На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Диплом Вербальные коммуникации в системе паблик рилейшнз

Информация:

Тип работы: Диплом. Добавлен: 20.03.2012. Страниц: 202. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


СОДЕРЖАНИЕ
Введение.
I. Вербальный характер коммуникации. Паблик рилейшнз как система.
1.1. От “линейности” к “динамизму”: феномен коммуникации как объект исследования.
1.2. Специфика вербальных коммуникаций. Текст как единица коммуникации
1.3. Паблик рилейшнз: методология системного подхода.
II. Реализация коммуникационных интенций в различных моделях паблик рилейшнз.
2.1. Специфика манипулятивных коммуникаций.
2.2. Общественное информирование как специфический метод вербальных коммуникаций.
2.3. Вербальные коммуникации социального взаимодействия.
III. Основные формы вербальных коммуникаций в системе паблик рилейшнз.
3.1. Специфика подготовки текстов в паблик рилейшнз.
3.2. Типы текстов в паблик рилейшнз.
3.3. Интерактивные вербальные коммуникации: паблик рилейшнз в Интернет.
Заключение.
Список литературы.


ВВЕДЕНИЕ
В данной диссертации автором проводится анализ содержания и форм вербальных коммуникаций в сфере паблик рилейшнз, системно исследуются основные модели паблик рилейшнз в их соотнесенности с коммуникативными интенциями, проводится анализ основных типов текстов, использующихся в практике паблик рилейшнз.
Теоретическим разработкам в области массовой информации, пропаганды и агитации придавалось большое значение в Советском Союзе. Однако, они не могут быть механически “перенесены” в сферу паблик рилейшнз, поскольку паблик рилейшнз собственно пропагандой не является, а законы массовой информации и теории журналистики не объясняют в полной мере феномена паблик рилейшнз и, зачастую, не принципиальны в данной области.
Паблик рилейшнз, который стал практиковаться в России в начале 90-х годов, представляет собой новую, динамично развивающуюся теоретическую дисциплину и новую сферу профессиональной деятельности, которые требуют новых подходов к теоретическому обоснованию процессов, происходящих на практике.
Стоит отметить, что, по мнению многих исследователей, как профессиональная деятельность и новая дисциплина, паблик рилейшнз в настоящее время находится в стадии формирования не только в России, но и во всем мире. Поэтому теоретические исследования в этой области рассматриваются автором диссертации не как попытки перенести “западный” опыт “на российскую почву”, а как участие российских специалистов в развитии новой гуманитарной дисциплины и новой профессии, имеющей важное значение в условиях демократического общества.
Актуальность исследования обусловлена тем, что проблемы вербальных коммуникаций, типологии текстов паблик рилейшнз в российской науке ранее не исследовались. Слабая теоретическая проработка проблем, с которыми специалистам по паблик рилейшнз приходится сталкиваться на практике, недостаток научно обоснованных методик, и, вследствие этого, скудный арсенал средств, использующихся на практике, негативно сказывается на уровне профессионализма российских специалистов по паблик рилейшнз. Учитывая это обстоятельство, значение научных работ, выявляющих коммуникативные закономерности паблик рилейшнз, трудно переоценить.
Новизна проведенного исследования обусловлена самой постановкой проблемы, не получившей адекватного отражения в научной литературе. В диссертации впервые подробно рассматриваются основные модели вербальных коммуникаций в паблик рилейшнз, которые представляют собой три типа основных коммуникативных интенций, отличающихся целями, принципами и практикуемыми методами коммуникации.
В качестве собственно вербальных коммуникаций в данной работе рассматриваются лишь те, в которых единицей коммуникации выступает текст, то есть письменно фиксированная речь, поскольку в остальных ситуациях присутствие невербальных компонентов коммуникации обуславливает значительную долю эффекта воздействия.
Развитие теорий коммуникации в 20 веке рассматривается автором как процесс, объясняющий закономерность разделения паблик рилейшнз на различные модели и стили (как в практическом, так и в теоретическом аспекте). Паблик рилейшнз рассматривается автором как единая система управления процессами коммуникаций. Системность прослеживается на нескольких уровнях. Прежде всего, работа специалиста по связям с общественностью представляет собой системный процесс, который характеризуется не только целостным единством управленческих операций, но и последовательной реализацией различных этапов самого процесса, особенно при выполнении комплексных коммуникационных программ, а также следованием определенным закономерностям коммуникационного процесса. Как сфера деятельности, паблик рилейшнз представляет собой целостную систему, включающую в себя различные направления и специализации: связи со СМИ, связи с местным сообществом, связи с инвесторами, корпоративные коммуникации, либбистская деятельность и связи с государственными структурами, избирательные технологии, финансовый и кризисный паблик рилейшнз. При этом, в различных составляющих паблик рилейшнз как системы могут использоваться унифицированные коммуникационные технологии.
Основной формой вербальных коммуникаций в паблик рилейшнз является текст. Отсутствие или ослабление воздействия невербальных компонентов в тексте (внешний вид, жестикуляция, тембр голоса, обстановка и др.) по сравнению с устной речью, где воздействие невербальных факторов весьма велико, позволяет рассматривать текст как основной объект при исследовании вербальных коммуникаций в системе паблик рилейшнз.
В процессе коммуникации решающую роль играют намерения коммуникатора, которые оказывают влияние на содержание и форму вербальных коммуникаций. Три основные “модели” паблик рилейшнз – манипулятивная, модель общественного информирования и модель социального взаимодействия – представляют собой, прежде всего, три различных стратегии реализации коммуникационных интенций. В зависимости от выбранной модели будут изменяться не только конечная цель акта коммуникации и набор используемых тактик, но также содержание и форма вербальных коммуникаций, сама типология текстов.
Развитие практики паблик рилейшнз привело к появлению различных функционально-стилистических форм текстов, используемых в этой сфере деятельности. Существование различных устоявшихся текстовых форм, общепринятых форматов трансляции информации, а также устойчивость принципов и методов построения этих текстов и определенные требования, предъявляемые к этим текстам, позволяет говорить о типологии текстов в паблик рилейшнз. Их специфика непосредственно связана с особенностями коммуникационного акта. Типология текстов на функционально-стилистической основе позволяет учесть как собственно языковую специфику текстов в системе паблик рилейшнз, так и их соотнесенность с определенной сферой коммуникации и прагматическими установками “источника”.
В данной работе впервые представлен подробный анализ различных форм вербальных коммуникаций, типов текстов, используемых в сфере паблик рилейшнз, обозначены их функциональные особенности и принципы построения.
В условиях глобализации, с появлением Интернет и новых телекоммуникационных технологий, вербальные коммуникации приобретают новый смысл и новое содержание, становятся все более интерактивными. Эти процессы снижают роль коммуникационных барьеров, таких как цензура или ограниченная возможность высказывать собственное мнение и участвовать в процессе коммуникации, и ставят новые задачи перед паблик рилейшнз, который становится важнейшим инструментом управления коммуникационными процессами
Практическое значение данной работы заключается, прежде всего, в том, что в ней представлен анализ как основных содержательных аспектов вербальных коммуникаций, так и специфика и принципы построения основных типов текстов в системе паблик рилейшнз. Результаты научного анализа, выводы и предложения, сформулированные автором в данной работе, могут быть использованы на практике - в деятельности менеджеров и консультантов по паблик рилейшнз в организациях и в ПР-агентствах.
Поиск теоретического материала для решения поставленных в начале исследования задач осложнялся тем, что многие затронутые проблемы слабо изучены в теории. Теоретическую базу проведенного анализа составили работы российских и зарубежных исследователей в области коммуникации, журналистики, паблик рилейшнз, рекламы, общественного мнения, социальной психологии и массовой информации. Комплекс проблем, исследуемых в этих работах, достаточно широк и разнообразен, а совокупность подходов и мнений охватывает самые различные области коммуникаций, поэтому, учитывая конкретные цели и задачи диссертации, теоретическое исследование проводилось по тем направлениям, которые наиболее принципиальны для данной работы. В качестве основных направлений теоретического исследования можно выделить следующие:
• Развитие теорий коммуникации в 20 веке
• Теоретические концепции паблик рилейшнз
• Специфика вербальных коммуникаций и коммуникативные функции текста
• Психологические и социальные аспекты массовой коммуникации и паблик рилейшнз, технологии воздействия в процессе коммуникации
• Роль паблик рилейшнз в организации, паблик рилейшнз как функция управления
• Практические аспекты паблик рилейшнз, организация работы ПР-специалиста
• Массовая коммуникация и общественное мнение, теория и практика СМИ
Обзор различных теорий коммуникации, развитие коммуникационных исследований в 20 веке и новые тенденции в этой сфере человеческой деятельности наиболее полно представлены в работах Земляновой Л.М., Мазура М., Почепецова Г.Г., Рождественского Ю.В., De Fleur M.L. и Fiske J.
