На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Курсовик Периоды в истории зоогеографии: систематика животных, эволюция животных и растений путем естественного отбора, экологизация. Викариантная зоогеография, распространение географически изолированных таксонов, представления о континентальном дрейфе.

Информация:

Тип работы: Курсовик. Предмет: Биология. Добавлен: 26.09.2014. Сдан: 2009. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):


Реферат
По биологии
РАЗВИТИЕ ЗООГЕОГРАФИИ
Зоогеография как наука в строгом смысле слова является детищем XIX в. Становление и развитие ее обусловлено накоплением фактов прежде всего в области биологии и географии и попытками разобраться в их причинах.
Крупный биолог и зоогеограф М. А. Мензбир первым в отечественной литературе (1882) предложил выделить четыре этапа развития зоогеографии, отражавшие отношение ученых к вопросам о происхождении и развитии органического мира Земли. Его периодизация по существу относилась к истории биологии в це-лом. Мензбир различал периоды, связанные: 1) со слепой верой в истину библейской догмы о сотворении мира, 2) с господством теории катастроф, 3) с отказом от теории катастроф и распространением принципа актуализма, 4) с победой дарвиновского учения об эволюции.
Американские биогеографы, в частности Л. Стюарт (1957), выделяют в истории зоогеографии три периода.
Первый из них связан с работами К. Линнея, заложившего основы систематики животных. Протяженность периода -- почти столетие. Для него характерны описания распределения на Земле различных групп животного царства. К этому же периоду относились и первые попытки районирования, т. е. выделения зоогеографических областей.
Второй период начался с появлением учения Ч. Дарвина об эволюции животных и растений путем естественного отбора. В это время зоогеографы, продолжая изучение и описание географического распространения животных, уже пытаются объяснить возникновение характерных сочетаний видов (фаун), основываясь на эволюционной теории.
Наконец, третий период, начавшийся в XX в. и продолжающийся в настоящее время, характеризуется прежде всего «экологизацией» зоогеографии, т. е. изучением среды обитания живот-ных и учетом взаимодействий между организмом и средой. К этому же периоду относится и влияние на биогеографию генетических принципов, предложенных Г. Менделем.
Уточнение истории зоогеографии и ее периодизации принадлежит советским биогеографам А.Г. Воронову (1963) и Г.В. Наумову (1969), которые придерживались точки зрения Мензбира.
Но прежде чем рассматривать каждый из периодов развития зоогеографии, обратимся к ее предыстории.
Первые сведения о жизни животных появились еще до нашей эры. В памятниках Древнего Египта, Ассирии Вавилона, Индии и Китая встречаются упоминания отдельных животных, описания их внешнего вида, образа жизни п условии обитания. Главное внимание тогда, естественно, уделялось практическим знаниям, необходимым для ведения хозяйства и врачевания.
В трудах Аристотеля (384--322 гг. до н. э.) было описано около 500 видов животных и предложена первая их классификация. Согласно этой классифи-кации, животные делились на бескровных и кровеносных (беспозвоночных и позвоночных в теперешнем понимании). Особый интерес вызывают высказыва-ния Аристотеля о медленных изменениях географической среды, поднятии отдельных участков суши при опускании других. В современных взглядах на вековые колебания земной поверхности и связанные с ними климатические изменения можно найти аналогию. Более важным является метод, которым пользовался Аристотель. Он описывал явления, а затем искал причины, их вызывающие. Впоследствии, особенно в средние века, учение Аристотеля было канонизировано и воспринималось без критики в течение почти 2 тысячелетии.
Развитие географии, связанное с именем Эратосфена (275--194 гг. до н. э.) и особенно Страбона (63 г. до н. э.--20 г. н. э.), потребовало описания животных и растений, характеризующих определенный участок земной поверхности.
Эпоха Римской империи оставила нам многотомный труд Кая Плиния (23-- 79 гг. н. э.) «Естественная история». Два тома ее посвящены живым организ-мам. Нового, впрочем, у Плиния оказалось мало. В большинстве это были сведения, почерпнутые из работ Аристотеля, с добавлением фантастических известий о несуществующих организмах.
