На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Контрольная Понятие и психологический характер материнства, его критерии и свойственные признаки. Особенности проявления материнства у позвоночных рыб, пресмыкающихся и птиц, млекопитающих. Эволюция материнского инстинкта у человека и законы, его обусловливающие.

Информация:

Тип работы: Контрольная. Предмет: Биология. Добавлен: 25.02.2010. Сдан: 2010. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):


21
Контрольная работа
На тему: "Эволюция материнства"
Введение

Изучение психологии материнства - одна из малоразработанных наукой областей.
Материнство - это направленность на ребенка, умение интуитивно чувствовать, чего именно малыш хочет. У юных мам именно с этим чаще всего возникают проблемы.
С эволюционной точки зрения материнство - вариант родительской сферы поведения (как составной части репродуктивной сферы), присущего женскому полу, которое приобретает особое значение у млекопитающих. Исключительность материнского поведения на высших эволюционных стадиях развития позволяет выделить материнство в самостоятельную материнскую сферу - как предмет научного исследования. Ее эволюционное назначение состоит в обеспечении матерью адекватной заботы о потомстве. Заботу о потомстве можно рассматривать как родительские (в данном случае - материнские) функции, которых очень много. У животных содержание этих функций имеет видотипичные особенности, а у человека, помимо специфически человеческих, добавляются конкретно-культурные, обеспечивающие воспитание ребенка как члена своей, конкретной культуры. В поведении матери ее материнские функции выражаются в эмоциональных реакциях на ребенка, выполнении операций по уходу за ним и общению с ним. Все эти функции матери обусловлены структурой и содержанием ее собственной материнской сферы.

1. Определенное материнство

Материнская семья, в которой самцы не принимают участия, хотя продолжают жить после оплодотворения самок не меньшее время, чем эти последние, давая начало целому ряду поколений. Заботы матери о потомстве носят определенный и более или менее сложный психологический характер:

1) Можно считать доказанным, что факторами материнства у животных являются не одни самки, как это полагает часть авторов, и не один зародыш, как это полагают другие авторы, а являются и самка и зародыш, каждый из которых, хотя и бессознательно, играет активную роль и «работает» в пользу и в интересах своей индивидуальности.

2) Вследствие этого материнство у животных отнюдь не является следствием стремления родителей сделать свой уход за детьми возможно более совершенным и продолжительным (как это старались доказать авторы, выходившие в решении задач из тезисов Дарвинова учения о том, что материнское чувство людей всех рас и животных всех ступеней развития тождественно и что высшие формы животного царства со стороны материнства представляют собою результат эволюции форм низших), а как раз наоборот: представляет собою продукт естественного отбора на почве систематически усложняющейся и непрерывной борьбы самки с потомством за существование.

3) Индивидуальность самки и ее интересы, будучи противоположными интересам потомства, скажутся в том, что самка всегда обнаруживает совершенно определенно выраженную тенденцию уделять потомству лишь столько (пластического материала, времени насиживания, ухода за молодью и пр.), сколько это ему безусловно необходимо в данных условиях жизни, а если это по совокупности биологических условий возможно, то и совсем освобождать себя от забот о потомстве.

4) Индивидуальность потомства и его интересы, радикальным образом противоположные интересам самки, сказываются в том, что потомство всегда обнаруживает совершенно определенно выраженную тенденцию эксплуатировать мать как можно более полно и разносторонне, а если по совокупности биологических условий это возможно, то и совсем поглотить индивидуальность самки в пользу своей индивидуальности.

5) Интересы каждой из этих борющихся сторон строго охраняются естественным отбором, пресекающим в самом же начале возможность уклонений той или другой из них, если она переступает границу безусловной необходимости.

