На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Диплом Педагогический аспект сказки

Информация:

Тип работы: Диплом. Добавлен: 31.01.2012. Страниц: 108. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


СОДЕРЖАНИЕ
Введение………………………………………………………………...3
Глава I. История изучения педагогического аспекта сказки………...6
1.1 Понятие народной педагогики. Наука о народной педагогике….6
1.2 Педагогический аспект русской народной сказки в исследованиях 19 – начала 20 веков………………………………………….13
1.3 Современное представление о сказке как элементе народной педагогики……………………………………………………………………...27
Выводы по первой главе……………………………………………...51
Глава II. Сказка в системе воспитания дошкольников: методический аспект…………………………………………………………………………...52
2.1 Воспитательный потенциал народной сказки…………………..52
2.2 Роль народной сказки в воспитании младшей возрастной группы дошкольников………………………………………………………………….63
2.3 Роль народной сказки в воспитании средней возрастной группы дошкольников………………………………………………………………….72
2.4 Роль сказки в воспитании старшей подготовительной группы дошкольников………………………………………………………………….81
Выводы по второй главе……………………………………………...86
Заключение……………………………………………………………88
Библиографический список………………………………………….91
Приложения…………………………………………………………...94


Введение
Огромной любовью пользуется у детей сказка. С ней ребенок встречается, начиная с раннего возраста, слушая сказки, рассказанные мамой или бабушкой, испытывает те или иные чувства, переживания. Сказка, как показано в ра¬боте Д.М. Арановской-Дубовис, как средство воздействия на ребенка часто обладает преимуществами над другими воспитательными приемами.
В русской народной сказке заключено богатое содер¬жание — и в отношении насыщенности художественной речи языковыми средствами выразительности (сравнениями, эпитетами, синонимами, антонимами и другими). В.П. Аникин указывал, что "сказки — своего рода нравственный кодекс народа, их героика — это хотя и воображаемые, но примеры истинного поведения человека".
Сказка вводит ребенка в некоторые воображаемые обстоятельства и заставляет пережить вместе с героями такие чувства, которые оказывают влияние на всю его последующую жизнь. Ребенок с самого начала сказки встает на позицию положительного героя, вместе с ним решает поставлен¬ные задачи. Все это возбуждает творческую активность ребенка-дошкольника, заставляет делать выводы.
Сказка, по мнению А.В. Запорожца, "выполняет важ¬нейшую роль в развитии воображения — способности, без которой невозможна ни умственная деятельность ребенка в период школьного обучения, ни любая творческая деятель¬ность взрослого".
Все это указывает на большие возможности сказки в нравственно-эстетическом воспитании дошкольников. В сказках содержатся правила общения людей друг с другом, правила вежливого обращения, высказывания просьбы, уважительного отношения к старшим ("поклонился в пояс", "ты бы меня прежде накормила, напоила, в бане выпарила", "Здравствуй, кумушка, хлеб да соль").
Таким образом, при правильном подборе сказок с уче¬том возрастных особенностей детей, идейно-художественной ценности произведения и правильной организации после¬дующей деятельности детей, сказки могут оказать огромное воспитательное воздействие на ребенка. Сказка – мощное орудие социализации ребенка. В процессе воспитания и в течение всей последующей жизни человек воспринимает и воспроизводит образцы поведения, заложенные в первые годы жизни.
Рассмотрение феномена сказки необходимо осуществлять через призму этнопедагогики. Весь этнос в целом является ее носителем. Но ядро, сердцевина русской народной культуры и педагогики — русская крестьянская культура и крестьян¬ское воспитание.
Так как земледелие исстари было основным занятием населения, проживающего в Европейской части России, оно и определяло быт человека; земледельческий характер но¬сило большинство праздников и обрядов, детей очень рано подготавливали к будущей работе на земле. Сложившаяся народная культура являлась традиционной и не подверга-лась значительным внешним влияниям.
Вся жизнь сельского жителя, его трудовая деятельность и хозяйственный уклад регулировались реальными услови¬ями — сменой времен года. В связи с изменениями в приро¬де и предопределяемыми ими особенностями трудовой дея¬тельности людей находились календарное исчисление, на¬родные праздники, обычаи, фольклор; приметы, игры, раз¬влечения также были привязаны к природным изменениям.
Оставаясь самым многочисленным сословием в России (около 80% от всего населения), крестьянство в XIX в. было создателем, носителем и хранителем национальной куль¬туры. Оно выработало и свою воспитательную систему.
Можно отметить, что, когда мы говорим о народной пе¬дагогике, имеем в виду два ее пласта. Один — это то, что можно назвать средой обитания ребенка: природа, быт, ус¬ловия жизни, виды трудовой деятельности и т.п. Второй — собственно педагогический: воздействие взрослых на ребен¬ка с целью передачи ему какого-то знания (через фольклор, религию, игру, обычаи и т.п.). Оба пласта одинаково значи-мы, и без знания их невозможно понимание народных ос¬нов воспитания.
Сколь актуален вопрос воспитания детей, столь же актуален вопрос средств воспитания. В ряду этих средств особое место занимает именно сказка. Ее значимость и незаменимость неоспоримы.