Установление господства христианской церкви и падение Римской империи в V в. н. э. привело к упадку наук и забвению наследства античных ученых. Наступила эпоха средневековья со свойственным для нее отрицанием реали-стического мышления, абсолютной верой в библию и евангелие и свирепым го-нением на всякие попытки поставить под сомнение религиозные догмы. В раз-витии европейской науки средневековье было мертвым периодом. Лишь на Востоке арабы, позаимствовав многие знания у разоренной ими античной циви-лизации и став ее преемниками, вносили в науку и свои собственные наблю-дения. Большой интерес представляют труды таджикского ученого Абу-Али Ибн-Сины (980--1037 гг.), собравшего в своем «Каноне» практически все есте-ственнонаучные знания того времени. В наши дни «Канон» Ибн-Сины (Авицен-ны в европейской транскрипции) переведен на русский язык. В нем обнаружена масса ценных сведений о животных Средней Азии.
В эпоху Возрождения (XIII--XVI вв.) произошел культурный переворот во всех областях жизни н деятельности людей, чему в немалой степени способ-ствовало стремление ряда стран к расширению рынков. В этот период пробуждается интерес к географическим трудам прошлого. Итальянец Марко Поло, совершивший путешествие в Монгольское ханство через территорию современ-ной Средней Азии, оставил в наследие описание тех народов и стран, которые ему довелось посетить за 24 года странствий (1271--1295). В книге Марко Поло также содержится немало достоверных сведений о природе и животных Азии.
Необходимо отметить и русских землепроходцев. Им мы обязаны первыми знаниями о животном мире Сибири, главным образом о пушных зверях. Сейчас мы судим о былом распространении соболя по «отпискам» так называемых служилых людей. Первые сведения о фауне Байкала, в частности о нерпе, до-ставил Василий Власьев, а Савва Есипов привел целый список сибирских жи-вотных, куда входили олень, лось, козел, лисица, соболь, росомаха, бобр и др. После проникновения первооткрывателей на северо-восток Сибири были обнаружены моржовые лежбища. В 1665 г. Юрий Селиверстов описал миграцию кеты в реке Анадырь, причем подметил, что идущая из моря на нерест кета погибает в верховьях реки, а Владимир Атласов связал питание соболя, лисицы и выдры с обилием кеты в реках. Это были настоящие фаунистические заметки. Пробывший 15 лет в Сибири (1661--1676) Юрий Крижанич написал «Историю Сибири», где дал характеристику трем зонам ее («трем климатам») -- тундры, тайги и степей, описав климат, растительность и животный мир каждой из них. Это была первая биогеографическая работа по Сибири.
XVII в. для естественных наук был эпохой главным образом описательной. Естествоиспытатели собирали фактический материал, коллекционировали его и классифицировали, совершенствовали методы исследований. Однако попыток систематизировать данные о географическом распространении животных почти не было.
В 1605 г. Виртсген произвел анализ фауны Британских островов и европей-ского континента, сделав правильный вывод о тождестве животных Англии и Северной и Западной Европы. Сходство, как считал Виртсген, объясняется недавней связью этих континентов, датируя ее временем «после потопа». Это вполне научное суждение, исключая, конечно, факт «потопа», в который верил тогда не только Виртсген.
Подобную работу в 1690г. провел английский капитан Симпсон. Он исследовал Фолклендские острова п сравнил распространенных там лисиц с южноамериканскими. Они оказались сходными. Симпсон делает аналогичный предыдущему вывод -- Фолклендские (Мальвинские) острова соединялись некогда с Южной Америкой. Но оба вывода остались в то время практически незамеченными. Даже еще в XVIII в. факты географического распространения ор-ганизмов объяснялись нелепыми и наивными допущениями, порожденными слепой верой в незыблемость религиозной догмы о сотворении мира.
Начало XVIII в. ознаменовалось трудами нескольких научных экспедиций. Особое место среди них занимает вторая камчатская экспедиция (1733--1743) Витуса Беринга. Ее участник Г. Стеллер исследовал фауну и флору Сибири. Он, в частности, открыл и описал морскую корову, млекопитающее семейства дюгоневых, которая обитала на мелководьях у Командорских островов. С. П. Крашенинников, также участвовавший в этой экспедиции, дал характеристику природы Камчатки, прежде всего ее животного населения.