Ю.В. Рождественский прослеживает развитие коммуникации, появление и развитие различных методик коммуникации и развитие коммуникационной активности как профессиональной деятельности с античных времен до наших дней. В работе М.Мазура анализируются истоки и детально рассматривается специфика наиболее распространенной в 20 веке линейной схемы процесса коммуникации. Г.Г.Почепцов представляет наиболее полный обзор различных теорий, концепций и гипотез в сфере коммуникации, каждая из которых не только имеет право на существование, но может активно использоваться на практике. Анализ представленных теорий позволяет прийти к выводу о плюралистичности теории коммуникации, и, в то же время, акцентирует внимание исследователей на различных аспектах и проявлениях феномена коммуникации. В работе Л.М. Земляновой представлен анализ современных теорий коммуникации и наиболее важных тенденций в сфере исследования массовой коммуникации в США. Более детально и подробно новые подходы к исследованию коммуникаций, а также появление и развитие на практике нелинейных, динамических схем процесса коммуникации, описаны в работах М. Де Флёра и Дж. Фиске.
Теоретическое обоснование паблик рилейшнз как сферы деятельности и важного сегмента системы массовой информации прослеживается в работах В.М. Горохова и В.С. Комаровского и Г.Г. Почепцова Большое значение в этих работах придается российской специфике паблик рилейшнз и организации работы ПР-специалиста в российских условиях. Именно эти работы использовались автором диссертации в качестве теоретической основы исследования в области теории паблик рилейшнз. Стоит отметить, что, к сожалению, большинство работ других российских авторов по данной тематике представляют собой либо компиляцию западных источников, либо практические пособия для начинающих, не имеющие научной ценности. В поиске теоретического обоснования феномена паблик рилейшнз, теорий, концепций и гипотез, существующих в этой сфере, автор диссертации обратился к английским и американским источникам. Системный подход к паблик рилейшнз, теоретическое обоснование процессов коммуникации в паблик рилейшнз, современные концепции и модели, применение различных методик в паблик рилейшнз подробно описывается в работах таких исследователей, как Cutlip S.M., Center A.H., Grunig J.E., Hunt T., Nolte L.W., Wilcox D.L. и Robinson E.J.
Специфика текстовой коммуникации и функциональные особенности текста как единицы коммуникации достаточно широко исследованы представителями советской и российской филологической школы. В данной диссертации используются работы Бахтина М.М., Дридзе Т.М, Каменской О. и Колшанского Г.В. Для анализа текста в условиях дискурса и взаимодействия текстовых коммуникаций с общественным сознанием автором использованы работы зарубежных исследователей - Гадамера Х.-Г. и Ван Дейка Т.А.
В качестве теоретической базы для анализа социальных и психологических эффектов, проявляющихся и использующихся в различных моделях паблик рилейшнз, автором использованы монографии российских и зарубежных исследователей, представляющих различные научные школы социальной психологии, социологии и коммуникативистики. Для данной диссертации принципиальное значение имело не теоретическое обоснование этих эффектов, которое может варьироваться у представителей различных научных школ и направлений, а выявление и описание действия психологических и социальных эффектов в процессе коммуникации. Среди авторов наиболее важных для целей данной диссертации работ следует упомянуть Берна Э. , Дилтса Р., Конецкую В.П., Кэмпбелла К., Крукберга Д., Московичи С., Ноэль-Нойман Э., Старка К., Юри У. Механизмы внушения и убеждения, а также психологические эффекты, облегчающие работу манипуляторов в области коммуникаций, подробно рассмотрены в работах Гаджиева К.С., Доценко Е.Л., Шиллера Г., Bettinghaus E.P., Goodin R. и Key W.B.
Роль паблик рилейшнз в бизнес-коммуникациях и функционирование паблик рилейшнз в системе организации описаны в работах А.Б. Зверинцева, И.М. Синяевой и N. Stone Стоит отметить, что акцент на “управленческий” характер деятельности в паблик рилейшнз, на коммуникационный менеджмент и роль паблик рилейшнз в бизнесе (чему уделяется большое внимание в данных работах) определяется прикладным характером работ, рассчитанных не на академические круги, а на практикующих специалистов.
Практические аспекты деятельности в паблик рилейшнз, которые анализируются в работах Алешиной И.В., Викеньтьева И.Л., Горохова В.М. и Комаровского В.С., Reilly R.T. дают представление о повседневной работе специалистов в области паблик рилейшнз, о том, какие теоретические разработки и методики используются в практической деятельности.
Научные работы, посвященные исследованию процессов массовой коммуникации, формированию общественного мнения, теории и практике средств массовой информации, рассматриваются автором как теоретическая база, позволяющая глубже понять специфику коммуникационных процессов и того “поля”, на котором применяется паблик рилейшнз и действуют вербальные коммуникации. В качестве основных теоретических работ по этой тематике в диссертации использованы работы Дмитриева А.В., Дэннис Э. и Мэррилл Д., Мельник Г.С., Lippmann W., McQuail D. и Zaller J.
Теоретические работы и пособия по практике СМИ представляют собой ценный ресурс и для специалистов в области паблик рилейшнз, поскольку средства массовой информации являются одним из основных “каналов” в их работе, а методики подготовки текста, правила построения материалов и многие принципы журналистской работы могут эффективно использоваться в сфере паблик рилейшнз. Принципы подготовки текстов в журналистике подробно описаны в работах Кима М.Н., Коппервуда Р. и Нельсона Р.П., Mencher M. Помимо эмпирического материала по тематике функционирования средств массовой информации в России, в диссертации использованы научные работы по теории и практике СМИ ведущих российских исследователей в этой области: Ворошилова В.В., Горохова В.М., Дзялошинского И.М., Засурского Я.Н., Лазутиной Г.В., Прохорова Е.П., Ученовой В.В.
Объектом исследования в данной диссертации является процесс коммуникации в сфере паблик рилейшнз. В качестве предмета исследования выступают вербальные коммуникации, типы текстов в системе паблик рилейшнз, которые автором рассматриваются в “чистом виде” без воздействия невербальных компонентов, то есть как текстовые коммуникации.
Целью данного исследования является системный анализ процессов вербальных коммуникаций и выявление типов текстов, используемых в коммуникативном процессе в сфере паблик рилейшнз. Для достижения цели автором проводится анализ как формы, так и содержания вербальных коммуникаций в паблик рилейшнз. Цель исследования реализуется в решении ряда задач:
• определить рамки исследования и основные термины, которые используются в работе
• на примере истории коммуникационных исследований в 20-м веке продемонстрировать постепенный отход от “монополии” линейной схемы, что привело к появлению различных моделей коммуникационной активности в сфере паблик рилейшнз.
• на основе соотнесенности коммуникационной интенции и понятия модели паблик рилейшнз провести анализ содержательных аспектов вербальных коммуникаций в трех моделях паблик рилейшнз – манипулятивной, модели общественного информирования и модели социального взаимодействия
• провести анализ различных тактик, методик и лингвистических приемов, рассмотреть практические аспекты коммуникации в различных моделях паблик рилейшнз
• произвести классификацию текстовых форм, использующихся в паблик рилейшнз, описать основные типы PR-текстов, правила, принципы и методики их построения, сферу и условия применения в практической деятельности.
• провести анализ новых типов вербальных коммуникаций в практике паблик рилейшнз, перспектив их дальнейшего развития в условиях глобализации, развития интернет и новых телекоммуникационных технологий
Методологической основой исследования послужили фундаментальные положения теории и практики журналистики и рекламы а также принципиальные положения и разработки в области теории паблик рилейшнз. При подготовке диссертации использованы методологические принципы историзма, социально-культурной обусловленности, системности, которые позволили добиться более глубокого осмысления как содержательных аспектов вербальных коммуникаций в паблик рилейшнз, так и многообразия конкретных форм, в которых они реализуются.
В исследовании использовались как общенаучные методы анализа и синтеза, обобщения, сравнительного анализа, так и эмпирические методы наблюдения, интервью и контент-анализа. В работе над данной диссертацией автору помогло базовое журналистское образование, практика работы в российских средствах массовой информации, опыт организации и управления департаментом по связям с общественностью, работа в российских PR-агентствах, а также в качестве независимого PR-консультанта. Результаты наблюдений и практического опыта автора диссертации в различных областях паблик рилейшнз, результаты исследований рынка паблик рилейшнз в России и за рубежом, данные социологических опросов, интервьюирование ведущих практикующих специалистов по паблик рилейшнз в России составили эмпирический материал, использованный в данной диссертации. Хронологические рамки проведенного исследования – 90-е годы 20 века.
Концепция диссертации, выполненный в ней анализ, ее основные выводы прошли научную апробацию на заседаниях кафедры экономической журналистики и рекламы факультета журналистики МГУ имени М.В.Ломоносова, представлены в опубликованных по теме диссертации статьях в журналах “Советник” (издание Российской ассоциации по связям с общественностью), “Маркетинговые коммуникации” и “Рекламный мир”.


