На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Диплом Детские поэтические сборники Саши Черного

Информация:

Тип работы: Диплом. Предмет: Литература. Добавлен: 22.12.2011. Сдан: 2010. Страниц: 79. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


ВЫПУСКНАЯ КВАЛИФИКАЦИОННАЯ (ДИПЛОМНАЯ) РАБОТА
НА ТЕМУ:

«Детские поэтические сборники Саши Черного»


Содержание

Введение 3
Глава 1. Творческий облик Саши Черного 6
Глава 2. Творчество Саши Черного в оценке современников:
писателей и литературоведов 15
Глава 3. Идейная специфика «Детского острова» Саши Черного
3.1 .Рождение и становление замысла, история создания
«Детского острова» 21
3.2.Тема Родины и одиночества в сборнике
«Детский остров» 24
3.3.Недетский подтекст «детских» стихотворений 30
Глава 4. Композиционные и жанрово-стилевые особенности
«Дневника фокса Микки» 36
Глава 5. Поэзия Саши Черного, обращенная к детям
5.1. Характер лирического в произведениях Саши Черного 39
5.2. Конкретные образы в произведениях Саша Черного 42
5.3. Библейские мотивы в творчестве Саши Черного 46
5.4. Переосмысление фольклорных традиций 51
Заключение 55
Литература 58
Приложения 60

Введение
Творчество русских писателей и поэтов, оказавшихся волей судеб в эмиграции, тем не менее, остаётся частью единого литературного процесса. Дело не только в том, что многие писатели и поэты эмиграции были известны в дореволюционной России (как А.Н.Толстой, А.М.Ремизов, А.И.Куприн, Н.А.Тэффи и многие другие). Начиная писать уже на чужбине (В.В.Набоков, Г. Газданов, В.Смоленский, И.Елагин, Б.Поплавский и др.), они осознавали себя носителями русской культуры. Интересно, что чужбина вызывает не только жгучий интерес к себе, но и становится для них катализатором патриотических эмоций. Аналогично в периоды кризисов общество начинает тяготеть к традиционным ценностям.
Выдающийся писатель «серебряного века» русской литературы Саша Чёрный (Александр Михайлович Гликберг, 1880-1932) большинству читателей известен прежде всего как поэт-сатирик, создававший свои произведения для взрослого читателя. Однако для нас несомненно, что вклад его в русскую детскую литературу трудно переоценить. Его творчество, обращенное к детям, многогранно, оно представлено как прозой, так и поэзией. Во многих случаях адресовался Саша Чёрный одновременно и к взрослым, и к детям.
Первые стихи Саши Чёрного опубликованы в житомирской газете «Волынский вестник» под псевдонимом «Сам по себе», «Мечтатель» и др. Но настоящее рождение поэта - рождение Саши Чёрного - произошло в Петербурге, куда он переехал в 1905 году и где начал работать в налоговой службе Петербургско-Варшавской железной дороги. Первое стихотворение под этим псевдонимом, политическая сатира «Чепуха», увидело свет 27 ноября. Оно сразу же принесло известность начинающему поэту. Но, кроме того, послужило поводом для закрытия журнала «Зритель». Саша Чёрный сотрудничал тогда и с другими журналами: «Альманах», «Журнал», «Маски», «Леший» и другими. Он быстро завоевал любовь читателей.
Специфика творчества Саши Чёрного, к сожалению, не так часто становилась предметом внимания литературоведов. Эта специфика, как справедливо замечено Александровым, заключается в сохранении писателем «детского, открытого» взгляда на мир. Именно с этих позиций возможно адекватное прочтение текстов Саши Чёрного. К сожалению, сборник «Детский остров» Саши Чёрного не нашёл достаточного осмысления в литературоведческих исследованиях. Авторы, писавшие о поэте, называют сборник «Детский остров» «продолжением дореволюционного творчества» (Л.А.Евстигнеева), собранием уже давно подготовленных текстов, лишь почти случайно нашедших своего издателя в 1921 году (Н.Станюкович). Не произведено сравнительного рассмотрения творчества Саши Чёрного периода после Октябрьской революции и творчества его современников - детских писателей и поэтов Советской России (А.Введенский, Д.Хармс и др.).
Цель дипломной работы - рассмотреть произведения Саши Чёрного, вошедшие в детское чтение, применяя различные виды литературоведческого анализа. Достижение данной цели требует выполнения следующих задач:
- рассмотреть современные толкования понятий «детская литература» и «детская поэзия»;
- сделать обзор жизни Саши Чёрного, выявляя показательные черты творческого облика;
- отследить в оценочных высказываниях современных писателей и литературоведов неоднозначность личности и творчества Саши Чёрного;
- осуществить анализ сборника Саши Чёрного «Детский остров»;
- изучить композиционные и жанрово-стилевые особенности «Дневника фокса Микки»»
- отследить лирические и библейские мотивы в произведениях Саши Чёрного.
Дипломная работа состоит из пяти глав, третья и пятая из них - из трёх пунктов. Две главы посвящены творческому облику Саши Чёрного, три главы - творчеству писателя, здесь анализируются его произведения.
Тема дипломной работы многофункциональна. Во-первых, рассматриваются современные толкования понятий «детская литература» и «детская поэзия»; во-вторых, отслеживаются художественные особенности произведений Саши Чёрного, что важно для изучения его творчества в школе.
Тема дипломной работы актуальна, потому что в последнее время о детской литературе говорят не только в значении образования, но и с точки зрения эстетики. Когда речь идёт о Саше Чёрном, как о поэте своего времени, становится актуальна ещё и проблема соотнесённости вечного и современного в творчестве.
Мы пытаемся рассмотреть творчество Саши Чёрного, обращенное к детской литературе, отдельно, обособленно, так как у него был особый взгляд на детскую литературу: он пытался быть героем произведений, которые писал. Одним из секретов волшебства Саши Чёрного было искусство перевоплощения. Он мог легко представить себя бабочкой или букашкой. С читателем он общался сквозь маску, никогда не мог найти что-то своё, но всегда искал.


