На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Диплом гражданское общество в России МАТЕРИАЛЫ К ДИПЛОМУ

Информация:

Тип работы: Диплом. Добавлен: 20.03.2012. Страниц: 246. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


ОГЛАВЛЕНИЕ
Глава 1. Характер и динамика гражданского общества в России
Общество свободной самоорганизации
Некоммерческие организации: региональное развитие
Экономический и финансовый аспекты деятельности НКО
Качество институтов гражданского общества
Глава 2. Гражданское общество и государство
Взаимоотношения с государством: потребность в усилении
равноправного партнерства
Правовое положение некоммерческих организаций
Глава 3. Структура гражданского общества:
институты, движения, инициативы
Защита прав граждан
Местное самоуправление - основа Российского государства и общества
Некоммерческие организации: многообразие, рост, активизация
деятельности
Бизнес ассоциации и саморегулируемые организации
Средства массовой информации как индикатор развития
гражданского общества
Благотворительность в России
Российское гражданское общество в глобальном мире
Участие гражданского общества в обеспечении качества
политического процесса
Глава 4. Направления развития гражданского общества в России.
Стратегия и необходимые действия
Потенциал роста
Варианты развития
Направления поддержки развития гражданского общества
Ресурсное обеспечение
Стимулирование частных источников финансирования НКО
и благотворителей
Государственная поддержка гражданского общества
Участие НКО в исполнении государственного и муниципального
заказа на оказание социальных услуг
Поддержка инфраструктуры НКО
Совершенствование правового регулирования
Информационное обеспечение работы некоммерческого сектора
Гражданское образование
Обеспечение участия общественности в принятии управленческих решений
Развитие местного самоуправления
Мониторинг гражданского общества
Экспертиза и мобилизация ресурса экспертного сообщества
Структура и самоорганизация некоммерческого сектора
Голос гражданского общества
Общественная палата


Глава 1. Характер и динамика гражданского общества в России

1.1. Общество свободной самоорганизации

Гражданское общество в широком смысле представляет собой совокупность общественных институтов, непосредственно не включенных в структуры государства и позволяющих гражданам, их объединениям реализовывать свои интересы и инициативы. Гражданское общество охватывает институты и отношения (прежде всего, семейные), к которым человек принадлежит от рождения, в силу обстоятельств, принадлежности к той или иной профессиональной или социальной группе либо экономической необходимости.
Однако современное зрелое гражданское общество - это общество свободной самоорганизации. Профессиональные, культурные и иные сообщества, из которых оно состоит, открыты для тех, кто осознанно стремится к объединению на основе общих интересов. Институты гражданского общества позволяют гражданам совместно вырабатывать цели и достигать их, соединяя собственные усилия, вступая в диалог с другими общественными структурами, бизнесом и носителями власти, отстаивая свои принципы в публичном пространстве. Эти институты обеспечивают возможность самореализации, в отличие от институтов, через которые удовлетворяется потребность в доходе. Существует внутренняя связь между формированием гражданского общества и развитием сфер творческой деятельности и некоммерческого сектора экономики.
Эффективной самоорганизации граждан, особенно их взаимодействию с государством, благоприятствует придание их объединениям правовых форм общественных и других некоммерческих организаций (НКО). В то же время гражданское общество не сводится к совокупности зарегистрированных организаций. Общественная палата Российской Федерации стремится учитывать, выражать и защищать законные интересы всех самоорганизующихся гражданских структур, действующих в рамках Конституции страны.
Интересы, представленные в зрелом гражданском обществе, предельно раз
нообразны. Гражданская активность, в конечном счете, находит выражение в защи
те и реализации соответствующих прав и свобод человека. Конституцией Российс
кой Федерации гарантирован широкий круг прав гражданина, включая право на
жизнь, личную неприкосновенность, защиту чести и доброго имени, свободу совес
ти, вероисповедания, мысли и слова, право на объединение, участие в управлении
делами государства, право на труд в условиях, отвечающих требованиям безопасности
и гигиены, право частной собственности, предпринимательской и иной, не запре
щенной законом, экономической деятельности, право на социальное обеспечение,
жилище, охрану здоровья и медицинскую помощь, образование, свободу творчества,
судебную защиту и целый ряд других прав и свобод. Все они имеют отношение к


ВВЕДЕНИЕ
Общество свободной самоорганизации не возникает одномоментно и не отделено непроходимой гранью от своих исторических корней. В России гражданское общество родилось не сегодня, его институты не были «импортированы» из-за рубежа, его истоки уходят в далекое прошлое, прослеживаясь в сельском и городском самоуправлении, элементах сословного представительства и др. Относительно зрелые формы гражданского общества в его современном понимании появились в России в поре форменную эпоху к концу XIX века. Их быстрое развитие было прервано Октябрьской революцией. Попытки установить тотальный государственный контроль над гражданской жизнью не уничтожили самоорганизацию как таковую, однако она почти полностью свелась, с одной стороны, к общераспространенным формам бытовой солидарности, а с другой - к относительно редким, но от этого не менее значимым протестным проявлениям политического характера. Именно с диссидентским движением в тот период стало по преимуществу ассоциироваться само понятие «гражданское общество». Вместе с тем, ростки реальной самоорганизации давали о себе знать в деятельности многих официально существовавших профессиональных, молодежных, творческих, научно-технических, спортивных и других объединений.
Кардинальные политические, экономические и социальные изменения в конце XX века открыли беспрецедентные для нашей страны возможности свободной самоорганизации. Основная черта нынешнего периода развития гражданского общества - активное освоение этих возможностей. Этот процесс находится на одной из начальных стадий, идет неравномерно, зачастую противоречиво, тем не менее он, несомненно, приобрел поступательный характер.
Становление зрелого гражданского общества зависит не только от усилий его активистов и политики властей, но и от объективных обстоятельств: укоренения институтов демократического правового государства, цивилизованного рынка и частной собственности, местного самоуправления. Как показывает исторический опыт, значим фактор урбанизации и связанные с ними культурные сдвиги. 8% взрослых россиян составляют горожане в первом или втором поколении, а также сельские жители.
