На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Курсовая Особенности образа «Я» в контексте временной перспективы у подростков с девиантным поведением

Информация:

Тип работы: Курсовая. Добавлен: 15.02.2012. Страниц: 87. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Содержание:
Введение 3
Глава 1. Теоретический анализ проблемы выявления особенностей образа «Я» в контексте временной перспективы у подростков с девиантным поведением 6
1.1. Становление и развитие научного подхода к проблеме психологического времени личности 6
1.2. Временная перспектива как компонент самосознания личности 19
1.3. Условия формирования образа «Я» в подростковом возрасте 31
1.4. Личностные особенности подростков с девиантным поведением 38
1.5. Особенности переживания временной перспективы у подростков 45
Вывод по I главе 50
Глава 2. Исследование особенностей образа «Я» в контексте переживания временной перспективы у подростков с девиантным поведением 52
2.1. Организация и методы исследования 52
2.2. Анализ результатов исследования 55
2.2.1. Констатирующий эксперимент 55
2.2.2. Формирующий эксперимент 61
2.2.3. Контрольный эксперимент 62
Вывод по II главе 67
Заключение 68
Список литературы 70
Приложения 76


Введение
В последние десятилетия прогностическая, предвосхищающая функция психики, связанная с построением модели потребного будущего человека, все более привлекает внимание психологов. Исследования в этом направлении проводятся в русле разных подходов, в различных контекстах и с использованием различной терминологии. При обозначении указанного вида психической реальности говорят, например, о временной перспективе, перспективном целеполагании, планировании, построении модели будущего, смыслостроительстве, принятии и реализации намерений в деятельности и т.д.
Интерес исследователей к проблеме временной перспективы личности носит не только теоретический характер, но связан с очевидной зависимостью формирования и трансформации модели собственного будущего человека от микро- и макросоциальных условий конкретного исторического времени, в котором живет субъект. Временная перспектива представляет собой важный личностный конструкт, отражающий временной аспект жизни человека и имеющий многомерную структуру, включающую определенное содержание и ряд динамических параметров: протяженность, направленность, когерентность (согласованность), эмоциональный фон и другие. Подверженность параметров временной перспективы личности влиянию социальной ситуации жизни конкретного субъекта особенно обостряется в периоды социальных и экономических кризисов, переломных периодов в жизни общества.
В условиях перехода российского общества к рыночным отношениям произошли изменения в экономике, политике, социальной сфере, образе жизни и поведении большинства россиян. Наряду с позитивными переменами выявился ряд острых социальных проблем, непосредственно влияющих на становление молодежи. В настоящее время наблюдается ослабление влияния государственных органов на формирование личности, утрачена роль общественных институтов в воспитательно-профилактической работе, ухудшилось благосостояние большинства семей, резко сократились возможности доступного отдыха, отмечен рост насилия, что актуализировало проблему девиантного поведения подростков.
Рост отклоняющегося поведения, распространение алкоголизации и наркомании, жестокость совершаемых преступлений вызывают особую тревогу общественности, прежде всего, потому, что они сопровождаются отрицательными последствиями биологической, генетической и социальной деградацией личности, «выключают» из жизни часть представителей молодого поколения, усугубляют их дезинтеграцию в общество. Масштабы явлений сегодня таковы, что это серьезно угрожает национальной безопасности страны.
В создавшейся ситуации наиболее актуальными и социально значимыми задачами становится сдерживание роста подростковой девиации, повышение эффективности превентивных мер. Вызывают оправданный интерес выявление особенностей подростковой девиации, обусловленной воспитанием, личностными, социально-групповыми, психологическими и иными характеристиками.
В связи с этим становится актуальным определение особенностей переживания временной перспективы личности подростка с нормальным и девиантным поведением. Таким образом, тему работы «Особенности образа «Я» в контексте переживания временной перспективы у подростков с девиантным поведением» можно считать актуальной и своевременной.