Глава 1. Творческий облик Саши Чёрного.

Поэт и время... Есть в парнасских избранниках вне-временность, над-мирность, без-мерность. Но есть и укоренённость в своей эпохе. Поэт - «до всякого столетья он», и одновременно - дитя своего века. А когда речь идёт о таком поэте, как Саша Чёрный, эта проблема - проблема соотнесённости вечного и современного в творчестве - во сто крат актуальней. Ибо он как сатирик всегда черпал вдохновение в животрепещущей действительности, в изъянах и злобах своего дня, при этом остро ощущая несовершенство мира вообще.
Велик соблазн прочтения Саши Чёрного в контексте сегодняшнего, переживаемого нами исторического момента. Тем более что обе эпохи, выпавшие на долю России в начале и в конце века, во многом схожи. Но подобный «прикладной» подход к поэзии - занятие неблагодарное - слишком стремительно меняется в последние годы политическая и экономическая ситуация.
Слово художественное, в особенности ритмическое, куда емче и многомерней поверхностной разговорной и газетной правды, изживаемой каждый миг. В нём, как бы даже помимо воли автора, через какое-то наитие или откровение сказывается провидческий смысл происходящего. Не будем с высоты своих знаний судить русскую интеллигенцию. Она собственной судьбой искупила свой выбор сполна.................................


Заключение

Рассматривая многолетний творческий путь Саши Черного, пришедшийся на переломные исторические моменты и инициированную ими систему художественных приоритетов писателя, целесообразно обращение к сравнительно-историческому методу. Последний совмещается с биографическим методом.
Несомненно, современное детское чтение оказывается невозможным без включения в его круг достижений русской и зарубежной детской литературы, какими бы однозначными в свое время ярлыками они ни награждались. Если поэт нашел верное слово и нужную интонацию, то его творения никогда не будут скучны, не перестанут быть нужными маленьким
В случае с Сашей Черным сказалось то обстоятельство, что волею судьбы его творчество стало доступным массовому российскому читателю спустя долгое время после его кончины. Поэт, живший настоящим, утратил русского читателя при жизни. «Вторая» жизнь Саши Черного будет долгой.
Сборник «Детский остров» в творчестве Саши Черного занимает несколько обособленное место - он является кульминацией его «детской» части. Собственно, детская линия у Саши Черного может рассматриваться как еще один, не прекращающийся этап его творчества.
Можно сказать, что «Детский остров» Саши Черного является символом всей русской детской литературы: ведь, с другой стороны, не только художник «спасается» на этом острове, а и дети воспринимают свое «детство» (состояние детства) как пребывание на острове, охраняющем их от взрослых.
Значение «Детского острова» в истории русской литературы состоит в состоявшемся постижении детского мира через художественно-поэтический. В этом Саша Черный может быть сравнен с Л.Н. Толстым в «Детстве», «Отрочестве», «Юности», Н.М. Гариным-Михайловским в «Детстве Темы».
В творчестве же Саши Черного этот сборник ознаменовал особое отношение поэта к миру детства, отношение, близкое к отношениям поэта и мира. Перевоплощение в дитя, воспринимающее мир соразмерным себе, для Саши Черного ограничено.
Некогда после смерти Саши Черного, Куприн написал такие слова: «И рыжая девчонка лет одиннадцати, научившаяся читать по его азбуке с картинками, спросила меня под вечер на улице:
-Скажите, это правда, что моего Саши Черного больше нет?
И у нее задрожала нижняя губа.
-Нет, Катя, - решился ответить я, - умирает только тело человека, подобно тому, как умирают листья на деревьях. Человеческий же дух не умирает никогда. Потому - то и твой Саша Черный жив и переживет всех нас, и наших внуков, и правнуков и будет жить еще много сотен лет, ибо созданное им сделано навеки и овеяно чистым юмором, который - лучшая гарантия для бессмертия».
И он действительно пережил. Пережил в своих стихах, которые до сих пор учат наизусть, читают и перечитывают, каждый раз глядя на них по-новому.
Он серьезен, в самом желчном и наилучшем значении этого слова. «Когда читаешь его сверстников - антиподов, - замечал Венедикт Ерофеев, - бываешь до этого оглушен, что не знаешь толком, «чего же ты хочешь». «Хочется не то быть распростертым в пыли, не то пускать пыль в глаза народам Европы, - писал на полях дневников Ерофеев,- а потом в чем-нибудь погрязнуть. Хочется во что-нибудь впасть, но непонятно во что, в детство, в грех, в лучезарность или в идиотизм. Желание, наконец, чтоб тебя убили резным голубым наличником и бросили твой труп в зарослях бересклета. И все такое. А с Сашей Черным «хорошо сидеть под черной смородиной» («объедаясь ледяной простоквашей») или под кипарисом («и есть индюшку с рисом»). И без боязни изжоги, которую, я заметил, Саша Черный вызывает у многих эзотерических простофиль».
Саша Черный живет в своих сатирах, в своих детских стихотворениях, в своих солдатских рассказах. Живет, пока его читают, а читать его будут всегда, потому что поэзия — это смех, это чистый юмор без всякого налёта. Всегда, ведь смех вечен. Вот почему ещё долго будут звучать эти такие близкие слова родного чужого человека:

Я волдырь на сиденье прекрасной российской словесности,
Разрази меня гром на четыреста восемь частей!
Оголюсь и добьюсь скандалёзно-всемирной известности.
И усядусь, как нищий слепец, на распутье путей...

Творчество Саши Чёрного оказывается актуальным сейчас. Оно востребовано как нынешней литературой и общественной мыслью, так и маленькими читателями, узнающими в лирическом герое самих себя.



Литература

1. Александров В. Видим столько, сколько в нас заложено: [О корневых проблемах детской литературы] // Детская литература.-1993 .-№ 2 - № 10/11 - С. 55-57.
2. Алексеев А.Д. Литература русского зарубежья: Материалы к библиографии. - СПб.: Наука,1993.
3. Антонов А. Анафема «детской литературе»: [Литературно-критические заметки]//Грани.-1993 - № 168 - С. 119-140.
4. Воспоминания В.А. Добровольского о Саше Черном // Русский глобус. -2002. - №5.
5. Гумилев Н.С. Письма о русской поэзии - М.: Современник, 1990.
6. Евстигнеева Л.А. Журнал «Сатирикон» и поэты-сатириконцы - М.: Наука, 1968.
7. Есаулов И. Где же ты, золотое руно?: Идиллическое в детской поэзии // Детская литература. – 1990 - № 9 - С. 26-30.
8. Есин А.Б. Принципы и приемы анализа литературного произведения - М.: Флинта; Наука, 1999. - 248 с.
9. Иванов А.С. «Жил на свете рыцарь бедный» // Черный Саша. Избранная проза - М.: Книга, 1991.
10. Карпов В.А. Проза Саши Черного в детском чтении // Школа. - 2005. - №4
11. Колесникова О.И. Заметки о языке поэзии для детей // Русский язык в школе – 1994 - № 4 - С. 59-64.
12. Копылова Н.И. Стиль «Солдатских сказок» С. Чёрного // Народная и литературная сказка — Ишим, 1992.
13. Кривин Ф. Саша Черный // Черный Саша. Стихотворения - М.: Художественная литература, 1991.
14. Некрылова А. Народная демонология в литературе // Власова М. Русские суеверия: Энциклопедический словарь.— СПб., 1998.
15. «Он смеялся, когда было совсем не смешно, а когда было смешно - совсем не смеялся...» // Публичные люди. - 2003. - №10.
16.Соколов А.Г. Проблемы изучения литературы русского зарубежья // Филология. - 1991. - № 5.
17.Соложенкина С. И никаких проблем...: [О задачах детской литературы] // Детская литература-1993.-№ 8/9.-С. 3-9
18.Спиридонова Л. Русская сатирическая литература начала XX в. - М.,1977.
19.Спиридонова Л. Саша Черный // Литература русского зарубежья. - М., 1993.
20.Усенко Л.В. Улыбка Саши Черного // Черный Саша. Избранное - Ростов н/Д., 1990.
21.Черный С. Дневник фокса Микки. - М: Дрофа,2004.-128с.
22.Черный С. Саша Черный: Избранная проза. - М., 1991.
23.Черный Саша. Смех - волшебный алкоголь // Спиридонова Л. Бессмертие смеха: комическое в литературе русского зарубежья. - М., 1999.
24.Черный Саша. Собрание сочинений: В 5 т. - М.: Эллис Лак, 1996.