Уже хотя бы поэтому наивны либо некорректны чересчур прямолинейные сопоставления процессов развития гражданского общества в нашей стране и в странах Запада.
Более того, гражданское общество в России закономерно отражает и всегда будет от
ражать глубокие особенности ее богатой истории и многонациональной культуры.
Формализованные и неформализованные структуры гражданского общества
пока еще не образуют плотную общественную среду. Необходимо преодолевать их5
разобщенность, разумеется, не насаждая шаблонных моделей и образцов действий, а
помогая достижению взаимопонимания, преодолению предубеждений, росту взаимно
го доверия и реальному сотрудничеству. Формированию плотной среды гражданского
общества можно и нужно содействовать через создание благоприятных информационных,
правовых, экономических и других предпосылок и условий для развития общественных струк
тур. Необходимы системные меры защиты их законных интересов, поддержка в реали
зации общественно полезных целей, в развитии взаимного диалога, равно как диалога
между ними и государством.
Анализируя состояние структур гражданского общества, нельзя не сказать о том,
что сегодня наше знание о них далеко не достаточно. Имеющиеся статистические дан
ные отражают только ту часть общественной активности, которая осуществляется орга
низациями, имеющими статус юридического лица. Но даже здесь эти данные не дают
полного представления о многообразии форм и видов общественной самодеятельнос
ти. Проводимые в стране исследования состояния гражданского общества носят фраг
ментарный, часто субъективный и разовый характер, что не позволяет отследить ди
намику происходящих в этой сфере процессов.
Необходимо вести постоянный мониторинг состояния гражданского общества и
некоммерческого сектора, проводить регулярные обследования на базе единой методо
логии. Общественная палата способна вносить существенный вклад в формирование
корпуса научного и практического знания о гражданском обществе в России.
На 1 октября 2006 года в стране было зарегистрировано 665 623 некоммерческие
организации, из которых 306 603 представляли собой учреждения, включая органы го
сударственной и муниципальной власти. Остальные 359 2 единиц - это структуры
гражданского общества, оформленные в качестве зарегистрированных организаций. Их
число довольно быстро увеличивается. Так, с начала 21 года оно возросло на 34%.
В расчете на 1 жителей в нашей стране приходится 2,5 зарегистрированных
НКО. В сравнении с другими постсоциалистическими странами это относительно
высокий показатель. Так, в Польше на 1 жителей приходится 1,4 НКО, в Болга
рии - 1,1, однако в Чехии данный показатель составляет 5,5.
Уже можно говорить о том, что некоммерческий сектор приобрел относитель
ную устойчивость. По данным, собранным в ходе специальных исследований, основу
сектора составляют организации, существующие уже достаточно длительное время:
56% активно работающих организаций - более 1 лет, а 77% - более 5 лет.
Наиболее распространенная форма негосударственных некоммерческих орга
низаций - общественные и религиозные организации (объединения). Их доля в об
щем числе НКО - 5,6%. Доли других форм существенно меньше: 24% приходится на
потребительские кооперативы, 9% составляют фонды, 7% - некоммерческие парт
нерства, 5% - автономные некоммерческие организации и т.д.
Не все зарегистрированные организации осуществляют реальную деятельность.
Определенное представление о жизнеспособности организаций дал проведенный при
подготовке данного Доклада опрос муниципальных служащих (заместителей глав ад
министраций и сотрудников, отвечающих за работу с общественностью в 53х горо
дах). По данным опроса, в четырех из каждых пяти городов опрошенным известны
случаи, когда зарегистрированные организации фактически не действуют. Но доля
таких организаций не очень велика: по данным того же опроса, она составляет в сред
нем 17%. Следует учитывать также, что 54% опрошенных муниципальных служащих
утверждают, что в их городах имеются псевдоНКО, которые на самом деле являются
прикрытием бизнеса; однако их доля оценивается в среднем всего в 3%.6
Как бы то ни было, зарегистрированные организации - лишь часть структур граж
данского общества. Около 7% опрошенных муниципальных служащих знают о суще
ствующих в их городах объединениях граждан, которые официально не зарегистриро
ваны, но фактически работают.
Стремление к объединению естественным образом вырастает из давних тради
ций солидарности и взаимопомощи. Проведенный при подготовке Доклада репрезен
тативный опрос населения показал, что более половины граждан в последнее время
оказывали помощь незнакомым людям. Относительно велико число граждан, кото
рые ощущают ответственность за происходящее за пределами своей семьи. Однако,
как правило, это относится к происходящему в их относительно близком окружении,
и гражданам зачастую недостает каналов действенного влияния на общественную
жизнь, чтобы реализовать свое чувство ответственности на практике.
Первое обстоятельство не вызывает удивления: жизнеспособное гражданское
общество везде вырастало «снизу вверх», или, как часто говорят о нем, «от корней тра
вы». Пирамида самоорганизации устойчива, когда ее основание образуют множество
локальных объединений, возникающих для решения конкретных, частных проблем.
Опрос населения показал, что почти 8% населения в той или иной степени ощущают
ответственность за происходящее у них во дворе или микрорайоне (4% ощущают ее
«в полной или значительной мере»); в отношении происходящего на работе соответ
ствующие цифры составляют 66% и 45%; а происходящего в городе, районе - 52% и
15%. Ответственность за происходящее в стране ощущают 33% («в полной или значи
тельной мере» - 1%), что, в конечном счете, не так уж мало.
В то же время чувствуют себя способными в полной либо значительной степени
влиять на происходящее во дворе менее 32% опрошенных, на работе - 36%, в городе,
районе - 8,4%, а в стране - 3,4%. Чувство ответственности за происходящее, как на
локальном уровне, так и в стране в целом, более характерно для людей старших возра
стов и жителей небольших городов и сел. Вместе с тем, респонденты из разных возра
стных групп практически одинаково оценивают свою способность реально влиять на
складывающееся положение, здесь межгрупповые различия почти неощутимы.
Дефицит влияния напрямую связан с недостаточным навыком инициативных
коллективных действий. О том же говорят и ответы людей, которые в той или иной
форме оказывали бескорыстную помощь нуждающимся (не являющимся их родствен
никами или друзьями). 85% ответивших делали это в одиночку, хотя 53% считают, что
эффективней было бы оказывать эту помощь вместе с инициативной группой или орга
низацией.
