На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Диплом Повышение эффективности использования ресурсного потенциала малого поверхностного водного объекта

Информация:

Тип работы: Диплом. Добавлен: 20.03.2012. Страниц: 179. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Повышение эффективности использования ресурсного потенциала малого поверхностного водного объекта

Оглавление
Стр.
Введение ..………………………………………………………………….
Глава 1. Анализ эффективности использования ресурсного потенциала малых поверхностных водных объектов на территории Российской Федерации……………………….. 9
1.1. Состояние малых поверхностных водных объектов и их использование на территории Российской Федерации…... 9
1.2. Институционально-административный аспект управления ресурсным потенциалом малых водотоков и водоемов...... 19
1.3. Экономико-правовой режим согласования народнохозяйственных интересов при планировании использования ресурсов малых поверхностных водных объектов…………………………………………………….... 29
1.4. Конфликты при использовании ресурсного потенциала малых водотоков и водоемов и баланс общественных интересов ……………………………………………………. 42
Выводы……………………………………………………………... 55

Глава 2. Разработка методического обеспечения повышения эффективности использования ресурсного потенциала малого поверхностного водного объекта……….................. 59
2.1. Инструментарий согласования интересов пользователей ресурсов малого поверхностного водного объекта.............. 59
2.2. Разработка экономико-математической модели планирования эффективного использования ресурсного потенциала малого поверхностного водного объекта……. 70
2.3. Информационное обеспечение модели планирования эффективного использования ресурсов малого поверхностного водного объекта…………………………... 78
2.4. Институциональная организация планирования эффективного использования ресурсного потенциала малого поверхностного водного объекта………………….. 93
Выводы……………………………………………………………... 101

Глава 3. Апробация методического инструментария планирования эффективного использования ресурсного потенциала малого поверхностного водного объекта………………….. 104
3.1. Анализ использования ресурсного потенциала р. Истры в Истринском районе Московской области…………………. 104
3.2. Формирование оптимизационной задачи повышения эффективности использования ресурсов р. Истры и разработка программного обеспечения ее решения………. 113
3.3. Многовариантные расчеты и оценка экономической эффективности комплексного использования ресурсного потенциала р. Истры………………………………………… 126
Выводы……………………………………………………………...

Заключение………………………………………………………………...
Литература………………………………………………………………....
Приложения………………………………………………………………..





