На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Диплом Исследовании правового регулирования, особенностей содержания и заключения договора хранения

Информация:

Тип работы: Диплом. Добавлен: 07.11.2011. Страниц: 79. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Содержание


Введение 3
Глава 1. Понятие и правовая природа договора хранения 5
1.1. История возникновения и развития договора хранения 5
1.2. Сфера применения и законодательное регулирование договора хранения в современном законодательстве 13
1.3. Понятие договора хранения, отграничение его от иных гражданско-правовых договоров 16
Глава 2. Содержание и порядок заключения договора хранения 25
2.1. Стороны договора хранения, их права и обязанности 25
2.2. Форма и порядок заключения договора хранения 38
Глава 3. Проблемы правового регулирования и практики применения договора хранения 45
Заключение 59
Список использованных источников и литературы 62
Приложения


Введение

С развитием рыночных отношений хранение как разновидность услуг становится все более необходимым и выгодным направлением предпринимательской деятельности. Это повлекло, во-первых, утрату в значительной мере традиционной безвозмездности хранения на бытовом уровне, и во-вторых, возникновение и последующее нормативное закрепление практически во всех правовых системах специальных видов хранения, обусловленных деятельностью субъектов гражданского права особого рода.
Актуальность темы выпускной квалификационной работы обусловлена тем, что сегодня договор хранения – это один самый распространенный договор гражданского оборота.
Договор хранения является одним из наиболее распространенных оснований возникновения большинства гражданско-правовых обязательств.
Особое значение этого института в современном праве обусловлено большой гибкостью, широтой сферы его применения.
Вследствие этого, исследование вопросов правовой конструкции договора хранения имеет важное теоретическое и практическое значение.
Объект работы – общественные правоотношения, возникающие при заключении и исполнении договора хранения.
Предмет работы – гражданско-правовое регулирование договора хранения.
Цель работы заключается в исследовании правового регулирования, особенностей содержания и заключения договора хранения, а также в выявлении проблем правового регулирования и практики применения данного договора.
Для достижения указанной цели необходимо решить следующие задачи:
1. Изучить историю возникновения и развития договора хранения, его сферу применения и правовое регулирование.
2. Раскрыть понятие договора хранения в современном гражданском законодательстве.
3. Дать характеристику сторонам договора хранения, рассмотреть права и обязанности сторон по договору хранения.
4. Изложить порядок заключения и форму договора хранения.
5. Выявить проблемы на практике при реализации договора хранения.
Для достижения указанной цели и решения поставленных задач настоящее исследование основывалось на обще¬научном диалектическом методе научного познания, предполагающего объек¬тивность и всесторонность познания исследуемых явлений. Наряду с этим при¬менялись: исторический, системно-правовой, сравнительно-правовой и другие методы научного исследования.
Нормативная база работы состоит из норм гражданского законодательства России, Федеральных законов и иных нормативных актов.
Эмпирическая база работы состоит из материалов практики Высшего Арбитражного суда и арбитражных судов федеральных округов.
Теоретическая база работы сформировалась в результате изучения научных трудов авторов и монографий О.С. Иоффе, Г.Ф. Шершеневич, Д.И. Мейер, А.П. Сергеев, А.А. Суханов и др., также использована учебная литература и публицистические материалы.
Структура и содержание работы обусловлены целями и задачами иссле-дования. Работа состоит из введения, трех глав, заключения, списка используемых источников и приложений