Данная дипломная работа состоит из двух глав. В первой раскрываются вопросы истории исследований педагогического аспекта сказки, понятие народной педагогики, а также роль сказки в народной педагогике. Вторая глава посвящена методическому аспекту проблемы применения сказки в деле воспитания дошкольников.
Объектом исследования явилась русская народная сказка.
Предмет исследования: педагогическая функция русской народной сказки.
Цели работы:
- раскрытие понятия и сущности народной педагогики;
- выявление значения сказки в народной педагогике;
- описание современного представления о сказке как элементе народной педагогики;
- раскрытие методического и практического аспекта сказки в процессе воспитания дошкольников.
Задача исследования: исследование влияния сказки на процесс формирования духовно-нравственной основы личности.
Методы исследования: сравнительно-исторический, типологический.
Гипотеза исследования: сказка является важнейшей и неотъемлемой составляющей процесса воспитания дошкольников. В исследовании раскрыта роль и значение сказки в процессе воспитания различных групп дошкольников.
Научная новизна исследования заключается в уточнении описанных в литературе сведений о роли сказки в педагогике и ее влиянии на духовность и нравственность формирующейся личности.


Глава I. История исследования педагогического аспекта сказки.
1.1 Понятие народной педагогики. Наука о народной педагогике

Важность и необходимость учета в педагогической прак¬тике сложившейся национальной системы воспитания детей была обоснована в XIX — начале XX в. выдающимися оте¬чественными философами и педагогами. Ими был сформу¬лирован и принцип народности, который гласит, что
— каждый народ имеет свой идеал человека и стремится воспроизвести его в отдельных личностях;
— каждый народ имеет свою особенную систему воспи¬тания, через которую и стремится достичь своего идеала;
— система воспитания произрастает из глубины веков и
вырабатывается самим народом;
— самобытность системы воспитания объясняется уни¬кальностью и неповторимостью каждого народа;
— всеобщего, единого для всех стандарта воспитания
не существует;
— имеются общие для всех народов педагогические идеи,
например, идея общественного воспитания, некоторые об¬щие организационные и дидактические средства, но и их во¬площение имеет национальную окраску.
С этих позиций рассмотрим некоторые теоретические обоснования идеи национального характера воспитания.
Как замечает Н. Бердяев, человек рождается и входит в человечество через национальную индивидуальность как национальный, а не отвлеченный человек, как русский, француз, немец. Каждый представитель человечества несет в себе черты индивидуально-национальные, поэтому тщет¬но пытаться созидать культуру и воспитывать детей на неком абстрактном, лишенном конкретного смысла содержа¬нии, выдаваемом за общечеловеческий. Желая единения на-родов, нельзя допустить, чтобы с лица Земли исчезли выра¬жения национальных ликов, национальных культур.
Ребенок при рождении сразу входит в этническое поле матери, установив с нею связь своим первым криком. Тем¬перамент, способности и возможности ребенка, т.е. генный код, характерный для этноса, проявляется даже при смене этнической среды. Стереотипы поведения ребенка также формируются в первые годы его жизни в определенной на¬циональной среде.
Как невозможно найти на Земле две совершенно одина¬ковые семьи, так нет и одинаковых во всем народов и иде¬алов воспитания. Идеалы соответствуют характеру каждо¬го народа, определяются его общественной жизнью, разви¬ваются вместе с его развитием. «Воспитательные идеи каж¬дого народа проникнуты национальностью более чем что-либо другое, проникнуты до того, что невозможно и поду-мать перенести их на чужую почву».
Воспитание, развиваясь с течением времени, изменялось, но сохраняло при этом свои самобытные черты.
Поэтому, рассматривая характер воспитания народа в определенный исторический период, не следует упускать из виду его основную канву, проложенную самим народом и отражающую его особенности.
Мы подошли к понятиям «этнос», «этнокультура», «этнопедагогика», без выяснения содержания которых будет затруднено дальнейшее знакомство с особенностями воспи¬тания.
Прежде всего определимся с понятием «этнос» и его со-ставляющими. Этнос, как известно, может быть представ¬лен родом, племенем, народом или нацией. Сущностными характеристиками этноса психология и этнология призна¬ют следующие:
— это устойчивая, исторически сложившаяся группа лю¬дей, имеющая общую страну происхождения, свою Родину;
— члены этнической группы обладают общим языком
общения и осознают себя носителями ее культуры;
— представители этноса обладают относительно стабиль¬ными особенностями психики;
— члены этнической группы осознают свое отличие от
других.
Творчество никогда не рождается на пустом месте, оно всег¬да из чего-то произрастает, что-то дает ему толчок. Творчество нынешнего поколения связано с традициями прошлых поколений. Исстари народ старался все передать детям: традиции, навыки, умение, ремесла и т.д. Но люди старшего поколения интуитивно понимали, что важно не только передать весь свой опыт, но и пробудить в детях желание что-то сделать самим: сочинить, за¬петь, преобразовать уже имеющиеся готовые, кем-то найденные и открытые образцы. Воспитание художественных, творческих способностей детей является в наши дни одной из наиболее актуальных задач педагогов, родителей и всего взрослого населения нашего общества.