Вопреки распространенному заблуждению, основным препятствием к объеди
нению выступает отнюдь не предубеждение против «чужаков». Названный опрос, как
и другие, продемонстрировал, что самоидентификация большинства людей не созда
ет серьезных межнациональных, межконфессиональных и иных подобных барьеров.
Так, «очень важно» ощущать принадлежность к своей нации, народности - для 24%, а
участвовать в жизни церкви, прихода - для 4% опрошенных; тогда как, например,
жить в великой и мощной державе - для 42% (еще больше людей отдают приоритет
таким ценностям, как крепкая семья и надежные друзья). 84% не имеют ничего про
тив того, чтобы оказаться соседями людей иной национальности, а для 57% приемле
мо стать соседями «гастарбайтеров». Налицо отсутствие высоких этноконфессиональ
ных барьеров; скорее, проступает недостаток этнической и конфессиональной соли
дарности, которая, в сущности, вовсе не противостоит солидарности общегражданс
кой. Тревожно, что, по данным опроса, лишь около одного процента населения полу7
чили за последние дватри года материальную помощь либо консультации от нацио
нальных общин, землячеств, религиозных общин и приходов.
Важным препятствием к объединению и эффективным совместным действиям
является дефицит доверия людей друг к другу и к структурам гражданского общества.
Возник своего рода порочный круг: недоверие порождает разобщенность - разобщен
ность питает недоверие. Недостаточная наглядность позитивной роли общественных
структур, слабая информированность о них мешают усилению этой роли. Осознание
данных тенденций и противодействие им имеют принципиальное значение для поли
тики поддержки гражданского общества и работы Общественной палаты Российской
Федерации.
По данным опроса населения, только 22% граждан считают, что «людям можно
доверять», а 74% полагают, что «с людьми надо быть осторожными». Эти доли остают
ся примерно постоянными с середины 199х годов, тогда как в 1991 году они состав
ляли соответственно 36% и 41%. Невысокий уровень доверия объясняет, почему, по
мнению опрошенных, у других людей редко встречается готовность к объединению.
Лишь 18% сочли, что часто или довольно часто встречается готовность объединяться
для решения своих проблем, и только 9% утверждали то же о готовности объединяться
для решения общих проблем, не касающихся человека лично. Готовность помогать
друг другу часто встречается по мнению лишь 25% опрошенных.
В действительности, как свидетельствуют данные, большинство людей вовле
чено в различные формы проявления солидарности. Но сформированная обстоятель
ствами склонность «быть с людьми осторожными», равно как недостаток навыков и
инфраструктуры широких, межличностных контактов, препятствует расширению гра
ниц самоорганизации, не позволяя многим выйти за рамки привычного круга обще
ния. Обнадеживает, что готовность доверять людям в наибольшей степени характерна
для молодежи, жителей больших городов, лиц с высшим образованием и, что вполне
закономерно, для тех, кто состоит в общественных организациях.
В то же время информированность населения о деятельности общественных и
других некоммерческих организаций, а также доверие к ним остаются невысокими.
В опросе населения 36% граждан заявили, что им не известны какиелибо обществен
ные организации федерального или местного уровня. Наиболее известными (их на
звали по 2835% опрошенных) оказались профсоюзы, организации ветеранов и ин
валидов, садовые и дачные товарищества, общества защиты прав потребителей и
объединения жильцов: жилищностроительные кооперативы, кондоминиумы и т.п.
Религиозные общины, благотворительные, экологические и правозащитные орга
низации назвали по 1517%, а женские организации, творческие союзы и професси
ональные ассоциации - менее чем по 1% опрошенных.
На самом деле, гораздо больше людей, несомненно, слышали обо всех назван
ных типах организаций, а многие сталкивались с их деятельностью на практике. Од
нако результаты опроса свидетельствуют, что сравнительно невелика доля граждан,
для которых информация превратилась в активное, актуальное знание. Отсюда недо
оценка той роли, которую способны играть структуры гражданского общества. На
пример, большинство опрошенных считают, что в трудных жизненных ситуациях мож
но в полной или значительной степени полагаться только на родственников, друзей и
знакомых, тогда как общественные организации в данной связи назвали только 4%,
религиозные общины - 5%, а национальные общины - 3%. Показательно, что боль
ше людей считают возможным полагаться в трудных обстоятельствах на тех, кто ока
зался в похожей ситуации (15%), чем на других незнакомых.8
Особенно плохо граждане осведомлены о местных инициативных группах и обще
ственных объединениях. Между тем именно их пополнение - наиболее естественный путь
вовлечения людей в гражданскую активность на основе непосредственных жизненных
интересов. Однако 62% опрошенных ответили, что не знают местных групп или объеди
нений. Чаще других (по 1315%) называли досуговые объединения, благотворительные
инициативы, а также инициативы по обустройству жилых территорий. По 89% называли
объединения родителей и учащихся, этнические и религиозные объединения и общины,
культурные, краеведческие, природоохранные, молодежные и другие движения и группы.
Опрос выявил тесную связь между информированностью о деятельности организа
ций и доверием к ним. Граждане считают наиболее полезными именно те организации, о
которых больше знают. Прежде всего, это ветеранские организации, общества инвалидов,
садовые и дачные товарищества и объединения жильцов (по 25% и более). Многие счита
ют полезными благотворительные, религиозные, экологические и правозащитные орга
низации. В то же время, например, женские организации, творческие союзы и професси
ональные ассоциации полезными признают менее чем по 1% опрошенных.
Это во многом объясняется крайне неравномерным освещением деятельности
различных объединений в СМИ. Примерно половина тех, кто чтото знает о местных
группах и общественных объединениях, просто «слышали о них от других людей». Роль
средств массовой информации наиболее заметна в формировании знаний о местных
благотворительных акциях, национальнопатриотических и молодежных политичес
ких движениях, а также досуговых (спортивных, туристических и т.п.) объединениях.