ГЛАВА 1. ВЕРБАЛЬНЫЙ ХАРАКТЕР КОММУНИКАЦИИ. ПАБЛИК РИЛЕЙШНЗ КАК СИСТЕМА.

ПАРАГРАФ 1. ОТ “ЛИНЕЙНОСТИ” К “ДИНАМИЗМУ”: ФЕНОМЕН КОММУНИКАЦИИ КАК ОБЪЕКТ ИССЛЕДОВАНИЯ

Термин “коммуникация” (от латинского communico - соединять, сообщать, сноситься), обозначающий процесс межличностного и межгруппового общения, появился в научной литературе в начале 20 века. Именно в это время, когда активно развивались новые средства общения между людьми - телеграф, радио и телефон, когда впервые в истории человечества появилась возможность быстро передавать любые сообщения на огромные расстояния и эффективно общаться отдельным личностям и малым группам с большими группами населения, отмечается всплеск интереса исследователей к коммуникативному аспекту общения, самому процессу коммуникации.
Энциклопедия Британника определяет коммуникацию как “обмен значениями между индивидами посредством общей системы символов”. История феномена коммуникации, таким образом, уходит в глубь веков и связана с появлением общих знаковых систем, посредством которых люди обменивались значениями. Сначала это были невербальные системы символов - мимика, жестикуляция, позы, звуки различного тембра и продолжительности (подобный обмен “значениями” можно наблюдать в животном мире). Гораздо позже появилась более сложная система символов - речевое общение. Появление письменности позволило фиксировать речь и, вместе с тем, развивать и совершенствовать систему символов. Однако, коммуникация, с древнейших времен, воспринималась не только как обмен информацией между людьми в их познавательно-трудовой деятельности. С появлением первичных общественных систем, а затем и с появлением государств, внимание исследователей начинает привлекать другая функция коммуникации - убеждение и управление “значениями”.
Развитие риторики и исследование возможностей речевого общения в античном мире привело к открытию трех основных методов коммуникации - эристики, диалектики и софистики и общему правилу “убеждающих”, “воздействующих” коммуникаций - от пафоса (намерение, замысел создателя речи) - через логос (словесные средства для реализации замысла) - к этосу (условия, которые получатель речи предлагает ее создателю - время, место, сроки и другие условия, которые позволяют считать речь уместной или неуместной).
Риторики Платона и Аристотеля, риторические системы Квинтиллиана и Цицерона положили начало исследованиям возможностей общения и восприятия, гносеологических аспектов коммуникации, исследованиям текста как коммуникативной единицы и языка как основного средства общения. Феномен коммуникации на протяжении многих веков был тем “ключом”, который помогал исследователям проникнуть в тайны человеческого сознания и общественного устройства. Коммуникацию также можно считать основной формой развития науки и искусства. На фоне этих великих заслуг и универсальных функций коммуникации, внимание к самому процессу коммуникации долгое время оставалось незначительным. Коммуникация, казалось бы, не нуждалась в исследовании, поскольку являлась простейшим и понятным каждому процессом - передачей информации от источника к получателю.
Развитие печати и появление массовых изданий добавило к этой линейной схеме понятие “канала”, а также акцентировало внимание многих исследователей на проблеме “кодирования” и “декодирования” в процессе коммуникации. Бурное развитие массовой печати с середины 19 века, появление подлинно массовых коммуникаций предвосхитило появление радио, телеграфа и телефона, которые поставили под сомнение значимость “ситуационных” аспектов коммуникации, а также породили новые формы коммуникационных процессов. Все это требовало новых подходов к теоретическому обоснованию процессов коммуникации, и, прежде всего - исследования самого процесса коммуникации.
Одно из первых определений коммуникации сформулировал британский публицист Ричардс (I.A.Richards) в 1928 году: “Коммуникация - процесс, который происходит тогда, когда один ум действует в своем окружении таким образом, что другой ум подвергается воздействию, и в нем воспроизводится опыт, подобный тому, что и в первом, который частично на него влияет”.
Американский социолог и публицист Уолтер Липпманн (W. Lippmann) исследуя процессы, происходящие в общественном сознании, впервые заговорил о “барьерах коммуникации”, - стереотипах сознания, которые проявляются в коммуникационном процессе. По Липпманну, процесс коммуникации уже не выглядел простым обменом информацией. Не только намерения источника, но и особые ментальные структуры получателя (стереотипы) обуславливают воздействие в одних случаях и разрушают коммуникационный процесс в других случаях. Липпманн выделил 6 основных “барьеров” в сфере общественных коммуникаций:
1. Искусственная цензура
1. Ограниченные социальные контакты
2. Ограниченность времени, доступного для полноценного внимания к общественным делам
3. Необходимость концептуализации и упрощения событий и явлений для того, чтобы вместить их в короткое “послание”
4. Трудность выражения, передачи и получения в словесной форме (с размытыми значениями слов и их ограниченностью) явлений и событий большого, сложного мира
5. Страх столкновения с фактами, которые выглядят угрожающими для существующих стереотипов.
Книга Липпмана была издана в 1922 году небольшим тиражом, но подверглась широкой критике за “глумление над общественным мнением”. При этом основное внимание обращали на примитивное истолкование социальных процессов и язвительный стиль известного публициста. Интерес к книге вновь возник лишь через сорок лет, во время ее второго издания. К этому времени социологические исследования подтвердили многие суждения Липпмана о процессе коммуникаций и процессах формирования общественного мнения.
В начале века и вплоть до 40-х годов феномен коммуникации исследовался в первую очередь как инструмент воздействия, как на позиции отдельных индивидов, так и на общественное мнение. Направленность исследований диктовалась спросом - “век масс” придал новый смысл пропаганде, агитации и выработке “единой позиции”.
Огромное значение пропаганде и агитации, а также исследованиям в этой сфере придавалось в Советском Союзе. Вплоть до начала 90-х годов коммуникации рассматривались исключительно с точки зрения воздействия и изменения отношения. Об этом свидетельствуют не только обилие научных трудов по теории и практике пропаганды, но и тот скромный факт, что всем известная в наше время аббревиатура СМИ произносилась не иначе как СМИП (то есть, средства массовой информации и пропаганды). При этом во всех исследованиях советского периода в качестве основной, базовой модели коммуникации рассматривалась схема “источник - послание - канал- получатель”. Эта линейная схема во многом определяла направление исследований - от проблем кодирования информации, семантической адекватности послания, до специфики восприятия получателя, эффективности и прагматики коммуникационных процессов. Линейность самого процесса не вызывала сомнений, и сам термин “коммуникация” воспринимался не иначе как общение с целью запланированного воздействия, изменения отношения получателя в нужную источнику сторону.
В современной практике паблик рилейшнз коммуникациям воздействия или “убеждающим коммуникациям” (persuasive communications) по прежнему отводится значительная роль. Однако, для того чтобы понять специфику других моделей и методов коммуникации, активно использующихся в паблик рилейшнз, необходимо проанализировать их истоки, связанные с появлением “нелинейных” или “динамических” концепций и теорий коммуникации.
Наиболее ярко появление и развитие альтернативных подходов к теории коммуникации наблюдается на примере развития коммуникационных исследований в США. В истории коммуникационных исследований в США начиная с 40-х годов 20 века отчетливо прослеживаются корни тех моделей и методов коммуникации, которые в наше время активно используются в паблик рилейшнз.
Начало серьезных научных исследований в сфере коммуникации в США связывают с К. Шенноном (Shannon C.) и Уивером (Weaver W.). Примечательно, что эти исследователи разрабатывали эффективную концепцию коммуникации по заказу крупной телефонной компании. В начале 40-х годов они работали в телефонной лаборатории компании Bell. Основная задача, которая ставилась перед учеными - разработать эффективный путь использования каналов коммуникации. Впоследствии результаты исследований и разработанная модель коммуникации были описаны в книге “Математическая теория коммуникации” (1949 г.). В качестве канала коммуникации Шеннон и Уивер рассматривали телефон и радио. Модель коммуникации представляла собой простой линейный процесс (рис 1.).
источник передатчик сигнал полученный получатель