"Худог" по-старославянски означает "искусный", а поскольку люди издавна чтили красоту и совершенство, они всегда пре¬клонялись и перед красотой, сотворенной человеком. Тяга к ис¬кусству в нас заложена генетически, в каждом из нас живет ху¬дожник. В детстве почти каждый пробует рисовать, петь, танце¬вать, писать стихи. И хотя художником становится далеко не каждый, а лишь те, кто в детстве пробовал свои силы в разных видах искусства, будут в дальнейшем способны воспринять и оценить ис¬кусство, творческий поиск других людей. Так можно проследить глубинную связь с одним из главнейших принципов народной педа¬гогики - создание условий для активной сопричастности каждого ребенка с самого раннего детства к реальному процессу, который потребует от него конкретных навыков, способностей. Если этих способностей пока нет, то они в той или иной мере пробуждались. Фольклор, являясь частью народной педагогики, выполняет и по сей день эту важнейшую, возложенную на него функцию приобщения ребенка с раннего детства к искусству и пробуждения в нем чувства природы и стремления к творческому самовыражению. Художник не состоится, если в раннем детстве не пробудить в нем чувство любви и понимания красоты. Этому учит богатейшее наследие материнской жизни. Она же развивает фантазию и воображение, образность восприятия мира и метафоричность, без чего также не вызреет творческая личность. Считалки, поговорки, дразнилки, перевертыши и прочие прямо направлены на развитие у ребят чувства ритма, рифмы и т.д.
В развитии творческих способностей детей велика роль игры. В ней проверяется смекалка, сила, выносливость, а наряду с этим и творческие возможности. Игра требует от ребенка тех качеств, которые дремлют в нем невостребованными в реальной жизни. Одни из важнейших принципов народной педагогики – это воспитание нравственных, физических и духовных качеств ребенка при условии его участия вместе со взрослыми в реальном жизненном процессе.
Сегодня в средствах массовой информации можно много услышать примеров углубляющейся бездуховности нашего общества. Да, действительно, такая проблема существует и представляет реальную угрозу в воспитании подрастающего поколения.
Хочется еще раз подчеркнуть, что если в самом раннем детстве ребенок приобщился к прекрасному, и приобщился не пассивно, не на словах, а на деле, активно участвуя в творческом процессе, испытав первые радости собственного творческого самовыражения, то он никогда уже не примкнет к лагерю бездуховных.
Фольклор и народная педагогика – понятия, связанные друг с другом, но не идентичные. Не все постулаты народной педагогики отразились в произведениях устной поэзии, но весь фольклор педагогичен, имеет образовательное и воспитательное значение. В то же время в любом произведении фольклора идейно-художественное содержание гораздо шире педагогических задач и отнюдь не исчерпывается ими. Фольклор в основном искусство развлекательное, но вплетенное в быт народа, оно незаметно, последовательно воспитывает молодое поколение в духе, присущем народной традиции. Если бы в академической системе народного образования воспитание любви к отчему дому достигалось бы с такой же легкостью и эффективностью, с какой это делается в народной педагогике, и, главным образом, благодаря приобщению детей фольклорной традиции! Фольклорная традиция складывалась веками в процессе трудовой деятельности человека, и поэтому приобщение к ней дает ощутимый результат в трудовом воспитании детей. Народный праздничный календарь – отличная школа передачи жизненного опыта от одного поколения другому. Детский фольклор, игры, считалки, дразнилки, словесные перевертыши – это не воспроизведение детского восприятия жизни взрослых, это слепок с нее и пародия на нее. Так на материале собственного творчества дети вырабатывают самостоятельность мышления, учатся активному отношению к общественным проблемам.
Интересно принципы народной педагогики реализуются в сказках. Это известно всем. Но в фольклористике очень редко ставился вопрос о детях как героях этого вида народной поэзии. Обычно речь идет о взрослых героях сказки – Иванушке, Василисе Прекрасной. В то же время существует ошибочное представление, что все сказки о детях или для детей. На деле же не так много сказок, по крайней мере, в восточнославянской фольклорной традиции, в которых действующими лицами выступают дети.
Известно, что В.Я. Пропп не соглашался с утверждением В.П. Аникина о том, что сказка преследует воспитательные цели. Он писал: «Что она (сказка) имеет воспитательное значение – это несомненно, что она создается с целью воспитания – это определенно неверно». Это положение можно рассматривать как общепризнанное, но едва ли его правомерно распространять на весь фонд восточнославянского сказочного эпоса. Существуют сказки о воспитании и в них, естественно, героями оказываются дети.
Какие принципы народной педагогики реализуются в русских сказках на детскую тему? Согласно народной философии и морали иметь детей – наивысшее человеческое счастье, в них смысл жизни. Мудро и просто говорится об этом в сказке: «Дети нужны: в юности на утеху, в старости на прокормление, а по смерти – на помин души». Прав В.Я. Пропп, заметивший по поводу этой знаменитой сказочной формулы: «Вдумаемся в это определение, и мы поймем всю внутреннюю его красоту». Отказаться от ребенка человека может заставить только нужда, бедность. Естественным в этих условиях является желание родителей произвести на свет ребенка, наделенного либо особо счастливой судьбой, либо необыкновенными способностями. Однако сказки, повествуя о приключениях чудесных детей, сводится к одной мысли: чудесные свойства от рождения еще не обеспечивают счастье на всю жизнь. Нравственное поведение – вот что закрепляет счастье. Иначе говоря: счастье не от бога, а от себя. Высшими нравственными ценностями народ считает трудолюбие, доброту, честность.