Применительно к организациям федерального уровня СМИ как значимый источник
информации чаще всего назывались, когда речь шла об организациях ветеранов и ин
валидов, а также обществах потребителей (по 2% процентов опрошенных и более). В
полторадва раза реже опрошенные упоминали СМИ как источник информации об
экологических, благотворительных и правозащитных организациях. Что же касается
религиозных общин, женских организаций и особенно творческих союзов и профес
сиональных ассоциаций, то СМИ в данной связи были названы менее чем десятью
процентами опрошенных, что почти точно соответствует долям тех, кто считают эти
организации полезными.
По данным опроса 47% населения полагают, что среди общественных объеди
нений много таких, которые фактически являются коммерческими организациями.
ПсевдоНКО наносят вред не только государству и бизнесу, но и (прежде всего) само
му гражданскому обществу, дискредитируя его в глазах обывателя. Необходимость борь
бы с ними сомнению не подлежит. И всетаки очевидно, что проблема отчасти мифо
логизирована массовым сознанием: представления обычных граждан слишком резко
расходятся с данными о псевдоНКО, которые получены от муниципальных служа
щих и которые, повидимому, гораздо ближе к реальности. Причина расхождения -
недостаток доступной информации.
Очевидна настоятельная необходимость адекватно информировать людей о ре
алиях российского гражданского общества, вытесняя предубеждения и мифы. Нужно
действенно помогать общественным объединениям и всем некоммерческим органи
зациям работать с прессой, обучать их активистов навыкам продвижения объектив
ной информации о несенсационных, но зато понастоящему общественно полезных
инициативах и акциях, в целом повысить роль гражданского образования. Вместе с
тем, быть может, еще важнее овладевать навыками прямого обращения к потенциаль
ным адресатам той деятельности, которую организации проводят на местах, более точно
учитывать их конкретные запросы.9
Как свидетельствуют фактические данные, в современном российском обще
стве накоплен существенный, пусть пока и ограниченный, потенциал свободной са
моорганизации. Не умаляя потребности в его наращивании, что может происходить
лишь постепенно, необходимо осознать первоочередную задачу: восполнить дефицит
ресурсов и механизмов реализации уже имеющегося потенциала. В данном отношении
возможен и необходим прорыв, ключевую роль в обеспечении которого призвана сыг
рать Общественная палата Российской Федерации.
Некоммерческие организации: региональное развитие
С точки зрения развития некоммерческих организаций регионы России можно
разделить на следующие большие группы.
Первая из них - регионылидеры. В них при исходно высоком уровне развития
некоммерческого сектора темп роста числа некоммерческих организаций превышает
как общероссийский, так и региональный (в пределах федерального округа). Это, как
правило, урбанизированные регионы с развитой и диверсифицированной экономи
кой, сложной социальной структурой, обширными межрегиональными и зарубежны
ми связями, обладающие значительным потенциалом развития.
Об этом свидетельствуют данные государственной статистики о приросте числа
некоммерческих организаций за период 2126 гг.: Москва - 48%, Московская
область - 44%, Воронежская область - 44%, Тверская область - 41%, СанктПетер
бург - 4%, Калининградская область - 47%, Краснодарский край - 37%, Нижего
родская область - 55%, Республика Татарстан - 43%, Саратовская область - 42%,
Красноярский край - 43%.
В данный перечень вошли не все регионы, которые принято обычно относить к
развитым и имеющим хорошие перспективы развития. Но в нем нет Ростовской, Са
марской, Свердловской, Челябинской, Новосибирской областей, чего можно было бы
ожидать, исходя из объективных характеристик этих регионов. В Кемеровской области
рост числа некоммерческих организаций за рассматриваемый период составил всего 18%.
Вторая группа - это регионы с низким исходным уровнем развития некоммер
ческого сектора. В этих регионах в рассматриваемый период наблюдался темп роста
числа некоммерческих организаций, существенно превосходящий среднероссийский.
Они догоняли ушедшие на предыдущем этапе развития далеко вперед более разви
тые регионы.
К таким регионам можно отнести, в первую очередь, почти все национальные
республики в Южном федеральном округе. Также к этой группе относятся Республика
Алтай (88%) и Республика Тыва (76%).
К зоне «догоняющего развития» относится весь Дальневосточный федеральный
округ, в нем рост числа некоммерческих организаций составил 54%. Лидерами роста
были Приморский (47%) и Хабаровский (59%) края.
Третья группа - регионы, относительно слабые с точки зрения развития эконо
мики. В них рост числа некоммерческих организаций существенно отстает от средне
го по России. К подобным регионам можно отнести: Брянскую (8%), Курскую (13%),
Орловскую (1%), Смоленскую (17%), Тамбовскую (16%), Архангельскую (2%), Нов
городскую (1%), Псковскую (17%), Астраханскую (18%), Кировскую (1%), Курганс
кую (18%), Магаданскую (24%), Амурскую (23%) и Еврейскую автономную (12%) об
ласти. Особо следует отметить Белгородскую область, в которой число некоммерчес1
ких организаций за рассматриваемый период сократилось на 23% при отнюдь не пло
хом положении в экономике и социальной сфере.
К четвертой, наименее однородной группе, относятся остальные регионы. Это
регионы, в которых темп роста близок к среднероссийскому, а также отдельные реги
оны (их совсем немного), не подпадающие ни под одну из категорий.
В последние пять лет развитие некоммерческого сектора шло преимуществен
но за счет освоения новых организационноправовых форм.
Количество организаций, созданных в формах, которые можно отнести к тра
диционным - таким, как учреждение, потребительский кооператив, общественная
(религиозная) организация, объединение юридических лиц, - выросло на 29, 28, 17 и
29% соответственно, то есть в меньшей мере, чем общее число некоммерческих орга
низаций. Количество организаций, созданных в форме менее традиционной, но уже
успевшей стать привычной, - в форме фонда, выросло в значительно большей степе
ни - на 61%. Количество организаций, созданных в новых формах - автономных не
коммерческих организаций и некоммерческих партнерств, –выросло в 3 (до 5% всех
НКО) и 3,8 раза (до 6,8% всех НКО) соответственно.
Таким образом, в рассматриваемый период наблюдалось увеличение разнооб
разия форм некоммерческих организаций. Тем не менее традиционные формы неком
мерческих организаций остаются преобладающими.