информации сигнал
шум, другие источники
рис. 1.
Концепция Шеннона-Уивера получила широкое признание во всем мире. Несмотря на то, что перед исследователями ставилась чисто техническая задача, они утверждали, что их математическая теория подходит для всей сферы человеческих коммуникаций.
Г. Лассуэлл (H. Lasswell) в 1948 году сделал модель Шеннона-Уивера более запоминающейся и часто цитируемой, изложив путь коммуникации вербальной формулой: “КТО - сказал ЧТО - по какому КАНАЛУ - КОМУ - с каким ЭФФЕКТОМ”.
Шеннон и Уивер сформулировали три уровня проблем коммуникации:
1. технические - насколько аккуратно могут быть переданы символы коммуникации
1. семантические - насколько точно переданные символы соответствуют желаемому значению
2. проблемы эффективности - насколько эффективное воздействие проводится в желаемом направлении.
Наиболее любопытный - третий уровень, который раскрывает главную особенность схемы. Как отмечает Fiske, особенность схемы в том, что “авторы воспринимают коммуникацию как манипуляцию и пропаганду. А участвует в коммуникации эффективно, если В реагирует на послание так, как этого желает А. ” Говоря о коммуникации, авторы схемы имели в виду, прежде всего, убеждение и воздействие. По их мнению, схема описывала путь информации, которая, доходя до получателя, непременно оказывает на него воздействие. Повышение аккуратности и эффективности, по Шеннону и Уиверу, могло усиливать уровень этого воздействия и, таким образом, становилось главной задачей коммуникационных исследований.
Подобный подход к проблеме коммуникации отстаивал и “отец-основатель” кибернетики Н.Винер. По Винеру, информация представляла собой некоторую математическую упорядоченность, систему, которая не являлась ни материей, ни энергией, но, однако, определялась количественными факторами и векторами направлений. Схема Шеннона-Уивера, а так же схожие подходы к проблеме в дальнейшем получили название “количественных”. Они показывали количество информации и путь ее доставки при контролируемых условиях.
Стоит особо отметить, что данная схема коммуникации не воспринималась как “чистое теоретизирование”. “Убеждающие” коммуникации, внушение и пропаганда в первой половине века доказали свою высокую эффективность - от пропаганды Антанты во время первой мировой войны до пропагандистской машины третьего рейха - любые процессы коммуникации имели своей целью убеждение и внушение, а путь этих коммуникаций логично вписывался в схему Шеннона-Уивера.
Вера в неограниченную власть убеждения и внушения подтверждалась исследованиями в сфере психологии и социологии. Один из признанных “отцов-основателей” американского ПР Эдвард Бэрнейз писал во вступлении к своей книге “Пропаганда”: “Понимание и интеллектуальные манипуляции привычками, отношениями и мнениями - важная составляющая демократического государства. Те, кто управляет этим невидимым механизмом общества, являются, по сути, невидимым правительством, настоящей правящей силой в нашей стране.”
Тем не менее, исследования, которые проводились в конце 40-х годов, привели к “открытию” того, что раньше рассматривалось лишь как пассивный объект, предназначенный для воздействия - к “открытию людей”. Задачей исследований было выяснить - как СМИ воздействуют на голосование избирателей во время предвыборных кампаний в США и в отдельных штатах. Исследования показали, что коммуникации, особенно коммуникации через СМИ, редко имеют непосредственный эффект убеждения В ходе исследований выяснилось, что большинство людей принимали решения по голосованию не под воздействием СМИ, а в результате общения с людьми, разделяющими их взгляды. Причем, большинство респондентов принимали решение по голосованию задолго до того, как начиналась избирательная кампания и предвыборная агитация. Во время избирательной кампании эти респонденты искали в СМИ информацию только о “своих” кандидатах, игнорируя всех остальных.
Катц и Лазарсфельд пришли к выводу, что коммуникация происходит не совсем так, как это представлено в популярной схеме источник-послание-канал-получатель. Они назвали это концепцией “двухэтапного потока”, где на первом этапе действует послание через СМИ, направленное на получателя, а на втором этапе к процессу выработки решения или определенной позиции подключается межличностное общение, межгрупповое общение и мнение групповых лидеров (лидеров общественного мнения). По Катцу-Лазарсфельду схема массовых коммуникаций должна выглядеть так:


СМИ Лидер Последователь
рис. 2.
При этом, в группе может происходить как превалирование мнения лидера, так и обсуждение этого мнения с участием не-лидеров и его последующим изменением.
Двухшаговый поток коммуникации Катца-Лазарсфельда стал признанием фактора личного влияния лидеров общественного мнения. В дальнейшем это направление исследований в сфере коммуникации получило название теории социальных отношений. Многочисленные последователи выяснили специфику “лидерства” в общественном мнении и действие этого механизма.
Лидеры общественного мнения, как правило, представляют собой типичный образ социальной группы и мало чем отличаются от ее членов. Они четко придерживаются норм и правил социальной группы и, как правило, являются лидерами или авторитетами лишь в одной, достаточно узкой сфере, привлекающей внимание общественного мнения. Таким образом, различные аспекты общественного мнения могут иметь различных лидеров в одной и той же социальной группе.
Более отчетливо сомнение в эффективности линейной схемы и “убеждающих коммуникациях” отразилось в теории когнитивного диссонанса Леона Фестингера (1957 год). По этой теории, смена отношения у получателя послания возможна лишь тогда, когда послание представляет собой диссонантное отношение к предыдущему отношению, но логически с ним не связанное. Диссонанс - это негативное побудительное состояние, которое испытывает человек, обладая двумя противоречивыми мнениями. Стремясь избавиться от этого психологического состояния, человек начинает пристрастно искать информации, мнения и оценок, которые подтверждали бы справедливость того мнения из двух, на котором он остановил свой выбор.
Фестингер утверждал, что послание не будет иметь никакого эффекта на получателя, если он его не ищет, то есть, он развернул схему источник - послание - канал - получатель в обратную сторону. При этом получатель будет искать только те послания, которые консонантны с его отношением, а те, которые диссонантны с его отношением, - отвергает и не воспринимает.
Тот факт, что получатель информации не беззащитен перед возможным воздействием или внушением, отстаивала и селективно-представительная гипотеза Де Флера - Ларсена. Авторы гипотезы утверждали, что “когда контакт с получателем достигнут и символы “послания” представлены его вниманию, их содержание проходит через фильтр селективных представлений получателя”. При этом, “те идеи, которые вступают в противоречие с существующими представлениями и отношениями, подавляются или модифицируются в сторону согласия с ними.” Таким образом, согласие получателя с “посланием” находится под его контролем.
Впоследствии Де Флер развил гипотезу в “Теорию индивидуальных различий”. Индивидуальная психологическая структура человека, которая формируется, главным образом, в процессе воспитания, формирует индивидуальное восприятие любого “послания”, что приводит к вариативности в восприятии и ответе массовой аудитории в процессе коммуникации. На финальной стадии коммуникационного процесса индивид воспринимает те послания, которые “связаны с его интересами, созвучны его отношениям, конгруэнтны с его надеждами, ожиданиями и поддерживают его ценности”.
Концепция “вовлеченности”, близкая теории Де Флера, была очень популярна в журналистской среде. По этой концепции, получатель ищет и воспринимает только те послания, которые сообщают ему о том, во что он в какой-либо степени вовлечен или к чему он имеет какое-либо отношение.
Не отходя от линейной схемы коммуникации (источник-послание-канал-получатель), эти концепции поставили под сомнение ее эффективность в плане воздействия, доказав, что правильное следование пути коммуникации, предлагаемому схемой, не гарантирует эффекта на стадии получателя. Сомнение в практическом применении линейной схемы коммуникации для целей убеждения нашло свое отражение в ироничной формуле известного социолога Б.Берельсона (B.Berelson): “Некоторые типы коммуникации, затрагивающие некоторые темы, представленные вниманию некоторой публики в некоторых условиях и при некоторых обстоятельствах, могут иметь некоторый эффект.”
В политических коммуникациях большое распространение получила “теория концентрических кругов” Ропера. Автор сравнивал распространение новых идей в обществе (путем коммуникации) с волновыми кругами на воде, которые образуются при попадании на ее поверхность каких-либо предметов. Новые идеи расходятся как круги на воде, постепенно угасая при отдалении от центра: идея создается “великими мыслителями”, затем поддерживается “великими последователями”, от них переходит к “великим комментаторам”, затем - к “обычным комментаторам (интерпретаторам)”, затем - к “политически активной публике”, и, наконец, совсем угасая, - к “политически пассивной публике”. Ропер, используя эту схему, утверждал, что идеи, которые заложены в информации, распространяются в обществе и воспринимаются обществом крайне медленно (в отличие от распространения самой информации и “новостей”). Справедливость этого утверждения впоследствии доказали многочисленные социологические исследования. Например, в ноябре 1972 года социологами было проведено обширное исследование во многих штатах с целью выяснить отношение “простых американцев” к Уотергейтскому скандалу, новость о котором облетела весь мир, публикациями о котором были заполнены все газеты и журналы, о котором говорили радио и телевидение во многих странах мира. В результате исследования выяснилось, что только 48% опрошенных американцев слышали или что-то знают об этом грандиозном скандале, который разразился четыре месяца тому назад (в июне 1972 года). И только в повторных исследованиях, проведенных еще через несколько месяцев, процент “осведомленных” увеличился почти до 100%.
Особая роль лидеров общественного мнения или “элит” прослеживается и в работах известного американского исследователя коммуникаций Заллера. Информация, получаемая в процессе коммуникаций, делает лишь “половину работы” в процессе формирования мнения. Заллер называет мнение “свадьбой” информации и предрасположенности: информация представляет собой форму ментальной “картины” события, а предрасположенность - мотивирует выводы и суждения по этому поводу. Люди в крупных сообществах зависимы от “других”, невидимых и, как правило, неизвестных, в получении большинства своей информации об огромном мире, в котором они живут. Заллер ссылается на Уолтера Липпмана: “Каждый из нас живет и работает в маленькой части земного пространства, движется и действует в малых кругах и от этого знает только немногое непосредственно. В любом публичном событии, которое имеет широкий эффект, мы, в лучшем случае, видим непосредственно лишь какую-либо его фазу или какой-либо аспект. В то же время наше “мнение” покрывает гораздо большее пространство, гораздо больший период времени, гораздо большее количество вещей и событий, чем мы можем непосредственно наблюдать.”
“Другие”, от которых мы прямо или косвенно зависим в получении информации, по Заллеру, это элита - то есть те люди, которые в большинстве случаев, посвящают все свое время какому-либо аспекту политической или общественной жизни - политики, чиновники, журналисты, активисты, эксперты и специалисты. Даже если мы узнаем о некоторых аспектах событий в жизни общества от близких, друзей или членов семьи, мы часто оказываемся лишь вторичными потребителями идей, которые были генерированы в какой-либо из элит.
Одной из наиболее популярных теоретических схем процесса коммуникации в США стала “теория домино”. Авторы использовали для ее объяснения “эффект домино”, при котором выстроенные определенным образом “костяшки” домино падают одна за другой, если только толкнуть первую из них. Стереотип “домино” очень активно использовался в американской пропаганде времен “холодной войны” для объяснения обществу необходимости противодействия “коммунистической угрозе”. В частности, попытка вторжения на “красную Кубу” объяснялась стремлением остановить “первую костяшку” домино, за которой непременно посыпятся (во власть коммунистов) другие страны Латинской Америки, связанные с Кубой общим языком, историей и схожими культурами. Стереотип “домино” часто использовался и был у всех на слуху. Вероятно, это сыграло свою роль в популяризации данной схемы коммуникаций. По теории домино, схема коммуникации выглядит следующим образом:


Послание Знание Отношение Поведение
рис. 3.
При этом каждая “костяшка домино” толкает последующую. Иными словами, схема предполагает возможность управления поведением людей посредством коммуникаций, формирующих отношение. Похожая на “теорию домино” теория “иерархии эффектов” до сих пор активно используется в сфере рекламы и маркетинга. По схеме “иерархии эффектов” каждый следующий этап - это новая “ступенька”, на которую можно зайти лишь пройдя предыдущие:


действие

убежденность

понимание
озабоченность (заинтересованность)
рис. 4.
Как отмечает Де Флер, “убеждение и внушение - лишь один из многих эффектов коммуникации, но тот, на котором сфокусировалось больше всего внимания”. Исследования в сфере “убеждающих” коммуникаций развивались в двух направлениях: психодинамическом и социокультурном. Психодинамическая модель представляла собой изменение “явного поведения” посредством “убеждающего” послания, воздействующего на внутренний психологический процесс. Примером таких коммуникаций могут служить коммуникационные кампании, направленные на борьбу с рассовой дискриминацией. Стратегия таких кампаний в США заключалась в том, чтобы “убеждающими” посланиями воздействовать (разрушать, изменять, сглаживать) рассовые предрассудки и стереотипы (внутренний психологический процесс) подавляя таким образом рассовую дискриминацию (явное поведение).
Социокультурная модель процесса убеждения заключалась в признании того факта, что социальные и культурные различия и нормы социальных групп являются не препятствием в процессе коммуникации, а инструментом, помогающим добиваться определенных целей. Воздействие в этой модели происходило опосредованно: “послание” воздействовало на социокультурную группу, помогая сформироваться групповому “одобрению” и групповому “санкционированию”, определению социально-приемлемого поведения членов группы. В дальнейшем, с помощью “убеждающих” посланий, достигнутые (измененные) определения, “кристаллизованные” (и скорректированные) нормы реализовались в явном поведении.
Попытки усовершенствовать линейную модель коммуникации предпринимались неоднократно. В 1956 году профессор Пенсильванского университета Джорж Гербнер предпринял попытку создать “универсальную” схему коммуникации. Главное достоинство схемы заключалось в том, что Гербнер связывал схему с реальностью, начиная ее с “события”, а не с “источника” (рис. 5.)

отбор канал
событие контекст восприятие

доступность события
доступ к
каналам,

контроль
рис. 5. отбор, контекст восприятие
форма содержание доступность послания

Гербнер расположил “послание” на уровне канала и намеренно избегал упоминания процессов “кодирования” и “декодирования” в схеме коммуникации, считая их “вульгарной упаковкой коммуникации” ( кодирование - упаковывает информацию как товар в магазине, а декодирование - распаковка товара получателем). Расположение в линейной схеме коммуникаций “послания” после “кодирования”, то есть, существование “послания” до его артикуляции и фиксирования, по Гербнеру, противоречило здравому смыслу. Высказывание, артикуляция и кодирование - единый творческий процесс, в котором и создается содержание послания. До этого момента существует лишь общая идея, намерение и необходимость высказать послание, которые собственно “посланием” не являются.
Другая популярная схема, предложенная психологом Т. Ньюкомбом (T.Newcomb) в 1953 году, представляет коммуникацию как простой, но не линейный процесс, связывая “источника” (A) и “получателя” (B) с третьей координатой - социальным окружением (X):
X


рис. 6. A B
Основной задачей коммуникации Ньюкомб считал поддержание баланса в обществе. В этом смысле A-B-X - саморегулирующаяся система, в которой при изменении одного параметра (A, B или X) изменяются все остальные. Не менее важно, что в этой схеме коммуникации между “источником” и “получателем” направлены в обе стороны.
Наиболее удачную динамическую модель коммуникации предложили Б.Уэстли (B.Westley) и М.Мак Лин (M.McLean) в 1957 году (рис. 7).


события послание


явления источник канал получатель

реальность передатчик

рис. 7.
Описывая путь коммуникации, они показали и разнообразие “реальности”, которое может реализоваться в разных формах послания, возможность “получателя” сравнивать реальность и послание, а также реагировать на послание как в сторону источника, так и в сторону канала.
Канадский социолог МакЛюэн, критикуя линейную модель коммуникации, высказал идею о сращивании “канала” и “послания”. Его лозунг “Канал (медиум) - это послание” активно поддержали многие кинематографисты, фотографы, дизайнеры и тележурналисты. МакЛюэн и его последователи считали, что современное общество движется от печатной, текстовой культуры к культуре визуальной, при которой канал и послание сливаются, и образовавшийся визуальный медиум начинает диктовать свои законы, оказывая сильное влияние на обе стороны - на источника и на получателя.
На ежегодной конвенции ассоциации журналистского образования в 1970 году социолог Р. Картер подвел некоторый итог коммуникационным исследованиям в США. Критикуя сторонников линейной схемы и исследователей, старающихся найти в процессе коммуникации магические формулы скрытого управления людьми, Картер сравнил их с учеными, которые ожидают золотых яиц от курицы и проводят многочисленные исследования, чтобы понять, почему же курица не несет золотых яиц. Картер образно сформулировал новый подход к проблеме - не стоит ожидать от коммуникации того, что не свойственно этому процессу. Коммуникации не могут вкладывать в головы людей готовые формулы - “что думать” и “как думать”, но могут акцентировать внимание людей на том “о чем думать”. Иными словами, коммуникации не изменяют отношения и поведения, то есть не воздействуют “напрямую” на сознание людей. Однако, коммуникации способны создавать интерес или озабоченность, а также усиливать понимание.
Д.Гордон, автор популярной книги о манипулятивных коммуникациях, подготовил статью “Коммуникация” для нового издания “Энциклопедия Британника”, в которой подвел итог десятилетиям коммуникационных исследований и обозначил основные направления коммуникационных исследований конца 20 века:
1. индустрия СМИ, люди которые в ней работают и ей управляют, их взаимодействие с аудиторией
1. “убеждающие” коммуникации и использование технологий для воздействия на мнения и отношения
2. процессы межличностной коммуникации
3. динамика вербальных - невербальных (а также других, например - экстрасенсорных) коммуникаций между индивидами и социальными группами
4. проблемы восприятия и понимания в различных типах коммуникации
5. проблемы использования коммуникационных технологий в социальной сфере, искусстве и образовании
6. критика современных коммуникационных технологий в поп-культуре
На примере развития теорий коммуникаций в США можно говорить о некоторых основных итогах теоретического осмысления и обоснования процессов коммуникации в 20 веке. Признание чрезвычайной сложности, многоплановости и разнообразия процессов коммуникации, а также широкого спектра возможных эффектов, позволило уйти от “монополии” линейной схемы и вызвало к жизни различные по форме, целям и задачам типы коммуникации, многие из которых отразились в формировании различных моделей и стратегий коммуникации в сфере паблик рилейшнз.
Не менее важен тот факт, что новые открытия в этой сфере, новые теории, концепции и гипотезы не отменяли, не “перечеркивали” предыдущие. Все они и по сей день имеют своих сторонников и используются на практике (в том числе и в сфере паблик рилейшнз) с различной степенью эффективности.
Всплеск интереса к коммуникационным процессам в начале века дал мощный импульс исследованиям различных аспектов коммуникации. Учитывая, что коммуникация - это феномен, пронизывающий все сферы жизни человека и общества, что все науки и любые исследования так или иначе связаны с феноменом коммуникации, создание “универсальной теории коммуникации” практически невозможно (это означало бы создание “теории жизни” или “теории всего”, что вряд ли подвластно человеческому разуму). Осознавая практическую невозможность исследования явления в целом, ученые сконцентрировались на исследовании его частей, различных аспектов явления и его различных, “ситуационных”, контекстных проявлений.
Украинский исследователь Г. Почепцов в книге “Теория и практика коммуникации” представляет обзор 30 теорий и моделей коммуникаций, которые являются результатами исследований различных аспектов этого явления: от лингвистической и театральной до разведывательной и конфликтологической. Некоторые исследователи называют эти аспекты феномена “типами коммуникации”. Например, Энциклопедия Британника называет около 50 типов коммуникации, каждый из которых связан или с определенной сферой деятельности (например - артистический) или с появлением и развитием определенных научных направлений (например - постструктуралистская или деконструктивистская).
Обращает на себя внимание тот факт, что теории, исследующие отдельные аспекты процесса коммуникации не могут быть “подведены под единый знаменатель” и не могут представлять собой “отдельные фрагменты“ общей теории коммуникации, поскольку их авторы отражают не только различные проявления этого феномена, но и различные подходы к проблеме, приходя к различным (и даже противоположным) выводам. С одной стороны, это явный недостаток - ни одна теория коммуникации не рассчитана на “универсальное” применение на практике. Но с другой стороны - каждая из этих теорий выявляет определенные закономерности и глубоко исследует конкретный аспект коммуникационной деятельности. Таким образом, совокупность различных теорий предоставляет практикующему ПР-специалисту широкий арсенал коммуникативных средств для использования в разнообразных конкретных ситуациях и контекстах. Более того, если учесть, что различные сферы деятельности и различные специализации формулируют собственный, отличный от других, подход к теории коммуникации, можно предположить, что со временем, при дальнейшем развитии ПР как профессиональной деятельности, появятся новые теории, исследующие феномен коммуникации с позиций паблик рилейшнз (некоторые предпосылки подобного подхода к проблеме рассматриваются в параграфе 3.).

