Здесь можно найти образцы любых учебных материалов, т.е. получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ и рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Диплом Конституционно-правовая ответственность

Информация:

Тип работы: Диплом. Добавлен: 10.03.2012. Страниц: 65. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Введение

Юридическая ответственность — это важнейший институт любой правовой системы, один из существенных признаков права, необходимый элемент механизма его действия. В связи с этим вопросы юридической ответствен¬ности занимают одно из центральных мест в теории права и в отраслевых юридических науках. Актуальна проблема ответственности и для консти¬туционного права, которое обладает своим собственным потенциалом обеспечения действенности своих норм — институтом своей отраслевой конституционно-правовой ответственности. Конституционно-правовая ответственность, рассматриваемая в исследовании как вид юридической ответственности, может быть использована для решения такой важной задачи как охрана конституционного строя.
Становится очевидным, что конституционно-правовые нормы нужда-ются в адекватной системе собственных средств защиты своих предписа-ний. Кроме того, в некоторых случаях конституционно-правовые санкции используются для обеспечения норм других отраслей права.
По мнению Г. В. Ф. Гегеля, обеспечение государства и тех, кто находится под его управлением, от злоупотреблений властью ведомствами и чинов¬никами заключается непосредственно в их иерархии и ответственности. Из всех видов юридической ответственности именно конституционно-пра¬вовая ответственность наиболее полно соответствует этой роли .
Конституционно-правовая ответственность может выступать мощным и надежным инструментом поддержания в стране необходимого правового порядка, утверждения режима законности, что является неотъемлемым условием укрепления и развития демократии. Эффективность конститу-ционно-правовой ответственности зависит от целого ряда условий — преж-де всего от того, насколько четко законодательно определены все ее эле-менты, а также в какой мере правовое регулирование ответственности соответствует общественным потребностям и интересам.
Анализ проблем конституционно-правовой ответственности показы-вает, что в юридической науке в недостаточной степени разработана ее концепция, отсутствует четкий характеризующий ее категориальный ап-парат. Все это негативно сказывается на правовом регулировании консти-туционно-правовой ответственности, уровень которого следует признать низким. Как следствие, в России сегодня в большинстве случаев наруше¬ния конституционно-правовых норм, к сожалению, не влекут за собой никаких неблагоприятных последствий для субъектов, их совершивших. Отечественным законодателем в отношении конституционного права, как правило, игнорируется принципиальное положение о том, что право без ответственности декларативно. В российском законодательстве не при-меняется термин «конституционно-правовая ответственность», хотя в конституционных актах некоторых зарубежных стран он используется. Это свидетельствует о том, что роль конституционно-правовой ответственно¬сти недооценивается. Очевидна слабость законодательного регулирования конституционно-правовой ответственности в России, в особенности про-цедурных норм, регламентирующих применение мер ответственности. Ко-нечно, такое положение нельзя признать удовлетворительным. Должен быть установлен четкий правовой механизм реализации конституционно-правовой ответственности, который обеспечивал бы эффективное исполне-ние всеми субъектами конституционно-правовых отношений их конститу-ционной обязанности — соблюдение Конституции и законов и недопущение не соответствующего им поведения. Однако при отсутствии закрепления в законодательстве конституционно-правовой ответственности невозмож¬но развитие теории и практики юридической ответственности в конститу¬ционной сфере.
Конституционно-правовая ответственность должна приводить в нор¬му поведение субъектов конституционно-правовых отношений в случаях, когда в правоприменительной деятельности обнаруживаются дефекты, обусловленные их недопустимым с точки зрения конституционного права поведением. Этот вид ответственности служит важным средством обес-печения конституционно-правовых норм. Конституционно-правовая ответ-ственность как гарантия сохранения конституционного строя есть, прежде всего, ответственность власти, в том числе за состояние законности в правотворческой и правоприменительной деятельности государственных органов и должностных лиц. При этом важно, чтобы объемы их прав и обязанностей, с одной стороны, и ответственности, с другой стороны, были сбалансированы и находились в пропорциональной зависимости. Мера власти должна соотноситься с мерой ответственности.
В России осознание проблем конституционно-правовой ответственности и необходимости их решения должно привести к дальнейшему развитию институтов охраны и защиты Конституции Российской Федерации, превращению конституционного права в эффективно действующую отрасль.


