Здесь можно найти образцы любых учебных материалов, т.е. получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ и рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Курсовая Описание физических явлений в художественной литературе

Информация:

Тип работы: Курсовая. Предмет: Литература. Добавлен: 06.03.12. Сдан: 2010. Страниц: 40. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА 1. ВОЗМОЖНОСТИ ОСВЕЩЕНИЯ НАУЧНЫХ ЗНАНИЙ В ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ЛИТЕРАТУРЕ
1.1. Возможности воплощения научных знаний в художественном произведении
1.2. «Точки пересечения» физики и литературы

ГЛАВА 2. ОПИСАНИЕ РАЗЛИЧНЫХ ФИЗИЧЕСКИХ ЯВЛЕНИЙ В ЛИТЕРАТУРНЫХ ПРОИЗВЕДЕНИЯХ
2.1. Физические явления в русской художественной литературе
2.2. Физические явления в зарубежной художественной литературе

ЗАКЛЮЧЕНИЕ
ЛИТЕРАТУРА


ВВЕДЕНИЕ


В 60-х годах прошлого века много внимания уделялось так называемому конфликту физиков и лириков. И.А.Полетаев, крупный специалист в области кибернетики, написал однажды в шестидесятые годы шутливую статью, в которой противопоставил физику лирике. Однако, статья эта была принята всерьёз некоторыми писателями и поэтами. Более того, Илья Сельвинский (1899-1968) написал стихотворение «Физики и лирики», а Борис Слуцкий - два стихотворения «Физики и лирики» и «Лирики и физики». На самом же деле между физиками и лириками нет никаких противоречий, а наоборот, глубокая внутренняя связь. Её существование ещё Н. Бор объяснял тем, что настоящий художник всегда полагается на «общечеловеческий фундамент», на котором строят гипотезы также и ученые. «Наука и искусство также тесно связаны между собой, как лёгкое и сердце» - вот высказывание Л. Толстого. Об этом же говорил и А. Эйнштейн, указывая, что в научном мышлении всегда должен присутствовать «Элемент поэзии». С другой стороны, научное знание в существенной степени обогащает поэтическое восприятие природы. Знание физики природных явлений позволяет ещё сильнее ощущать их внутреннюю гармонию и красоту; в свою очередь, ощущение этой красоты есть дополнительный и мощный стимул к дальнейшему исследованию.
Актуальность исследования. Человек живет в тесной связи с природной средой. Он воздействует на нее, изменяя и приспосабливая к своим потребностям, создавая в своей практической деятельности как бы «вторую» природу, микросреду. И естественно, используя чисто утилитарные предметы материальной культуры, достижения науки и техники, человек испытывает к ним определенное отношение. И это отношение к различным физическим явлениям, происходящим вокруг человека, в мире, в котором он живет, нередко выражается образно и эмоционально в поэтическом или прозаическом художественном тексте. То есть, проще говоря, в произведении художественной литературы.
Наиболее показательным в этом отношении изображения различных физических явлений служит, прежде всего, конечно же фантастическая литература, точнее то ее направление, которые принято называть «твердой научной фантастикой». Характерно то, что исторически процесс проникновения науки (научных представлений, понятий, элементов научного видения мира и пр.) в художественную литературу начинается именно через посредство фантастики.
Однако, изображение различных физических явлений мы наблюдаем также и в классической русской и зарубежной литературе и в поэзии, что лишний раз дает нам повод говорить о не только о тесной связи науки и искусства на примере физики и литературы, но и о важности и необычности затронутой нами проблемы исследования.
Цель работы: рассмотреть примеры и способы описания физических явлений в художественной литературе.
Объект изучения – пути описания данных явлений различными авторами.
Предмет - художественные тексты русских и зарубежных писателей.
Задачи работы:
- определить возможные «точки пересечения» науки и литературы;
- выявить возможности художественного текста для изображения физических явлений;
- привести конкретные примеры описания физических явлений в художественных произведениях;
- сделать выводы о роли описанных явлений в литературном тексте.
Курсовая работа состоит из введения, двух глав, заключения и списка литературы. Во введении обосновывается актуальность изучаемого вопроса, ставятся цель и задачи исследования, описываются объект и предмет изучения. В первой главе рассматривается возможность и необходимость пересечения плоскостей науки и искусства на примере физики и литературы, приемы перенесения научных знаний в художественное произведение. Во второй главе анализируются конкретные приемы описания физических явлений у различных русских и зарубежных авторов. В заключении делаются основные выводы о роли данных явлений литературном произведении.
Практическая значимость нашей работы заключается в том, что:
- материал, изложенный в ней, может быть использован на занятиях как по литературному направлению, так и при изучении физики – для иллюстрации различных тем курса;
- также данная работа позволяет расширить познания об окружающем мире через призму не только искусства, но и научных знаний, изложенных в эмоциональной доступной форме;
- изучение физических явлений с помощью художественных произведений не только открывает нам совершенство и закономерность физического бытия, но и помогает увидеть красоту природы, языка, художественного слова.