ПРИЛОЖЕНИЕ 1

Произведения Саши Черного возможно изучать на уроках литературы в средней школе в рамках внеклассного чтения, а также в формате чтения и обсуждения.
Урок целесообразно начать со слова учителя, материал настоящей работы может оказать здесь существенную помощь. Затем могут состоятся сообщения учащихся на выбранные темы, примерные тезисы которых приводятся ниже.

1 сообщение. Повесть «Кошачья санатория».
Маленькая повесть «Кошачья санатория» (1924, отд. изд. - 1928) написана уже по эмигрантским впечатлениям. Действие ее происходит в Риме, где тогда проживал автор, а героями явля-ются бродячие кошки. Успех этого произведения у детей обусловлен тем, что, во-первых, в виде кошек здесь ярко изображаются узнаваемые человеческие типы, снабженные яркими речевыми характеристиками. К тому же автор проявляет тонкое знание кошачьих повадок. Все это приводит к тому, что читатель-ребенок от души сочувствует приключениям энергичного и свободолюбивого кота Бэппо.
Однако повесть содержит еще и очевидный лишь для взрослого читателя аллегорический смысл. Организованный на деньги сердобольной богатой американки приют для бродячих животных и есть аллегория человеческого сообщества - русской эмиграции. Жизнь здесь размеренная, безопасная и сытая. Правда, есть в ней и карикатурная, но от этого не менее строгая иерархия, и определенные правила поведения. Большинство смирилось с этой искусственной жизнью и только доживают свой сытый век, предаваясь воспоминаниям:
«- А вы заметили, - нарушая тягостную паузу, сказал белый, пушистый, словно пушок для пудры, кот... — Вы заметили, у нас завелись здесь полевые мыши.
- Полевые? — переспросила желто-бурая молодая кошка, приоткрыв левый глаз. - Как же, знаю...
- Коричневые шубки, брюшко посветлее... Уморительные. Когда я жила на вилле Торлония, - с гордостью протянула она, — там у нас их было невыносимо много... Садовник наш все, бывало, бранился: они ему какие-то гадости натворили в оранжерее. И все на меня ворчал... Не буду же я каких-то полевых мышей ловить. Фи. Я, которую кормили каждый день сливками и голубиными крылышками...».
Главный герой повести ощущает эту сытую жизнь как неполноценную, жизнь вполсилы, и задумывает побег. В финале повести он идет навстречу, быть может, тяготам и опасностям, но это будет самостоятельная, трудовая жизнь, в которой он найдет главное - независимость.

2 сообщение. «Дневник фокса Микки»
Самым удачным произведением для детей эмигрантского периода Саши Черного стала повесть «Дневник фокса Микки» (1927), свидетельствовавшая уже о вживании россиян в чуждую среду зарубежья. Перед читателем проходят несколько быто-вых эпизодов из жизни рядовой семьи русских эмигрантов во Франции. Привлекательно то, что повесть написана в форме дневника собаки. Обычно в качестве литературных предшественников героя повести называют Холстомера Л.Н. Толстого или Каштанку А.П. Чехова, что не совсем верно. Животное как автор дневника изображено, пожалуй, лишь Э.Т.А. Гофманом в романе «Житейские воззрения кота Мурра», но он был написан еще в 1822 г. и никогда не входил в круг детского чтения.
Два главных героя повести относятся к типу излюбленных персонажей Саши Черного — маленькая девочка и ее маленькая собачка. Автор постоянно подчеркивает сходство в их поведе-нии, реакциях и устремлениях.
Вот самое начало повести: «Моя хозяйка Зина больше похожа на фокса, чем на девочку: визжит, прыгает, ловит руками мяч (ртом она не умеет) и грызет сахар, совсем как собачонка. Все думаю - нет ли у нее хвостика? Ходит она всегда в своих девочкиных попонках; а в ванную комнату меня не пускает, - уж я бы подсмотрел».
Собака, как ей и положено, искренне преданна хозяйке. Однако эмоциональное состояние Микки изображается не только в тонах щенячьего восторга. Он может быть грустен (глава «Я один»), напуган (глава «Проклятый пароход») и т.п., но никогда - скучен. В Микки есть что-то от настоящей собаки - хотя бы физиология и поведение. Но в то же время это и образ человека особого типа.
Дело в том, что подобная литературная форма дает возможность достигнуть интересного художественного эффекта - изобразить мир глазами «простодушного». Герой Саши Черного и есть блестяще реализованный подобный тип. Он наблюдает и описывает повседневную жизнь изнутри (как рядовой, невзрослый член семьи) и в то же самое время - со стороны (как представитель все-таки иной «расы» — домашних собак).
В повести масса проницательных наблюдений за бытовой жизнью людей как чем-то чуждым, оригинальным, нуждающимся в растолковании: «Когда щенок устроит совсем-совсем маленькую лужицу на полу, - его тычут в нее носом; когда же то же самое сделает Зинин младший братишка, пеленку вешают на веревочку, а его целуют в пятку... Тыкать, так всех!».
В таком жанре обычно создаются путевые заметки о жизни и обычаях далеких экзотических народов. Здесь это репортаж о том же, но поданный в другом ракурсе: из-под стола, сидя на руках хозяйки, от кухонной собачьей миски. К тому же позиция «простодушного» позволяет писателю дать ряд прекрасных зарисовок людских нравов. Вот подобная курортная зарисовка: «Сниматься они тоже любят. Я сам видал. Одни лежали на песке. Над ними стояли на коленках другие. А еще над ними стояли третьи в лодке. Называется: группа... Внизу фотограф воткнул в песок табличку с названием нашего курорта. И вот нижняя дама, которую табличка немножко заслонила, передвинула ее тихонько к другой даме, чтобы ее заслонить, а себя открыть... А та передвинула назад. А первая опять к ней. Ух, какие у них были злющие глаза!».