В качестве тревожной тенденции следует отметить постоянное сокращение числа
ассоциаций крестьянских (фермерских) хозяйств. В целом за данный период их число
сократилось на 24%, что свидетельствует о депрессии, в которой находится как этот
сектор экономики, так и соответствующий сектор общественной жизни.
Также следует отметить проблемы в развитии такой формы объединений, как
территориальное общественное самоуправление. С одной стороны, ситуация здесь
выглядит относительно благополучной - число таких организаций за рассматривае
мый период выросло на 9%. С другой стороны, необходимо иметь в виду следующее.
В 23 году был принят Федеральный закон №131ФЗ «Об общих принципах органи
зации местного самоуправления в Российской Федерации», в котором развитие тер
риториального самоуправления было признано одним из важнейших направлений
муниципальной реформы. В последующие годы практически во всех органах местно
го самоуправления в соответствии с данным законом были приняты новые уставы, в
которых развитию органов территориального общественного самоуправления уделя
лось особое внимание.
Казалось бы, следовало ожидать массового развития этой формы общественных
организаций. Парадоксально, но относительно массовое развитие территориального
самоуправления пришлось на период до 24 года, а в последующие годы рост числа
этих организаций заметно упал (до 3% в 26 году). На 1 октября 26 года число таких
организаций по стране не достигло полутора тысяч, что ничтожно мало по сравнению с
потенциалом развития этой крайне важной формы общественной самодеятельности.
Таким образом, положения Федерального закона №131ФЗ «Об общих прин
ципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» оказались
недостаточными для того, чтобы дать реальный толчок развитию этой формы неком
мерческих организаций. В этой связи целесообразно рассмотреть вопрос о внесении
поправок в действующее законодательство, способствующих развитию территориаль
ного общественного самоуправления.
Анализ государственной статистики, указывающий на неоднородность развития
гражданского общества в регионах, подтверждается экспертными оценками ряда спе11
циалистов ведущих региональных сетевых некоммерческих организаций. Процессы раз
вития гражданской самоорганизации на местах имеют сходные корни: во многих регио
нах состав основных участников гражданской деятельности определяется как истори
чески сложившимися предпосылками, так и современными тенденциями.
Эксперты говорят о двух основных типах субъектов, представляющих движу
щую силу развития гражданского общества в регионах. Первый тип представляют не
коммерческие организации, которые сохранили свою активность и влияние со вре
мен СССР. Часть этих организаций продолжает успешно работать. В ряде случаев они
распоряжаются ресурсами, получаемыми вне зависимости от результатов текущей де
ятельности на основании накопленного в прошлом кредита доверия. Эти организа
ции в различной степени проявляют стремление и способность к восприятию более
современных и эффективных методов работы.
Второй тип представлен организациями, возникшими уже в постсоветское вре
мя, нередко с использованием финансовой и методической поддержки международных
НКО, и реализующих те или иные инновационные подходы к решению обществен
ных проблем силами гражданского общества. После уменьшения размеров помощи,
оказываемой международными организациями, часть этих организаций исчезла или
серьезно сократила масштабы своей деятельности. Некоторые из исчезнувших орга
низаций жили за счет грантовой конъюнктуры, приспосабливая свою деятельность к
требованиям грантодателей. Однако изменение структуры финансирования, охватив
шее практически все регионы, поставило многие полезные и реально действующие
организации второго типа в сложное положение. Эта тенденция затронула большин
ство российских регионов и требует осмысления и действий.
Региональные эксперты отмечают, что переориентация активно действующих
НКО с международной помощи на внутрироссийскую - например, конкурсы соци
альных проектов в Приволжском федеральном округе, конкурсы Общественной палаты
Российской Федерации, конкурсы фондов крупных компаний, а также на собствен
ные финансовые источники (самоокупаемые проекты) - предполагает серьезный анализ
и создание новых механизмов. Довольно широко распространенный стереотип вос
приятия деятельности НКО как всецело добровольческой (волонтерской), т.е. не тре
бующей оплаты, ставит организации в сложные условия. Российские источники, в
частности бюджетные, выделяя деньги на реализацию проектов, зачастую ограничи
вают или полностью исключают возможности оплаты труда сотрудников и админист
ративных расходов (аренды и т.п.), что в значительной степени затрудняет процесс
реализации социально значимой деятельности.
Количество активных организаций обоих типов в некоммерческом секторе раз
личается в разных регионах, но в целом, практически в каждом регионе можно обна
ружить устойчивый актив из нескольких десятков профессиональных некоммерчес
ких организаций, которые объединяются не только ради реализации интересов, но и
для оказания социально значимых услуг населению.
Общей тенденцией для регионов сегодня можно считать изменения во взаимо
отношениях по линии «общество - власть». Взаимодействие в ряде регионов стано
вится более интенсивным, разнообразным и содержательно наполненным. Можно
выделить четыре уровня взаимодействия власти и НКО в регионах и муниципальных
образованиях:
1) совместные мероприятия отдельных структур органов власти и отдельных
НКО, временно действующие общественные советы/комиссии при отдельных струк
турах органов власти, финансирование мероприятий НКО;12
2) совместные мероприятия ряда органов власти и групп НКО, постоянные об
щественные советы/комиссии при структурах власти, специализация отдельных дол
жностных лиц на работе с НКО;
3) совместные проекты органов власти и НКО за счет средств внешних грантов,
постоянные общественные советы/комиссии при высшем органе исполнительной
власти данной территории, специализированные подразделения по работе с НКО,
финансирование программ и проектов НКО;
4) совместная разработка и реализация программ (в том числе по развитию НКО
и гражданского общества, социального партнерства) за счет средств бюджета и допол
нительно привлеченного финансирования, взаимодействие независимых коалиций
НКО с органами власти, финансирование программ и проектов НКО на условиях го
сударственного/муниципального заказа и конкурсного отбора проектов.