ВВЕДЕНИЕ
Малые водотоки и водоемы, как объекты управления водным фондом, занимают специфическое положение в структуре русловой сети территории и играют особую роль в формировании экологического состояния средних и крупных поверхностных водных объектов. Малые водные объекты быстро реагируют на интенсификацию хозяйственных нагрузок, последствия которой выражаются нарушением полноценного функционирования территориально-аквальных комплексов водных экосистем. Сегодня становится очевидным, что рациональное комплексное использование ресурсов малых водотоков и водоемов, их охрана от загрязнения и истощения требуют принятия безотлагательных мер. Идея оптимизации государственной политики в области управления водным фондом призвана повысить эффективность эксплуатации ресурсов водных объектов данной категории и способствовать их распределению между конкурирующими видами использования, обеспечивая баланс требований сохранения или восстановления экосистем с удовлетворением основных потребностей населения и многосекторальной экономики. Вопросы повышения эффективности планирования водопользования охватывают многие аспекты, что влечет за собой поиск методов, позволяющих максимизировать эффективность решений в отношении распределения прав пользования малыми поверхностными водными объектами между различными водопользователями. Вышеизложенное обуславливает необходимость разработки специального методического обеспечения, позволяющего сочетать неформализуемые факторы, отражающие социальные предпочтения и количественно измеряемые показатели ресурсного потенциала и его использования в экономическом развитии региона.
Актуальность диссертационного исследования заключается в отсутствии методического обеспечения выработки социо-эколого-экономически эффективных управленческих решений собственником водного фонда (государством) в отношении использования ресурсного потенциала малых поверхностных водных объектов водопользователями различной отраслевой принадлежности.
Цель диссертационной работы состоит в разработке методического инструментария планирования эффективного использования ресурсного потенциала малых поверхностных водных объектов на региональном уровне.
В соответствии с данной целью были определены основные задачи диссертационного исследования: 1) оценка состояния и использования ресурсного потенциала малых поверхностных водных объектов на территории Российской Федерации; 2) рассмотрение института собственности на водный фонд и изучение административно-экономического режима распределения ресурсного потенциала малых водотоков и водоемов между водопользователями различной отраслевой принадлежности; 3) анализ эффективности государственных и рыночных инструментов согласования индивидуальных интересов участников многосекторального водопользования в контексте соблюдения народнохозяйственных интересов; 4) разработка экономико-математического инструментария повышения эффективности использования ресурсов малых водотоков и водоемов; 5) формирование информационно-аналитического и программного обеспечения экономико-математического инструментария повышения эффективности использования ресурсов малых водотоков и водоемов; 6) рассмотрение институциональной организации планирования использования ресурсного потенциала малого поверхностного водного объекта и обозначение возможностей использования разработанного методического обеспечения в практической деятельности; 7) апробация методического обеспечения решения задачи повышения эффективности использования ресурсного потенциала малых водотоков и водоемов на примере конкретного региона; 8) оценка экономической эффективности комплексного использования ресурсного потенциала малого поверхностного водного объекта.
Предметом исследования является система критериев и методов принятия решений по использованию ресурсного потенциала малого поверхностного водного объекта региона.
Объектом исследования в работе выступает часть водного фонда страны в виде совокупности малых поверхностных водных объектов в пределах территории Российской Федерации.
Методология и методика исследования. Теоретико-методологической основой исследования послужили научные фундаментальные труды российских и зарубежных ученых и специалистов в области управления народным хозяйством, экономики природопользования и охраны окружающей среды, экономико-математических методов, экономики водного хозяйства, законодательные акты, регламентирующие нормативные документы. В работе были использованы методы сравнительного экономического анализа, экспертных оценок, экономико-математического моделирования.
Информационной базой исследования послужили аналитические и статистические материалы Министерства природных ресурсов РФ, Федерального агентства водных ресурсов, министерств и ведомств РФ, Комитета по экологии Государственной Думы, Института водных проблем РАН, МГУП «Мосводоканал» и круглых столов по проблеме рационального использования и охраны водных ресурсов.
Научная новизна работы состоит в разработке специального методического инструментария планирования социо-эколого-экономически эффективного использования ресурсного потенциала малого поверхностного водного объекта, включающего формализацию снижения экстернальных эффектов комплексного водопользования.
Наиболее существенные результаты, полученные автором и отличающиеся новизной, заключаются в следующем:
• Определены факторы и причинно-следственные зависимости интересов общества и интересов водопользователей при решении классической задачи переуступки прав пользования в приложении к малым поверхностным водным объектам в условиях современных ориентиров водной политики;
• Сформулировано условие бесконфликтного территориального размещения пользователей ресурсов малых водотоков и водоемов, учитывающее специфику водохозяйственной деятельности субъектов различной отраслевой принадлежности;
• Сформирована матрица конфликтов, отображающая характер экстернальных взаимовлияний различных пользователей ресурсного потенциала малого поверхностного водного объекта в текущем и долгосрочном периоде и включающая показатели внешних эффектов (снижение объема выпуска продукции/услуг в денежном выражении и стоимость перевода водохозяйственного участка в пользование новому субъекту);
• Предложен алгоритм проведения оценки потребительских предпочтений водохозяйственных проектов, основанный на выявлении и оценке общественных эффектов пользователей ресурсного потенциала малого поверхностного водного объекта и определении региональных потребностей в произведенных хозяйствующими субъектами эффектах с учетом особенностей территориальной организации водопользования;
• Разработана экономико-математическая модель оптимизации использования ресурсного потенциала малых водотоков и водоемов, подразумевающая решение задачи по двум критериям максимума (объем производства товаров в денежном выражении и потребительские предпочтения водохозяйственных проектов) с учетом экологического ограничения антропогенной нагрузки на территориально-аквальный комплекс малого поверхностного водного объекта.
• Усовершенствована формула расчета чистого дисконтированного дохода за счет включения в нее экстернальных эффектов для проведения оценки экономической эффективности планирования использования ресурсного потенциала малого поверхностного водного объекта.
Практическая значимость результатов исследования заключается в разработке методического обеспечения процедуры принятия управленческих решений собственником поверхностного малого водотока/водоема (уполномоченными лицами) в отношении распоряжения объектом присвоения, разработке рекомендаций для законодательной и исполнительной власти федерального уровня и субъектов Федерации по управлению водным фондом страны, а также в использовании в учебном процессе при подготовке специалистов в области экономики и управления народным хозяйством.
Апробация результатов исследования. Основные положения и выводы диссертационного исследования докладывались международных научно-практических конференциях «Актуальные проблемы управления» (Москва, 2005, 2006 г.г.), 22-ой Всероссийской научной конференции молодых ученых и студентов «Реформы в России и проблемы управления» (Москва, 2007 г.) и научно-методологических семинарах «Стратегия против стереотипов» кафедры «Управление природопользованием и экологической безопасностью» Государственного университета управления (Москва, 2005, 2006 г.г.).
Основные положения и методические разработки исследований, проведенных в диссертационной работе, нашли применение при проведении экологических инспекций, подготовке проектов экологических паспортов и заключений по проведённым рейдам в Экологическом Центре Общества восстановления и охраны природы г. Москвы (2006 г.). Результаты проведенных исследований и разработок вошли составной частью в учебно-методическое обеспечение дисциплин «Экология и природопользование», «Экономика природопользования», «Организация эколого-ориентированного использования ресурсов», «Управление природопользованием и ресурсосбережением».
Публикации. По теме диссертации опубликованы 12 работ общим объемом 3,1 п.л., в т.ч. лично автором 2,5 п.л.
Структура и объем работы. Диссертационная работа состоит из введения, трех глав, заключения, списка литературы (120 наименований), приложений. Текст изложен на 180 страницах машинописного текста, содержит 12 таблиц, 4 схемы и 17 рисунков.
Глава 1. Анализ эффективности использования ресурсного потенциала малых поверхностных водных объектов на территории Российской Федерации