ПАРАГРАФ 2. СПЕЦИФИКА ВЕРБАЛЬНЫХ КОММУНИКАЦИЙ. ТЕКСТ КАК ЕДИНИЦА КОММУНИКАЦИИ.

Вербальная коммуникация, как отмечает Г.Г.Почепцов “носит главенствующий характер в любой области человеческой деятельности”. Вербальный (от латинского verbalis - словесный) характер коммуникации определяется использованием словесного языка, человеческой речи, что позволяет провести четкую границу между вербальными и невербальными компонентами коммуникации.
Невербальные коммуникации исторически сложились задолго до появления человеческой речи и языка, активно развивались и использовались людьми на протяжении веков и по-прежнему играют значительную роль в процессе коммуникации. По данным экспериментов, при выражении отношения невербальные средства коммуникации (мимика, жесты, внешний вид, окружение и др.) передают 55% всей информации, голос (тембр, характер звучания и интонация) - 38%, и только 7% информации передается словами, то есть вербально. Безусловно, это соотношении характерно для конкретного исследования, проведенного в конкретной ситуации с определенной задачей – зафиксировать воздействие при выражении отношения. Поэтому 7% воздействия вербальных коммуникаций не являются показателем абсолютным и универсальным. В других ситуациях, при выражении другой информации, процент может быть иным. Однако, в большинстве коммуникативных ситуаций, как представляется автору, вербальным путем будет передаваться меньший процент информации, чем невербальными компонентами коммуникации.
Несмотря на узкий спектр передачи информации, вербальные коммуникации рассматриваются как основные, поскольку именно в языке достигается наиболее полная, глубокая и точная передача значений и смыслов. Универсальность языковых систем, кроме того, позволяет передавать реально не существующие, абстрактные смыслы. Язык также рассматривается как система, структурирующая и во многом определяющая мышление человека, что придает вербальным коммуникациям центральную роль в процессе общения.
Словесный язык как знаковая система, служащая для передачи значений в процессе коммуникации, превалирует не только над невербальными компонентами коммуникации, имеющими “доязыковую природу” (жесты, позы, мимика и др.), но и над другими невербальными знаковыми системами, использующимися человеком. Как отмечает Колшанский, “вербальный язык человека не только отличен от “языка животных”, но и не может быть поставлен на одну плоскость со всеми другими условными, так называемыми “конвенциональными” средствами общения, ввиду принципиальных различий их материальных субстанций, функций, средств и ценностей. Всевозможные изобразительные знаки как иконического так и символического характера не относятся к разряду языка по той простой причине, что их знаковая природа не соотносится с мышлением в плане отражения действия, а соотносится с мышлением только вторично, как способ изображения уже существующего понятийного содержания, выраженного средствами звукового языка. Все эти знаки имеют свою коммуникативную ценность только при условии, что они первоначально зашифрованы и расшифровываются на базе первичного звукового языка.”
Развивая идею “социальной обусловленности языка”. Колшанский говорит о социальной природе невербальных знаковых систем передачи значения, которые вторичны по отношению к словесному языку. Иными словами, все знаковые системы существуют лишь тогда, когда в обществе появляется некоторая фиксированная договоренность - какое значение вкладывать в тот или иной знак и как его однозначно расшифровывать. Подобное действие (договоренность о едином смысле знака) происходит только на уровне словесного языка, в силу чего он и является первичным, основным.
Критикуя “социальный” подход к коммуникации Кэмпбелл утверждает, что далеко не все знаковые системы передачи значения берут свое начало в словесном языке и в “социальной договоренности” по поводу значений. В качестве примера Кэмпбелл рассматривает такие компоненты невербальных коммуникаций как позы и жесты, которые имеют “доязыковую природу”, и вряд ли могут представлять собой какую-либо предварительную социальную договоренность об их использовании.
Тем не менее, независимо от того, является ли вербальный язык первичным по сравнению с другими, невербальными знаковыми системами, или нет, он несомненно является более точным средством передачи значений. Об этом свидетельствует и тот факт, что несмотря на многочисленные попытки расшифровать “язык жестов” или “язык цвета”, трактование значений, передаваемых жестами или эмоциональных ощущений, связанных с тем или иным цветом, так и не стало общепринятым.
Зависимость определенных жестов от определенных психологических состояний или намерений действительно прослеживается, как и определенная реакция человека на цвет или звуки. Однако невербальные компоненты коммуникации не представляют собой фиксированной системы передачи значений, в силу чего “декодирование” одного и того же невербального знака может быть разным в зависимости от ситуации, культурной и социальной среды, психологических и архетипических аспектов восприятия и других факторов. Как пишет Пятигорский, “хотя мы можем наделить объект качеством знаковости, знак будет представлен не в самом объекте, а в процедуре интерпретации, с одной стороны, и в культуре наблюдателя - с другой. То есть объективная сторона знака может обнаружить себя не иначе как через внешнего наблюдателя. Вот почему все попытки превратить знак в натуральный объект до сих пор оказывались бесплодными, и то же самое следует сказать обо всех существующих классификациях знаков”.
Главенствующая роль словесной коммуникации объясняется еще и тем, что язык, по мере своего развития, стал не только средством общения, передачи смыслов, но и способом их формирования, решающим фактором человеческого мышления. При этом, язык в значительной степени “конструирует” мышление. Иллюстрируя эту идею, Гудин приводит в качестве примера индейцев племени Навахо, в языке которых понятие “синий” и понятие “зеленый” обозначались одним и тем же словом. По этой причине Навахо не делали различий между синим и зеленым цветом. Влияние родного языка было настолько сильным, что даже те индейцы, которые изучили английский язык, часто путали синий и зеленый цвета. Другой пример - Исландия начала 20 века. Непопулярность революционных классовых идей в Исландии во многом объясняет тот факт, что в Исландии начала века не только не существовало разделения общества на классы, но и в исландском языке не было слов, которые обозначали бы сословия, классы и общественное устройство.
Для описания “конструктивной” функции языка в процессе мышления некоторые исследователи (например - Ю.А.Сорокин) вводят понятие “операционного субстрата мышления” или “внутреннего языка”, управляющего мнениями на уровне мышления. “Структура этого внутреннего языка восприятия и словесный язык, используемый при общении, - отмечает Сорокин, - соотносятся друг с другом не по принципу прямого соответствия, а по принципу взаимодействия. Внутренний язык не контролируется сознанием, а закодирован в знаках внешнего, словесного языка.”