Глава 1. Понятие и правовая природа договора хранения

1.1. История возникновения и развития договора хранения

Потребность человека в том, чтобы в его отсутствие обеспечивалась сохранность имущества, осуществлялся за ним присмотр и должный уход, со временем привела к образованию особых правовых норм о хранении.
В наиболее развитом виде нормы о хранении присутствовали еще в римском праве, где был известен такой вид обязательства, как depositum, который возникал из действий по передаче имущества на временное хранение .
Хранение как особый вид услуг, нуждающихся в самостоя¬тельной правовой защите, имеет большую историю. Договор хранения относится к договорам, которые должны были заменить собой в определенной части обычный деликт. Эти договоры по¬зволили определить, помимо прочего, кто, перед кем и какую должен нести ответственность в случаях, конкурирующих с соот¬ветствующими видами деликтов.
В основе хранения лежит элементарная модель, при которой одно лицо в силу различных причин обращается к другому за ока¬занием определенной услуги: принять переданное на время иму¬щество, сберечь его, а впоследствии возвратить в целости и со¬хранности .
Самой элементарной, сложившейся исторически первой была конструкция личной бытовой услуги по хранению. Она оказыва¬лась в виде того, что на «правовом» языке именуется «услугой в виде любезности». По этой причине, в частности, такого рода отношения всегда или, по крайней мере, главным образом выра¬жали интерес одной стороны - той, которая обратилась за соот¬ветствующей услугой. С этим, в свою очередь, было связано то, что в Риме при регулировании указанных отношений наряду с нормами юридическими большую роль играло соблюдение тре¬бований морали. Предполагалось, что эти требования должны определять поведение хранителя прежде всего в момент, когда он решил возложить на себя заботу о чужой вещи, не получая от это¬го никакой выгоды. Эти же требования должен был учесть пре¬тор, определяя масштабы проявленной хранителем заботы по от¬ношению к принятой на хранение вещи, при решении вопроса о том, как и в каком виде ее следует возвратить.
Еще в Законах XII таблиц предусматривались положения: «Если хранитель, получивший вещь на хранение, не возвращает ее, то платит двойную цену вещи» . Такие штрафные иски широко использовались в преторской прак¬тике. Имелись в виду, прежде всего случаи, когда хранитель ссы¬лался при этом виде хранения на то, что вообще не брал ни от кого никакой вещи. Мотивы введения приведенной меры сводились к тому, что она действовала против того, кто бесчестно отрицал по¬лучение вещи от лица, обратившегося к нему за помощью и ока¬завшегося в ситуации, при которой, помимо прочего, был лишен и этому придавалось особое значение - возможности выбирать контрагента. Такое поведение хранителя рассматривалось как веро¬ломное, противоречащее общественным нравам. Так появились соображения, характерные для санкций уголовного характера: «Ко¬гда кто-либо выбирает честность и не получает обратно внесенного на хранение, то он должен удовлетвориться однократным размером (стоимости внесенного на хранение); если же он вносит на хране-ние в силу возникшей необходимости, то возрастают преступление вероломства и общественное значение (этих действий), являются делом государства наказание и отмщение вероломства, ибо в таких делах вредно нарушение честности...» .
В римском праве договор хранения нашел себе место в мало¬численной, но все же весьма характерной для этой правовой сис¬темы группе реальных договоров .
Помимо отмеченного конструктивного признака формирова¬ния реального договора как такового на основе непосредственно¬го сочетания двух актов (действий) - достижения соглашения и передачи вещи, - имел значение по крайней мере и еще один об¬щий признак. Все эти договоры «были направлены на передачу вещи без утраты права собственности на нее.
Хронологически первыми в числе таких реальных договоров был бытовой заем (передача заменимых вещей, прежде всего денег, с обязательством вернуть определенное (обычно то же) количество таких же вещей). Другая модель - передача вещи в безвозмездное пользование. Третья - хранение. Четвертая - представляла собой залог с передачей заложенной вещи залогодержателю.