1.1. Состояние малых поверхностных водных объектов и их использование на территории Российской Федерации
Для любой страны водные ресурсы имеют решающее значение для экономического развития, обеспечения жизненных потребностей населения и сохранения окружающей природной среды. Тем более это важно для России с ее огромной территорией и чрезвычайно разнообразными природными условиями. Для решения социально-экономических проблем особенно велика роль возобновляемых поверхностных и подземных водных ресурсов: это наиболее динамичная их часть, которая ежегодно возобновляется в процессах круговорота воды на Земле и, удовлетворяя основной объем водопотребления, определяет количественные показатели водообеспеченности территории и населения, дефицит водных ресурсов и степень нагрузки на них.
Раскроем значения понятий «водный фонд» и «водный объект» на основании Водного кодекса Российской Федерации. В связи с тем, что до 01.01.07 г. действовал Водный кодекс РФ от 16 ноября 1995 № 167-ФЗ г. с последующими внесенными изменениями (далее ранее действующий ВК), а с 01.01.07 г. вступил в силу новый Водный кодекс от 03 июня 2006 г. № 74- ФЗ (далее новый ВК), будем ориентироваться на определения нового ВК: водный фонд (далее ВФ) - совокупность водных объектов в пределах территории Российской Федерации; водный объект (далее ВО) - природный или искусственный водоем, водоток либо иной объект, постоянное или временное сосредоточение вод в котором имеет характерные формы распространения и черты водного режима. Состав водного фонда на основании ранее действующего ВК, а также на основании нового ВК отражен в приложении 1 (новый ВК подразумевает несколько иную классификацию водных объектов, нежели ранее действующий ВК). Предварим последующее рассмотрение состояния водных ресурсов и рациональности их использования на территории РФ следующим уточнением: в рамках дальнейшего диссертационного исследования мы будет руководствоваться классификацией водных объектов по новому Водному кодексу. [1, 2]
На сегодняшний день, по оценкам специалистов, на долю России приходится более 20 % мировых запасов пресных поверхностных и подземных вод. Среднемноголетние ресурсы речного стока составляют 4262 км3, в том числе 4043 км3 формируются в пределах ее границ. Удельные ресурсы составляют 250 тыс. м3/год на один квадратный километр территории (площадь России 17075,4 тыс. км2) и 29,5 тыс. м3/год на одного жителя (численность жителей России по данным 2004 года – 144,2 млн. человек). В озерах сосредоточено около 26,5 тыс. км3 воды. Прогнозные эксплуатационные ресурсы подземного стока оцениваются в 317,9 км3/год, в том числе не связанные с поверхностным стоком – 112 км3/год. [3, 4]
Гидрологическая сеть России является одной из старейших и хорошо развитых сетей мира. Наибольшего развития гидрологическая сеть достигла к 1986 году, когда ее численность составила 4440 постов, из них речных 3926 и озерных – 514. На 1 января 2005 года в России функционирует 3085 гидрологических постов, из них, речных – 2731, и озерных – 354. Сток воды измеряется на 2196 постах, сток наносов – на 690 постах.
Исследования, выполненные в ГГИ, показали, что за два многолетних периода: 1936-1984 гг. и 1985-2003 гг. в России наметилась тенденция некоторого увеличения суммарных водных ресурсов. В последние десятилетия водные ресурсы России увеличились примерно на 5 %, причем это увеличение хотя и в разной степени, но имеет место во всех федеральных округах. [4, 5]
В настоящее время наблюдениями за состоянием поверхностных вод суши по гидрохимическим показателям охвачено 1182 водных объекта по 2482 створам, по гидробиологическим показателям – 133 водных объекта по 323 створам. В 2004 году экстремально высокое загрязнение (ЭВЗ) поверхностных вод в Российской Федерации наблюдалось на 106 водных объектах в 444 случаях. Высокое загрязнение (ВЗ) было отмечено на 230 водных объектах в 1232 случаях. Под ЭВЗ поверхностных вод принят уровень, превышающий ПДК в 5 раз и более для веществ I и II классов опасности и в 50 раз и более для веществ III и IV классов. Под ВЗ поверхностных вод принят уровень, превышающий ПДК в 3-5 раз для веществ I и II классов опасности, в 10-50 раз для веществ III и IV классов, в 30-50 раз для нефтепродуктов, фенолов, ионов марганца, меди и железа. В 2004 году ЭВЗ и ВЗ поверхностных вод было зафиксировано в 51 субъекте Российской Федерации. Максимальное число случаев суммы ЭВЗ и ВЗ наблюдалось в Московской, Мурманской, Новосибирской, Свердловской, Тюменской, Челябинской областях, Красноярском, Приморском, Хабаровском краях (68% всех случаев по стране). Около 85% случаев ЭВЗ обусловлены систематическими сбросами сточных вод предприятий различных отраслей экономики: металлургическая и рудодобывающая промышленность – 57% всех случаев ЭВЗ; лесная промышленность – 16% случаев ЭВЗ; жилищно-коммунальное хозяйство – 12% случаев ЭВЗ. Около 7% всех случаев ЭВЗ связаны со смывом с сельхозугодий удобрений и пестицидов, более 5,6% - авариями на нефтепроводах, авариями и сбросами транспортных средств. Динамика случаев ЭВЗ и ВЗ за 1999-2004 гг. приведена в приложении 2. [4-6]
За период 2004 года по России было зафиксировано 38 аварий (2003 г. - 42 аварии), в результате которых в 11 случаях наблюдалось ЭВЗ и в 2 случаях - ВЗ. Аварии были вызваны прорывами нефтепроводов, несанкционированной врезкой в трубопроводы, выходом из строя систем канализации и очистных сооружений, авариями транспортных средств, разливом нефтепродуктов и т.д.
Объем использованной свежей воды в целом по стране на уровень 2004 года равнялся 61536,78 млн. м3 , что составило 96% от уровня 2003 года. Структура использования свежей воды следующая: на производственные нужды – 59,1%; хозяйственно-питьевые – 20,7%; орошение – 12,6%; сельскохозяйственное водоснабжение – 1,3%; прочие нужды – 6,3%. В целом прослеживается общая тенденция незначительного сокращения объемов используемой воды на хозяйственно-питьевые и производственные нужды, значительного – на орошение и сельскохозяйственное водоснабжение.
Расход воды в системах оборотного и повторно-последовательного водоснабжения в 2004 году увеличился (относительно 2003 г.) в Северно-Западном до 105,3%, Приволжском и Уральском округах до 101,7%. Сокращение объемов оборотного и повторно-последовательного водоснабжения отмечалось в Сибирском и Дальневосточном округе на 3,6% и 7,5% соответственно.
Структура водоотведения по категориям качества сточных вод за 2001-2004 гг. в поверхностные водные объекты следующая: нормативно-чистые – 59,6%; нормативно-очищенные – 4,3%; недостаточно-очищенные – 28,5%; без очистки – 7,6%. Если не учитывать объем нормативно-чистых вод, удовлетворяющих требованиям к сбросу, то в оставшемся объеме сточных вод превалируют недостаточно-очищенные воды. Доля отдельных отраслей промышленности в сбросе загрязненных сточных вод в 2004 году представлена в приложении 3. [4-6]