Цель данной работы: Выявить особенности образа «Я» в контексте временной перспективы у подростков с девиантным поведением.
Объект исследования - переживание временной перспективы личности.
Предмет исследования - особенности образа «Я» в контексте временной перспективы у подростков с девиантным поведением.
Задачи исследования:
1. Изучить становление и развитие научного подхода к проблеме психологического времени личности.
2. Рассмотреть временную перспективу как компонент самосознания личности.
3. Проанализировать условия формирования образа «Я» в подростковом возрасте.
4. Изучить личностные особенности подростков с девиантным поведением.
5. Охарактеризовать особенности переживания временной перспективы у подростков.
Гипотеза: Мы предполагаем, что существуют особенности образа «Я» и переживания временной перспективы у подростков с девиантным поведением:
- существуют значимые различия в переживании временной перспективы у старших подростков с обычным и девиантным поведением;
- существует взаимосвязь образа «Я» и переживания временной перспективы у подростков.
В работе были использованы следующие методы исследования:
1. теоретические: анализ источников литературы по теме исследования;
2. эмпирические: беседа, наблюдение, разработка коррекционной программы, диагностика с использованием следующих методик -
- метод Ч. Осгуда «Моё будущее»;
- методика «Личностный дифференциал»;
- методика неоконченных предложений Дж. Ньюттена;
- методика «Временные ориентации в ассоциативном эксперименте».
3. методы количественной и качественной обработки данных (F-критерий Фишера, корреляционный анализ по Спирмену).
База исследования: Исследование проводилось в старших классах (9-11) школ № 9 и № 6 г. Рубцовска.
Практическая значимость работы заключается в возможности использования разработанных по результатам исследования рекомендаций в работе с подростками-девиантами школьными психологами, педагогами, социальными работниками.
Структура и объем дипломной работы: общий объем работы составляет 88 машинописных страниц. Дипломная работа состоит из введения, 2 глав, заключения, 8 приложений, 10 таблиц. Список литературы включает 67 источников.

Глава 1. Теоретический анализ проблемы выявления особенностей образа «Я» в контексте временной перспективы у подростков с девиантным поведением
1.1. Становление и развитие научного подхода к проблеме психологического времени личности
Проблема времени обладает особым статусом в жизни человека и является одной из центральных тем философской рефлексии. С давних времен мыслителей волновали вопросы о том, реально ли «течение» времени или же это лишь иллюзия человеческого разума, представляет ли время некую первичную, самое себя определяющую сущность или же оно есть нечто вторичное, производное, зависимое от чего-то другого, более фундаментального?
Первое упоминание категории времени приходится на античную мифологию и древнегреческий эпос. Исследования гомеровского эпоса показывают, что в «Одиссее» впервые упоминаются категории пространства и времени. В гесиодовской «Теогонии» присутствует представление о двух временах: одно циклическое время несовершенного мира, другое высшее время, в котором отсчитываются глобальные моменты в истории мира [6, с. 11]. Свое дальнейшее развитие эти еще недостаточно четкие идеи о наличии двух времен получили в античной натурфилософии, в философских теориях эпохи Возрождения и нового времени, в работах таких мыслителей как Сократ, Гераклит, Аристотель, Платон, Декарт, Демокрит, Кант, Бергсон, Гегель и др. [40, с. 21].
Молчанов Ю.Б. [40], рассматривая эволюцию представлений о времени в ходе развития человеческого мышления и познания природы, в философии и физике выделяет две пары взаимно дополняющих друг друга концепций времени. Первая пара концепций расходится по вопросу о природе времени, об отношении категории времени и движения. Субстанциональная концепция рассматривает время как особого рода субстанцию наряду с пространством, веществом и пр. Реляционная концепция считает время относительным (или системой отношений) между различными событиями.