Другими словами, материнство в каждом данном случае представляет собою среднее пропорциональное в борьбе интересов самки (индивидуальности) и потомства (вида), регулируемой естественным отбором в пределах средств и условий существования данного вида.
Естественный отбор, поэтому устанавливает не только содержание и форму, но и самую длительность материнского чувства каждого данного вида, определяя кривую постепенного его повышения и понижения.
Он представляет собою тот железный закон, с которым бороться не смеет не только особь, но и вид, составляющий лишь покорный субстрат для велений естественного отбора. Устанавливаемая им средняя пропорциональная интересов индивидуальности матери и потомства есть грань, через которую ни отдельные особи, ни виды не дерзают перешагнуть, не подозревая, разумеется, что эта грань существует.
И должно сказать, что от действия этого закона обе борющиеся стороны, и мать и потомство, в конечном итоге остались в безусловном выигрыше: потомство и питается и охраняется все лучше и лучше, а индивидуальность матери становится все более и более сильной, долголетней и независимой.
Сначала жизнь индивидуальности самки, как таковой, была величиной, равной нулю; самка, так сказать, оправдывала свое существование предстоящим деторождением, с окончанием которого умирала, так как жизнь ее теряла смысл.
Затем индивидуальность самки становится величиной равноценной с потомством, первоначально, однако, лишь под предлогом вторичного воспроизведения, за которым следовала смерть; потом - третичного воспроизведения и, наконец, независимо от воспроизведения. Параллельно с этим роль потомства изменяется в обратном порядке: из хозяев они мало-помалу превращаются в сторону равнозначащую.
Мы увидим сейчас, что на земле человек только один, пользуясь силою своих разумных способностей, преступил этот железный закон отбора, и преступил его дважды: сначала, когда использовал борьбу индивидуальности самки-матери с потомством в пользу первой из этих сторон, а потом, когда признал за побежденной стороной - ребенком - право на жизнь и взял эту жизнь под охрану общества, когда, другими словами, он противопоставил силе биологических законов силу своих разумных способностей. Принимая во внимание всю совокупность изложенного выше материала, мы получаем возможность представить общую картину эволюции материнского инстинкта в форме такого линейного процесса (рис. 1).
А В С D E F G H
…………
Рис. 1.
1) А - В-этап неопределенного материнства с относительно огромной затратой пластического материала, незначительной затратой психической энергии на уход за потомством, как правило, почти полным поглощением индивидуальности матери-самки интересами потомства; лишь в исключительно редких случаях тенденция к освобождению самки от «налога» в пользу потомства уже начинает выясняться.
2) C - D - этап неопределенного родительства заступает место первого. Количество уделяемого на потомство пластического материала систематически понижается; затрата психологической энергии на уход за потомством систематически возрастает, стремление сократить и эту затрату начинает выявляться все определеннее; индивидуальность матери-самки соответственно этому процессу приобретает все большую устойчивость.
3) E - F - этап определенного материнства замещает этап второй. Количество пластического материала заметно идет на убыль; затрата психологической энергии, затрачиваемой на уход за потомством матерью-самкой, вполне очевидно стремится заместить затрату пластического материала как более выгодного для животного; параллельно с этим наблюдается стремление сократить и эту затрату и поставить индивидуальность самки-матери в возможно меньшую зависимость от интересов потомства. Уход за потомством в жизни самки занимает все меньше и меньшее время, зато самый уход становится все более совершенным.
4) G - H - этап определенного родителъства достигает последних ступеней эволюции материнства у животных; количество пластического материала становится относительно ничтожным; затрата психологической энергии вследствие разделения труда по уходу за потомством между самкою и самцом в значительной мере уменьшается; зато уход за потомством становится еще более разносторонним, чем у предшествующих групп животных, а достигаемые им результаты - еще более совершенными. Обезьяны имеют только одного детеныша и любят его с такою силою, что Лебон, например, утверждает, что материнская любовь у некоторых обезьян развита больше, чем у человека, что мартышки никогда не переживают смерти своих детенышей и т.д. Отсюда некоторые ученые делают вывод, что материнское чувство есть животное чувство и что женщины, обладающие этим чувством, представляют самые низшие формы человеческой эволюции.
1.1 Позвоночные рыбы