Мощность очистных сооружений перед сбросом в водные объекты в 2004 г. в целом по стране составила 29498,28 млн. м3. В целом обеспеченность очистными сооружениями в основном более чем достаточна и превышает объем сточных вод, требующих очистки, в 1,4 раза. Мощность очистных сооружений превышает объем сточных вод, требующих очистки, в Центральном и Приволжском округе в 1,6 раз, Уральском - 1,5, Сибирском - 1,4 раза. Недостаточная мощность очистных сооружений наблюдается в Южном (0,86) и Дальневосточном (0,83) округе. Однако очищенные до нормы сточные воды составляют от 4,5% (в Северо-Западном округе) до 19% (Сибирском округе) от общего количества сбрасываемых сточных вод, нуждающихся в очистке. Это объясняется отсутствием строительства новых очистных сооружений, тогда как модернизация старых фондов дает низкий эффект. [3, 5, 6]
В настоящее время стоимость сооружений, предназначенных для защиты от вредного воздействия вод, составляет всего 3 % стоимости основных фондов водохозяйственного комплекса, что намного меньше, чем в развитых странах (10-15%). Это в определенной степени объясняет те значительные ущербы, которые наносят населению и экономике страны паводки, наводнения, берегоразрушение и оползни. Структура основных водохозяйственных фондов по состоянию на 2004 г. представлена в приложении 4.
Кроме того, из-за неудовлетворительного состояния природных водоисточников и систем централизованного водоснабжения в Российской Федерации сложилась крайне неблагоприятная обстановка с обеспечением населения питьевой водой нормативного качества. В целом по стране более 50% населения употребляет воду, не соответствующую стандартам.
Несмотря на значительные запасы природных вод, распределение их по территории страны весьма неравномерно. Наибольшие объемы сосредоточены на севере европейской и азиатской частей России, тогда как в районах проживания большей части населения страны и размещения промышленного и сельскохозяйственного производства ощущается дефицит водных ресурсов. Проблемы неравномерности территориального распределения природных вод и потребности в них призваны решать мероприятия по двум основным направлениям - территориальное перераспределение природных вод и рационализация водопользования. Ведь, несмотря на тенденцию спада производства и снижения объемов использования пресной воды, проблема расточительного водопользования не теряет своей остроты: ежегодное потребление свежей воды в 40 раз превышает суммарное потребление всех остальных воспроизводимых и невоспроизводимых природных ресурсов. Таким образом, по сравнению с предыдущими годами состояние водных объектов на территории Российской Федерации по-прежнему остается весьма неблагоприятным. Основными проблемами водного хозяйства России являются: загрязненность водных объектов, дефицит воды в некоторых регионах, техническая ориентированность систем питьевого водоснабжения на поверхностные слабозащищенные водоисточники, рост экономических и социальных ущербов от вредного воздействия вод, углубление тенденций расточительного водопользования, несоответствие технологии подготовки питьевой воды методам очистки сточных вод и состоянию водоисточников. Сложившаяся ситуация в области использования и охраны водных объектов России во многом обусловлена несовершенством научного и правового обеспечения управления водным фондом при отсутствии эффективного экономического механизма водопользования и охраны водных объектов и финансовой политики в развитии водохозяйственного комплекса.
Одно из концептуальных положений государственной водохозяйственной политики звучит следующим образом: «Формирование ресурсов и качества вод происходит в едином бассейновом геоэкосистемном пространстве, включающем водосбор, пойму, речную сеть, водоносные горизонты и комплексы зоны активного водообмена». Природный круговорот воды обеспечивает устойчивость и сбалансированность геоэкосистемы бассейна в целом и для сохранения длительной жизнеустойчивости бассейнов необходимо признать и учитывать системное единство всех компонентов и факторов объективно единой бассейновой социально-эколого-экономической системы. Учет всего многообразия природных условий, строения и принципов функционирования бассейновой геосистемы необходим для нормального существования ее как целостного образования взаимосвязанных форм рельефа, почвенно-геологических и растительных условий. Фундаментом данной концепции является одно из положений системного анализа: всякая система нарушает свое равновесное состояние при несбалансированном изменении темпов протекания процессов в любом из ее звеньев.
Идеи о зависимости водных ресурсов и их качества средних и крупных поверхностных водных объектов, а также ресурсов подземных водных объектов от состояния десятков, сотен и тысяч малых поверхностных водных объектов (далее МПВО) оказались не только конкурентоспособными идеям инженерно-технической защиты первых, но и обладающими серьезными преимуществами. Инженерно-техническая защита крупных/средних поверхностных водных объектов и подземных водных объектов от истощения и загрязнения является средством преодоления последствий, а не причин негативного преобразования речного стока, гидрологического режима, состояния водных экосистем. Она должна дополняться мерами по оптимизации природопользования в бассейнах рек. Оздоровление гидроэкологической ситуации в пределах крупных территорий за счет позитивных изменений состояния МПВО нацелено на преодоление причин, вызывающих разнообразные водохозяйственные кризисы в речных бассейнах.[3, 7-11]
Не удивительно, что в последние десятилетия отмечается повышенный интерес к проблемам МПВО, который связан с распространением экологического мировоззрения в широких слоях населения, а также с актуальностью задач предупреждения кризисных изменений окружающей среды. На современном этапе антропогенеза происходит активная перестройка природных комплексов речных бассейнов, результатом которой является изменение естественного водного режима, водного баланса и экологического состояния МПВО. Но другое фундаментальное положение системного анализа гласит: степень устойчивости системы по отношению к внешним воздействиям возрастает по мере роста ее размеров. Интерпретация этого положения для ВО такова: то, что для средних и крупных ВО проходит незаметно, для малых может стать определяющими условиями их разрушения. Вследствие небольших размеров своих водосборов МПВО быстро реагируют на увеличение хозяйственных нагрузок. Если антропогенная нагрузка превышает допустимые пределы, происходит нарушение полноценного функционирования МПВО, изменяется их гидрологический режим, химические и биологические показатели вод.
Последовательное осуществление мер, направленных на достижение оптимума между задачами экономически эффективного и экологически безопасного использования ресурсов МПВО, потенциально способно предупредить их истощение, снижение потребительских свойств, деградацию элементов русловой сети и водных экосистем. Определение состава и содержания указанных мер тесно связано с выделением МПВО в качестве объектов, занимающих специфическое положение в структуре русловой сети территории и играющих особую роль в формировании экологического состояния средних и крупных поверхностных водных объектов, а также подземных водных объектов. [12-14]
Уточним обозначенную категорию МПВО на основании состава водного фонда, используя схему 3 (описание малых водотоков/водоемов (далее МВВ) продемонстрировано в приложении 5). При этом отметим, что при рассмотрении водохозяйственных проблем на дальнейших этапах диссертационного исследования мы не будем учитывать ручьи, каналы, а также болота ввиду их особого хозяйственного использования.


