На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Реферат Общая характеристика принципов и норм международного права,

Информация:

Тип работы: Реферат. Добавлен: 25.04.2012. Страниц: 30. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


2.2. Общая характеристика принципов и норм международного права,
соотносящихся с вооруженным вмешательством

Анализ зарубежной литературы показывает, что на современном этапе в зависимости от характера вооруженного конфликта - международного или внутреннего - применяются различные нормы международного гуманитарного права (международного права, соотносящегося с вооруженным вмешательством).
По мнению авторов работ по исследуемой проблеме, при выявлении необходимости применения тех или иных норм, существует различие в подходах к оценке условий, в которых протекает конфликт. Так, например, Дюпи Р. Дж., Леонетти А. указывают на необходимость анализа объективной реальности при оценке таких военных конфликтов [Dupuy R.J., Leonetti А. La notion de conflict arme a caractere non international//A. Cassese (ed.), The New Humanitarian Law of Armed Conflict, Editoriale scientifica, Naples, 1971, p. 258].
Дж. Элдрич считает, что «реальность может быть запутанной, а вооруженные конфликты в реальном мире не всегда точно укладываются в две категории - международные и немеждународные, на которые их разделило международное гуманитарное право» [Aldrich G. The laws of war on land//American Journal of International Law, Vol. 94, 2000, p. 62].
Ряд авторов объясняют различие в нормах международного гуманитарного права целым рядом проблем.
Например, И. Деттер считает, что «трудно сформулировать законные критерии, по которым можно отличить международные войны от внутренних, и нежелательно иметь избирательные правила права войны для двух типов конфликта» [Detter I. The Law of War, Cambridge University Press, London, 2002, p. 49], которое «трудно обосновать» [Warbick С., Rowe Р., The International Criminal Tribunal for Yugoslavia: The decision of the Appeals Chamber on the interlocutory appeal on jurisdiction in the Tadic case, International & Comparative Law Quarterly, Vol. 45,1996, p. 698] и которое «сводит на нет гуманитарную цель права войны в большинстве случаев, в которых сейчас происходят войны». «Различие между международными войнами и внутренними конфликтами фактически больше не является логичным или совместимым с духом гуманитарного права, такого, каким его знают сегодня…; большинство международных конфликтов проходит под видом внутренних конфликтов, которые в основном имеют скрытую форму или протекают не очень интенсивно. Однако, признание этого различия определенным образом сводит на нет гуманитарную цель права войны в большинстве случаев происходящих сейчас войн» [Reisman W.M., Silk I. Which law applies to the Afghan conflict?//American Journal of International Law, Vol. 82, 1988, p. 465].
Данная точка зрения имеет достаточно продолжительную историю. Еще в 1948 г. Международный Комитет Красного Креста (МККК) представил доклад, где рекомендовал применять в полном объеме международное гуманитарное право в соответствии с Женевскими конвенциями «во всех случаях вооруженных конфликтов, которые не носят международного характера, особенно в случаях гражданской войны, колониальных конфликтов или религиозных войн, которые могут происходить на территории одной или нескольких Высоких Договаривающихся Сторон» [Pictet J. (ed.), Commentaries on the Geneva Conventions of 12 August 1949, Vol. III: Geneva Convention relative to the Treatment of Prisoners of War, ICRC, Geneva, 1960, p. 31].
В 1971 г. Комитет представил на Конференции правительственных экспертов Проект нового положения, которое должно было бы обеспечить применение международного гуманитарного права в полном объеме в случае гражданской войны с вмешательством иностранных войск. В проекте указывалось: «Когда в случае вооруженного конфликта немеждународного характера одна или другая сторона или обе стороны извлекают выгоду из участия в конфликте вооруженных сил, предоставляемых третьей стороной, участвующие в конфликте стороны должны в полном объеме соблюдать международное гуманитарное право, применимое в период вооруженных конфликтов международного характера» [Комитет Красного Креста, Report on the Work of the Conference of Government Experts, Geneva, 1971, para. 284]. В следующем году МККК внес по тому же вопросу еще более интересное предложение. Предлагалось применять в полном объеме международное гуманитарное право к внутренним конфликтам, когда в поддержку обеих сторон вмешиваются третьи государства [International Committee of the Rec Cross, Report on the Work of the Conference of Government Experts, Geneva, 1972, Vol. I, para. 2.332.]. Наконец, в 1978 г. делегация норвежских экспертов на той же конференции предложила отказаться от разделения вооруженных конфликтов на две категории и применять единое право для всех видов вооруженных конфликтов, но опять безуспешно.
Однако, в дальнейшем призывы к применению международного гуманитарного права как единой совокупности норм с тех пор прекратились, хотя «различные выражения неудовлетворенности разделением на международные и внутренние вооруженные конфликты» все еще сохраняются [Boelaert-Suominen S., Grave breaches, universal jurisdiction and internal armed conflict: Is customary law moving towards a uniform enforcement mechanism for all armed conflicts?//Journal of Conflict and Security Law, Vol. 5, No. 63, 2000, at section 5].