У рыб, если в процессе оплодотворения икры участвует одна самка и один самец, как у щук, например, то боев между самцами не наблюдается. А там, где при оплодотворении в одном месте собирается большое количество самок и самцов, там последние стараются занять место возле самки и оттеснить друг друга. Борьба между ними в прямом смысле слова тоже не наблюдается. Но есть виды рыб, у которых борьба самцов описывается авторами такой интенсивной, что она как будто напоминает борьбу у высших животных. Такой, например, она описывается у дерущихся лососей-самцов и у некоторых других рыб. Очень возможно, однако, что эти описания не вполне соответствуют истине и что в них много преувеличения. Мне лично никогда этих боев у рыб наблюдать не приходилось. То, что я видел, представляет картину задора, объясняющуюся физиологическим состоянием этих животных в период размножения, задора, который ни к каким последствиям не ведет. Что описания авторов грешат и преувеличением и антропоморфизмом, об этом можно судить, например, по соображениям Лоудена, изложенным в книге Дарвина «Происхождение человека», о том; что побежденный самец колюшки теряет свою удалую осанку; яркая окраска блекнет, и он спешит скрыть свой позор между мирными товарищами.
Отношения самцов друг к другу у амфибий, хотя по описанию авторов и представляют «ожесточенные сражения», у жаб-повитух, например, серьезного значения не имеют.
1.2 Пресмыкающиеся и птицы

У пресмыкающихся они уже являются очень упорными. Так, по описанию одного из авторов, самцы ящериц (Analis cristatellus, напр.) во время драки хватают друг друга зубами, кувыркаются по земле и наносят друг другу побои до тех пор, пока слабейший не обращается в бегство.
У птиц драчливость самцов в период спаривания представляет явление очень широко распространенное. Они пускают при этом в ход крылья, ноги и клювы. На низах человеческой культуры самцы птиц держатся для боев между собою в качестве зрелища, доставляющего удовольствие зрителям. Петушиные бои собирают целые толпы зрителей столь же невежественных и диких, как еще более дикие толпы культурных дикарей в Испании на бое быков.
Из таких бойцовых птиц особенною известностью пользуются тетерева, рябчики, куропатки и другие. Многие из них при этом обладают для боев особыми приспособлениями как для нападения (шпоры), так и для защиты (обильные и длинные перья на шее). Есть, однако, виды птиц, самцы которых, по-видимому, не дерутся. Так, по свидетельству Одюбона, самцы одного из видов североамериканских дятлов (Picas auratus), без боев между собою, следуют за самкой по полудюжине. Здесь необходимо указать, что у птиц наблюдаются бои, значение которых, как драка самцов между собою, совершенно ничтожны и которые имеют смысл «битвы напоказ», битвы, созерцание которой вызывает у самок возбуждение, необходимое для половых сношений. Этот род боев для нас представляет особенный интерес.
Такую именно роль играет драка самцов на току у тетеревов. Предполагать это дает основание давно отмеченный факт, в силу которого выразительные движения у высших животных вызывают соответствующие чувства у тех особей того же вида, которые эти движения наблюдают. Гипотеза эмоций Джемса Ланга и циклический процесс Серджи находят в этих явлениях хорошую иллюстрацию: улыбка вызывает улыбку, смех вызывает смех, проявление эмоции полового чувства в движениях вызывает аналогичные эмоциональные состояния у тех, кто их воспринимает. У птиц на току, где самцы состязаются между собою, они движениями, служащими выражением их полового возбуждения, вызывают у самок такое же возбуждение, вследствие которого последние, первоначально скрываясь поблизости тока, появляются на нем и спариваются с первым попавшимся самцом.
Совершенно такой же смысл имеют, как мы это видели, и «танцы» самцов и другие, так называемые выразительные движения в эту пору жизни, до «песен любви» включительно.
Заключение это можно формулировать так: у птиц и вообще у позвоночных животных циклический процесс нервной деятельности уже получил совершенно определенное биологическое приложение и фактически прекрасно использован ими в различных формах без малейшего, разумеется, представления о том, что такой процесс существует.
1.3 Млекопитающие