Схема 1.1.1. Категории малых поверхностных водных объектов

В настоящее время процесс деградации в районах традиционного освоения значительно расширился, им охвачено от 30 до 60% озер, до 90% малых рек. В настоящее время состояние МВВ, особенно в европейской части страны, в результате резко возросшей антропогенной нагрузки на них оценивается как катастрофическое. Антропогенных факторов ухудшения экологического состояния малых водотоков/водоемов множество. Назовем наиболее существенные из них. Это непосредственное поступление в водные объекты сточных вод от промышленных предприятий, в результате которого происходят коренные изменения состава воды и появляются специфические вещества, губительные для естественного природного фона; загрязнение удобрениями и ядохимикатами, поступающими с сельхозугодий, а также ливневыми и талыми водами урбанизированных территорий; зарегулирование стока малых рек, нарушающее их естественный гидрологический и гидрохимический режим; изъятие стока рек на местные хозяйственные нужды. Ежегодно в стране происходит более 30 тыс. прорывов нефте- и газопроводов, что приводит к загрязнению огромных площадей водосбора и хроническому загрязнению водных объектов. Значительная масса загрязняющих веществ поступает в поверхностные воды от рассредоточенных источников, водного транспорта и лесосплава. Не менее важной по негативной значимости для МВВ является проблема сброса в них бытового и промышленного мусора. Этот мусор, разлагаясь, выделяет канцерогенные вещества - источники различных заболеваний. Причинами загрязнения малых водных объектов также становятся: массовая застройка водоохранных зон и, прежде всего, прибрежных полос, несоблюдение режима хозяйственной деятельности в зонах санитарной охраны, снижение эффективности природоохранной деятельности. Наиболее распространенные загрязняющие вещества, поступающие в водные объекты - нефтяные углеводороды (нефтепродукты), фенолы, органические вещества, соединения меди, железа, цинка, никеля, аммонийный и нитритный азот и специфические вещества - лигнин, ксантогенат, формальдегид и др. Загрязнение вод проявляется в изменении физических и органолептических свойств (нарушение прозрачности, окраски, запахов, вкуса), увеличении содержания сульфатов, хлоридов, нитратов, токсичных тяжелых металлов, сокращении растворенного в воде кислорода воздуха, появлении радиоактивных элементов, болезнетворных бактерий и других загрязнителей. Из-за загрязнения стоками начинаются различные биогенные мутации (для малых водоемов избыточное поступление биогенных веществ не менее опасно, чем токсическое загрязнение); из МВВ пропадают многие виды рыбы, а которые остаются - непригодны в пищу; значительно скудеют флора и фауна водоемов; избыток кислорода вызывает так называемое цветение; изменяется и химический состав воды, повышается содержание азота, фосфора и хлорсодержащих веществ. Особую тревогу вызывает проблема заиления и обмеления МВВ. Заиление малых рек на севере лесостепи приводит к подъему уровня грунтовых вод и заболачиванию пойм, которые становятся непригодными для какого-либо использования. Повышается вероятность затопления в период весеннего половодья или сильного дождевого паводка сел, деревень и городов, пахотных земель. На юге лесостепной зоны заиление малых рек ведет к катастрофическому изменению всей экосистемы - наблюдается процесс опустынивания (кардинальным образом меняется состав растительности, начинают преобладать полупустынные и пустынные виды, практически исчезают отдельные древесные виды кустарников).
Таким образом, интенсивная хозяйственная деятельность, осуществляемая на водосборах МВВ, оказывает отрицательное воздействие на их водность и качество и без разумного регулирования хозяйственной деятельности на малых водотоках/водоемах становится все труднее управлять рациональным использованием больших территорий, больших рек. Необходимо пересмотреть принципы природопользования и природоохранной деятельности малых ВО: принципиально важно проведение такой социальной и хозяйственной политики, которая наносила бы минимальный ущерб бассейнам МВВ, не забывая о восстановлении части природных комплексов и улучшении экологической ситуации в целом. [13, 15-20]
1.2. Институционально-административный аспект управления
ресурсным потенциалом малых водотоков и водоемов