Вторая пара концепций выражает разные точки зрения на процессы становления, т. е. расходится в вопросе об отношении категорий времени и бытия. Согласно статической концепции, события прошлого, настоящего и будущего существуют реально и в известном смысле одновременно, а становление и исчезновение материальных объектов это иллюзия, возникающая в момент осознания того или иного изменения. Согласно динамической концепции, реально существует только события настоящего времени; события прошлого уже реально не существуют, а события будущего еще реально не существуют [35, с. 156-172].
Долгое время в нашей стране традиционным и наиболее разработанным являлся анализ объективного времени атрибута материи. В отечественных философских работах время определялось как последовательность и смена состояний объекта. Однако в последние годы основная тенденция в рассмотрении проблемы времени направлена на преодоление растворения философского анализа времени в чисто физической его интерпретации. Так Я.Ф. Аскин отчленил проблему времени от проблемы пространства и оговорил неправомерность одного лишь физического аспекта трактовки времени [23, с. 117-124]. А.Н. Лой и Е.В. Шинкарук отмечали, что социально-историческое бытие является не в меньшей степени реальным, чем бытие физических объектов. Они подчеркивали, что «социально-историческое время, будучи на ранних этапах человеческой истории зависимым от ритмики природы, в процессе развития человеческой жизнедеятельности все более освобождается от этой зависимости и выражает последовательность, повторяемость, длительность, ритмы, темпы социальных процессов» [36, с. 73-86].
Н. И. Трубников, обращаясь к процессу общего человеческого, социального и культурного развития, указывает на существование времени исторического, социального и индивидуального человеческого бытия. Он также выступает против чисто физической трактовки времени, отмечая, что «время есть нечто несопоставимое, более фундаментальное, чем «длительность», «момент» или «интервал», чем все то, что может быть выражено положением часовых стрелок или положением светил на небосклоне» [58, с. 11].
Разграничив понятие времени как такового и понятие о физическом времени как форме протекания природных процессов, ученые стали глубже рассматривать философскую концепцию времени.
М.С. Каган говорит о существовании биологического, физического, социального и психологического времени [23, с. 117]. В. Н. Ярская, осуществляя экскурс в полифоническую структуру темпорального описания мира, рассуждает о художественном времени [67, с. 157]. А.В. Дроздова, опираясь на философские направления, в центре внимания которых оказывается существование индивида, указывает на существование экзистенциального времени. В ее работе оно понимается как временение (длительность, ритмы, темпоральность, смена и следование актов и процессов) индивидуальной человеческой жизни, не сводимое ни к объективному безличному времени, ни к интегральному социальному времени, ни к психологическому или субъективному [18].
В.П. Яковлев сделал попытку изучить формы и уровни, в которых выступает, обнаруживает себя реальное содержание социального времени. Для чего автор берет за основу триаду: человеческий индивид, социальное поколение, история общества и выделяет соответственно время индивида, время поколения и время истории [66].
Рассматриваемые философией основные модальности времени представляют интерес и для психологической науки. Идеи многих философов древности находят свое отражение в современных психологических концепциях. Так понимание времени как объективной, ни от чего не зависящей сущности, как непрерывного, бесконечного, «абсолютного времени», каким оно выступало в концепции И. Ньютона, стимулировало психологические исследования на изучение особенностей восприятия хронологического времени. Понимание же времени с позиции реляционного подхода, предполагающего наличие различных несводимых друг к другу уровней пространственно-временных отношений, позволяет исследовать различные уровни субъективно переживаемого времени [42, с. 28].
Интерес психологической науки к проблеме времени неслучаен и объясняется прежде всего тем, что все основные объекты исследования в психологии являются динамичными, развивающимися во времени образованиями. Изучением вопросов, касающихся психологического времени, занимались такие ученые, как К. Левин, С.Л. Рубинштейн, Б.Г. Ананьев, К.А. Абульханова-Славская, Д.Г. Элькин, Б.И. Цуканов, А.С. Дмитриев и многие другие.