Чуть ли не главной проблемой в сказках на детскую тему является проблема отцов и детей. При этом выделяется другой ее аспект нежели в известных литературных сочинениях. Сказочники утверждают непреложную истину, что дети всегда остаются в неоплаченном долгу у родителей и что так должно быть – таков закон развития. Это справедливо, ибо дети, став родителями, получают то же, что сотворили сами. Именно таков смысл знаменитой сказки-притчи о вороне, переносящем своих птенцов через озеро. Но сказки решительно осуждают неблагодарность. Забота о престарелых родителях по народной морали – священный сыновний долг; забвение этого приводит к большим несчастьям. В то же время бессилие стариков, их униженное состояние не нуждается в жалости. Одному мальчику приснилось, будто ему суждено возвыситься, а его отцу пить воду, в которой сын мыл ноги; из жалости к отцу он никому не хочет рассказывать свой сон и подвергается за это гонениям; сон сбывается. Иногда сказки в яркой увлекательной форме дают совет, как правильно воспитывать детей. Например, в сказочном сюжете орел, чтобы научить детей летать, поднимет их высоко в горы. На вопрос, зачем он так поступает, орел отвечает: «Ведь им придется летать высоко, к солнцу». Отсюда вывод: детей надо воспитывать в условиях, в каких им придется жить и работать взрослыми. Нельзя захваливать ребенка. Средствами воспитания могут быть предупреждение, угроза, наказание. Но главные методы народного воспитания – пример родителей и их доброе слово. Собственно, все сказки – об этом. Родители вовлекают детей в совместный труд, в совместные праздники. А слово, обращенное к детям, всегда просто, лишено сусальности, полно доверия и любви. Любовь матери расценивается в народе как высшая сила на Земле.
Все сказки нравоучительны, хотя мораль в них открыто не выступает. Сказки о детях имеют явную воспитательную направленность. Знаменателен здесь самый факт замены традиционного взрослого героя ребенком – мальчиком, девочкой. Особенно это заметно, когда мы сравниваем варианты сказок на сюжеты «Хитрая наука», «Мальчик учится страху», «Брат и сестра у ведьмы» и пр. В «детских» вариантах этих сказок морализаторская их сущность видна невооруженным глазом: ученик должен превзойти своего учителя; даже самый храбрый человек чего-то боится; не рой другому яму – сам в нее попадешь. Получается, что сказка о детях – это иллюстрация к той или иной пословице.
Сказки раскрывают возрастные особенности детей: их душевную чистоту, их невинность и связанную с ней доверчивость, беззащитность, богатство воображения, любознательность, непослушание… Именно эти качества детей становятся источником их испытаний, странствий, приключений, а также несчастий для их родителей. Развитие сюжета в сказке показывает, что она детей не осуждает, а учит взрослых понимать их возрастные особенности.
Разумеется, не все сказки на детские темы порождены требованиями народной педагогики, хотя все работают на нее. В некоторых таких сказках явно звучат отголоски древних верований, анимистических и тотемистических обрядов и ритуалов. В те далекие времена уходят своими корнями образы Мальчика с пальчик, Горошка, Воловьего ушка, щенка-богатыря, сюжетные мотивы: «мальчик понимает язык птиц», «мальчик, отведав мясо змеи, которое жарил знахарь, узнает язык трав», «почему перестали убивать стариков», «смерть хочет забрать ребенка» и прочие. Но ведь и корни народной педагогики уходят туда же. Герой-мальчик, не послушавшись родительского наказа, нарушает не что-нибудь, а всякого рода табу и установки, правила поведения, сложившиеся на заре человеческой цивилизации и направленные на защиту физического и нравственного здоровья детей. Анализ сказок с этой точки зрения возвращает нас к истокам народной педагогики. Особенно интересны в данном отношении сюжеты о брате и сестре, о мальчике и ведьме, о Мальчике с пальчик.
Воспитательное значение сказок объясняется еще и тем, что они, как и всякое подлинно художественное произведение, позволяет каждый раз прочитать их как бы заново. Ассоциативные связи между эпическим временем сказок и текущим историческим временем очень широки и многообразны. Вспомним, как актуально звучала сказка «Чудесная дудочка» в 30-е гг. ХХ века. Или: как горячо воспринимали дети на оккупированной немцами территории в годы Великой Отечественной войны сказку «Петушок-силач». И в наши дни дидактико-воспитательное значение сказки столь же велико, как и раньше.
1.2 Народный педагогический аспект русской народной сказки в исследованиях 19 – начала 20 веков.