Прообразом перечисленных моделей реальных договоров служил - неформальный контракт, не имевший соответ¬ственно достаточной юридической силы. Суть его состояла в пе¬редаче вещи во временное пользование для определенной цели с последующим возвратом по надобности. Таким образом, опреде¬ляющий признак хранения как реального договора - «нет переда¬чи вещи хранителю - нет и самого договора».
Даже в специальной сфере, в которой применялось хранение в Риме, порой ощущалась потребность в том, чтобы между будущим хранителем и тем, кому предстоит передать заранее вещь, складывалась определенная связь, в ко¬нечном счете направленная на то, чтобы существовала обязанность принять на хранение соответствующую вещь. .
Предметом хранения в Древнем Риме служила движимость. И лишь как исключение, применительно к одному из специальных видов хранения - секвестру (секвестрации) - допускалась переда¬ча на хранение и недвижимости.
К поклажедателю не предъявлялось никаких особых требова¬ний, связанных с наличием титула по отношению к передаваемой на хранение вещи.
Хранитель по общему правилу не считался не только собствен¬ником, но и владельцем переданных ему вещей.
Специальные режимы устанавливались прежде всего для двух видов хранения, выделение которых имеет значение и в совре¬менных условиях. Первый - имелось в виду, что в отличие от обычного хранения, рассчитанного на индивидуально определенную вещь, данный вид хранения был близок к тому, чтобы рассматривать вещь в качестве товара, для которого как такового, было особенно важно обеспечение участия в обороте хранимых вещей, тесно связанное с тем, что стало впоследст¬вии одним из основных предметов предпринимательства. Не слу¬чайно ключевой спор о субъекте и характере прав на соответст¬вующее имущество дошел до нашего времени.
Договор хранения в римском праве оказывался весьма слож¬ным с юридико-технической точки зрения, и это нашло свое вы¬ражение в том, что по многим вопросам между авторами приве¬денных положений возникали существенные разногласия.
Весьма симптоматично, что разногласия по этим вопросам дошли до нашего времени едва ли не во всех странах.
В Своде законов Российской империи для хранения была выделена глава пятая книги четвертой «О сдаче и приеме на сохранение, или о поклаже» . Таким образом, хране¬ние, которому посвящалась глава «Поклажа», представляло собой одновременно передачу и прием на сохранение. Если учесть толко¬вание слов, приведенное у В.И. Даля, оказывается, что поклажа и хранение - это, по сути дела, две стороны одного и того же явле¬ния: в то время как хранение означает «хранить» (беречь, сберегать, тратить, содержать в целости), поклажа дает ответ на вопрос: «что, куда класть, положить». Следовательно различия между этими двумя понятиями можно было с известной долей условности опре¬делить таким образом: первое означает «что делать?», второе - «за¬чем делать?» Неудивительно поэтому, что все статьи рассматри¬ваемой главы сводятся к определению того, кто, кому, что и как должен делать применительно к соответствующему обязательству.
Особое положение в Своде законов имела командная статья главы - ст. 2100. Она предусматривала, что «на сохранение или в поклажу могут быть отдаваемы вещи, деньги и акты, собственные или по доверенности, с согласия хозяина».
Положениям Свода законов о хранении в наибольшей степени соответствовало предложенное Г.Ф. Шершеневичем определение: «Договор, в силу которого одно лицо обязывается к сохранению движимой вещи, отданной ему для этой цели другими». Конкре¬тизируя место хранения в системе договоров, тот же автор счи¬тал, что «хранение вещи представляет собой особого рода услугу, личное действие, и с этой стороны близко к личному найму» .
