интерес государства в регистрации брака состоит в том, писал Свердлов Г.М., что это дает возможность воздействовать на брачные отношения в таком направлении, которое «полезно и необходимо и для общества, и для отдельного человека» .
Далее при подготовке в 1937 г. проекта Гражданского кодекса СССР М.О. Рейхель, разрабатывавший соответствующий раздел, в тезисах и развернутой схеме для VII части проекта предлагал такую формулировку ст. 1 главы «Общие положения» в разделе «О браке»: «Граждане, вступающие в брак, должны зарегистрировать его в органах ЗАГСа, как в интересах государства, так и с целью облегчить охрану личных и имущественных прав и интересов супругов и их детей». Там же он обращал внимание на то, что «императив регистрировать брак» в скрытом виде содержится и в ст. 1 действовавшего КЗоБСО . Следовательно, то, что осуществилось в 1944 г., разрабатывалось уже в 1937.
Как же изменилось отношение законодателей к рассмотренным чертам понятия брака? Несомненно, наличие «склонности» в браке не имеет какого-либо юридического значения. Данная декларация представляет ценность лишь в контексте установленного равноправия мужчины и женщины, когда брак не является средством экономического закабаления последней. Интересно, однако, отметить, что в 1949 г., когда разрабатывался проект Основ Союза ССР и республик о браке и семье, представителями МГУ, Ташкентского юридического института, Киевского университета, юридического факультета Ереванского университета и Н. В.Рабинович было внесено предложение подчеркнуть в ст. 1, что брак представляет собой свободно заключаемый супругами союз, что семья основана на любви супругов друг к другу и на взаимной привязанности членов семьи . Предложение не прошло. В Кодексе о браке и семье 1969 г. в качестве одной из его задач было указано «построение семейных отношений на добровольном брачном союзе женщины и мужчины, на свободных от материальных расчетов чувствах взаимной любви и дружбы и уважения всех членов семьи» .
Ведение общего хозяйства со временем перестало быть определяющей чертой брака. Начиная с Указа от 8 июля 1944 г. брак определялся, как правило, по наличию или отсутствию регистрации. Уже не «трудовой принцип» и совместное хозяйство свидетельствовали о браке, а регистрация брака порождала имущественные права и обязанности супругов . Однако следы прошлых воззрений можно было обнаружить и в послевоенном законодательстве. Так, одна из предложенных редакций ст. 16 проекта Основ о браке и семье 1949 г. (об имуществе, нажитом в браке) содержала следующую формулировку: «Имущество, приобретенное супругами во время брака, со времени поступления его в общее хозяйство является их общей собственностью» . Здесь подчеркнута необходимость совместного «освоения», а не просто приобретения имущества, для того чтобы оно получило режим общей совместной собственности.
Пожалуй, самое значительное мероприятие Советского государства на втором этапе - отмена факультативного характера регистрации брака, что было закреплено Указом от 8 июля 1944 г. С этого времени только зарегистрированный брак порождал права и обязанности супругов, установленные кодексами о браке и семье союзных республик (ст. 19 Указа). Интерес государства в регистрации брака состоит в том, писал Г. М. Свердлов, что это дает возможность воздействовать на брачные отношения в таком направлении, которое «полезно и необходимо и для общества, и для отдельного человека» . Объяснение «полезному направлению» давалось в докладе М. О. Рейхеля на тему «Указ от 8 июля 1944 г.» В соответствии с тезисами доклада, сохранившимися в архивном деле, законодательная политика Советского государства была направлена на «выполнение семьей ее дальнейшего назначения надлежащее продолжение рода... Основное установление Указа: побольше детей и получше воспитанных... Основной упор Указа на крепкую многодетную зарегистрированную семью» . И только в одном случае после издания Указа от 8 июля 1944 г. суд признавал брачные отношения в соответствии со ст. 11 и 12 КЗоБСО. Указ Президиума Верховного Совета СССР от 10 ноября 1944 г. разрешил подобную процедуру при условии, если фактические супруги не смогли зарегистрировать брак согласно ст. 19 Указа от 8 июля 1944 г. в связи с тем, что один из них умер или пропал без вести на фронте .
Среди самых важных последствий принятия Указа от 8 июля 1944 г. появление категории «внебрачные дети». В подготовленном Указе Президиума Верховного Совета РСФСР об изменениях в КЗоБСО и ГПК принцип ст. 20 Указа от 8 июля 1944 г. нашел свое выражение в том, что из КЗоБСО были исключены все статьи, «содержавшие несоответствующие этому принципу положения об одинаковых правах детей, рожденных в зарегистрированном браке и внебрачных» . До издания Указа от 8 июля 1944 г. внебрачные дети не только были равны в правах с детьми, родившимися в зарегистрированном браке, но даже само это равенство было одним из основных принципов советского брачно-семейного права.
Последнее рассматриваемое в данной статье, но исторически первое новшество касается ограничения свободы расторжения брака. Ранее уже назывались меры, введенные Постановлением о запрещении абортов для «борьбы с легкомысленным отношением к семье и семейным обязанностям» . Несложность процедуры развода, существовавшей до указанного Постановления, объяснялась в основном желанием освободить женщину от «прежнего рабства», «уравнять ее во всех правах с мужчиной» . В качестве одной из целей Постановления о запрещении абортов Н. Крыленко рассматривал укрепление основ советской социалистической семьи . Указ от 8 июля 1944 г. пошел еще дальше и усложнил процедуру развода. В соответствии со ст. 23-26 этого Указа заявление о разводе подавалось в народный суд. После публикации в местной газете объявления о возбуждении дела (за счет истца) в суд вызывался ответчик. Если народному суду не удавалось примирить супругов, дело могло быть рассмотрено по заявлению супруга в вышестоящей инстанции, которая уже и выносила окончательное решение. Кроме того, за выдачу свидетельства о разводе взыскивалась большая пошлина: от 500 до 2000 руб. С этого времени, по выражению С. Д. Бененсона, установилась «свобода разводов под контролем государства» . В подтверждение данного тезиса приведем несколько решений Верховного суда СССР по гражданским делам о разводе: в определениях по делам № 402 и № 36/345 подчеркивалось, что Указ от 8 июля 1944 г. не исключает развода, хотя направлен на укрепление семьи ; народный суд обязывался выяснять, имеются ли условия для возобновления нормальных супружеских отношений, «как этого требует Указ» (определение по делу № 36/1021) ; в Постановлении пленума Верховного суда СССР № 12/81/У от 16 сентября 1949 г. обращалось внимание народных судов на недооценку ими примирительного производства ; Постановлением пленума Верховного суда СССР от 1 июля 1951 г. к основаниям для отмены решения народного суда об окончании дела было отнесено несоблюдение примирительного производства .
Приведенные материалы позволяют сделать следующий вывод: Советское государство перешло с 27 июня 1936 г. от политики полного раскрепощения брачных отношений к императивному регулированию брака и семьи. Принципиально изменился взгляд советского законодательства на брак: под ним стал пониматься сам акт регистрации, а не фактические брачные отношения. Если раньше фактический брак имел юридические последствия, будучи признанный таковым судом, то теперь лишь акт регистрации порождал права и обязанности супругов. И еще один аспект нового в тот период взгляда на брак: взаимные права членов семьи основывались не на кровном родстве, а на юридическом факте - регистрации брака родителей. В то же время следует отметить, что при всей неоднозначности предпринятых государством в сфере брачно-семейных отношений шагов трудно согласиться с мнением тех авторов, которые рассматривают по...
**************************************************************


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.