В Приволжском федеральном округе, например, налицо тенденция заметного
распространения социального партнерства в решении проблем развития территории,
роста и укрепления позиций институтов гражданского общества. Если в исследова
ниях шестилетней давности, проведенных нижегородскими экспертами, отмечалось
взаимное недоверие между секторами, то в настоящее время не только термин «со
циальное партнерство» широко используется и властью, и бизнесом, но и понятия
«социально ответственный бизнес», «предпринимательская благотворительность» пе
решли из сферы дискуссии в сферу поиска оптимальных форм и методов их практи
ческой реализации.
В Сибири, даже в тех регионах, где власти ранее не проявляли интереса к парт
нерству с НКО, в настоящее время такой интерес дает о себе знать все отчетливее.
Симптомы налицо: растет финансирование, распределяемое на конкурсной основе
для поддержки проектов НКО и инициативных групп, распространяются механизмы
общественной экспертизы работы органов власти (публичные слушания, обществен
ные палаты, консультативные комитеты, клубы лидеров НКО и т.д.).
В Самарской области опыт работы в Общественном собрании Самарской обла
сти и в Общественном совете при Самарской городской думе имеют более 3 неком
мерческих организаций. Это серьезный потенциал для дальнейшего развития граж
данского общества в городе и области.
Внутри регионов ситуация зависит от многих составляющих и различия в раз
витии гражданского общества могут ощущаться не только между районами одного
субъекта Федерации, но и между городами, расположенными недалеко друг от друга.
Проблемы, с которыми сталкивается развитие партнерства региональных и ме
стных властей с НКО, двоякого рода. Есть территории, где обе стороны проявляют
стремление и высокую готовность к сотрудничеству, но не хватает ресурсов, которые
могли бы его подкрепить. Прежде всего это касается бюджетных ресурсов. В то же вре
мя имеются территории, где основная проблема - недостаток воли и навыков эффек
тивной совместной деятельности.
В обоих случаях улучшение ситуации во многом зависит от позиции федераль
ных властей. От них следует ожидать четких сигналов о приоритетности гражданского
участия, а также ресурсной поддержки партнерства территориальных властей и НКО
в решении социальных проблем.
Во многих регионах сформированы интересные механизмы развития гражданс
кого общества. Так, в 1995 г. в Сибири создана сеть центров развития гражданского
общества. Это обеспечило существенную финансовую поддержку НКО, позволявшую
добиваться доверия населения и укреплять партнерские связи. Поддержка также сде13
лала возможным осуществление деятельности по развитию взаимодействия «власть -
НКО» и повышение гражданской активности через добровольчество. Механизмы,
включая ярмарки НКО, конкурсы «Консолидированный бюджет» и «Социальная звез
да», разрабатывались и распространялись участниками сети в разных городах. Сеть
таких центров способствовала также обмену опытом между сибирскими организаци
ями гражданского общества.
В Томске конкурсы «Консолидированный бюджет» на уровне региона с 23 года
проводились 15 раз, распределено 1 5 рублей на поддержку 64х социальных про
ектов, которые не только отвечали потребностям людей, но и стали примером для дру
гих. Город Иркутск закладывает в бюджет по 2 млн рублей в год на поддержку своей
Программы развития гражданских инициатив на 2721 годы. Муниципальный
бюджет города УланУдэ на 27 год включает в себя 4 млн рублей на Программу граж
данских инициатив, возникшую после принятия Федерального закона № 131ФЗ «Об
общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации».
В регионах активно развивается экспертная деятельность. Возможности для НКО
или активных граждан для участия в процессе принятия решений или выступать в ка
честве экспертов или консультантов расширяются. Во многих регионах активисты тре
тьего сектора приглашаются для работы в комитетах, общественных советах и рабочих
группах, занимающихся широким кругом вопросов. В ряде регионов некоммерческие
организации включены в долгосрочное стратегическое планирование.
Важным направлением вовлечения некоммерческих организаций в жизнь мест
ных сообществ становится экспертиза программ, осуществляемых на средства регио
нального бизнеса. Развитие инфраструктуры как часть инвестиционной деятельности
невозможно без согласования интересов бизнеса с интересами населения (будь то неф
тепровод или уплотнительная застройка), и сегодня экспертные некоммерческие орга
низации, имеющие опыт и знание регионов, а также связи с населением, становятся
важными участниками такого рода региональных процессов.
Экономический и финансовый аспекты деятельности НКО
Динамика доли НКО в общем объеме валового внутреннего продукта страны за
последние 1 лет была неоднозначна. До 1998 года объем услуг сектора имел тенден
цию к увеличению. По ряду оценок, в 1998 году - накануне дефолта - он составлял
2% ВВП. В результате финансового кризиса 1998 года объем услуг, предоставляемых
некоммерческими организациями, в неизменных ценах сократился почти в три раза.
Посткризисное восстановление сектора происходило медленнее, чем в других сферах
экономики. К 2122 годам темпы роста выпуска продукции и услуг некоммерчес
ких организаций превысили темпы роста ВВП в целом. В результате к 22 году доля
некоммерческого сектора России в формировании ВВП составила около 1%1
.
Небольшая, на первый взгляд, доля НКО в ВВП тем не менее представляет со
бой значимую величину, что становится очевидным при сравнении с весом, напри
мер, некоторых отраслей российской экономики или отдельных регионов. В частно
сти, объем продукции и услуг некоммерческих организаций по состоянию на 22 год
в 1,6 раза превышал объем продукции всей легкой промышленности страны и был
1
Впервые такие расчеты были проведены фондом «Институт экономики города». Данные «Монито
ринга гражданского общества26» (см. Приложение) подтверждают эту оценку.14
сравним с объемом продукции отрасли «жилищное хозяйство». При сопоставлении
вклада третьего сектора и 88ми регионов страны сектор НКО занимал 12е место,
уступая лишь Москве, СанктПетербургу, Тюменской, Московской, Свердловской и
Самарской областям, ХантыМансийскому автономному округу, Красноярскому и
Краснодарскому краям, республикам Татарстан и Башкортостан.
Еще более значимым представляется то обстоятельство, что «качество» ВВП,
произведенного в некоммерческом секторе, зачастую выше, нежели в других сферах.
Многие НКО ориентированы на инновационную деятельность, на применение новых
социальных и иных технологий. Значительная часть оказываемых НКО услуг позво
ляет наращивать «человеческий капитал» и оказывает самое непосредственное влия
ние на рост ВВП в будущем.