К числу важнейших выводов из соответствующих положений Свода законов о хранении есть основания отнести следующие: а) передавать на хранение имущество могут только собствен¬ник или его представитель; б) хранение - всегда реальный договор; в) лицо, не обладающее договорной правоспособностью, не было вправе выступать в роли хранителя; г) письменная форма договора хранения не являлась условием его действительности. На случай спора между сторонами по по¬воду имевшего место договора достаточно было представления в качестве доказательства соответствующего факта одной только сохранной расписки (расписки в приеме). Такое понимание норм Свода законов о форме договора было поддержано судебной практикой и доктриной; д) при решении вопроса об ответственности хранителя руково¬дящим признавался такой критерий, как необходимость относиться к чужой вещи как к своей. Хранитель освобождается от ответствен¬ности в случаях повреждения, утраты, пропажи или похищения вещи вследствие действия непреодолимой силы. Кроме того, осво¬бождение от ответственности должно было следовать и в случаях, когда имущество было отнято у хранителя силой; е) хранитель не вправе был пользоваться переданными ему на хранение вещами; ж) хранение предполагалось безвозмездным, но с правом хранителя на возмещение необходимых издержек; з) подробно определялся круг предоставляемых в подтвержде¬ние передачи вещи на хранение доказательств, при этом допуск свидетелей исключался; и) невозврат по первому требованию вещи должен был влечь для хранителя обязанность возместить поклажедателю убытки и выплатить «узаконенные проценты» (6% годовых); к) при признании хранителя несостоятельным переданное им на хранение имущество не включалось в конкурсную массу и подлежало возврату поклажедателю.
Правовое регулирование хранения в послереволюционный период прошло определенные этапы в своем развитии.
В Гражданском кодексе РСФСР 1922 г. не нашлось места хранению в числе поименованных в нем договоров. Хранение упоминалось лишь в качестве обязательства, которое возникает при определенных условиях непосредственно из закона либо в качестве субсидиарного - из другого договора (обязанность хранения, лежащая на комиссионере). Правда, само по себе отсутствие соответствующей нормы не исключало возможности широкого использования хранения на практике, и прежде всего в отношениях, именовавшихся в течение определенного времени "хозяйственными". Использовался этот институт и в отношениях между гражданами. Так, уже во время Отечественной войны 1941 - 1945 гг., когда по понятным причинам гражданам приходилось особенно часто прибегать к этому виду услуг, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда СССР указала на то, что "хотя Гражданский кодекс и не предусматривает договора хранения, но этот вид договора часто встречается в быту и, как всякий другой договор, должен регулироваться статьями Общей части раздела Гражданского кодекса об обязательствах, возникающих из договора (ст. 130 - 151 ГК)" . Можно привести и другой пример: Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 15 апреля 1943 г. , посвященное порядку возмещения ущерба театрами, гостиницами, банями, прачечными, пошивочными и починочными мастерскими и др. при хищении, утрате или повреждении сданных им вещей.
Вместе с тем хранение являлось именно тем договором, для которого оказалось особенно ощутимым отсутствие специального правового регулирования в рамках единого договора. Пробел в законодательстве практически проявился в сведении всего, что отличало этот договор как таковой, к выделению едва ли не единственного конституирующего признака хранения - его цели: сберечь в течение определенного периода переданное на хранение имущество. Негативные последствия отказа от внутренней дифференциации правового регулирования договора хранения были связаны с тем, что остальные элементы договора представляют собой определенный набор дихотомий. Так, в частности, оставаясь хранением, этот договор мог быть сконструирован как возмездный или безвозмездный, как консенсуальный или реальный; хранимое имущество могло быть обособлено либо, напротив, смешано; хранитель может быть наделен правом пользоваться вещью либо, напротив, лишен этого права; предметом хранения могут быть деньги и вместе с тем любая не являющаяся деньгами вещь; ответственность хранителя может строиться по принципу вины или причинения вреда (ущерба) и др.