Рассматривая онтогенез человека как развивающиеся единство биологического и социального, психологи выделяют временные структуры человека как индивида, личности, субъекта деятельности и говорят о человеке как о «полиморфном носителе временных упорядоченностей различного порядка» [1, с. 268]. Такой подход позволяет выделить различные уровни временных отношений, каждому из которых соответствуют тот или иной аспект исследований в психологии. В настоящее время можно выделить три основных направления изучения времени в психологии: психофизиологический, психологический и личностный.
На психофизиологическом уровне выделяется проблема адаптации человека к системе текущего времени, что является необходимой предпосылкой для успешной ориентировки в окружающей среде. Подобного рода адаптация проявляется в различных формах. По мнению ряда авторов, отсчет времени осуществляется с помощью сложной системы, в которой сочетаются эндогенные процессы организма в виде сердечных сокращений, дыхательного цикла, цикла обмена веществ и экзогенные влияния в виде циклических ритмов, температурных изменений, изменения влажности и т.д. Связывают подобный отсчет времени с функционированием биологических часов. По мнению Б.И. Цуканова, субъективный образ длительности в данном случае строится с опорой на четко определенный временной промежуток, который выполняет роль своеобразного индивидуального «шага» и совпадает с длительностью эндогенных изменений. Подобная субъективная единица восприятия объективного времени примерно равна 0,87 - 0,89 сек. [63, с. 149]. Однако на сегодняшний день механизм функционирования «биологических часов» далеко еще не ясен, установлено лишь, что управляет этими часами некоторая область головного мозга, которая воздействует на гипофиз, а он, в свою очередь, задает режим (ритм) работы всех желез, регулирующих жизнедеятельность организма.
Значительная роль в механизме ориентировки во времени принадлежит и условно-рефлекторному отсчету интервалов времени. Условный рефлекс на время позволяет с большей точностью установить способность животных и человека определять макро- и микро интервалы времени. В основе образования этого рефлекса лежат следовые процессы, усложненные временной экстраполяцией.
Вместе с тем, помимо такого врожденного чувства времени, существует и способность к осознанной оценке времени, на что указывают такие ученые, как С.Л. Рубинштейнов], Б.И. Цуканов [63], Д.Г. Элькин [65], П. Фресс, Ж. Пиаже [61].
Так, согласно П. Фрессу и Ж. Пиаже, восприятие времени человеком имеет уровень непосредственно переживаемого времени, длительность которого не превышает 2 сек, и уровень оцениваемого времени. Первый общий для человека и животного, второй же осуществляется благодаря общественному опыту и речи [61, с. 88]. С.Л. Рубинштейн говорит о существовании непосредственного ощущения длительности, которое обусловлено в основном висцеральной чувствительностью, и собственно восприятии времени, развивающемся на этой чувствительной органической почве [50].
Основными методами исследования осознанного восприятия времени являются такие процедуры как словесная оценка, воспроизведение, отмеривание и сравнение интервалов различной модальности [61, с. 88].
Начало исследований по изучению осознанной оценки времени относится ко второй половине прошлого века. Еще в лабораториях Вундта ставились психофизические опыты, касающиеся оценки продолжительности хронометрических ударов. Дальнейшие исследования в данном направлении обнаружили, что люди по-разному воспринимают объективно заданные длительности. Х.Эренвальд, показал, что одни испытуемые обнаруживают стойкую тенденцию недооценивать (тахихронический тип), а другие переоценивать время (брадихронический тип) [50, с. 187]. Применяя различные методы исследования, было выявлено, что испытуемые, которые переоценивают временные интервалы чаще недоотмеривают их, а тенденция к недооценке соответствует тенденции к переотмериванию [12, с. 859].