Сказка является одним из основных видов устной народной прозы, ее типическим свойством считается уста¬новка на вымысел. Дети проявляют особый интерес к сказке, их привлекают динамично развивающийся сюжет, характерные об¬разы. Поэтому и в детском фольклоре сказка занимает одно из основных мест. К детским сказкам относятся несколько групп произведений: сказки, перешедшие из фольклора взрослых и специально обработанные для детей (прежде всего сказки о жи¬вотных и волшебные сказки), сказки, специально создаваемые для детей (докучные сказки и кумулятивные сказки), и собствен¬но детский фольклор (сказки, сочиняемые самими детьми). Дан-ная классификация отражает основные части репертуара традиционной ДЕТСКОЙ СКАЗКИ.
До настоящего времени отсутствуют чет¬кие критерии выделения детской сказки. Исследователи не при¬шли к единому мнению по данному вопросу. В большинстве сборников не указывается, какие из напечатанных произведе¬ний предназначены специально для детей, а какие для взрослого читателя.
Первая публикация народных сказок для детей принадлежит Е.А. Авдеевой. С середины ХIХ века детские сказки печатались в разнообразных сборниках и периодике. Первый сборник, со¬ставленный с учетом возрастных особенностей ребенка, был подготовлен А.Н. Афанасьевым. 1871 году он выпустил книгу «Русские детские сказки», в которой представил подборку тек¬стов, специально адаптированных для детского возраста. Оста¬новимся на принципе отбора сказок, использованном А.Н. Афа¬насьевым. Он бережно отнесся к их языку и содержанию и (впервые поместил подлинную народную сказку в детской книге.
По содержанию сказки распределяются следующим образом: 34 сказки о животных, 24 волшебных, остальные по преимуществу бытовые; из них 8 сказок о ворах, разбойниках и плутах, 4 сказки о глупых людях. В сборнике помещено и несколько народных анекдотов.
Изменения, внесенные А.Н. Афанасьевым в тексты, взятые из его основного собрания, незначительны и, как правило, вызваны педагогическими соображениями. Он не упрощал народного языка, исключал грубые и натуралистические подробности, ву¬льгарные слова и выражения. Почти половина сказок (46 тек¬стов) напечатана без изменений, 15 сказок представляют соеди¬нение разных вариантов одного и того же сюжета.
Часть сказок А.Н. Афанасьев дополнил: «Пузырь, соломинка и лапоть», кратко изложенная в «Народных русских сказках», в его сборнике помещена с некоторыми новыми деталями, в сказ¬ку «Лиса-плачея» добавлен эпизод встречи лисы с волком. Сказ¬ка «Лисичка-сестричка и волк» в «Русских детских сказках» раз¬бита на две отдельные сказки: первая того же названия, вторая — «Лиса-ночлежница». В таком виде сказки Афанасьева включены и в сборники, составленные другими авторами.
Благодаря А.Н. Афанасьеву детская сказка вошла в круг дет¬ского чтения, ее стали использовать в учебной и педагогической литературе как методический материал на уроках. Детскую сказ¬ку начинают записывать фольклористы. Собиратели XIX — нача¬ла XX века — Н.Е. Ончуков, Д.К. Зеленин постоянно указывают на рассказывание сказок детям и детьми и помещают подобные тексты в своих сборниках.
Предложенное Д.К. Зелениным название «ребячьи сказки» стали употреблять и фольклористы. Первую подробную характе¬ристику детских сказок дала в своей книге О.И. Капица. Она вы¬делила две группы произведений, которые бытуют в детской сре¬де. Большую часть текстов составляют «сказки, которые рассказываются взрослыми, усваиваются детьми и передаются ими друг другу». Вторую группу составляют сказки-импровиза¬ции, которые создают сами дети. Вслед за Г.С. Виноградовым О.И. Капица отметила большую педагогическую ценность по¬добных сказок. В третью группу О.И. Капица включила сказки, предназначенные для самых маленьких. Она считала, что их объ-единяет несложная структура, ритмичность, адресность аудито¬рии (предназначение для маленьких детей, трех-шести лет, и со¬став носителей — бабушки, няни, матери, пестуньи). Данную группу О.И. Капица назвала сказками-пестушками.
Важной особенностью сказок-импровизаций является четко выраженная установка на игру. «Это большей частью сказки рит¬мически мерные, зачастую рифмованные, то и дело переходящие в песню», — писал Ю.М. Соколов. Действительно, многие ис¬следователи называли прибаутки типа «Пошел козел за рыбою» «стихотворными сказками», «сказочками»,, «посказульками» и включали их о сборники для детского чтения.
М.Н. Мельников также выделяет указанные группы сказок. Он отмечает, что принадлежность произведения к детской среде ска¬зывается на особенностях сказки. По сфере бытования он выделя¬ет такие сюжеты, как «Колобок», «Волк и коза», «Кот, петух и лиса», «Лиса-плачея». Одновременно он показывает, что выделен¬ные тексты различаются по стилю и поэтике. Первые два сюжета представляют собой забавные рассказы для развлечения ребенка, другие — народную сатиру, построенную на аллегории.
Сочетание интересного сюжета и четко выраженная дидакти-ческая направленность подтверждают, что данные сказки «вы¬званы к жизни педагогическими надобностями народа».