Уже по указанной причине ссылка на общие нормы ГК, относящиеся к договорам, в редких случаях устраняла отсутствие в законодательстве необходимых решений. В этих условиях были изданы специальные акты, посвященные главным образом таможенному хранению либо хранению на товарном складе .
Определенный интерес в этом смысле представляет сравнение двух учебников по гражданскому праву, изданных непосредственно перед войной и в военный период. В первом из них (1938 г.) соответствующая глава строилась почти целиком на специальных источниках, в то время как во втором (1944 г.) она опиралась в значительной мере на общие положения обязательственного права, а также на нормы ГК об обязательствах, возникающих из договоров. Однако, как и следовало ожидать, автору (З.И. Шкункину) едва ли не каждый раз приходилось оговаривать возможность иного, отличного от приведенного варианта со ссылкой на общие нормы ГК .
В Гражданском кодексе РСФСР 1964 г. был впервые выделен рассматриваемый договор. Соответствующая глава охватывала обычный для глав, посвященных конкретному типу договоров, набор норм. Включенные в эту главу статьи содержали, помимо определения договора, требования к его форме, устанавливали круг прав и обязанностей контрагентов, а также основания и размер ответственности хранителя за нарушение договора.
Заслуживают быть отмеченными некоторые принципиальные особенности этого Кодекса. Так, его определение включало указание на то, что по договору хранения одна сторона (хранитель) обязана хранить имущество, переданное другой стороной, и возвратить это имущество в сохранности. Определение договора тем самым исходило из того, что договор является реальным (обязанность хранить "переданное"). Допускалось, правда лишь применительно к отношениям между социалистическими организациями, заключение договора, по которому хранитель принимал на себя обязанность принимать на хранение имущество (тем самым презюмировалась передача его другой стороной в будущем).
Указанный договор предполагался безвозмездным, хотя не исключалось и иное: в законе или в договоре могла быть предусмотрена возмездность договора. Дифференциация правовых режимов возмездного и безвозмездного хранения коснулась вопросов об основаниях ответственности хранителя за утрату, недостачу и повреждение имущества. Кодекс позволял сделать вывод, что в возмездном договоре хранитель должен был отвечать в подобных случаях перед поклажедателем, если окажется, что он не принял всех мер, предусмотренных договором для сохранения имущества. При безвозмездном хранении следовало руководствоваться иным критерием: необходимостью заботиться о переданном на хранение имуществе как о своем собственном. Повышенную ответственность вплоть до действия непреодолимой силы должна была нести организация, для которой хранение представляло собой уставную деятельность (при оценке этой нормы следует иметь в виду, что ГК 1964 г. (ст. 427) в виде общего правила признавал необходимым основанием ответственности должника его вину). Предусматривалась особо ответственность руководства (директоров, управляющих) гостиниц, домов отдыха, санаториев, общежитий и т.п. организаций за утрату или повреждение имущества граждан, находившихся в отведенных им помещениях, причем вне зависимости от того, было ли это имущество сдано на хранение организации либо нет.
В рамках общего режима рассматриваемого договора ГК 1964 г. выделял помимо хранения, осуществляемого организацией, для которой такая деятельность предусмотрена уставом, также "хранение при чрезвычайных обстоятельствах", "хранение, осуществляемое гостиницами и другими подобными организациями" и "хранение с обезличиванием вещей".
Вышеназванный Кодекс распространял нормы о соответствующем договоре на хранение, осуществляемое в силу закона. Это не относилось к рассчитанным исключительно на договорную форму нормам, в частности к тем, которые регулировали вопросы о вознаграждении и возмещении расходов.
В Основах гражданского законодательства 1991 г. среди десяти поименованных в разделе "Обязательственное право" договоров хранения не оказалось.