Для преодоления инерции в экономико-политической сфере, как в системе ценностей и освоения новых подходов к ресурсно-экологическому руководству, на сегодняшний день принципиальное значение приобретают институциональные реформы, включая их такой важнейший компонент, как институт собственности на водный фонд. Право собственности (имущественное право на высшем уровне иерархии имущественных прав) является важной подсистемой общественных институтов, регулирующих поведение экономических субъектов в отношении ограниченных ценных природных ресурсов. Согласно ранее действующему ВК, в Российской Федерации была установлена государственная собственность на все водные объекты. Муниципальная и частная собственность допускались лишь на обособленные водные объекты (замкнутые водоемы), которые не относились к «подлинным» водным объектам и являлись составной частью земельного участка, в пределах которого они находились. Водным кодексом Российской Федерации было проведено разграничение государственной собственности на водные объекты на собственность Российской Федерации (федеральная собственность) и собственность субъектов Российской Федерации. Указанное разграничение было осуществлено таким образом, что водные объекты могли находиться в собственности субъектов Российской Федерации только при наличии двух условий: во-первых, акватории и бассейны этих водных объектов должны были полностью располагаться в пределах территории соответствующего субъекта Российской Федерации, во-вторых, указанные водные объекты не должны были находиться в федеральной собственности. Таким образом, согласно ранее действующему Водному кодексу, МВВ могли находиться в федеральной собственности, собственности субъектов Российской Федерации, а также муниципальной и частной собственности. Исходя из проведенного разделения государственной собственности на водные объекты, ВК были определенным образом разграничены полномочия Российской Федерации и ее субъектов в области использования и охраны водных объектов. В результате этого произошло смешение частно-правовых и публично-правовых функций государства в отношении водных объектов как объектов природы, пользования и собственности. В частности, субъектам Российской Федерации было предоставлено право владения, пользования, распоряжения (правомочия собственника) и управления (публичные правомочия) в отношении водных объектов, находящихся в их собственности. Однако очевидно, что публично-правовые функции субъектов Российской Федерации должны распространяться на все водные объекты, расположенные в пределах их административно-территориальных границ. При этом указанные водные объекты выступали в первую очередь не как объекты права государственной собственности, а как часть единого государственного водного фонда.[1, 21-25]
Главной сутью нового Водного кодекса стала норма, закрепляющая право федеральной собственности на все водные объекты. В собственности же субъекта Российской Федерации, муниципального образования, физического, юридического лица могут находиться только небольшие по размеру обособленные (замкнутые) водоемы, расположенные в границах земельного участка, принадлежащего на праве собственности соответственно субъекту Российской Федерации, муниципальному образованию, физическому лицу, юридическому лицу, если иное не установлено Федеральными законами. Самое большое беспокойство у руководителей регионов и профессионального сообщества вызывала неясность определения категории «обособленных» (замкнутых) водоемов, так как новый ВК не содержит определений водных объектов различных категорий. В окончательном варианте нового ВК категория «обособленных» (замкнутых) водоемов включает в себя пруды и обводненные карьеры (см. приложение 6). После подобных преобразований следует отметить, что прежняя редакция Водного кодекса относила к федеральной собственности не более 25% водных объектов, остальные же могли находиться в региональной и муниципальной собственности. Теперь федеральный центр может рассчитывать на 95% водных объектов, тогда как оставшиеся 5% всех водных объектов будут находиться в муниципальной и частной собственности. Смысл введения новой системы управления природными ресурсами МВВ в рассматриваемом аспекте заключается в соответствующем разграничении полномочий и собственности между федеральной, региональной и муниципальной властью. [2]
Исходя из вышеизложенного, имущественные отношения в использовании водного фонда МВВ объективно предопределяются монополией его государственной собственности. В то же время «улучшения» водных объектов (различного рода водохозяйственные сооружения) находятся в собственности (в разных формах) водохозяйственных предприятий различных отраслей народного хозяйства, формирующих водохозяйственный комплекс. Сложившийся в настоящее время объект управления (совокупность водного фонда и водохозяйственного комплекса) - является весьма сложным в аспекте реализации эффективных управляющих воздействий. Такой двойственный характер объекта управления процессом водопользования радикально сужает возможность прямого (централизованного) управляющего воздействия на субъектов-водопользователей в управлении водным фондом для эффективного его использования, охраны от загрязнения и истощения с позиции социально-экологической эффективности. Подобные диспропорции отношений собственности на водный фонд и водохозяйственный комплекс России обостряют проблемы современного водного хозяйства. В настоящее время в рамках проводимой дискуссии в Правительстве РФ рассматривается возможный проект реструктуризации водного хозяйства России, который предполагает выделение этого сегмента экономики в самостоятельную организационную государственную структуру и при этом не исключается деприватизация ряда гидротехнических сооружений при придании им вновь статуса государственной собственности. Наиболее вероятно, что масштабы этих «обратных» институциональных преобразований в отношении огосударствления водохозяйственного комплекса будут достаточно скромными и будут касаться в основном «межотраслевых» по характеру гидротехнических сооружений, которые в период массового процесса разгосударствления были по «инерции» приватизированы или вообще остались бесхозными. Таким образом, предполагаемые институциональные преобразования не могут существенно повлиять на сложившуюся в водном хозяйстве диспропорцию по формам собственности на водный фонд (ресурсы водных объектов) и водохозяйственный комплекс. [12, 26-29]
Эволюция представлений об имущественных отношениях за некоторый ретроспективный период переместила акцент с анализа тех лиц, которым принадлежит вся полнота имущественных прав (широкая власть государства или национального правительства), к исследованию всей совокупности субъектов, имеющих те или иные права принятия решений по использованию ресурсов, которые в совокупности и образуют режим имущественных прав. В свете проходящей в России острой дискуссии в отношении принципов разделения прав собственности на водные объекты, которые являются в соответствии с конституционными нормами народным достоянием, между федеральным и нижестоящими уровнями власти и управления к числу активно обсуждаемых проблем относятся вопросы предоставления водных объектов различным экономическим субъектам в пользование и аргументацией подобных «споров» в отношении аллокации ресурсов является необходимость поиска наиболее эффективных пользователей МВВ. [30, 31, 32] Роль оптимизации подхода к физическому распределению объекта присвоения среди его пользователей при первичной передаче/предоставлении прав пользования, а также к последующему перераспределению прав в целях поиска наиболее эффективных пользователей водного объекта отведена административному механизму регулирования водохозяйственной деятельности. Рассмотрим характерное до сегодняшнего дня и модернизированное, согласно новому ВК, содержание административных рычагов управления водным фондом в отношении распределения прав пользования ресурсами МВВ между различными экономическими субъектами.
Согласно ранее действующему ВК выделялись следующие виды водопользования: 1) общее водопользование - без применений сооружений, технических средств и устройств (без лицензии); 2) специальное водопользование с применением сооружений, технических средств и устройств (только при наличии лицензии, за исключением случаев использования водных объектов для плавания на маломерных плавательных средствах и для разовых посадок (взлетов) воздушных судов); 3) особое пользование (для обеспечения нужд обороны, федеральных энергетических систем, федерального транспорта, а также для иных государственных и муниципальных нужд). Таким образом, ранее действующим ВК были определены условия «доступности» водного объекта через проведение разграничений между «общим», «специальным» и «особым» пользованием. При этом механизм имущественных отношений (имущественных отношений на низшем уровне иерархии имущественных прав) между лицензиаром (государством в лице уполномоченного органа исполнительной власти – Федерального агентства водных ресурсов) и лицензиатом (водопользователем) базировался исключительно на заявочном принципе, исключая по существу принцип конкурсности (конкуренция в приобретении (а не предоставлении) прав пользования водными объектами) между водопользователями. Далее, официальный водопользователь, получив лицензию на водопользование, в рамках лицензии, должен был заключить договор с местными властями [1]. Местный комитет по природопользованию заключал с каждым предприятием договор, по которому комитет осуществлял государственный контроль за природоохранной деятельностью, предоставлял поквартальные лимиты забора воды. Предприятие же обязывалось вносить плату, устанавливаемую тем же комитетом и не допускать нарушений.