Натуралист И. Гмелин, член Петербургской Академии Наук, в 1733-- 1743 гг. исследовал области к востоку от Байкала и бассейн Лены. Он первым обратил внимание на то, что Западная и Восточная части Сибири отличаются одна от другой, и границу между ними провел по Енисею. «От Енисея на во-сток,-- писал он,-- земля другой вид получила. Оказывались звери, нигде еще не известные, как, например, кабарги».
В первый период развития зоогеографии, охватывающий вторую половину XVIII в., появились труды многочисленных исследователей-натуралистов. Они были обобщены работами знаме-нитого шведского ученого Карла Линнея (1707--1778) --основателя научной систематики растений и животных. Как известно Линней предложил бинарную номенклатуру видов, уточнил само понятие «вид», выделил в классификации животных высший класс -- млекопитающих и отнес к нему человека. В развитии биологии Линней сыграл выдающуюся роль. Однако об уровне современной Линнею науки мы можем судить хотя бы по его объяснению распространения животных и растений на земном шаре. Будучи приверженцем библейской догмы о сотворении ми-ра в раю, расположенном в междуречье Тигра и Евфрата, и в то же время зная образ жизни и потребности столь различных жи-вотных, как, скажем, белый медведь и газель, Линней не нашел ничего лучшего, как предложить гипотезу о том, что местом тво-рения была высокая гора на острове, расположенном в тропиках. У подножья горы, согласно Линнею, были сотворены тропические виды животных, выше, соответственно изменению климата в верхних поясах гор,-- виды умеренной зоны, еще выше -- поляр-ные и т. д. Когда остров соединился с материком, все виды рас-селились в «своей» уже широтной климатической зоне Земли. Пожалуй, зря крупный ботаник А. Декандоль много позже за-явил, что создать подобную гипотезу можно только в состоянии умственного расстройства. Просто таков был уровень современной Линнею науки. Несмотря на то, что во времена Линнея были известны палеонтологические находки, доказывавшие гораздо большую, чем допускала библия, давность существования орга-нического мира Земли, потребовалось много времени, чтобы гео-графия и биология смогли освободиться от религиозных заблуж-дений.
Одним из первых ощутимый удар по библейскому учению о сотворении мира нанес М. В. Ломоносов. Он высказал идею исто-рического развития Земли, распространив ее как на земную кору, так и на органический мир планеты. К примеру, он считал что обнаружение ископаемых морских моллюсков на вершинах гор служит доказательством того, что в этих районах когда-то распо-лагались морские бассейны, и кто в этом сомневается «имеет весьма скудное понятие о величестве и древности света».*
В этот период развития зоогеографии появились фаунистические описания крупных районов земного шара, что породило во-прос о причинах различия фаун. Была также сделана попытка создать научную систему классификации и дать определение по-нятию «вид». Передовые ученые того времени высказывали пред-положения, что изменения животного мира Земли шли парал-лельно геологическим изменениям. Это был период накопления материалов, позволивших высказать гипотезу не только о смене фаун, но и об эволюции видов. Однако этого оказалось недостаточно, чтобы разрушить церковные догмы о сотворении Земли, животных и растений, причем отдельными актами творения.
Второй период в развитии зоогеографии датируется концом XVIII -- первой половиной XIX в. Его обычно называют перио-дом господства теории катастроф. Ф. Энгельс в «Диалектике при-роды» писал о нем так: «В 1755г. появилась «Всеобщая есте-ственная история и теория неба» Канта. Вопрос о первом толчке был устранен; Земля и вся солнечная система предстали как нечто ставшее во времени <...> Возникла геология и обнаружила не только наличность образовавшихся друг после друга и рас-положенных друг над другом геологических слоев, но и сохра-нившиеся в этих слоях раковины и скелеты вымерших животных, стволы, листья и плоды не существующих уже больше растений. Надо было решиться признать, что историю во времени имеет не только Земля, взятая в общем и целом, но и ее теперешняя по-верхность и живущие на ней растения и животные. Признавали это сначала довольно-таки неохотно». *
Совсем отрицать изменения растительности и животного мира Земли при обилии имевшихся палеонтологических фактов было уже невозможно. С другой стороны, библейская догма об актах творения еще сохраняла силу. В связи с этим возникла компро-миссная теория катастроф. Смысл ее заключался в том, что тво-рец создает органический мир каждой геологической эпохи зано-во, специальным актом творения, этот органический мир существует сравнительно недолго, а затем гибнет в результате грандиозной мировой катастрофы, после чего наступает новый акт творения.