Глава 1. Общая характеристика конституционно-правовой ответственности

1.1. Понятие, признаки и сущность конституционно-правовой ответственности

Конституционно-правовой ответственности как особому виду юридической ответственности присущи все основные признаки последней. Она насту¬пает на основе правовых норм за деяния, не соответствующие этим нормам, конкретизируется юрисдикционными актами компетентных органов (ин¬станциями ответственности), связана с государственным принуждением. Одним из существенных отличительных при¬знаков конституционно-правовой ответственности служит ее основание, которое во многом определяет характеристику конституционно-правовой ответственности в целом.
Основание конституционно-правовой ответственности — это те об-стоятельства, при которых в соответствии с конституционно-правовыми нормами она наступает.
Выделим три основания конституционно-правовой от¬ветственности:
1) нормативное, 2) фактическое и 3) процессуальное.
Для наступления конституционно-правовой ответственности необхо-димо наличие всех трех оснований. Важна также последовательность: прежде всего, должна быть конституционно-правовая норма, устанавли-вающая модель поведения и санкцию за отклонение от нее. Затем может возникнуть фактическое основание — не соответствующее конституци¬онно-правовой норме деяние. При наличии нормы и не соответствующего ей деяния уполномоченная инстанция в порядке, установленном консти-туционно-правовыми нормами, может определить меру конституционно-правовой ответственности за указанное деяние.
Нормативное основание. Нормативное основание конституционно-правовой от¬ветственности — это совокупность конституционно-правовых норм, за¬крепляющих:
а) составы конституционных деликтов;
б) конституционно-правовые санкции и принципы их применения;
в) круг субъектов, уполномоченных применять конституционно-пра-вовые санкции, — инстанции ответственности;
г) процедуру применения мер конституционно-правовой ответствен-ности, то есть ее процессуальную форму.
В развитии нормативной основы конституционно-правовой ответст-венности в России можно условно выделить три этапа.
1. До 1917 года вообще сложно говорить о законодательном закрепле-нии института конституционно-правовой ответственности и, в частности, ее оснований.
2. В советский период в основном регулировались вопросы ответст-венности перед представительными органами иных органов государства (прежде всего, органов управления), нижестоящих органов перед выше-стоящими. Ответственность носила ярко выраженный иерархический ха-рактер. Также разрабатывалась ответственность депутатов перед избира-телями (самой яркой ее формой являлся отзыв ) и советами (досрочное прекращение полномочий). Основанием ответственности могла являться как незаконность, так и нецелесообразность действий (несоответствие воле более высокой инстанции).
В начале 90-х годов в ряде случаев конституционно-правовая ответ-ственность использовалась как инструмент политической борьбы между Президентом и Верховным Советом (Съездом народных депутатов), соот-ветствующим образом формулировались и ее основания .
3. С середины 90-х годов ситуация постепенно менялась. Основания конституционно-правовой ответственности становились более определен-ными, хотя в российских законодательных актах соответствующий термин не употреблялся.
С 2000 года эта тенденция проявляется еще отчетливее. Конституци-онно-правовая ответственность становится более существенной, расши-ряется перечень ее оснований, сами они совершенствуются, в том числе в связи с решениями Конституционного Суда РФ. Появляются конституционные деликты в сфере федеративных отноше¬ний, деятельности политических партий, модернизируется ответственность в избирательном праве.
Особенность нормативной основы конституционно-правовой ответст-венности в настоящее время, как и прежде, состоит в том, что она обра-зована множеством нормативных актов — как федеральных, так и регио-нальных; единый кодифицированный акт отсутствует. Будущая структура нормативной основы этой ответственности представляется так:
а) Конституция России, федеральные законы. Впоследствии, когда ин-ститут конституционно-правовой ответственности в России обретет четкие контуры, можно будет кодифицировать конституционно-правовую ответ-ственность на федеральном уровне.