В новом же Водном кодексе по условиям предоставления водных объектов в пользование водопользование подразделяется на: 1) совместное водопользование; 2) обособленное водопользование (может осуществляться на водных объектах, находящихся в частной собственности, на водных объектах, находящихся в государственной или муниципальной собственности и предоставленных для обеспечения обороны страны и безопасности государства, иных государственных и муниципальных нужд, которые исключают использование водных объектов другими юридическими и физическими лицами, а также для осуществления рыбоводства). И, согласно новым законодательным нормам, при «совместном» водопользовании условия предоставления МВВ (его части) в пользование (на основании договора, решения или без того и другого) зависят от вида деятельности хозяйствующего субъекта, перечень которых определен в ст. 11 нового ВК (см. приложение 7), и разделение водопользования на общее и специальное, как таковое, отсутствует. Одновременно в новом ВК обозначена новая законодательная норма: поверхностные водные объекты, находящиеся в государственной или муниципальной собственности, являются водными объектами общего пользования, то есть общедоступными водными объектами, и каждый гражданин вправе иметь доступ к водным объектам общего пользования и бесплатно использовать их для личных и бытовых нужд, если иное не предусмотрено Водным кодексом и другими федеральными законами [2]. Но, давая определение общедоступности водных объектов через вид собственности, Водный кодекс выворачивает понятие собственности наизнанку - понятие «собственность» гораздо шире «использования». Согласно общепринятому в современном мире определению понятия «собственность», в понятие собственность на первом месте стоят: право владения - как исключительного физического контроля над объектом собственности и защиты от внешнего посягательства; право пользования - как личного использования; право управления - правомочие собственника решать, как и кем объект собственности может быть использован. Таким образом, порочность понятия «общедоступности водных объектов» в новом Водном кодексе состоит в том, что оно ставит знак равенства между государственными (муниципальными) водными объектами и водными объектами «общего пользования». Ведь, несмотря на декларируемый открытый доступ граждан к водным объектам, ограничения «доступности» МВВ, априори, для тех или иных лиц будут определяться с учетом видов народнохозяйственной деятельности, которые осуществляются или будут осуществляться на данном водном объекте (его части). Учитывая данные противоречия нового Водного законодательства, для облегчения процесса рассмотрения отношений между хозяйствующими и иными субъектами в процессе использования ресурсов МВВ, выделим категории видов водопользования (на основании ст. 11 нового ВК, см. приложение 7), которые мы будем использовать на данном и последующих этапах диссертационного исследования: 1) Категория «А» - водопользование на основании договора водопользования; 2) Категория «В» - водопользование на основании административного решения; 3) Категория «С» - водопользование, для осуществления которого не требуется заключение договора/получения административного решения о предоставлении МВВ в пользование. Таким образом, хозяйствующий субъект, в рамках своей деятельности, может реализовывать имущественные права водопользования категории «А» (например, на забор водных ресурсов), имущественные права водопользования категории «В» (к примеру, на сброс сточных вод), неимущественные права водопользования категории «С», не исключая их совмещение. [2]
При этом, согласно новому ВК, институт лицензирования отменяется. Основанием для водопользования вида категории «А» выступает ранее известный договор водопользования, однако, содержание его полностью трансформировано. По своей сути это уже новый вид договора, под которым в новом ВК понимается соглашение между специализированным государственным учреждением и водопользователем, устанавливающее условия, порядок использования и охраны водного объекта. Словом, изменено само основание его заключения: если сейчас таковым выступает лицензия, то с принятием нового ВК договор предполагается заключать по решению уполномоченного органа исполнительной власти. Нынешние водопользователи, осуществляющие пользование МВВ на основании лицензии, сохраняют право пользования МВВ на прежних условиях до истечения срока действия лицензии, после этого периода уже «как бы бывшие» водопользователи вправе заключить соглашение по новым правилам. Договор водопользования может быть заключен в заявительном порядке, а при наличии дефицита водных ресурсов в водном объекте, исключительно по результатам торгов: если на право заключения договора водопользования, касающегося использования акватории МВВ, в частности для рекреационных целей, имеется несколько претендентов, то заключение такого договора будет осуществляться по результатам аукциона (перечень видов водопользования, когда право на заключение договора водопользования приобретается на аукционе, устанавливается Правительством Российской Федерации). Реализуя конкурсный принцип в системе договорных отношений, у собственника (государства в лице уполномоченного органа) появляется возможность наиболее эффективно распорядиться своим правом собственности на водные объекты посредством уступки права пользования на конкурсных торгах при широком участии потенциальных водопользователей, определив среди них победителя. Но даже для этой категории водопользования (категории «А») новый ВК в процедуре порядка заключения договора водопользования, к сожалению, сохраняет превалирование заявительного принципа: ведь Водный кодекс определяет необходимое условие проведения торгов по приобретению прав пользования водным объектом как «дефицит водных ресурсов в водном объекте». Кроме всего прочего, возможности проведения торгов ограничивает провозглашенный приоритет использования водных объектов для целей питьевого и хозяйственно-бытового водоснабжения перед иными целями их использования: предоставление ВО в пользование для иных целей допускается только при наличии достаточных водных ресурсов. [2]
Кроме права пользования водным объектом по договору, новый ВК вводит еще две возможности для водопользования: по решению уполномоченного органа (виды водопользования категории «В») и без договора и без решения (виды водопользования категории «С»). В целом, отметим, что, наряду с внедрением конкурентного принципа в систему регулирования водных отношений, новый Водный кодекс сохраняет заявительный (административно-распорядительный) принцип распределения/ перераспределения прав пользования МВВ и отношения между собственником водного фонда (государством) и водопользователями приобретают контур гражданско-правовых.
Безусловно, приобретение прав (получение доступа) на использование водного объекта необходимо также для судоходства, осуществления деятельности по воспроизводству и добыче водных биологических ресурсов и может потребоваться в случае добычи полезных ископаемых, добычи подземных вод, геологических изучений недр, разведения и использования биологических ресурсов, не относящихся к водным биоресурсам, и т.д. При этом, согласно ранее действующему административно-институциональному механизму, предоставление прав гражданам и юридическим лицам на эксплуатацию водного объекта для осуществления любого вида водопользования, требующего получения дополнительных лицензий на соответствующий вид деятельности, осуществлялось только с участием органов исполнительной власти субъектов РФ и федерального органа исполнительной власти в области управления использованием и охраной водного фонда. И, несмотря на организационно-структурные сложности системы государственного управления водными объектами (см. п. 2.4.), идеология ранее существовавшей системы лицензирования определяла ведущие ролевые контролирующие функции государственных органов исполнительной власти по управлению водным фондом по всем видам хозяйственной и иной деятельности с использованием малого водотока/водоема.
Согласно новому водному законодательству, некоторые виды водопользования, предполагая получение дополнительных имущественных прав (кроме имущественных прав водопользования) в государственных органах исполнительной власти, регулирующих определенный вид деятельности, не требуют ни заключения договора, ни получения административного разрешения у органов государственной исполнительной власти по управлению водным фондом. «Подводные камни» обозначенной новеллы нового ВК будут рассмотрены далее, однако, уже в первом приближении, нетрудно подметить, что подобное нововведение снижает возможности централизованного регулирования деятельности различных пользователей МВВ. [2, 22]
Таким образом, в свете происходящих преобразований института имущественных прав, организация корпоративного управления водными объектами базируется на сохранении монополии государственной собственности на водные объекты и исходит из фундаментальной институциональной предпосылки, исключающей какие-либо преобразования сложившегося института собственности на эти объекты при возможной уступке собственником прав пользования этими объектами на временной и возмездной основе в форме гражданско-правовых отношений между собственником водных объектов и водопользователями. При этом собственник водного объекта имеет возможность частично обременить свое право собственности посредством уступки прав пользования ВО/предоставления права доступа к ВО как субъектам, претендующим на получение имущественных прав водопользования, так и участникам, не претендующим на приобретение статуса имущественного водопользователя. При этом институциональное реформирование в сфере управления водным фондом в настоящий период выражено сменой ориентиров и переоценкой роли имущественно-правовых и организационно-административных механизмов управления. И, рассматривая вопросы эффективности распределения прав пользования ресурсным потенциалом малого поверхностного водного объекта между различными субъектами, хозяйственная или иная деятельность которых требует использования природно-климатического потенциала водной экосистемы МВВ, подобные преобразования обуславливают необходимость проведения анализа возможностей формирования положительной динамики планирования многоцелевого использования ресурсов малых водотоков/водоемов.