Один из блестящих представителей науки конца XVIII в. Жорж Бюффон (1707--1788), автор многотомной «Естественной истории», признавал быстрые изменения поверхности Земли, за-висимость распределения животных и растений от размещения морей и суши, значение горных хребтов и больших водных про-странств как преград к расселению животных, высказал ряд важ-ных биогеографических положений, и в то же время он, отстаивая точку зрения теории катастроф, утверждал существование семи геологических эпох, которые разделялись гигантскими катастро-фами, уничтожавшими органический мир предыдущей эпохи. Правда, Бюффон отрицал полное уничтожение видов, допускал выживание части их и последующее пополнение за счет вновь образованных. Однако это только попытка примирить библейские сказания с данными геологии и палеонтологии.
В законченном виде теория катастроф была сформулирована в начале XIX в. Жоржем Кювье (1769--1832), а в наиболее край-ней форме представлена в работах его ученика д'0рбиньи. Кювье был выдающимся систематиком, сравнительным анатомом и па-леонтологом. Он впервые разработал принцип корреляции частей организма -- основу закона соподчинения органов и функций. Но во взглядах на изменение лика Земли и ее органического мира
Кювье стоял на реакционных позициях. «Теория Кювье о претерпеваемых Землей революциях была революционна на словах и реакционна на деле. На место одного акта божественного тво-рения она ставила целый ряд повторных актов творения и делала из чуда существенный рычаг природы»,-- писал Ф. Энгельс.*
Следует отметить, что в первом периоде развития зоогеографии трудами Ж. Бюффона, Е. Циммермана и П. С. Палласа было заложено направление, которое потом назовут фаунистическим или региональным. В 1777 г. немецкий ученый Е. Циммерман опубликовал книгу «Specimen zoologiae geographicae», где осно-вательно изложил сведения о миграциях животных и ввел терми-ны «зоогеография» и «географическая зоология». Первая, по Циммерману, изучает различные части земного шара с точки зрения их животного населения, а вторая занимается установлением причин распространения животных. Задачами зоогеографии Цим-мерман считал объяснение современного и прошлого распростра-нения животных, определение центров расселения. В отличие от Линнея он полагал, что каждый вид имеет свой центр творения. По сути, Циммермана мы вправе считать основателем зоогеографии как науки.
Огромный вклад в развитие зоогеографии внес российский академик П. С. Паллас (1741--1811). Он вместе со своими учени-ками совершил ряд путешествий и собрал огромный фактический материал по фауне и флоре востока европейской части России, а также Сибири и других территорий. Большое внимание Пал-лас уделял особенностям обитания и распределения животных. Он является одним из первых биогеографов, применявших эко-логические методы исследования.
На этот же период приходятся и первые попытки установления естественных фаунистических областей, предпринятые И. Миндингом (1829), А. Вагнером (1844) и др. Миндинг установил относительный характер линейных границ фаунистических областей и ввел термины «автохтоны» и «мигранты», дал их опре-деление. Вагнер довольно удачно выделил основные фаунистические области. Известное зоогеографическое деление суши П. Склэтера во многом базируется на его картах.
Итогом зоогеографических исследований данного периода явился труд Л. Шмарды (1853) «Географическое распростране-ние животных». Это была сводка всех известных тогда фактов распределения фауны. Шмарда заложил фундамент экологиче-ского направления в зоогеографии, поскольку полагал, что рас-пределение животных обусловливают факторы среды -- свет, температура, пища и т. п. По теоретическим взглядам он был катастрофистом и не признавал идеи эволюции даже тогда, когда вышли основные работы Дарвина.