В то же время, сопоставление доли НКО в ВВП России и европейских стран,
США, и даже ряда развивающихся стран оказывается не в пользу России. Отставание
России от лидеров соответствующего рейтинга (Нидерландов, где доля НКО в ВВП
составляет 15,3%, Израиля - 12,6%), а также других стран «первой десятки» (Ирлан
дии, США, Великобритании, Бельгии, Австралии, Аргентины, Японии, Испании с
показателями 48,4%) многократно. Сопоставима же по вкладу в экономику страны
роль российских НКО с Бразилией, Словакией, Мексикой, Румынией (,31,5% ВВП).
На фоне роста объема деятельности третьего сектора отмечается неоднозначная
динамика его финансового положения. Так, объем денежных поступлений некоммер
ческим организациям увеличился по сравнению с 2м годом более чем в 3,5 раза и
составил в 25 году почти 255 млрд рублей. Однако это улучшение финансового по
ложения произошло преимущественно в 2123 годах. Рост денежных поступле
ний в 25 году сравнительно с 23м составил всего 2,7%, т.е. с учетом инфляции мы
имеем дело с реальным сокращением2
. При этом остатки средств на начало 23 года
составляли 175 млрд рублей против 25 млрд рублей в 25 году, так что с учетом этих
сумм в распоряжении некоммерческих организаций в 23 году было значительно боль
ше средств, нежели в 25 году. Здесь, как и ранее, мы видим замедление темпов раз
вития некоммерческого сектора и отчасти ухудшение условий его функционирования.
Соответственно, в 23 году было направлено больше средств, нежели в 25 году:
- на инвестиции в основные фонды - в 1,2 раза;
- на строительство и модернизацию зданий - в 2 раза.
Данные, касающиеся затрат на сырье, материалы и заработную плату, показы
вают, что в 25 году некоммерческие организации серьезно сократили объемы теку
щей деятельности.
В то же время нельзя не отметить и положительные сдвиги в структуре финан
сов некоммерческих организаций в 25 году сравнительно с 23 годом. Прежде все
го, существенно увеличились расходы на основную деятельность некоммерческих орга
низаций (в 1,9 раза), а также расходы на благотворительность (в 2,7 раза).
Увеличились поступления средств от населения - 46 млрд рублей против
35,5 млрд рублей в 23 году.
Есть и тревожная хроническая слабость российского некоммерческого сектора:
если не считать негосударственные пенсионные фонды, он практически не имеет по
стоянных источников доходов от капитала и в этом отношении полностью зависит от
текущего поступления средств.
2
Причиной этого стало сокращение объемов иностранной помощи российским НКО и снижение ак
тивности международных НКО в России.15
В 2003 году доходы от капитала, включая все их виды: доходы от долевого учас0
тия, от сдачи основных средств в аренду, проценты по вкладам, дивиденды и процен0
ты по ценным бумагам - составили лишь 5,1 млрд рублей (чуть более 2% общих по0
ступлений). В 2005 году эти поступления составили еще меньшую сумму и еще мень0
шую долю.
Анализ базы данных НКО Общественной палаты позволил оценить масштабы
включенности российских НКО в финансовые потоки, идущие в некоммерческий сек0
тор из различных источников.
Треть НКО назвали в числе источников доходов пожертвования коммерческих
организаций, почти столько же - членские взносы и собственную хозяйственную де0
ятельность. Доля НКО, финансируемых зарубежными организациями, существенно
меньше (такой источник дохода заявлен 17% НКО). Однако объемы поступлений от
зарубежных организаций, судя по всему, значительны: для 8% НКО зарубежные орга0
низации являются основными источниками финансирования, примерно для такого
же числа НКО основными источниками доходов являются членские взносы и пожер0
твования коммерческих организаций.
Финансирование за счет государственных и муниципальных бюджетов получа0
ли 44% включенных в базу НКО. При этом для 14% НКО государственное финанси0
рование составляет более 50% их доходов.
По данным исследования РОМИР, бюджетные средства составляют 29% финан0
сирования НКО. Из них 7% приходится на федеральный бюджет, 9% - бюджеты
субъектов Федерации и 13% - местные бюджеты. Формирование 20030% средств НКО
из бюджетных источников довольно типично для постсоциалистических, а также раз0
вивающихся стран. Однако во многих индустриально развитых странах удельный вес
государственных и муниципальных средств в финансировании НКО гораздо выше.
Так, в Бельгии он составляет 76%, во Франции - 57%, в Германии - 64%.
Опора на те или иные источники финансирования во многом определяет харак0
тер и приоритетные направления деятельности НКО. В частности, организации, по0
лучающие средства из федерального, региональных или местных бюджетов, а также
внебюджетных фондов, чаще других реализуют программы, направленные на соци0
альную защиту и помощь, работу с молодежью, организацию досуга и массовых ме0
роприятий, развитие культуры.
Приоритетные виды деятельности НКО, получающих средства из0за рубежа, -
образовательная и научно0исследовательская деятельность, издательство и реклама,
правозащитная, информационная, консультационная деятельность, а также работа по
поддержанию самого некоммерческого сектора, институциональному развитию НКО.
Профиль деятельности НКО, которые живут в основном на средства коммер0
ческих организаций, - благотворительная, гуманитарная помощь, деятельность в сфе0
ре здравоохранения, а также общественно0политическая работа, содействие развитию
системы местного самоуправления.
За счет членских взносов чаще всего ведется работа по оказанию правовой по0
мощи, развитию местного самоуправления, деятельность в сфере развития экономи0
ки, предпринимательства.
Наконец, собственная хозяйственная деятельность НКО чаще, нежели другие
источники финансирования, позволяет им заниматься издательской деятельностью и
рекламой, а также экспертно0аналитической работой.
Соответственно, характер финансирования НКО отражается и на том, какие со0
циальные слои и группы, организации они выбирают в качестве основных объектов16
своей деятельности. Так, в деятельности организаций, финансируемых из0за рубежа,
явно выражена их ориентированность на работу с НКО и общественностью, органами
государственной власти и местного самоуправления, а также на решение гендерных,
экологических и других подобных проблем. Бизнес чаще других поддерживает НКО,
работающие с социально уязвимыми категориями населения, инвалидами, детьми0
сиротами.