б) Нормативные правовые акты субъектов РФ, принятые на основе общих принципов, определяемых федеральными зако¬нами или вытекающих непосредственно из конституционных положений, прежде всего, из основ конституционного строя. Региональное законода¬тельство главным образом должно регулировать конституционно-право¬вую ответственность за деяния, не соответствующие нормам конституций (уставов) или законов субъектов Российской Федерации.
в) Нормативные правовые акты местного самоуправления.
г) Нормативные правовые акты, регулиру¬ющие процесс осуществления конституционно-правовой ответственности; их количество должно расти.
Процессуальное основание конституционно-правовой ответственно¬сти — это решение компетентного субъекта (инстанции ответственности) о применении определенной конституционно-правовой санкции за конкрет-ный конституционный деликт. Процессуальное основание следует отличать от фактического. Если первое заключается в установлении компетентным органом юридического факта и соответствующей меры ответственности, то второе — в совершении конституционного деликта.
Процедура осуществления конституционно-правовой ответственности чрезвычайно важна, так как привлечение к конституционно-правовой от-ветственности представляет собой результат применения и взаимодействия материальных и процессуальных конституционно-правовых норм. Реали-зация конституционно-правовой ответственности возможна лишь в ре-зультате правоприменительной деятельности государственных органов и должностных лиц, а в ряде случаев и иных уполномоченных на то консти-туционно-правовыми нормами субъектов.
Ведущую роль в механизме реализации конституционно-правовой от-ветственности играет субъект юрисдикции (инстанция). Кто-то должен констатировать наступление конституционно-правовой ответственности соответствующего субъекта. Если нет процессуального основания, то не-возможно говорить о привлечении к конституционно-правовой ответст-венности; собственно, нет и самой ответственности.
Инстанцией, уполномоченной на привлечение к конституционно-пра-вовой ответственности, может быть суд. Констатация наступления кон-ституционно-правовой ответственности таким субъектом юрисдикции пред-ставляется наиболее целесообразной. Особенно подходит для этой роли Конституционный Суд. Безусловно, конституци¬онное судопроизводство — это гарантия защиты конституционного строя, верховенства и прямого действия Конституции РФ на всей ее территории. Однако есть проблемы и в этой, казалось бы, «непогрешимой» процедуре. В частности, встает вопрос: может ли (и если да, то каким образом) этот механизм гарантировать обеспечение указанных конституционных ценностей, когда посягательство осуществлялось посред¬ством нормативного правового акта, который впоследствии был изменен, но до изменения (в старой редакции) мог потенциально быть неконститу¬ционным, и на его основе могли возникнуть, измениться или прекратиться правоотношения. Частично эту проблему решает ст.43 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Феде¬рации», устанавливающая, что в случае отмены или утраты силы к началу или в период рассмотрения акта, конституционность которого оспарива¬ется, производство может быть прекращено, за исключением случаев, ко¬гда этим актом были нарушены конституционные права и свободы. Но что делать, если права и свободы не затронуты, или затронуты — но не кон¬ституционные? Этот вопрос пока остается без удовлетворительного ответа.
В этой связи при закреплении конституционно-правовой ответствен-ности должны быть четко определены не только фактическое, но и обяза-тельно процессуальное основания ответственности.
Фактическим основанием для наступления конституционно-правовой ответственности является, прежде всего, деяние конкретного субъекта конституционно-правовых отношений, которое не соответствует диспози-ции конституционно-правовой нормы, охраняемой конституционно-право-вой санкцией. В юридической литературе фактическое основание консти-туционно-правовой ответственности обозначается как конституционный деликт (от лат. delictum — правонарушение, проступок).