3 сообщение. Сборник «Солдатские сказки»
Следует упомянуть и о вершинном достижении Саши Черного в прозаических жанрах – в сборнике «Солдатские сказки». Произведения, составившие сборник, публиковались с 1928 г. Первое отдельное издание состоялось после смерти автора - в 1933 г. Оговоримся, что эта книга не предназначалась собственно для детского чтения, но при известной адаптации многие тексты этого сборника вполне могут быть предложены детям.
«Солдатские сказки» Саши Черного - случай высвобождения мощного творческого заряда, накапливавшегося много лет. В него вошли годы, в течение которых A.M. Гликберг служил в российской армии рядовым солдатом. Так что солдатский быт, нравы, язык, фольклор он изучил в совершенстве.
Сборник достаточно разнороден в жанровом отношении: здесь присутствуют солдатские байки («Кабы я был царем», «Кому за махоркой идти»), волшебные сказки («Королева - золотые пятки», «Солдат и русалка» и др.), социально-бытовые сказки («Антигной», «С колокольчиком» и др.). Особый интерес представляет имитация народной переделки литератур-ного текста — озорной пересказ солдатом-балагуром поэмы М.Ю. Лермонтова «Демон», из чего получается сказка «Кавказский черт».
В основу данных литературных сказок положены основные каноны жанровых разновидностей народной сказки при сугубо оригинальных авторских сюжетах (некоторые из них даже включают реалии Первой мировой войны — например, «Бестелесная команда» или «Сумбур-трава»).
Основной носитель фольклорной традиции - главный герой-солдат. Как и в народной сказке, герой Саши Черного обладает смекалкой, веселым и неунывающим характером, он удал, справедлив и бескорыстен.
«Солдатские сказки» переполнены искрометным юмором, правда, зачастую по-солдатски солоноватым. Однако писателю, обладающему безупречным вкусом, удается не скатываться к пошлости.
Главное же достоинство «Солдатских сказок», на наш взгляд, в том, что сборник можно рассматривать как сокровищницу сочного, истинно народного русского языка. Пословицы (Час в сутки и дятлы, веселятся), поговорки (Губу на локоть, слюнка по сапогам), прибаутки (Дрожки без колес, в оглоблях пес, ~ вертись, как юла, вкруг овсяного кола) и прочие речевые красоты рассыпаны здесь в изобилии.
Это было последнее крупное произведение писателя. 5 августа 1932 г. он участвовал в тушении лесного пожара неподалеку от своего дома и в тот же день скончался от сердечного приступа. Похоронен A.M. Гликберг был на кладбище поселка Лаванду.


ПРИЛОЖЕНИЕ 2

В старших классах творчество Саши Черного следует изучать, принимая во внимание специфику комического начала в его произведениях. Здесь уместно расположить тему в контексте изучения дореволюционной сатирической литературы, либо литературы русского зарубежья. Возможно обращение к более серьезным литературоведческим источникам, более самостоятельная исследовательского характера самостоятельная работа учащихся, которая может быть оформлена в виде реферата и изложена в виде доклада на уроке.
Примерные тезисы приводятся ниже.