Точность восприятия времени зависит от множества факторов. Немаловажное значение имеют характер предъявляемого стимула и особенности его предъявления. В частности было установлено, что при равенстве длительности зрительные стимулы кажутся более длинными, чем слуховые; интервалы, ограниченные высокими звуками, кажутся более длинными, чем интервалы, ограниченные низкими звуками [61, с. 88]. Чем более заполненным (или расчлененным на мелкие интервалы) является отрезок времени, тем субъективно более длительным он представляется [50, с. 189]. Вьерордт сформулировал закон, впоследствии неоднократно подтверждаемый другими психологами, согласно которому короткие интервалы переоцениваются, а длинные недооцениваются [12, с. 859]. Наиболее же точно воспринимается нейтральный интервал (имеющий среднее значение).
На точность восприятия времени влияют и возрастные особенности [17]. Исследования показали, что с определенными стадиями онтогенетического развития связаны способности к определенным формам оценки времени. Так, уже к 6-7 годам дети могут достаточно точно отмеривать короткие временные интервалы, но переоценивают их словесно в несколько десятков раз.
Установлено, что у детей, подростков и юношей в возрасте от 7 до 19 лет переоценка временных интервалов может доходить до 175% [50, с. 192]. В полной мере способность к адекватной оценке времени формируется у детей к 15-16 годам. Снижение точности осознанной оценки происходит к глубокой старости.
Установлена также зависимость временной перцепции от эмоциональной сферы воспринимающего субъекта. Так, повышение уровня личностной и ситуативной тревожности сдвигает значение ошибок восприятия в сторону переоценки временных интервалов. При уменьшении же уровня тревожности прослеживается тенденция к недооценке временных длительностей. Обнаружено, что время, заполненное событиями с положительной эмоциональной окраской, как бы сокращается в переживании, а заполненное событиями с отрицательным эмоциональным знаком в переживании удлиняется, что формулируется как закон эмоционально детерминированной оценки времени [50, с. 193].
Исследования в области субъективного восприятия объективно заданных микро-интервалов времени довольно продуктивны. Как видно из приведенных выше данных, накоплен богатый материал, способствующий пониманию механизмов временной перцепции ограниченных интервалов времени, однако эти механизмы не применимы к более длительным временным промежуткам, таким как месяц, год, десятилетие. По мнению Е.И. Головахи и А.А. Кроника [15], для восприятия более продолжительных интервалов времени необходимо включение таких психических составляющих как память, мышление, воображение, на основании которых происходит интеграция конкретных восприятий и оценок времени, временных суждений, относящихся к прошлому, настоящему, будущему и, наконец, формирование осознанного отношения ко времени в целом. Наиболее полно, по мнению авторов, психологическое содержание проблемы времени зафиксировано в понятии «переживание», что в свою очередь может быть названо психологическим временем [15, с. 199].
Психологическое время значимо отличается от объективного, хронологического. Людям свойственны индивидуальные особенности восприятия времени например, как плавно текущего или скачкообразно, как сжатого или растянутого, пустого или насыщенного. На разных этапах онтогенетического развития люди по-разному относятся к прошлому, настоящему и будущему: молодым свойственна направленность в будущее, в пожилом возрасте более значимо прошлое, имеет место ретроспективная направленность мотивов. Наряду с возрастной дифференциацией особенностей переживания времени, существуют и половые отличия: мужчины склонны к большей актуализации будущего, а женщины прошлого, которое психологически для них является более значимым [41, с. 160].
Одним из направлений в исследованиях времени личности является рассмотрение психологических изменений человека в объективно-биографическом времени. Стержневым понятием здесь является понятие жизненного пути или индивидуальной истории личности. Начало генетической теории личности положил П. Жане. Он попытался рассмотреть психологическую эволюцию личности в реальном временном протекании, соотнести возрастные фазы и биографические ступени жизненного пути, связать биологическое, психологическое и историческое время в единой системе координат эволюции личности [5, с. 162].