1.2. Конституционный деликт как основание конституционно-правовой ответственности

В юридической литературе конституционный деликт рассматривается по-разному. Ряд исследователей видят в качестве основания ответственности несоответствие действия субъекта более высокому интересу, нецелесообразность действия, нежелательное поведение, недостижение необходимого результата .
Другие юристы, наоборот, сужают понятие основания конституционно-правовой ответственности, определяя его как «существенные нарушения Конституции, совершенные виновно деликтоспособным лицом, являющиеся общественно опасными и причиняющие существенный вред» . Очевидно, что основанием конституционно-правовой ответственности являются не только нарушения, и не одной лишь Конституции, и необязательно виновные.
Исходя из природы общественных отношений, регулируемых конституционным правом определим основание конституционно-правовой ответственности (конституционный деликт ) следующим образом: конституционный деликт – это деяние (действие или бездействие) субъекта конституционно-правовых отношений, несоответствующее должному поведению, предусмотренному нормами конституционного права, и влекущее за собой применение уста¬новленных мер конституционно-правовой ответственности.
Некоторые конституционные деликты имеют сложный правовой ха-рактер. Конституционно-правовые нормы могут связывать основание конституционно-правовой ответственности с правонарушениями в других отраслях права. В ряде случаев предусматривается возможность возник-новения конституционно-деликтных отношений в связи с нарушением уголовно-правовых норм. Так, в соответствии со ст. 93 Конституции России основанием привлечения Президента Российской Федерации к конституционно-правовой ответственности является совершение им де¬яния, которое имеет признаки измены или иного тяжкого преступления. При этом следует заметить, что к Президенту РФ, как главе государства, предъявляются более высокие требования по сравне¬нию с другими должностными лицами: если, например, депутат Государ¬ственной Думы или член Совета Федерации отстраняются от должности за совершение преступления, которое установлено приговором суда, всту¬пившим в законную силу, то Президент может быть отрешен от должности не за совершенные преступления (как полагают некоторые исследователи ), а на основании обвинения в совершении преступления при соот¬ветствующем заключении Верховного Суда, подтверждающем признаки преступления в его действиях (это свидетельствует о том, что Президент как гарант Конституции сам должен быть вне подозрений).
Справедливо отмечается, что теснейшая связь двух правоотношений — уголовно-правового и конституционно-правового — очевидна, но также несомненна и их самостоятельность. А в рассматриваемых случаях нару-шения, которые допускаются виновными лицами, являются одновремен¬но нарушением норм и конституционного, и уголовного права и влекут конституционно-правовые и уголовно-правовые последствия .
Классификацию конституционных деликтов, важную для их характеристики, можно провести по разным основаниям: способу (например, невыполнение обязанности, злоупотребление правом), субъектам (конституционные деликты государственных органов, граждан, общественных объединений и т.п.). Но целесообразнее обособлять конституционные деликты применительно к их основным объектам. Для России это, например, конституционные деликты в сфере прав и свобод человека, федеративных отношений, организации и осуществления государственной власти, местного самоуправления, в законодательной сфере и сфере изменения и пересмотра Конституции и др.
Конституционные деликты мало исследовались. Отсутствует характеризующий их категориальный аппарат. Заметим, что конституционно-правовые нормы не формулируют, за редким исключением, составы деликтов в чистом виде. В таких случаях они просматриваются лишь в общих чертах. Остаются вопросы в отношении особенностей конституционных деликтов, критери¬ев их отграничения от других правонарушений. Описание большинства конституционных деликтов настолько отличается от соответствующих ха¬рактеристик, например преступлений, административных правонарушений, что требуется «достраивать» их до общей модели неправомерного пове¬дения. Поэтому в настоящее время выделение конституционных деликтов возможно в основном только путем научного анализа.
Необходимо особо подчеркнуть, что только при наличии состава консти¬туционного деликта (пусть даже в усеченном виде) субъект, его совершив¬ший, может быть привлечен к конституционно-правовой ответственности. Также надо иметь в виду, что если субъект не нарушал конституционно-правовых предписаний или его поведение не являлось девиантным в сфере конституционно-правовых отношений, то к нему не должны применяться меры конституционно-правовой ответственности, за исключением спе¬циально предусмотренных конституционно-правовыми нормами случаев. И какой бы вред ни был причинен, это деяние будет находиться в сфере не конституционно-правовой, а иной (в том числе политической) ответственности. И наоборот — не наступит конституци-онно-правовая ответственность для лица, не являющегося субъектом кон-ституционно-правовых отношений, но нарушающего, например, консти-туционные права граждан.