Отличительной особенностью вербального общения, таким образом, состоит в том, что “как при порождении, так и при восприятии текста, носитель языка оперирует объектами как минимум двух разновидностей - материализованными текстообразующими единицами и ментальными объектами, участвующими в речемыслительной деятельности”.
Вербальные коммуникации во всех сферах человеческого общения проистекают в двух формах: устной и письменной. Г.Г.Почепцов, говоря о вербальных коммуникациях, отделяет это понятие от “текстовых коммуникаций”, поскольку “текстом сегодня считается единица как вербальной, так и невербальной сферы”. Такая широкая трактовка “текста” предполагает, что не только письменно зафиксированная речь, но и любое действие, любой набор связанных между собой ситуаций может рассматриваться и исследоваться как “текст”. Подобный подход характерен для герменевтики, рассматривающей всю человеческую деятельность как систему текстов, которые нуждаются в расшифровке и интерпретации. Однако это всего лишь один из подходов к проблеме коммуникации и если так “сегодня считается” (как утверждает Г.Г.Почепцов), то далеко не всеми... Подобный подход вряд ли можно считать продуктивным в исследовании вербальных коммуникаций, поскольку он смешивает письменно фиксированную речь со всей человеческой деятельностью.
Кроме того, широкая трактовка “текста” приводит автора “Теории и практики коммуникации” к тому, что в качестве вербальных коммуникаций он рассматривает исключительно устную речь, а говоря о специфике вербальных коммуникаций анализирует такие характеристики публичного выступления и межличностного общения, которые вербальными не являются: голос, его тембр, расположение аудитории, длину паузы и др.
В данной диссертации автор рассматривает вербальные коммуникации с принципиально иной позиции. Очевидно, что устная речь является наиболее распространенной формой вербальных коммуникаций. Однако, как уже отмечалось выше, в ситуации устного общения, будь то выступление перед аудиторией или межличностные коммуникации, на первый план выходят невербальные компоненты коммуникации - голос, жесты, поза, внешность, окружение и др. Именно эти невербальные компоненты передают основную часть информации и играют решающую роль в формировании отношения при устном общении, когда не только текст (как содержание речи) но и сам автор речи во всем своем окружении представлен вниманию аудитории.
Таким образом, устная речь (при наличии слушающих) не является вербальной коммуникацией в чистом виде, а представляет собой сочетание вербальных, визуальных, перформансных и других невербальных (вплоть до экстрасенсорной) типов коммуникации.
В отличие от устной речи, текст, который рассматривается как фиксированная письменная речь, представляет собой собственно вербальную структуру, освобожденную от решающей роли невербальных характеристик. Даже если признать, что текст, также как и устная речь, не является вербальной коммуникацией “в чистом виде”, что невербальное “сопровождение” текста (оформление, цвет, форма шрифта, наличие иллюстраций, служебные и жанровые индикаторы и др.) передает некоторую информацию невербальным путем, основная функция в письменной речи отводится именно вербальной коммуникации.
При этом, текст является той формой вербальной коммуникации, в которой устная речь сначала фиксируется письменно на уровне “источника”, а затем требует расшифровки и обратного превращения в устную речь на уровне “получателя”. Как
сформулировал Гадамер, “все письменное есть своего рода отчужденная речь и нуждается в обратном превращении своих знаков в речь и смысл”
При этом “в отличие от высказанного устно, истолкованию письменных текстов больше неоткуда ждать помощи. Сказанное устно в очень большой степени само себя истолковывает: при помощи манеры, тона, тембра и т.д., а также тех обстоятельств, при которых оно было сказано. ...Письменная фиксация, именно потому, что она полностью отделяет смысл высказывания от того, кто делает это высказывание, превращает понимающего читателя в адвоката своего притязания на истину. Именно таким образом читающий познает во всей его значимости то, что к нему обращается, и то, что он понимает. Понятое им есть всегда нечто большее, чем чужое мнение, - это есть возможная истина. Именно это и становится очевидным, благодаря отделению сказанного от говорящего и той устойчивой длительности, которую сообщает сказанному письменная фиксация.”
Вместе с тем отделение текста от говорящего, вычленение текста из контекста лишает его коммуникативной направленности. М.Бахтин, критикуя структурализм в лингвистике за изучение языка в отрыве от речи, от реальных коммуникативных контекстов, утверждал, что “ближайшая социальная ситуация и более широкая социальная среда всецело определяют - притом, так сказать, изнутри - структуру высказывания”.
Специфика текста как коммуникативной единицы проявляется в его структуре, форме и содержании, но реализуется только в процессе коммуникации. Именно направленность и цель создания того или иного текста и определяют, в конечном счете его структуру: “слово ориентировано на собеседника, ориентировано на то, кто этот собеседник: человек той же социальной группы или нет, выше или нижестоящий (иерархический ранг собеседника), связанный или не связанный с говорящим какими-либо более тесными социальными узами (отец, брат, муж и т.п.). Абстрактного собеседника, так сказать человека в себе, не может быть; с ним действительно у нас не было бы общего языка ни в буквальном, ни в переносном смысле.”
Не только направленность текста и представления о его адресате, но и ситуация его порождения источником важна для понимания его коммуникативной природы. “Текст создается в определенной, единственной ситуации связи - субъективной ситуации, а воспринимается в зависимости от времени и места в бесчисленном множестве объективных ситуаций”.
В коммуникационном акте текст рассматривается как основная единица этого процесса. В отличие от лингвистического подхода к тексту, в котором текст рассматривается как совокупность “синтагматических, или линейных логических отношений, которые устанавливаются между словами непосредственно при их использовании в тексте и объединяют их в предложения и фразы”, коммуникативный подход к тексту рассматривает его как единицу общения, неотрывную от процесса коммуникации. Как отмечает Дридзе, “коммуникация осуществляется в форме обмена действиями порождения и интерпретации текстов, а текст, в отличие от лингвистической трактовки, рассматривается не как единица речи и языка, а как единица коммуникации, являющая собой системно организованную иерархию коммуникативно-познавательных программ, цементирующую общей концепцией или замыслом (коммуникативной интенцией) партнеров по общению.
Текстом принято считать любую письменно фиксированную речь, если она обладает такими характеристиками как цельность и связность. Цельность - это “внутренняя насыщенность смысловой структуры текста в целом при ненасыщенности смысловой структуры одной или более его составляющих, восполняемой за счет контекста”. А связность трактуется как “возможность построения связного графа смысловой структуры ...выражается в специфических формальных показателях связности (индикаторы границ, служебные предло...
**************************************************************


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.