Однако наиболее крупной по своему теоретическому потенциалу была постановка проблемы жизненного пути, сделанная Ш. Бюлер. Она установила закономерности в смене фаз жизни, в смене доминирующих тенденций, в изменении жизненной активности в зависимости от возраста. Она предприняла попытку интегрировать биологическое и психологическое времена жизни в единой биографической системе координат. Ее концепция исходит из врожденных свойств сознания-самоопределения, стремления к самоосуществлению, толкуемых как основные движущие силы развития личности [35, с. 156]. Однако в работах Ш. Бюлер не раскрывается общественно-историческая детерминация жизни человека, на важность которой указывал Б.Г. Ананьев. Он говорил, что «субъективная картина жизненного пути в самосознании человека всегда строится соответственно индивидуальному и социальному развитию, соизмеряемому в биографо-исторических датах» [5, с. 231].
Одна из наиболее серьезных попыток теоретико-имперического изучения жизненного пути личности принадлежит Б.Г. Ананьеву, сформулировавшему принцип гетерохронности развития психических функций индивида. Он рассматривал жизненный путь человека как историю формирования и развития личности, субъекта деятельности в определенном обществе, современника определенной эпохи. Он разработал понятие возраста, как основной единицы периодизации жизненного пути личности, и показал, что фазы жизненного пути, датируемые историческими событиями, накладываются на возрастные стадии онтогенеза. Таким образом, «история личности и субъекта деятельности развертывается в реальном пространстве и времени онтогенеза и в известной мере ими определяется». Одной из составляющей жизненного пути выступает и история индивидуальности, которая, по мнению Б.Г. Ананьева, является замкнутой системой, эффектом развития личности и субъекта деятельности [5].
Немало работ в области изучения психологического времени направленно на решение вопроса о том, что считать «настоящим», что «будущим», а что «прошлым».
К. Левин установил взаимосвязь между прошлым, настоящим и будущим, он подчеркивал, что когда человек воспринимает, переживает свое теперешнее положение, то оно неминуемо связано с его ожиданиями, желаниями, представлениями о будущем и прошлом. Такое включение будущего и прошлого жизни в контекст настоящего К. Левин назвал временной перспективой [20]. Идеи К. Левина, впервые поставившего вопрос о существовании единиц психологического времени различной направленности, послужили стимулом для дальнейшего исследования «временной перспективы личности».
В последние годы в отечественной психологии усилиями К.А. Абульхановой-Славской [2, с. 126, В.И. Ковалева [24, с. 216], Л. Кублицкене [29], В.Ф. Серенковой [53] и др. активно разрабатывается личностно-временная проблематика. В концепциях, развивающих данное направление, психологами вводится понятие «личностное время», под которым понимается психотемпоральная организация взрослой личностью своего сознания и самосознания, поведения и деятельности в процессе осуществления взрослым человеком его индивидуальной и групповой жизнедеятельности и общения, как сложное развивающиеся целостное образование способ жизни» [25, с. 4].
Предполагается, что личностное время выступает как последовательный синтез психических времен: субъективно переживаемого или времени переживания, происходящего на подсознательном уровне; перцептуального времени времени созерцаний и впечатлений, происходящего на частично осознаваемом уровне; функционального времени или времени действования, часто происходящего на подсознательном уровне; рефлексивного времени или времени размышлений, происходящего в сознаваемо-дискурсивной форме; и креативного времени или времени творения озарения, вдохновения, происходящего на надсознательном уровне [25, с. 4].
Принадлежность времени субъекту предполагает активное использование и распределение своего физического времени. В связи с чем К.А. Абульханова-Славская [2] выделяет стратегии рациональной организации времени стратегии «активного учета» социальных нормативов времени и стратегии «пассивного приноравливания» к внешним временным требованиям. Для определения истинных критериев личностной организации времени вводится понятие своевременность, что понимается как способ разрешения противоречий между социальным и личностным временем, способ приведения в соответствие внешних и внутренних условий жизни.