В конституционном праве ответственность в не¬которых случаях может наступать и при отсутствии не соответствующего конституционно-правовым нормам деяния со стороны субъекта, на кото¬рого она возлагается, в частности, за деяния других субъектов. Такова, например, в соответствии со статьей 38 (подпункты «л» и «м» пункта 23) и статьей 76 (подпункты «б» и «г» пункта 5) Федерального закона «Об ос¬новных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» ответственность кандидатов (избиратель¬ных объединений) за действия их доверенных лиц (уполномоченных пред-ставителей). В частности, если будет установлен факт использования до-веренным лицом кандидата (зарегистрированного кандидата) преимуществ должностного или служебного положения, в отношении кандидата (зареги-стрированного кандидата) могут быть применены отказ или отмена регист-рации соответственно. Поэтому в качестве оснований конституционно-правовой ответствен¬ности следует рассматривать не только несоответствие поведения долж¬ному, как это делает большинство авторов , но и иные обстоятельства, прямо предусмотренные конституционно-правовыми нормами. В приве¬денном российском примере непосредственной вины кандидата в наруше¬нии избирательного законодательства нет, а конституционно-правовая ответственность наступает. Однако то, что лицо может отвечать вне зави¬симости от собственной вины, не означает абсолютной, безграничной от¬ветственности. Представляется, что ответственность за действия других субъектов не должна наступать при наличии умысла этих субъектов (в дан¬ном случае доверенного лица) на возникновение такой конституционно-правовой ответственности.
Условием наступления ответственности в таких случаях может являться вина нарушителя (того, кто допустил недолжное поведение), но не требу¬ются ни вина, ни другие условия ответственности (неправомерность, не¬гативные последствия и другое) в действиях субъекта, на которого она возлагается. Если конституционно-правовые нормы и устанавливают тре-бование наличия вины в действиях субъекта, несущего ответственность, то речь идет о его вине не в совершении конституционного деликта, а в недолжном осуществлении предусмотренных конституционно-правовыми нормами обязанностей (либо даче указаний, выполнение которых приве¬ло к конституционному деликту). Такое поведение можно рассматривать как одно из условий возникновения конституционного деликта, но не как его причину. Поэтому ответственность за действия других субъектов на¬ступает при наличии условий ответственности в действиях субъектов, ко¬торые его совершили, но не в действиях тех, кто несет ответственность в силу конституционно-правовых норм.
Логичным с учетом изло¬женного является вывод о неконституционности аннулирования регистра¬ции федерального списка кандидатов, но уже в случае исключения 25 % от числа кандидатов в заверенном списке кандидатов (п. 11 ст. 51 Фе¬дерального закона «О выборах депутатов Государственной Думы Феде¬рального Собрания Российской Федерации»), а также целого ряда статей Гражданского кодекса (363, 403, 1073-1076 и др.), устанавливающих от¬ветственность за действия третьих лиц.
Однако в другом своем постановлении, принятом ранее, Конституционный Суд РФ прямо признал существование ответственно¬сти (причем конституционной) за деяния других субъектов. Как отметил Конституционный Суд, поскольку Президент РФ в качестве главы государства определяет основные направления внутренней и внешней политики госу¬дарства, реализация которой возложена на Правительство, этим обуслов¬лена также «конституционная ответственность Президента РФ за деятельность Правительства РФ» (п. 3 мотивировочной части Постановления).
Не говоря уже о том, что и конституционно-правовые нормы прямо называют эти случаи ответственностью , следует учитывать и специфику регулируемых конституционным правом отношений, имеющих в основном политический характер. Такова и ответственность политических партий за действия своих членов и отделений. Так, согласно ст. 21 Основного закона ФРГ , партия может быть признана Федеральным конституцион¬ным судом антиконституционной за действия своих сторонников, направлен¬ные против основ свободного демократического строя. В силу пункта 4 статьи 39 Федерального закона «О политических партиях» за нарушения, допущенные местным или первичным отделением политической партии (не являющимся юридическим лицом), несет ответственность соответству¬ющее региональное отделение политической партии, то есть за деяния первых последнему может быть вынесено письменное предупреждение, его деятельность может быть приостановлена на срок до шести месяцев. Более того, как следует из Закона, региональное отделение может быть ликвидировано по решению суда, если местным или первичным отделени¬ем не будут устранены нарушения, послужившие основанием для при-остановления деятельности регионального отделения.
В связи с этим случаи объективной ответственности следует рассмат-ривать именно как ответственность, специально установленную консти-туционно-правовыми нормами.
Вместе с тем субъективным основанием конституционно-правовой ответственности может быть не только вина, но и осознанное субъектом представление о возможных отрицательных конституционно-правовых по-следствиях риска собственных правомерных действий. Так, в упомянутом постановлении Конституционного Суда РФ отмечается, в частности, что «конституционная ответственность Президента РФ за деятельность Правительства РФ» предопределяет роль главы государства в определении персонального состава Правительства, в том числе в выборе кандидатуры и назначении на должность Председателя Правитель¬ства России. Президент РФ должен осознавать воз¬можность наступления для самого себя негативных последствий, связанных с риском собственных правомерных действий по формированию Прави¬тельства РФ, поскольку он несет ответственность за деятельность Правительства РФ. В этом случае риск, по существу, можно рассматривать как минимальный уровень вины, а сама вина является разновидностью риска.

1.3.Субъекты конституционно-правовой ответственности

Наличие субъекта — необходимый элемент состава конституционного де¬ликта. Этот элемент представляет собой характеристику того, кто совер-шил конституционный деликт, субъекта, в деянии которого имеется опи-санный в конституционно-правовых нормах деликт. Очевидно, что сам субъект (например, гражданин, общественное объединение или государ-ственный орган) как таковой не входит в состав, а состав включает в ка-честве конструктивных те признаки, которые характеризуют субъект, со-вершивший конституционный деликт.
На субъект конституционного деликта возлагается конституционно-правовая ответственность за ...
**************************************************************


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.