Как и колыбельные песни, сказки используются в развлекательных и поучительных целях. Обычно сказки рассказывают те липа, которые занимаются воспитанием детей (бабушки, матери, няни, пестуньи). Постепенно у них вы¬рабатываются репертуар и повествовательные приемы. «Расска¬зывание — старый метод, прекрасно разработанный и непрерыв¬но используемый до наших дней в народной педагогике и совсем недавно перенесенный в педагогику научную», — отмечал Г.С. Виноградов.
Начиная с двадцатых годов XX века, стали появляться исследования, и которых рассматривалась специфика рассказывания сказок детьми. В статье «К вопросу о детской сказке» на основе анализа текстов сказок, записанных от детей трех-восьми лет, Н.М. Элиаш пришла к выводу, что существует «несомненное сходство, единообразие в приемах детей-сказочников; они тес¬нейшим образом связаны с особенностями детской психики».
Детям-сказочникам посвятил небольшую статью С.Ф. Елеонский. Рассматривая сказку с педагогических позиций, он указал на влияние книжной традиции, заметив: «то, что зачастую с бо¬льшим трудом дается на уроках по развитию речи, — легко и живо воспринимается детьми, овладевающими устной народ¬но-поэтической традицией». С.Ф. Елеонский отметил и ряд особенностей детской манеры рассказывания: преобладание диалогической формы, звукоподражание, простоту сюжета и ис¬пользование несложных синтаксических конструкций.
Особое внимание сказке в детском исполнении уделял А.И. Никифоров, собравший одну из крупнейших коллекций записей. В экспедициях 1926—1928 годов, в Заонежье, на Пинеге и на Мезене он записал сказки примерно от 87 детей в возрасте от шести до 15 лет. Некоторые сказки были опубликованы, сведе¬ния об остальных записях содержатся в подробных описаниях со¬брания А.И. Никифорова.
Одновременно с ним и частично в тех же местностях записывала сказки И.В. Карнаухова (в 1926-1929 годах, Заонежье, Пинега, Мезень, Печора). В сборнике И.В. Карнауховой и описании материалов ее заонежской экспедиции содержатся сведения о 15 юных рассказчиках. Всего в сборнике И.В. Карнауховой опуб¬ликовано 23 варианта, записанных от семи детей-исполнителей.
Современные собиратели также отмечают, что дети часто рассказывают сказки. Но в настоящее время процесс наблюдается в иной, городской среде. Процесс старения деревни внес свои кор¬рективы в распределение возрастного состава носителей. Записи у городских детей, проводимые в неформальной обстановке, по¬казывают сильное влияние книги и разнообразных средств ин¬формации.
Разновидности сказок. Обычно выделяют сказки о животных, волшебные и бытовые. Они различаются между собой по харак¬теру вымысла, по героям и по используемым мотивам. Назван¬ные группы детских сказок не обособлены и не представляют со¬бой органического единства, аналогичного сказке взрослой. Основным объединяющим признаком для них является «детское видение мира», оценка изображаемого с позиции ребенка.
Скажи о животных рассказываются детям младшего возраста, их привлекают качества животных, наделенных антропоморфны¬ми свойствами — теми или иными качествами человека (жадно¬стью, глупостью, хитростью). В сказке осуждаются отрицательные черты животных, обычно они содержат небольшую мораль, кон¬цовку, в которой выражается подобное отношение.
Сказки о животных помогают знако¬мить ребенка с окружающим миром, взаимоотношениями между участниками сказки, взаимосвязями между отдельными предме¬тами.
Композиция сказок о животных отличается стройностью и завершенностью, она проста и незатейлива, один и тот же эпизод может повторяться. Подобное построение помогает усвоению основной идеи, способствует развитию памяти. Отличитель¬ной особенностью сказок о животных является антропомор¬физм — наделение животных качествами человека.
К особенностям сказки о животных можно отнести организа¬цию текста из развернутых диалогов, что создает возможности для импровизации, подключения детей к процессу рассказыва¬ния. Усилению же интереса к сюжету сказки, облегчению про¬цессов понимания и запоминания способствуют звукопись, риф¬мовка и ритмизация.
Особую группу представляют кумулятивные сказки. В.Я. Пропп впервые выделил их в особый разряд по композици¬онным и стилевым особенностям. (Название происходит от ла¬тинского cumulare — «накоплять, нагромождать, увеличивать и отражает основной принцип построения: повторение одних и тех же или аналогичных действий». Многие кумулятивные сказки посвящены животным: «Колобок», «Коза-дереза».
Подобную схему В.А. Бахтина представляет следующим обра-зом: а+b+с; а+(а+b)+(a+b+с). Она развивает свойства, наме¬ченные В.Я. Проппом, назвавшим кумулятивную сказку «цеп¬ной» и представляет ее как текст, состоящий из многократных повторений одних и тех же действий или элементов. Последова¬тельность и детализация начала пути позволила другому исследо¬вателю сблизить сказку «Колобок» с заговором. В.Я. Пропп вы¬делял формульные («Колобок», «Терем мухи», «Репка») и эпические сказки («Петушок и бобовое зернышко»). Первые могут организовываться рифмованно, в виде песни. Вторые строят¬ся на повторе завершенных повествовательных эпизодов.