1.2. Сфера применения и законодательное регулирование договора хранения в современном законодательстве

Итак, в 1964 г. (с принятием ГК РСФСР) хранение было впервые урегулировано на законодательном уровне. Нормы хранения с принятием ч. 2 Гражданского кодекса РФ (далее - ГК РФ) 26 января 1996 г. были значительно расширены и обновлены по сравнению с ранее действующими нормами гражданского законодательства. Новый ГК РФ выделяет особый вид хранения - профессиональное, которое осуществляется хранителем, для которого эти отношения являются одной из целей профессиональной деятельности. В данном Кодексе также нашли свое отражение такие виды хранения, как хранение на товарном складе, хранение ценностей в банке . Кроме этого, ГК содержит нормы о специальных видах хранения - в ломбарде, в камерах хранения транспортных организаций, в гардеробах организаций, в гостинице.
Глава 47 ГК РФ относится к числу тех посвященных отдельным типам глав Кодекса, которые обладают сложной структурой. Раз¬битая на три параграфа, эта глава начинается с «Общих положе¬ний о хранении», которые составляют ее § 1. Вслед за ним следу¬ет § 2, целиком посвященный хранению на товарном складе. И, наконец, § 3 содержит статьи, регулирующие еще семь видов хранения: хранение в ломбарде, хранение ценностей в банке и особо - в индивидуальном банковском сейфе, хранение в камере хранения транспортных организаций, хранение в гардеробах ор¬ганизаций, хранение в гостинице, а также хранение вещей, кото¬рые являются предметом спора (секвестр).
Для устранения возможных коллизий ст. 905 ГК предусмотрела приоритет статей об отдельных видах хранения по отношению к общим положениям о хранении. Этот же приоритет распространя¬ется и на иные законы, но только те, которые изданы для регулиро¬вания одного из поименованных в гл. 47 «видов хранения». Если же будет издан закон, применительно к какому-либо виду договоров, не поименованному в § 2 и 3 гл. 47, то при возникновении коллизии между таким законом и статьями той же гл. 47, а также общими положениями о хранении необходимо будет руководствоваться п. 2 ст. 3 ГК. Это означает, что приоритетом обладают статьи ГК, включенные в состав общих положений о хранении.
Законы, посвященные поименованным в гл. 47 ГК договорам хранения (имеются в виду договоры, которые заключены с бан¬ком, товарным складом, в ломбардах и др.), в силу п. 2 ст. 3 ГК не должны противоречить статьям ГК, которые регулируют тот же, что и закон, вид договоров. Так, например, если будет издан за¬кон, посвященный хранению ценностей в банке, он должен будет соответствовать одноименным статьям ГК (ст. 921 и 922).
При принятии закона о складских документах приоритетом по отношению к нему будут пользоваться соответствующие статьи § 2 гл. 47 ГК. За этим последним, а равно § 3 гл. 47 ГК, признает¬ся приоритет по отношению ко всем без исключения статьям ука¬занной главы. Этот приоритет распространяется и на отдельные статьи транспортных уставов и кодексов, которые содержат опре¬деленные нормы о хранении. Как предусмотрено ст. 906 ГК, включенные в данную главу правила (не имеет значения идет ли речь об общих положениях о хранении либо о содержащихся в статьях, посвященных соответствующему виду хранения), подле¬жат применению к обязательствам хранения, возникающим в си¬лу закона, если этот последний не установил иные, чем содержа¬щиеся в гл. 47 ГК, положения.
Следует учитывать и то, что всякий раз, когда в гл. 47 ГК идет речь о приоритете закона по отношению к статьям, помещенным в эту главу Кодекса, то под законом подразумеваются в равной мере как собственно закон, так и изданные в его развитие правовые нор¬мативные акты, принятые на более низком уровне. Необходимо лишь, чтобы принятие не являющихся законами правовых норма¬тивных актов было прямо им предусмотрено. Имеются в виду, на¬пример, Правила оказания услуг по перевозке пассажиров, а также грузов, багажа и грузобагажа для личных (бытовых) нужд на феде¬ральном железнодорожном транспорте. Изданные в соответствии со ст. 5 Транспортного устава железных дорог РФ, они так же, как и регулирующие хранение нормы самого Устава, пользуются при-оритетом по отношению к общим положениям о хранении в каме¬рах хранения транспортных организаций (ст. 923 ГК).
Договоры хранения применяются в различных экономических сферах, включая и ту, которая связана с обслуживанием потреб¬ностей граждан. В указанных случаях следует иметь в виду ст. 9 Федерального закона «О введении в действие части второй Граж¬данского кодекса Российской Федерации» . Эта статья, в частно¬сти, предусматривает, что в случаях, когда одной из сторон в обя¬зательстве является гражданин, который, в частности, использует, заказывает или имеет намерение заказать услуги для личных бы¬товых нужд, он пользуется правами стороны в обязательстве в соответствии с ГК, а также правами, предоставленными потреби¬телю Законом РФ «О защите прав потребителей» и изданными в соответствии с ним иными правовыми актами. Приведенная формулировка нисколько не колеблет приоритета ГК, который и в этом случае сохраняется .