Обзор творчества Саши Черного-юмориста.
Выдающимся детским поэтом и писателем юмористического склада, работавшим в 10—30-е гг. XX в., следует называть Сашу Черного. Это псевдоним Александра Михайловича Гликберга (1880—1932), который в большую литературу вошел как язвительный сатирик. Еще в 1905 г. было опубликовано стихотворение «Чепуха», которое автор подписал псевдонимом Саша Черный (явная пародия на псевдоним символиста Б. Н. Бугаева «Андрей Белый»).
Первый сборник стихов Саши Черного «Разные мотивы» вышел в 1906 г. За политическую сатиру сборник был арестован, а его автор привлечен к суду. Тысяча девятьсот шестой—тысяча девятьсот седьмой годы Саша Черный провел за границей, в Германии, слушая лекции в Гейдельбергском университете. В 1908 г. вместе с А. Аверченко, Н. Тэффи и другими авторами он начал издавать знаменитый сатирический журнал «Сатирикон».
Став уже известным поэтом-сатириком, Саша Черный начинает писать для детей. С этого времени, пробуя свои силы в различных жанрах, он приобретает все большую известность как детский писатель. Саша Черный предпринимает издание первого коллективного детского сборника «Голубая книжка», в котором появился его первый детский рассказ «Красный камешек». Участвует в альманахе «Жар-птица», редактируемом К. И. Чуковским, выпускает книги стихов «Тук-тук» (1913) и «Живая азбука» (1914).
В 1914 г. Саша Черный ушел на фронт вольноопределяющимся. К 1917 г. он оказался под Псковом, а после Февральской революции стал заместителем народного комиссара. Октябрьскую революцию не принял. В 1918—1920 гг. жил в Литве (Вильно, Каунас), откуда начался его путь в эмиграцию.
Творчество Саши Черного в эмиграции почти все посвящено детям. У Саши Черного не было своих детей, а детей он очень любил. Думая о Родине, он тревожился о судьбе русских девочек и мальчиков, теряющих живую связь с Россией, а главной связующей нитью была русская речь, русская литература. В этом сказалось всеохватное ностальгическое чувство. Разлука с Родиной, с Россией осветила прошлое, невозвратное совершенно по-новому: то, что вызывало горькую усмешку там, дома, вдали от Родины преобразилось, показалось милым — и милее всего детство.
В 1921 г. в Данциге выходит книга «Детский остров», в 1923 г. в Берлине — сборник «Жажда». Больше года прожил Саша Черный в Риме, там появилась его «Кошачья санатория» (1924). Довольно много произведений и в стихах, и в прозе посвящено Парижу и его маленьким русским обитателям: здесь Черный-эмигрант прожил дольше, чем в других европейских городах. В 1928—1930 гг. в Париже были напечатаны его «Солдатские сказки», в 1928 г. вышли отдельным изданием «Несерьезные рассказы».
Юмористические произведения (рассказы и повести) Саши Черного адресованы прежде всего сердцу и уму ребенка. Таков, например, «Дневник фокса Микки». Написанная в 1927 г., книга невольно пародирует мемуарный жанр, вошедший в моду, но содержит и традиционный для русской и мировой литературы сюжет, когда обычный мир видится глазами необычного существа. Повествование ведется от имени собаки, живущей в иной, нечеловечески взрослой «системе ценностных ориентиров».
Стихи, рассказы, сказки Саши Черного соединяют в себе парадоксальную ситуацию, в которую попадают герои, и не без лирики выписанные портреты персонажей. Так происходит в рассказах «О самом страшном», «Пасхальный визит», «Кавказский пленник».
Разнообразное в жанровом отношении творчество Саши Черного для детей имеет две эмоциональные доминанты: лирическую и интересующую нас в данный момент юмористическую, которые поддерживают друг друга. В детских произведениях и следа нет едкой иронии, характерной для «взрослого» сатирического творчества.



ПРИЛОЖЕНИЕ 3

В качестве произведения для анализа в классе мы предлагаем рассказ «Люся и дедушка Крылов», фрагмент из которого приводится ниже. Он вполне приемлем для зачитывания вслух, возможно по ролям, демонстрирует возможности диалога в художественном тексте, позволяет формировать навык выразительного чтения, постигать средства комического изображения.

— Спасибо, дедушка. Очень я рада, что вы пришли. Очень! Слушайте, дедушка, у меня много-премного вопросов. <...> Очень мне ваши басни нравятся! Больше китайской собачки. Но вот только... Можно спросить?
— Спрашивай.
— Например, «Ворона и Лисица». Я была в парижском зоологическом саду, нарочно проверяла. Принесла с собой тартинку с сыром, сунула в клетку, — а она не ест! Ни за что не хотела есть... Как же так? Чего же она к вороне лезла со своими комплиментами? «Ах, шейка!» «Ах, глазки!» Скажите, пожалуйста!..
Крылов огорченно крякнул и только руками развел.
— Не ест, говоришь, сыру... Ишь ты! Я и не подумал. И у Лафонтена, который басни по-французски писал, тоже — сыр. Что же делать, Люся?
— Очень просто, дедушка. Надо так: «Вороне где-то Бог послал кусочек мяса...» Поняли? Потом «Лисица и виноград»... Я и винограду с собой кисточку принесла в зоологический сад.
— Не ест? — спросил с досадой дедушка.
— В рот не берет! Как же у нее «глаза и зубы разгорелись»?
— Что же делать-то, по-твоему?
— Пусть, дедушка, цыплята сидят на высокой ветке. Лисица внизу прыгает и злится, а они ей нос показывают.