Можно выделить различные стили или стратегии жизни в их связи с осознанием времени. Например, типы личности, более включенные в социальную динамику, находятся в более прямых, жестких временных связях с социальными условиями. Они живут преимущественно в сфере общественно необходимого времени, от них требуется определенная производительность труда, определенная скорость. Одновременно они пользуются всеми ценностями общественного времени, они в меньшей степени являются субъектами собственной жизни, распределителями ее времени. Типы личности, слабо включенные в социальные процессы, не осознающие свободное время как ценность, как правило, наиболее статичны, поскольку не знают, чем это время заполнить. Свободное время людьми этого типа осознается как личностная ценность, но не присваивается ими как ценность [2, с. 126].
Таким образом, в регуляции времени жизни прослеживаются различные личностные способы, которые определяются характером соотношения индивидуально-личностного и общественного времен. По мнению В.И.Ковалева, специфическим психологическим механизмом, с помощью которого личность осуществляет субъективную регуляцию времени, выступает индивидуальная временная трансспектива (ИВТ). Это понятие означает сквозное видение из настоящего в прошлое и будущее, т. е. способность обозрения индивидом течения времени собственной жизни в любом его направлении, возможность взаимосоотнесения прошлого, будущего и настоящего и связывания этих временных компонентов человеческой жизни в его сознании и подсознании. Временная трансспектива это и субъективно данное в самосознании образование, и особый психологический механизм. Ключевыми понятиями, раскрывающими суть трансспективы являются «чувственно-мысленый обзор», а также «субъективно-ценностное обобщение и отношение» личности к жизни, возникающее в ходе жизнедеятельности [24, с. 216].
В зависимости от характера и направленности жизнедеятельности человека В.И. Ковалев, по критериям ситуативности-пролонгированности и активности-пассивности, выделил четыре основных типа личностной организации времени и отношения к нему: обыденный, функционально-действенный, созерцательно-рефлексивный и созидательно-преобразующий способы жизни личности [24, с. 219].
Так люди, ведущие обыденный способ жизни, характеризуются социальной пассивностью, ситуативной зависимостью от обстоятельств, импульсивностью и непосредственностью реагирования, узостью социальных связей, поверхностным, статичным, стереотипным, односторонним, неосознаваемым характером отражения действительности, суженностью временного кругозора.
Представители функционально-действенного способа жизни энергичные натуры с жестким рационалистическим восприятием окружающего мира и трезвым рассудочным прагматическим стилем мышления. Временной кругозор узок, ограничен и свернут. По существу, такие люди живут в основном заботами и делами настоящего и ближайшего будущего, а их более отдаленные временные перспективы жизни чаще носят утилитарный характер.
Людям созерцательно-рефлексивного способа жизни свойственно обостренное восприятие и тонкое осознание огромной сложности, противоречивости и изменчивости процессов жизни в природе, других людях, их общностях, в самих себе. Внешней активности они предпочитают углубленное размышление и рефлексию. Для таких личностей социальная ситуация в настоящем нередко теряет свою значимость. В их трансспективе на равных правах представлено личное и культурно-историческое прошлое и будущее.
Высший по уровню тип личностной организации представлен, по мнению автора, гуманистическим созидательно-преобразующим отношением ко времени, которое выражается в соответствующем способе жизни. Его отличительные особенности: глубокое, разностороннее и реалистичное осознание сложных и противоречивых процессов жизни, развитое чувство текущего времени, созидательно-преобразующая активность в процессе осуществления собственной жизнедеятельности, ее продуктивность и плодотворность, одним из условий которой является оптимальное распределение и использование времени для различных дел, широкая временная трансспектива [24, с. 222].
Л. Кублицкене представила многообразие форм личностной организации времени через выявления способов организации деятельности. Изучая соотношение субъективного и объективного времени, она пришла к выводу, что личностная организация времени целостно может быть изучена в единстве трех основных ее структурных компонентов переживание, осознание и временная организация ...
**************************************************************


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.