К началу третьего периода (середина XIX в.) ученые стали от-казываться от теории катастроф. Во многих работах уже появля-ются более или менее откровенные мысли о постепенной эволю-ции облика Земли. В 1832г. увидела свет книга английского геолога Ч. Лайеля (1797--1875) «Основы геологии». Она нанесла серьезный удар по теории катастроф и вместе с тем подготовила почву Дарвину для разработки научной теории эволюции. Лайель доказал, что для изменения поверхности земного шара вовсе не требуется гигантских катастроф или иного вмешательства выс-шей силы. Аргументом были следующие рассуждения. Если мы повсеместно можем наблюдать такие явления, как образование оврагов, размыв береговой линии, разрушение каменных пород под действием солнца, воды, ветра и т. п., то, принимая во внима-ние возраст нашей планеты, мы должны допустить, что эти по-степенные, незаметные процессы за тысячи и миллионы лет могут привести к появлению иных форм рельефа, смене суши морем и т. д. «Настоящее есть ключ к пониманию прошедшего»,-- вот убеждение Лайеля. Изучения процессов, протекающих на Земле в настояще время, достаточно для суждения о тех же процессах и условиях среды прошлых геологических эпох. Поэтому причи-нами резких изменений в составе ископаемых фаун, которые объ-яснялись губительными катастрофами, Лайель считал вековые колебания суши и моря и вызванные ими переселения животных. Он утверждал, что фауны прошлых периодов генетически связаны друг с другом. Эта точка зрения получила наименование принципа актуализма. Для религиозной догмы о происхождении Зем-ли и живых организмов места в ней не оставалось. К чести Лайеля нужно отметить, что он, хоть и не сразу, стал убежденным сторонником Дарвина.
Справедливости ради следует сказать, что идеи подобного рода возникали и до Лайеля. Так, еще в 1822г. русский академик К. М. Бэр в докладе «Как развивалась жизнь на Земле» выдвинул гипотезу о постепенном развитии природы от низших ее проявлений до человека. Бэр утверждал, что история животного мира древнее истории человечества, а история Земли древнее, чем история животного мира. Позже, в 1834г., с эволюцией животных Бэр уже связывает их географическое распространение.
Из работ, где нашел воплощение принцип актуализма, нужно назвать книгу английского биогеографа Э. Форбса «О связи меж-ду распределением существующей фауны и флоры Британских островов и геологическими изменениями в эпоху дилювия» (1846). Этот труд замечателен по ряду причин. Прежде всего Форбс на много десятилетий опередил развитие биогеографии, применив почти современные методы исследования. Для выяснения генезиса фаун он рекомендовал изучать геологические дан-ные, начиная от современных и переходя к предшествующим эпохам, а не наоборот, как это делали до него. Далее Форбс доказал, что в видовом составе организмов, населяющих Британию, можно распознать следы пяти типичных флор и фаун различной древности, которые последовательно сменяли друг друга, начи-ная от миоцена Появление ряда видов растений и животных он объяснял бывшими материковыми связями Британии с Фран-цией, Испанией и Скандинавией. Форбс был одним из первых биогеографов, исследовавших фауну и флору окружающих Бри-танию морей.
Наиболее блестящим представителем биогеографии данного периода был швейцарский ботаник Альфонс Декандоль. Хотя главная работа Декандоля «Ботаническая география» (1855) и не касается проблем зоогеографии, методология его представляет огромный интерес как для ботаников, так и для зоологов. Опи-раясь на методику Форбса, Декандоль изучал распределение и распространение растений, учитывая условия окружающей сре-ды, и предложил новый метод исследования. Он считал, что к помощи геологических данных нужно обращаться только тогда, когда современные физические условия не дают ответа для истолкования тех или иных явлений. Декандоль указал на необходимость тщательного изучения видовых ареалов -- основного и надежного материала для установления регионов флоры. Он не отрицал и необходимость учета исторических данных, но требо-вал осторожности в их использовании. Результаты своих наблю-дений Декандоль опубликовал в «Географии растений» (1855) -- самом выдающемся произведении додарвиновского периода раз-вития биогеографии.
К четвертому периоду (60-е годы XIX в.) появились талант-ливые прогессивные ученые и биогеография подошла к научному объяснению причин распространения организмов. Тем не менее представление о непрерывности эволюционного процесса, о происхождении современных фаун от давно исчезнувших для подав-ляющего большинства ученых первой половины XIX в. остава-лось чуждым, несмотря на то, что оно было вполне убедительно аргументировано Ламарком в «Философии природы» (1809). Предвидя это, сам Ламарк писал: «Каких бы трудов ни стоило открытие новых истин при изучении природы, еще большие затруднения стоят на пути их признания».
Но мало было признавать историческое развитие организмов, нужно было объяснить, каким образом происходит процесс эволюции. и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.