Финансирование за счет членских взносов чаще определяет работу НКО с учеб0
ными заведениями, учащимися, научными работниками, а также гражданами, нужда0
ющимися в юридической помощи.
Опора на собственную хозяйственную деятельность НКО чаще, чем другие виды
финансирования, обусловливает работу организаций с предпринимателями.
Государственная же поддержка НКО чаще предполагает акцент на работе с деть0
ми, молодежью, молодежными организациями, творческой интеллигенцией, спорт0
сменами, а также с рядом других целевых аудиторий.
Качество институтов гражданского общества
Одним из критериев, позволяющих судить о развитости гражданского общества,
является качество его институтов и структур. Для формирования показателей по дан0
ному критерию требуется систематизация наблюдений в этой сфере, что может стать
одной из новых задач при проведении мониторинга гражданского общества в 2007 году.
Однако уже сегодня следует обратить внимание на ряд результатов исследования, ко0
торые позволяют составить представление не только о внешних, но и о внутренних
предпосылках и препятствиях для развития гражданского общества.
Эксперты отмечают, что одним из серьезных барьеров для развития организа0
ций становится практикуемый в довольно многих из них стиль управления. Демокра0
тические по своему духу и сути, общественные структуры порой оказываются в без0
раздельной и часто авторитарной «власти» лидера. Отсутствие ротации лидеров, но0
минальный характер правлений и попечительских советов подчас приводят к тому,
что организации не выходят за рамки узкой группы потребителей своих услуг, не име0
ют возможности развивать новые направления деятельности, привлекать волонтеров.
Такие организации способны функционировать долгое время, часто за счет репутации
лидера или накопленной репутации организации, которая может быть устойчиво вы0
сокой. Однако, в конечном итоге, такие НКО перестают поспевать за динамикой из0
менений в обществе, теряют приверженцев внутри организации, не осваивают те пред0
посылки развития, которые дает заинтересованное, ответственное участие в работе
организации членов правления и попечительского совета. Социальный капитал орга0
низаций, страдающих от внутреннего недемократизма, ниже, чем социальный капи0
тал организаций, открытых для внутренней дискуссии и обладающих механизмами
делегирования полномочий по принятию управленческих решений «сверху вниз».
Существенны различия между организациями клубного типа, которые созда0
ются, в первую очередь, для удовлетворения какого0либо специфического интереса
своих членов (например, поиск редких марок или соблюдение порядка на придомо0
вой территории) и организациями, оказывающими на профессиональной основе со0
циально значимые услуги для определенных групп клиентов. Этот тип НКО сталкива0
ется с необходимостью вести постоянный поиск ресурсов для оплаты деятельности
штатных сотрудников, налаживая для целей развития организации в том числе и при017
носящую доход деятельность. Исследования показывают, что доля платных услуг НКО
невелика. Исключительно на платной основе предоставляют свои услуги только 5,6%
НКО (данные РОМИР, ноябрь0декабрь 2006 года), тогда как исключительно безвоз0
мездно предоставляют услуги 66,5% организаций.
Нередки случаи, когда НКО были вынуждены чрезмерно учитывать предпочтения
тех структур, в том числе иностранных, которые распределяют финансовые средства. В
результате практика проектной деятельности организаций могла не совпадать с наиболее
значимыми потребностями их целевых групп. Такие перекосы порождают «жизнь от гранта
к гранту» и угрозу развала при первом же серьезном финансовом кризисе.
Часто высказываются мнения о высокой конкуренции среди НКО за ресурсы. В
исследовании, проведенном РОМИР в ноябре0декабре 2006 года, «конкуренцию, борь0
бу одних организаций с другими» в качестве основной проблемы обозначили 5,4%
опрошенных руководителей НКО. В то же время в качестве основной проблемы боль0
шинства (47,9%) организаций назывался недостаток средств.
В настоящее время одним из часто дискутируемых вопросов стал вопрос о «цене»
влияния тех или иных донорских структур на направления развития гражданского об0
щества. Если говорить о конечном потребителе услуг НКО - населении, то 50% опро0
шенных положительно относятся к финансированию НКО со стороны отечественно0
го бизнеса (и только 11% относятся к этому отрицательно), 52% согласны с финанси0
рованием со стороны международных организаций (против 7,3%), 34% позитивно
воспринимают финансирование со стороны иностранных правительств (17% против),
37% - согласны с финансированием со стороны иностранных частных благотвори0
тельных организаций (против 15%).
При этом сами готовы принять помощь от НКО, финансируемых иностранны0
ми правительствами, 34% опрошенных, а от финансируемых отечественным бизне0
сом - 53%. Среди москвичей 36% положительно относятся к НКО, финансируемым
иностранными правительствами, и 44% - к тем, кого финансируют иностранные ча0
стные благотворительные организации. Среди студентов соответствующие показате0
ли составляют 32% и 36%, а среди предпринимателей - 44% и 48%. Большая доля
участников опроса населения, которые затруднились ответить (порядка 30040%), -
свидетельство того, что людям не особенно важно, кто финансирует организацию, важ0
но, чем она занимается.
Позитивно относятся к разным источникам финансирования НКО и опрошен0
ные муниципальные служащие: ни один из источников не вызывает негативную реак0
цию более чем у 25% из них, позитивное отношение ко всем высказали более 50% оп0
рошенных.
В то же время, рассматривая финансирование из0за рубежа как в принципе при0
емлемое, практически все категории опрошенных отдают предпочтение отечественным
источникам ресурсов для развития гражданского общества. Так, 43,6% НКО рассчи0
тывают на поддержку своей деятельности со стороны властей, 30,9% рассчитывают на
поддержку со стороны субъекта Федерации, 21,5% - на поддержку со стороны феде0
ральных властей и только 9% НКО ориентируются на помощь со стороны зарубежных
спонсоров. Каким образом участие в проектах глобального гражданского общества
влияет на повестку дня НКО внутри страны, предстоит еще изучить в будущем. Но уже
сегодня приоритет национальных источников финансирован...
**************************************************************


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.