В классе млекопитающих половой инстинкт достигает своего высшего напряжения и силы. Борьба за самку не знает пощады сопернику. Борьба самцов-оленей представляет классическую иллюстрацию к сказанному. Борьба самцов у кабанов привела даже к образованию специальных анатомических приспособлений самозащиты. Есть, однако, звери, у которых она очень слаба, а есть и такие, у которых борьба между самцами и вовсе не наблюдается, как у сумчатых, например, или броненосцев. Но это ничтожное исключение представлено видами, занимающими низшие ступени классификации, и указывают на то, между прочим, что борьба за самок у млекопитающих животных представляет явление прогрессирующее.
Имеют ли бои самцов у млекопитающих животных значение возбуждающего средства для самок? Некоторые факты свидетельствуют о том, что имеют. Заслышав голос самца, львица отзывается на него, если бы при ней уже и был «ухаживающий» за нею лев. Во время боя самцов львица принимает в нем участие внимательной зрительницы.
Мне пришлось наблюдать, как кошка-мать бросила котенка и галопом помчалась на голоса дерущихся между собою, на некотором расстоянии, котов.
Таким образом, борьба у млекопитающих животных, кроме своей прямой задачи - устранить конкурента, может служить средством возбуждения полового инстинкта. Первая ведется и в отсутствии самок, вторая - большею частью в их присутствии.
2. Эволюция материнского инстинкта у человека и законы, обусловливающие его современное положение у культурных народов

Человек в полной мере унаследовал от животных тот антагонизм, который лежит в основе отношений матери и потомства друг к другу.
Но есть в числе факторов, определяющих материнство человека, и нечто такое, чего мы не наблюдаем ни у одного из животных ни на одной ступени его развития, что в этом материнстве составляет исключительно человеческое и что с должною полнотою можно оценить и определить, лишь хорошо ознакомившись с данными биопсихологии материнства у животных.
Вот чему нас учит последняя в эволюции материнства у человека и что между прочим дает нам ответ на такие вопросы, которые до сих пор рассматривались или как «извращения материнских инстинктов», или как нечто «загадочное» и «непостижимое».
Я разумею здесь детоубийство, которое у некоторых дикарей, как известно, очень широко распространено. Попытка ослабить значение относящихся сюда фактов бесплодна. Идея одних о том, что явления эти «суть следствие не столько черствого сердца, сколько суровости жизни», а других - о том, что «детоубийство у дикарей есть дело необходимости» и т.д. и т.д. - мало убедительна. Если бы, однако, мы и признали, что детоубийство у них производится только вследствие тяжелой нужды, а не вследствие понижения материнского инстинкта, то как объяснить такие явления, например, как почти поголовное истребление детей у одного из меланезийских народов в Ужи для того, чтобы заменить их Боросами? Как объяснить, что детоубийство и вытравливание плода встречается и у египтян, и у греков, и у римлян, и в Средние века; встречается, наконец, и в наши дни не только в Индии или в некоторых провинциях Китая, где оно широко распространено, но и в Европе?
Мечников, ссылаясь на книгу Бартельса, свидетельствует, что в Константинополе в 1872 году за 10 месяцев было произведено 3 000 случаев искусственных выкидышей.
Причины этого уничтожения потомства, конечно, уже не те, которые были у дикарей; но, каковы бы они ни были, факт детоубийства остается фактом, прежде всего свидетельствующим о том, что как только материнскому чувству у человека приходится сталкиваться с теми или другими обстоятельствами, могущими стеснять мать, она с большею или меньшею легкостью им поступается; другими словами, что инстинкт этот, систематически и на протяжении многих тысячелетий подавляемый разумными способностями, стал в значительной мере менее интенсивным, чем мы его видели у животных.
Известны многочисленные случаи, когда женщины убивали детей потому, что им неудобно было с ними ходить за мужчинами, и делали они это свое дело так же просто, как бросили бы не очень нужную, но обременяющую их вещь, и потому только, что эта вещь их обременяет.
У австралийцев, например, выкидыши и детоубийство - дело обычное; на эти явления смотрят как на вопросы, касающиеся только родителей. Поучительно, что матерям в этих делах помогают бабушки.
Логика явлений совершенно понятна: разум дикарей, несмотря на свою элементарность, оказывается достаточным для того, чтобы сначала поставить вопрос: нельзя ли как-нибудь облегчить тяготы жизни? (вопрос, которого, кстати сказать, ни одно животное себе поставить не может), - а затем прийти к единственно доступному для них решению: надо избавиться от предмета, который эти тяготы увеличивает, не доставляя никакой пользы. Решая задачу одними и теми же приемами в течение многих тысяч поколений, систематически подавляя м и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.