ГЛАВА 1. ВОЗМОЖНОСТИ ОСВЕЩЕНИЯ НАУЧНЫХ ЗНАНИЙ В ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ЛИТЕРАТУРЕ

1.1. Возможности воплощения научных знаний в художественном произведении

Наука описывает явления и процессы окружающей действительности. Она дает человеку возможность:
- пронаблюдать и проанализировать процессы и явления,
- выяснить на качественном уровне механизм их протекания,
- ввести количественные характеристики;
- предсказать ход процесса и его результаты
Искусство, к области которого относится и художественная литература отражает мир в образах — словесных, визуальных.
Оба названных способа отражения реального мира взаимно дополняют и обогащают друг друга. Это связано с тем, что человеку от природы присуще относительно независимое функционирование двух каналов передачи и переработки информации — вербального и эмоционально-образного. Это обусловлено свойствами нашего мозга.
Наука и искусство по-разному отражают общественное сознание. Язык науки – понятия, формулы. Язык искусства – образы. Художественные образы вызывают в сознании людей стойкие, яркие, эмоционально окрашенные представления, которые, дополняя содержание понятий, формируют личностное отношение к действительности, к изучаемому материалу. Формулы, соотношения, зависимости могут быть красивы, но это нужно уметь почувствовать, тогда учеба вместо суровой необходимости может стать трудным, но приятным делом. В художественных произведениях нередки картины физических явлений в природе, описания различных технических процессов, конструкций, материалов, сведений об ученых. В научной фантастике отражены многие научные предположения и гипотезы. Особое видение мира, владение словом и умение обобщать позволяет писателям добиваться в своих произведениях удивительно точных, легко представимых описаний.
Описание научных знаний встречается как в классической литературе, так и в современной. Особенно же востребованы такие описания в жанре фантастики, поскольку он по своей сущности как раз базируется на изложении различных научных гипотез, излагаемых языком художественной литературы.
Фантастика как прием, как средство выразительности всёцело принадлежит форме художественного произведения, точнее, его сюжету. Но понять расстановку и отношения социальных характеров в их индивидуальном проявлении можно лишь исходя из ситуации произведения, которая является категорией содержания.
У научной фантастики, если ее рассматривать в этом плане, тот же предмет, что и у искусства – «идеологически осознанная характерность социальной жизни людей и в тех или иных связях с ней характерность жизни природы» с акцентированием внимания преимущественно на второй части этого определения. Поэтому нельзя согласиться с выводами Т. А. Чернышевой, полагающей, что «специфика... (научной фантастики. - В. Ч.) состоит не в том, что в литературу приходит новый герой - ученый, и не в том, что содержанием научно-фантастических произведений становятся социальные, «человеческие» последствия научных открытий», а в том, что в «научной... фантастике постепенно выделилась новая тема: человек и естественная среда обитания, причем искусство теперь интересует физические свойства этой среды, и она воспринимается не только в эстетическом аспекте».
Вполне возможно, что художника как личность могут заинтересовать те или иные аспекты физических явлений окружающей среды или природы вообще. Примеров подобного интереса, когда писатель, поэт не ограничивается чисто художественной областью деятельности, в историко-литературном процессе немало. Достаточно вспомнить в этой связи имена Гёте, Вольтера, Дидро и т. д.
Однако вопрос заключается не столько в оправдании или осуждении подобного интереса, сколько в том, какой характер носит этот интерес: или «физические свойства среды» интересуют писателя, прежде всего в своих сущностных моментах, как проявление определенных объективных закономерностей природы, или они осознаются сквозь призму особенностей человеческой жизни, получая тем самым определенное осмысление и эмоционально-идеологическую оценку. В первом случае, если художник и попытается создать художественное произведение на основе системы знаний, получивших закрепление в его теоретическом мышлении, оно неизбежно будет носить характер иллюстративности, не достигнув той степени художественной обобщенности и выразительности, которая присуща произведениям искусства.
Если же «физические свойства среды» приобретают в силу идеологического миросозерцания писателя ту или иную эмоционально-идеологическую направленность, она может стать предметом искусства вообще и фантастики в частности. Сложность дифференциации современной фантастики в ее содержательной значимости в том и состоит, что она способна выступать в функции отражения перспектив развития науки и техники или «физических свойств среды», осуществляя в образной форме популяризацию тех или иных проблем или достижений науки и техники, причем «образная форма» в подобном случае не идет дальше иллюстративности. И вместе с тем «научная» фантастика, которая родилась и полностью оформилась на рубеже XIX - XX вв., «интересуется» той проблематикой и тематикой научных достижений, которые несут на себе отпечаток социальной характерности жизни людей и общества в своей национально-исторической обусловленности. В этом случае мы можем условно выделить в фантастике, в ее содержательном плане, две "отрасли": фантастику, которая познает и отражает проблематику естественных наук в их социальной и идеологической направленности, и фантастику, "интересующуюся" проблематикой общественных наук.
Однако современная "научная" фантастика не исчерпывается жанром утопии. Данные общественных и естественных наук помимо своей объективно-познавательной ценности все больше и больше влияют и на социальные взаимоотношения людей, выражающиеся как в изменении и пересмотре моральных, этических норм, так и в необходимости предвидеть результаты научных открытий на благо или во вред всему человечеству. Промышленно-техническая революция, начавшаяся в XX в., ставит перед человечеством ряд социальных, этических, философских, а не только технических проблем. Изменениями, происходящими в этом "изменяющемся" мире и вызванными развитием науки, и "занимается" фантастика, которая еще со времен Уэллса получила название социальной. Суть этого вида "научной" фантастики лучше всего выразили братья Стругацкие. "Литература, - пишут они, - должна пытаться исследовать типические общества, т. е. практически рассматривать всё многообразие связей между людьми, коллективами и созданной ими второй природой. Современный мир настолько сложен, связей так много и они так запутаны, что эту свою задачу литература может решить путем неких социологических обобщений, построением социологических моделей, по необходимости упрощенных, но сохраняющих характернейшие тенденции и закономерности. Разумеется, важнейшими тенденциями этих моделей продолжают оставаться типичные люди, но действующие в обстоятельствах, типизированных не по линии конкретностей, а по линии тенденций". Примером подобной фантастики могут служить произведения самих Стругацких ("Трудно быть богом" и др.), "Возвращение со звезд" Станислава Лема и т. д.
Ряд устаревших мнений относительно научной фантастики, сводившихся в основном к тому, что содержанием ее должна быть научная гипотеза, целью - научный прогноз, а предназначением - популяризация и пропаганда научных знаний, опровергнут в настоящее время не столько стараниями критиков и литературоведов, сколько самой литературной практикой. Большинство пишущих о научной фантастике в настоящее время соглашаются с тем, что это - особая отрасль художественной литературы со специфической областью творческих интересов и своеобразными приемами изображения действительности. И все же большая часть работ, посвященных научной фантастике, отличается недостаточной разработкой положительной части программы, в частности, такого коренного вопроса, как роль и значение «принципа научности», решение которого могло бы прояснить целый ряд спорных моментов, связанных с природой научной фантастики и ее художественными возможностями. Для исследователя современной фантастики крайне необходимо выяснить характер ее связи с наукой, а также смысл и предназначение подобного содружества.
Первым и, пожалуй, самым серьезным следствием «онаучнивания» фантастики была ее современность. Появление научной фантастики во второй половине XIX ст. было в известной мере предрешено громадным ускорением (по сравнению с предыдущими веками) научно-технического прогресса, распространением в обществе научных знаний, формированием научного, материалистического видения мира. Научное было принято как правдоподобное обоснование фантастического тогда, замечает писатель Г. Гуревич, «когда техника набрала силу и чудеса стали делаться за оградами заводов: паровые колесницы без коней, корабли без парусов, плывущие против ветра».
Однако научность в фантастике - это не просто рядовая примета времени. Принятый фантастикой принцип научности подготовил и вооружил ее для разработки сложнейшей современной проблематики.