Действие кумулятивной сказки завершается «расплетением» сюжета в обратную сторону или неожиданной развязкой. Вне¬запность начала и произвольность конца также считаются ее ти¬пологическими особенностями.
Докучной называют сказку, которая представляет собой лаконичную шутливую пародию на «долгую» волшебную сказку. Термин ввел А. Н. Афанасьев. Исследователи полагают, что она рас-сказывалась для развлечения, в ответ на бесконечные приставания детей «рассказать сказочку», если у рассказчика по тем или иным соображениям нет желания это сделать». Одновре¬менно рассказчик не только исполнял просьбу, но и подшучивал, подтрунивал над слушателями. Сибирская фольклористка М.В. Новоженова даже называла эти произведения «сказочка¬ми-издевками»:
На заборе висит мочало — Начинай сказку с начала.
Одну из первых классификаций докучных сказок дал А.И. Никифоров, опубликовавший 150 текстов. Он выделил во¬просно-ответные сказки, бесконечные сказки, сказки-коротушки и сказки-издевки.
Тексты докучной сказки несложны, «построены на концовках или начальных формулах фантастических сказок с нагроможде¬нием фраз, слов, звукоподражаний». М.Н. Мельников соглаша¬ется с контаминационным характером данного произведения, полагая, что по поэтике она «близка к сказке и присказке, по со¬держанию и назначению — к поддевке».
Элементы приговора исследователь отмечает в следующей до-кучной сказке:
Я сел на пне, Хлебал крупне.
Докучная сказка часто выстраивается на рифмовке и повторах одного и того же оборота: «У попа была собака», «Жили-были два гуся», «Про белого бычка». Последние строки сцеплены с первы¬ми словами, повторяющимися снова: «Бывало да живало, кулик да журавль, они пили да ели с одного стола и спать отходили с од¬ного крыльца, сказка не долга, баран да овца, опять с конца: бы¬вало да живало, кулик да журавль, они пили и ели с одного стола и т.д.»
Издевка часто используется в докучных сказках как своего рода связка между отдельными частями, иногда носящая оценоч¬ный характер. О.И. Капица отмечала, что «докучная сказка со¬храняет популярность среди детей благодаря звуковой организа¬ции стиха, обилию рифм и повторов»:
Летел ворон, сел на колоду
Да бух в воду!
Уж он мок, мок, мок,
Уж он кис, кис, кис.
Вымок,
Выкис,
Вылез,
Высох.
Сел на колоду
Да бух в воду!
Волшебные сказки пользуются популярностью среди детей благодаря динамичным сюжетам, в которых с героями происхо¬дят невероятные вещи: они летают на коврах-самолетах и сказоч¬ных животных, превращаются в красавиц или уродин, воскреса¬ют из мертвых.
К волшебным сказкам близки героико-фантастические сказ¬ки. Они отличаются четкостью композиционной и стилистиче¬ской формы. Действие происходит в условном мире, где герой должен добиться определенной цели — победить противника, освободить красавицу, добыть волшебный предмет.
Волшебные сказки стали главным объектом дискуссии конца 20-х — начала 30-х годов об использовании сказки для воспита¬ния детей. Многие писатели выступали за активное использова¬ние сказок в педагогическом процессе. «Ребенок — свой человек в области чудесного. Ему кажется удивительным не чудо, а отсут¬ствие чуда», — писал, в частности, К.И. Чуковский.
Не учитывая специфики жанра, педагоги выступали против сказочного вымысла. Они считали, что дети боятся злых, страш¬ных персонажей, с которыми герой вступает в поединок. Но ведь сказка всегда заканчивается победой добра над злом, волшебные помощники приходят на помощь главному герою, который отли¬чается добротой, верностью, трудолюбием, готовностью защи¬тить слабого и обездоленного.
Интересное рассуждение встречаем у М.И. Цветаевой: «Разве дети ненавидят Людоеда зато, что он хотел отсечь мальчикам го¬ловы? Нет, они его только боятся. Разве дети ненавидят Верлиоку? Змея Горыныча? Бабу-Ягу с се живым тыном из мертвых го¬лов? Вес это — чистая стихия страха, без которой сказка не сказка и услада не услада. Для ребенка в сказке должно быть зло».
Обладая четко выраженной воспитательной функцией, сказка учит ребенка самым разным пещам: доброте, смелости, преодо¬лению трудностей. Поэтому так легко волшебные сказки перехо¬дят из взрослого репертуара в детский.
Поводом для создания сказки становится сильное впечатле¬ние от увиденного или услышанного, они сочиняются как бы эк¬спромтом. Основной поэтический прием данных сказок — кон¬таминация. Ребенок составляет повествование из многих компонентов. Мотивы традиционных волшебных сказок, запом¬нившиеся в детстве сказки-пестушки, прочитанное в художест¬венной литературе, соединяются в причудливый сплав и накла¬дываются на картины повседневной жизни.