1.3. Экономико-правовой режим согласования народнохозяйственных интересов при планировании использования ресурсов малых поверхностных водных объектов

Управление коллективным водопользованием является сложным и многоцелевым процессом и эффективная консолидация управленческих решений в процессе взаимосвязанного функционирования рыночной инфраструктуры и органов управления водными объектами гидрографической единицы (бассейна) возможна лишь при наличии основ организации водного хозяйства на МВВ.
Как было рассмотрено в п. 1.1., процесс интенсивного техногенеза за последние 30-40 лет незамедлительно повлиял на изменение режима водного и химического баланса МВВ отдельных районов и в целом всей территории России. МВВ преждевременно вступают в заключительную стадию своего развития - фазу старения: наступает деградация МВВ и исчезновение их как элементов ландшафта. И при принятии аллокационных решений в отношении распределении прав пользования малым ВО, отбросив все иные аргументы, приоритетным внеочередным критерием должен являться экологический. [32, 33] Любой вид хозяйственной или иной деятельности (лесное хозяйство, рекреация, судоходство, добыча полезных ископаемых, геологическое изучение недр, забор подземных вод, рыбное хозяйство и т.д.) влияет на экологическое состояние водного объекта, что вызывает трансформацию водной экосистемы МВВ и нарушение ее устойчивости. Природопользователи, прежде всего, будут являться претендентами на использование лимитной величины ценного ресурса МВВ, в качестве которого в данном случае выступает низкий ассимиляционный потенциал малого водного объекта. Ассимиляционный потенциал водной экосистемы, в свою очередь, определяет экологический статус малого водотока/водоема и, таким образом, экологическую емкость (Е) данного ВО или совокупный эксплуатационный потенциал (СЭП) водотока/водоема - экопотенциал водного объекта к использованию, определенный на основании предельно допустимых антропогенных нагрузок k-вида для учетного водотока/водоема. Проблемы установления ограничений на антропогенные нагрузки и экологических критериев для водных объектов различных категорий будут освещены в параграфе 2.3, тем не менее, отметим, что сам принцип, формально заложенный в основу существующей на сегодняшний день концепции использования и охраны вод, полностью игнорирует физико-географические особенности, реальное состояние и экологическую ценность малых водных объектов, поскольку отсутствуют основания для установления предельных норм техногенных воздействий - значение E для МВВ различных категорий неизвестно. На данном этапе отложим рассмотрение вопросов нормирования и сделаем предположение, что для обозначенного водного объекта (водохозяйственного участка) адекватная величина Е установлена.
Разнообразие природных богатств водной экосистемы, а также вариантов их использования предопределяет производство целой гаммы продуктов (товаров, услуг) целым рядом водопользователей, но увеличение объема прав на использование водного объекта одних хозяйствующих субъектов будет возможно лишь за счет уменьшения объема прав пользования других участников, поскольку значение Е будет имплицитно предопределять ограничение совокупных производственных возможностей водопользователей. Сделаем предположение, что потенциал E заданного водохозяйственного участка используется полностью двумя водопользователями (j1 и j2), осуществляющими водохозяйственную деятельность разного вида, тогда баланс расходуемого и располагаемого эксплуатационного потенциала МВВ отобразим в виде возможных вариационных кривых прав двухсекторного водопользования (см. рис. 1.3.1).
Любые точки на кривой № 1 характеризуют предельные возможности «коллективного» водопользования. Область ниже кривой № 1 - это зона возможных объемов прав, обеспеченного E, а область выше кривой № 1 - зона
недоступных объемов прав по причине недостаточной E водного объекта (его


Рис. 1.3.1. Кривые распределения прав пользования E при коллективном водопользовании на малом водотоке/водоеме (на примере двух участников)

части). При этом если точка, характеризующая объемы прав, находится на кривой № 1, то СЭП используется целиком, на пределе. Если же точка ниже кривой № 1, то СЭП МВВ недоиспол...
**************************************************************


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.