1.3. Понятие договора хранения, отграничение его от иных граждан¬ско-правовых договоров

ГК РФ называет хранением договор, по которому одна сторона (хранитель) обязуется хранить вещь, переданную ей другой сто¬роной, и возвратить эту вещь в сохранности (п. 1 ст. 886).
Договор хранения - разновидность договора услуг. Как отме¬чал в свое время Г.Ф. Шершеневич, «хранение вещи представляет особого рода услуги, личное действие, и с этой стороны поклажа приближается к личному найму» . Отнесение хранения к группе договоров услуг получило широкое признание в литературе и применительно к ГК 1964 г. , т.е. до того, как новый Гражданский кодекс не только упомянул о договорах возмездного оказания услуг, но и выделил их в самостоятельную главу (39), предусмотрев в ней специальное регулирование различных типов возмезд-ного оказания услуг в отдельных главах. Среди таких самостоятельно урегулированных договоров возмездного оказания услуг, на которые не распространяются нормы гл. 39 ГК, имелось в виду хранение, которому посвящена гл. 47 ГК (п. 2 ст. 779).
Хранение - один из самых распространенных видов услуг, ко¬торый в конечном счете имеет целью спасение вещи от порчи и похищения. За услугами этого вида обращаются в равной мере для удовлетворения как индивидуально-бытовых потребностей - от зрителя, оставляющего верхнюю одежду при посещении теат¬ра, и до пассажира, сдающего свой багаж в камеру хранения на вокзале, так и потребностей предпринимательских, тесно связан¬ных с движением материальных ценностей в гражданском оборо¬те. Тем и другим в конечном счете нужно одно и то же: сберечь и сохранить принадлежащее им имущество .
Аналогичная ситуация может создаться в случаях, когда сто¬рона в договоре в связи с исполнением своих обязательств заклю¬чает самостоятельный договор хранения с третьим лицом. При¬мером могут служить ситуации, предусмотренные в ст. 1003 и 1004 ГК, когда при расторжении договора комиссии одна из его сторон - комитент - не дала распоряжений относительно судьбы оставшегося у комиссионера имущества. В этом случае комис¬сионеру предоставляется право сдать его на хранение. Заключен¬ный таким образом договор полностью регулируется нормами гл. 47 ГК. Сам договор комиссии определяет лишь вопрос о мате¬риальных последствиях заключения договора хранения для коми¬тента (речь идет о возмещении комиссионеру связанных с пере¬дачей на хранение расходов).
Отношения по хранению являются не только самыми распро-страненными, но и самыми многообразными. Достаточно указать на то, что этот договор имеет наибольшее среди других поимено¬ванных в ГК типов договоров число выделенных для особого уре¬гулирования видов. Для сравнения можно указать на то, что в главах о купле-продаже и аренде содержится только семь видов договоров, о подряде — лишь четыре, а в главе о хранении - во¬семь (один составляет содержание § 2 гл. 47, а остальные семь -§ 3 той же главы).
На практике используются четыре основных конструкции от¬ношений по хранению. Первая из них построена по модели дого¬вора, который укладывается в рамки определения, содержащегося в п. 1 ст. 886 ГК. Необходимость или по крайней мере потреб¬ность в этой конструкции возникает тогда, когда соответствую¬щая услуга носит самостоятельный характер.
Между тем гораздо чаще возникают ситуации, при которых обязательство хранить вещь входит в содержание договоров ино¬го типа, и тогда прибегают к одному из двух вариантов.
При одном обязательство по хранению составляет неотъемлемую часть единого сложного договора с тем, что без хранения он как та¬ковой существовать не может. Это относится, в частности, к договору перевозки. Выделяя в нем три непременных элемента - личный наем, имущественный наем, поручение, - Г.Ф. Шершеневич добавил к ним и четвертый: «Принимая груз в свое ведение, перевозчик обязуется хранить его и ограждать от повреждения - в этом следует видеть элемент поклажи. Однако от чис¬того договора поклажи отличие обнаруживается в том, что обязан¬ность сохранения не является основною, а лишь привходящею, со¬путствующею обязанностью доставки» . В таком случае обязательст¬во по хранению имманентно сущности конкретного сложного дого¬вора. По этой причине обязанность по хранению превращается в кон¬ститутивный признак соответствующего договора.
Хранение может входить в состав не только сложного, но и смешанного договора, при котором элементы различных догово¬ров, в том числе и хранения, набираются специально для кон¬кретного случая самими сторонами, осуществляющими таким образом свое право, опирающееся на «свободу договоров».
Применительно к смешанному договору различаются два вари¬анта в зависимости от того, какое место в нем занимает хранение.
В отличие от сложного договора, при котором хранение, слива¬ясь с другими элементами договора, подчиняется единому, уста¬новленному для него правовому режиму (в данном случае прав...
**************************************************************


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.