Большинство пишущих о научной фантастике согласно с мыслью, что критерий научности необходим для фантастики. «...Проблема компаса, проблема критерия не может быть снята», - отмечает А. Ф. Бритиков, для которого критерий научности в фантастике эквивалентен критерию человека. Вс. Ревич сводит, очевидно, критерий научности к пожеланию писателю-фантасту знать хорошо избранную им область и не допускать элементарных погрешностей против науки: «Смешно, когда человек, претендующий на роль прорицателя, делает элементарные научные ошибки». Правда, критик тут же оговаривается, что научная осведомленность для фантаста - не главное и не единственное необходимое качество, а допущенный им даже элементарный научный просчет может и не отразиться на художественных достоинствах произведения. К этому нужно также добавить, что далеко не каждый фантаст, как мы знаем, претендует на роль прорицателя. Усложнен вопрос о критериях научности в статье В. Михайлова «Научная фантастика». Автор статьи то утверждает, что уже одно-единственное упоминаемое фантастом «научное» слово делает его произведение научно-фантастическим (как, например, слово «ракета») и соглашается с научностью машины времени Уэллса, то критикует современных фантастов, использующих в своих произведениях идею фотонной ракеты и полета с субсветовыми скоростями, так как «были опубликованы расчеты», свидетельствующие о технической неосуществимости того и другого. З. И. Файнбург максимально широко раздвигает границы научности для фантастики, утверждая, что «в ситуациях и решениях научной фантастики допущения делаются, как правило, на основе хотя бы в идеале возможного, то есть хотя бы принципиально не противоречащего материальности мира».
В современной научной фантастике существует множество градаций, степеней научности. Часть современных фантастов идет гораздо дальше Уэллса по пути превращения научного обоснования в своеобразный художественный прием, повышающий правдоподобие, или же просто в примету времени. Становясь все более формальным, научное обоснование делается и все более условным. .......
примечание: черновик




Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.