Примерное направление анализа.
Юмористически «сталкиваются» басенная традиция иносказания, «практика жизни», детский взгляд на литературу и жизнь, на художественную правду и правду «факта». В таком парадоксе и рождается собственно юмористическое. При этом выражения типа «лезла с комплиментами» выдают противоречивость детской позиции, в которой просто смешивается человеческое и естественное, зооморфное. Детское восприятие юмористики требует динамики и этой самой юмористической линии, так что по законам детской литературы героиня рассказа говорит затем следующее:
«Поучения» Люси тем комичнее, что она без тени смущения наставляет признанного мэтра в басенном искусстве, а сам мастер смущается или «разыгрывает смущение». Диалог делает картину более зримой, почти осязаемой. В этом диалоге масса показательного. Саша Черный исподволь указывает на видимую условность басенного жанра: это рассказ, имитирующий правдоподобие; сам образ Люси трогательно-комичный. Забавны ее одновременная наивность и несведущность в условностях литературы. Но забавность состоит и в том, что, пожалуй, никто из взрослых, воспринимающих как должное описываемое в баснях, не дал себе труда убедиться в правдоподобии сказанных писателем слов, принимаемых на веру. Дитя Люся дает урок дедушке Крылову. Сам сюжет, использующий «мистическую ситуацию» для «комического наполнения», отражен и в названии — «Люся и дедушка Крылов», где не только снисходительно-юмористическое «старый да малый», но и в некотором смысле эвристическое: «истина» рождается если не в споре, то в парадоксальном, почти нонсенсном столкновении чистого неведения и любознательности, с одной стороны, и мудрости и некоторой отягощенности этой самой мудростью — с другой.


Еще одним показательным примером в своеобразной юмористике Саши Черного является «Дневник фокса Микки» - произведение содержащее прекрасные возможности для фронтальной работы с учащимися.
Приводим фрагмент для анализа, в результате которого возможно сделать многочисленные выводы, касающиеся традиций отечественной юмористической литературы.

Зинин папа взял нам ложу: мне и Зине. Ложа — это такая будка, вроде собачьей, но без крыши. Обита красным вонючим коленкором. Стулья складные и жесткие, потому что цирк походный.
Оркестр ужасный! Я вообще музыки не выношу, особенно граммофона. Но когда один скелет плюет в флейту, а другой, толстяк, стоймя поставил огромную скрипку и ерзает по ней какой-то линейкой, а третий лупит палками по барабану, локтями о медные линейки и ногами в большой пузатый бубен, а четвертая, лиловая и курица, разъезжает взад и вперед по пианино и подпрыгивает... О! «Слуга покорный», — как говорит Зинин холостяк дядя, когда ему предлагают жениться.
Клоуны — просто раскрашенные идиоты. Я думаю, что они напрасно притворяются, будто они нарочно идиоты, наверно, такие и есть. Разве станет умный человек подставлять морду под пощечину, кататься по грязным опилкам и мешать служителям убирать ковер? Совсем не смешно. Одно мне понравилось: у того клоуна, у которого сзади было нарисовано на широких штанах солнце, чуб на голове вставал и опускался... Еще ухо, я понимаю, но чуб! Очень интересный номер!
Жеребец-толстяк, а что он неоседлан, совсем не важно. У него такая широкая спина, даже с выемкой, что пляши на ней, как на хозяйской постели, сколько хочешь. Прыгал он лениво. Словно вальсирующая корова... А мисс Каравелла все косилась трусливо на барьер и делала вид, что она первая наездница в мире. Костюм славненький: вверху ничего, а посередине зеленый и желтый бисер. И зачем она так долго ездила?
Жеребец под конец так вспотел, что я расчихался. Не интересно.
Потом поставили круглую решетку, подкатили дверям клетку, и вышли львы. Вышли... и зевают. Хорошие дикие звери! Зина немножко испугалась (девчонка!), но ведь я сидел рядом. Чего же бояться? Львы долго не хотели через укротительницу прыгать: уж она их упрашивала и под шейкой щекотала и на ухо что-то шептала и бичом под брюхо толкала. Согласились — и перепрыгнули. А потом завязала им глаза белыми лентами, взяла в руки колокольчик и стала играть с ними в жмурки. Один к сделал три шага и лег. Другой понюхал и пошел за ней. Обман! Я сам видел — у нее в руке был маленький кусочек мяса... Неинтересно!
Выходило еще голландское семейство эквилибристов. Папа катался на переднем колесе велосипеда (отдельно!), мама на другом колесе (тоже отдельно!), сын скакал верхом на большом мяче, а дочка каталась и широком обруче задом наперед... Вот это здорово!
Потом летали тарелки, ножи, лампы, зонтики, мальчики и девочки. Ух! Я даже залаял от радости. А под конец все семейство устроило пирамиду. Внизу папа и мама, на плечах две дочки, у них на плечах мальчик, у него на плечах собачка, у собачки на плечах... котенок, а у котенка на плечах... воробей! Трах! И все рассыпало, закувыркалось по ковру и убежало за занавеску... Браво! Бис! Гав-гав-гав!