Распространение ядерного оружия и его сдерживающее воздействие в том, что касалось прямых форм агрессии, во времена холодной войны привело к многочисленным менее явным интернационализированным вооруженным конфликтам, которые, будучи на первый взгляд внутренними, на самом деле были «войнами чужими руками» и велись на территории одного государства при тайном вмешательстве иностранных правительств [Abi-Saab G. Non-international armed conflicts//International Dimensions of Humanitarian Law, Henry Dunant Institute/Unesco, Geneva, 1988, p. 222]. Пожалуй, лучшим примером являются события, связанные с оказанием правительством США поддержки контрас в Никарагуа в начале 1990-х гг. [Military and Paramilitary Activities in and against Nicaragua (Nicaragua v. United States of America), Merits, Judgement, ICJ Reports 1986, p. 14]. Возможно, с окончанием холодной войны изменилась мотивация вмешательства в гражданские войны. Однако усиливающаяся взаимозависимость государств в результате глобализации, развитие ядерного потенциала в государствах, ранее не обладавших им, все более частые террористические акты, а также все нарастающее обеднение природных ресурсов - все это является причинами для иностранного вмешательства во внутренние конфликты. Отражением этой реальности служит тот факт, что в настоящее время внутренние конфликты становятся более многочисленными и носят более жестокий и разрушительный характер, чем их международные аналоги [De Schutter В., Van De Wyngaert C. Non-international armed conflicts: The borderline between national and international law//Georgia Journal of International and Comparative Law, Vol. 13,1983, p. 279.], несмотря на то, что основным механизмом ведения войны остается государство [Detter I. The Law of War, Cambridge University Press, London, 2002, (prim. 2), p. 38].
Следовательно, международное гуманитарное право во многом все еще существует на фоне «слияния факторов внутренней и международной политики, что, в конечном итоге, приводит к явлению внутреннего интернационализированного конфликта: вмешательство третьих стран в гражданские войны остается постоянно действующим фактором» [Bierzanek R. Quelques remarques sut 1applicabilite du droit international humanitaire des conflits armes aux conflits internes internationalises//C. Swinarski (ed.), Studies and Essays on International Humanitarian Law and Red Cross Principles in Honour of Jean Pictet, ICRC, Geneva, 1984]. Во внутренних вооруженных конфликтах почти неизбежно отмечается некоторая форма участия иностранного государства. Согласно Деттеру «... совершенно очевидно, что большинство «внутренних» войн получает некоторым образом поддержку извне» [Detter I. The Law of War, Cambridge University Press, London, 2002, (примечание 2), р. 40].
А.Л. Мур указывает на то, что «даже при мировом порядке, установившемся после холодной войны, внешнее участие во внутренних вооруженных конфликтах далеко не является необычной практикой» [Moir L. The Law of Internal Armed Conflict, Cambridge University Press, London, 2000, p. 46].
Сложность, с гуманитарной точки зрения, заключается в том, что, хотя интернационализированные вооруженные конфликты имеют свои особенности, отличающие их от международных и внутренних вооруженных конфликтов [Gasser Н-Р. Internationalized non-international armed conflicts: Case studies of Afghanistan, Kampuchea, and Lebanon, American University Law Review, Vol. 33, 1983, p. 157], абсолютно нет никаких оснований для создания промежуточного звена между правом, применимым во внутренних вооруженных конфликтах, и правом, регулирующим военные действия международного характера [Byron С. Armed conflicts: International or non-international?//Journal of Conflict and Security Law, Vol. 6, No. 1, June 2001, p. 87]. В связи с этим применение международного гуманитарного права к интернационализированным вооруженным конфликтам предполагает определение событий как полностью международных или полностью немеждународных согласно различным критериям, содержащимся в Женевских конвенциях, Протоколах к ним и в международном обычном праве.
Традиционно цель международного гуманитарного права заключается в регулировании методов ведения конфликта и причинения ущерба в ходе такого конфликта, который ведется скорее между государствами, а не внутри них. Различие было основано на том предположении, что при внутреннем вооруженном насилии возникают вопросы, относящиеся к суверенной власти, а не к международному регулированию. На этом основании Гаагские конвенции 1899 и 1907 гг., касающиеся законов и обычаев ведения войны на суше, были целиком применимы к военным действиям, носящим международный характер [Aldrich G. The laws of war on land//American Journal of International Law, Vol. 94, 2000. (prim 1), p. 54].
В продолжение этого в Женевских конвенциях 1949 г. больше всего внимания уделялось регулированию не столько внутренних, сколько межгосударственных войн, при этом большая часть существенных положений, содержащихся в Женевских конвенциях 1949 г., применяется «...в случае объявленной войны или всякого другого вооруженного конфликта, возникающего между двумя или несколькими Высокими Договаривающимися Сторонами, даже в том случае, если одна из них не признает состояние войны. Конвенция будет применяться также во всех случаях оккупации всей или части территории Высокой Договаривающейся Стороны, даже если эта оккупация не встретит никакого вооруженного сопротивления» (статья 2, общая для четырех Женевских конвенций 1949 г.).
Хотя сфера применения статьи и была более ограниченной, чем та, на которую надеялись некоторые, эта формулировка представляла собой значительное отступление от предыдущих конвенций, в которых содержалось требование более формального объявления войны [Reisman W.M., Silk I. Which law applies to the Afghan conflict?//American Journal of International Law, Vol. 82, 1988, p. 465 (prim 4), p. 461]. В том, что касается интернационализированных вооруженных конфликтов, для которых часто характерны скрытые действия, а не непосредственные военные операции, такое изменение стало решающим.
Кроме того, опыт, полученный международным сообществом в период гражданской войны в Испании (1939 г.), которая на самом деле была в значительной мере интернационализированной [Heath К.D. Could we have armed the Kosovo Liberation Army? The new norms governing intervention in civil war//UCLA Journal of International Law & Foreign Affairs, Vol. 4, 2000, pp. 272-274], а также массовые преступления, совершенные в отношении национальных меньшинств внутри отдельных государств во время Второй мировой войны, способствовали политической готовности хотя бы поверхностно регулировать некоторые аспекты гражданской войны. После значительных разно...
**************************************************************


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.