В другом случае ребенок создает свой рассказ «по готовой моде-ли». Тогда все части сказки — от зачина до формулы концовки ока-зываются традиционными: в известный сюжет привносятся новые персонажи, действие переносится в наши дни, точнее в обстанов¬ку современного города. Приведем пример подобного текста:
«Жил-был Лебедь. У него была большая семья маленьких лебедяток, которых старалась кормить мама-лебедиха с их папой. Но раз папа не вернулся домой. «Верно, убил его охотник», — сказала лебедиха и заплакала. Дети тоже заплакали, потому что хотели кушать, а дома ничего не было, и уже стала ночь. Тогда лебедиха сделала в печке огонь, налила в горшок воды и стала ме¬шать лапкой, пока она не сварилась. Вышел густой вкусный суп, и лебедиха накормила детей, а сама осталась с одной лапкой на¬всегда и потому уже или летала, или плавала».
Особенности детской сказки. Прежде всего отметим четкую формульность. Повествование строится на основе нескольких часто встречающихся формул — начальных, существования геро¬ев, наличия-отсутствия детей. Присказки и сложные формулы начала не свойственны детской волшебной сказке, потому что они не соответствуют особенностям детского мышления, как бы «запрограммированного» на фантастичность.
Композиционно сказка состоит из присказки, заставки, основной части и концовки. Присказка или прибаутка служит своего рола вводной частью, которая заинтересовывает, вводит слушателей в сказочный мир и создает настроение. Нередко она существует и как самостоятельное целое.
Основным организующим элементом детской сказки являет¬ся диалог. Он входит в утроенные повторы, повторы типа «сказа¬но-сделано», повторы прямой речи. Если основным мотивом сказки является испытание, то ему всегда предшествует или со¬путствует диалог героя и его антагониста, состоящий из постоян¬ных вопросов и ответов (сказки Ивашки и ведьмы, Морозко и де¬вочки, падчерицы и коровы). Диалог передастся сказителем при помощи мимики и жестикуляции, он активизирует восприятие сказки детьми, развивает игровое начало.
Некоторые стереотипы встречаются в разных сюжетах (фор¬мула «спи (усни), глазок, спи (усни) другой» отмечена во всех сю¬жетах, где есть мотив засыпания). Подобные формулы способст¬вуют формированию «поля ожидания»: знакомая формула напоминает ранее слышанный текст, ребенок узнает определен¬ную сказочную ситуацию и легко «входит» в новый для него сю¬жет.
Сказочные сюжеты иногда встречаются и в песенной форме. В главе о пестушках и потешках упоминаются маленькие сказоч¬ки-песенки, которыми развлекают маленьких детей. О.И. Капи¬ца приводит такой пример более пространной песни о лисе:
Уж как шла лиса по тропке,
Нашла грамотку в охлопке:
Она по лесу ходила,
Громким голосом вопила.
Влияние литературы. Первоначально ребенок знакомится со сказкой от взрослых, при чтении вслух. Потом он сам начинает читать и, наконец, сочиняет собственные сказки. Следует гово¬рить об изменении традиционного сказочного стиля, отличаю¬щегося формульностыо, использованием постоянных тропов.
Современные сказки отличаются от классических меньшим ко-личеством разных типов формул, их упрощением. Исчезают и традиционные повторы. Понятно, что сказочники не могут со¬ревноваться с книгой, не говоря о кино и телевидении. Мастерст¬во рассказывания сказок стало достоянием очень немногих. С потерей традиций исполнительского искусства неизбежно про¬исходит обеднение народной сказки.
Начало публикации народных сказок, предназначенных для детей, положила еще в первой половине века Е.А. Ав¬деева. Они публиковались во многих журналах, сборни¬ках, лубочных изданиях, за ними прочно укрепилось на¬звание детские сказки. В народной терминологии их, как писал Д. Зеленин, называли «ребячьими сказками». К «ре¬бячьим сказкам» относили те, что «рассказывают бабушки и нянюшки своим питомцам». Г. С. Виноградов, считая та¬кие сказки средством народной педагогики, к детскому фольклору их не относил. Он утверждал, что интерес пред¬ставляют только собственно детские сказки, что «у детей есть больше данных, чтобы творить сказку, чем у пас, взрослых». О. И. Капица к детским относила «те сказки, которые рассказываются взрослыми детям, которые усваи¬ваются детьми и которые они уже сами передают друг другу». Сказки-импровизации, создаваемые самими деть¬ми, она не считала достойным предметом фольклористи¬ческих и этнографических исследований. Э.С. Литвин все сказки о животных и близкие к ним, которые К копну XIX — началу XX века осознавались сказочниками как «ребячьи», то есть ориентированные на детскую аудито¬рию, относит к детским. Ее аргументацию и параллели с детской литературой следует признать убедительными. Но по традиции и с учетом генезиса сказковеды продолжают сказки о животных рассматривать как разновидность ска¬зок взрослых, хотя и оговаривают, что бытуют они глав¬ным образом как детские. Вполне очевидно, что принадлеж¬ность произведения к детской среде неизбежно сказывает¬ся на его поэтике. Детские сказки «Колобок», «Кот, петух и лиса», «Волк и коза» и сказки взрослых «Лиса-повиту¬ха», «Лиса-плачея», «Кот и лиса» отличаются не только по содержанию, но и по художественному стилю, по поэтике. В первом случае — забавные рассказы фантастического содержания, рассчитанные на неразвитый ум ребенка, не...
**************************************************************


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.