Примерное направление анализа.
Не утрачивает своей колоритности комизма «Дневник фокса Микки», пародирующий расхожий в эмигрантской среде жанр воспоминаний. Мотивировки фантастического, имитация полного правдоподобия «событий», «мыслей» и «слов» фокса не только продолжают известную в русской и мировой детской литературе традицию выдавать в качестве «повествователя» зооморфный образ, но и создают совершенно оригинальный, отличный от чеховского («Каштанка», «Белолобый»), андреевского («Кусака»), купринского («Изумруд», «Ю-ю», «Белый пудель») образ, в котором соединяется детское, «девочкинское» и собственно «щенячье», рождая очень верную веселую составляющую внутренней формы образа детства.


ПРИЛОЖЕНИЕ 4

Стихотворные тексты

Стихотворные произведения Саши Черного, благодаря их ритмичности, емкости поэтической фразы, яркой образности, воспринимаются и заучиваются детьми с удовольствием. Три рекомендуемых стихотворения нацелены на формирование образа бытия.

ИЗ КНИГИ «ДЕТСКИЙ ОСТРОВ»

ДЕТЯМ

Может быть, слыхали все вы — и не раз,
Что на свете есть поэты?
А какие их приметы,
Расскажу я вам сейчас:

Уж давным-давно пропели петухи...
А поэт еще в постели.
Днем шагает он без цели,
Ночью пишет все стихи.

Беззаботный и беспечный, как Барбос,
Весел он под каждым кровом,
И играет звонким словом,
И во все сует свой нос.

Он хоть взрослый, но совсем такой, как вы:
Любит сказки, солнце, елки, —
То прилежнее он пчелки,
То ленивее совы.

У него есть белоснежный, резвый конь,
Конь — Пегас, рысак крылатый,
И на нем поэт лохматый
Мчится в воду и в огонь...

Ну так вот, — такой поэт примчался к вам:
Это ваш слуга покорный,
Он зовется «Саша Черный»...
Почему? Не знаю сам.

Здесь для вас связал в букет он, как цветы,
Все стихи при свете свечки.
До свиданья, человечки! —
Надо чайник снять с плиты...

Учащиеся анализируют стихотворение, ориентируясь на вопросы учителя.
1. Кому адресовано стихотворение?
2. Какие обращения подчеркивают отношение Саши Черного к адресату?
3. Какие черты вмещает образ поэта, согласно данному тексту?
4. Через какие детали обрисовывается облик поэта?
5. Как имитируется разговорная речь? Как этому способствуют сравнения?
6. Какие тропы и фигуры помогают донести смысл поэтического высказывания?


ИЗ ЦИКЛА «ВЕСЕЛЫЕ ГЛАЗКИ»

ПРИГОТОВИШКА

Длиннохвостая шинель.
На щеках румянец.
За щекою карамель,
За спиною — ранец.
Он ученый человек.
Знает, что ни спросим:
Где стоит гора Казбек?
Сколько трижды восемь?

В классе он сидит сычом
И жует резинку.
Головенка куличом,
Уши, как у свинки.

А в карманах — целый склад:
Мох, пирог с грибами,
Перья, ножик, мармелад,
Баночка с клопами.

В переменку он, как тигр
Бьется с целым классом.
Он зачинщик всяких игр,
Он клянется басом.

Возвращается домой:
Набекрень фуражка,
Гордый, красный, грудь кормой,
В кляксах вся мордашка.

«Ну, что нового, Васюк?» —
Выбежит сестренка.
Он, надувшись, как индюк,
Пробурчит: «Девчонка!..»

Схватит хлеба толстый ком,
Сбросит пояс с блузы
И раскроет милый том —
Робинзона Крузо.

1. Какие свойства повествовательной и описательной лирики соединило данное стихотворение?
2. Благодаря каким деталям создан образ приготовишки?
3. Какими глаголами обозначены действия персонажа? Как они помогают в обрисовке характера?
4. Благодаря какому приему рисуется круг увлечений героя? В чем вы видите типичность всех упомянутых явлений?
5. Через какие эпитеты передано авторское отношение к изображаемому?


ИЗ ЦИКЛА «ПЕСЕНКИ»

МАМИНА ПЕСНЯ

Синий-синий василек,
Ты любимый мой цветок!
У шумящей желтой ржи
Ты смеешься у межи,
И букашки над тобой
Пляшут радостной гурьбой.

Кто синее василька?
Задремавшая река?
Глубь небесной бирюзы?
Или спинка стрекозы?
Нет, о нет же...
Всех синей
Глазки девочки моей.

Смотрит в небо по часам.
Убегает к василькам.
Пропадает у реки,
Где стрекозы так легки —
И глаза ее, ей-ей,
С каждым годом все синей

1. Как можно охарактеризовать пафос данного стихотворении?
2. Что в данном стихотворении напоминает о лирической песне?
3. Какие риторические фигуры способствуют выражению переживания?
4. Какие свойства чистой лирики несет это стихотворение?
5. Какие картины и детали помогают создать образ?
6. Охарактеризуйте способ рифмовки и особенности строфики данного стихотворения.





Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.