На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Реферат Статус внутригосударственного вооруженного конфликта в международном гуманитарном праве

Информация:

Тип работы: Реферат. Добавлен: 25.04.2012. Страниц: 32. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Статус внутригосударственного вооруженного конфликта в международном гуманитарном праве

Запрещение применения силы и угрозы силой в междуна¬родных отношениях имеет огромное значение для сохранения международного мира. Однако международно-правовые сред¬ства обеспечения международной безопасности пока не стали гарантией мирных отношений между государствами. В совре¬менных международных отношениях продолжают существо¬вать источники все более усложняющихся вооруженных кон¬фликтов.
Первые попытки пра¬вовой регламентации ситуаций внутренних конфликтов были пред¬приняты в рамках деятельности Института международного права. В самом деле, этот Институт, который уже на своей гаагской сессии 1875 г. в связи с рассмотрением Проекта Брюссельской декларации занялся изучением кодификации законов и обычаев войны, по логи¬ке вещей должен был обратиться к анализу ситуаций внутренних кон-фликтов на своих сессиях, состоявшихся в Гааге (1898 г.) [Рыбаченок И.С. Документы первого международного конгресса по истории дипломатии в Гааге в 1898 г.//Материалы архива внешней политики России (ф. II Департамент, 1898;] и Невшателе (1900 г.) [Rapport Desjardm.pp 71-95; etvol 18, 1900, p. 227et ss.].
В случае интернационализированных вооруженных конфликтов, которые по определению содержат элементы как международного, так и внутреннего конфликта, чрезвычайно важным, по нашему мнению, представляется определение того, какой набор норм применим и к какому аспекту конфликта.
Определяя статус внутригосударственного вооруженного конфликта, несомненно, следует учитывать, что в международном гуманитарном праве имеются существенные правовые различия. На первый взгляд разница между основными правилами, регулирующими международные вооруженные конфликты, и законами, применяемыми в случае вооруженных конфликтов немеждународного характера, достаточно значительная. Отражением исторического уклона в международном гуманитарном праве в сторону регулирования межгосударственных войн служит тот факт, что Женевские конвенции 1949 г. и Протоколы 1977 г. насчитывают около 600 статей, из которых лишь статья 3 - общая для Женевских конвенций 1949 г. и 28 статей Дополнительного протокола II применяются в случае внутренних конфликтов [Boelaert-Suominen S. Grave breaches, universal jurisdiction and internal armed conflict: Is customary law moving towards a uniform enforcement mechanism for all armed conflicts?//Journal of Conflict and Security Law, Vol. 5, No. 63, 2000, at section 5 (примечание 9), footnote 31]. В дополнение к этому, как указывалось выше, Гаагское право, обращаясь к методам и средствам ведения боя и поведения армий на поле боя, не применимо к внутренним вооруженным конфликтам [Boelaert-Suominen S. Grave breaches, universal jurisdiction and internal armed conflict: Is customary law moving towards a uniform enforcement mechanism for all armed conflicts?//Journal of Conflict and Security Law, Vol. 5, No. 63, 2000, at section 5 (примечание 9), footnote 31].
В Римском статуте Международного уголовного суда (МУС) также сохраняется сложная правовая система деления конфликтов на международные и немеждународные. Статут ограничивает режим серьезных нарушений конфликтами международного характера, и, несмотря на сходство, положения о серьезных нарушениях в общей статье 3, которые применимы в «вооруженных конфликтах немеждународного характера», отличаются от аналогичных положений, касающихся международных конфликтов, и являются менее всеобъемлющими [Spieker Н. The International Criminal Court and non-international armed conflicts, Leiden Journal of International Law, Vol. 13,2000, p. 417].
И все-таки, несмотря на стойкое сопротивление явному сближению отраслей права войны, применимых к вооруженным конфликтам внутреннего и международного характера, международное обычное право получило такое развитие, при котором расхождение между двумя режимами стало менее выраженным, о чем в настоящее время свидетельствует обширная литература [Boelaert-Suominen S. Grave breaches, universal jurisdiction and internal armed conflict: Is customary law moving towards a uniform enforcement mechanism for all armed conflicts?//Journal of Conflict and Security Law, Vol. 5, No. 63, 2000, at section 5 (примечание 9); Byron С. Armed conflicts: International or non-international?//Journal of Conflict and Security Law, Vol. 6, No. 1, June 2001 (примечание 20); Henckaerts J-M. The conduct of hostilities: Target selection, proportionality and precautionary measures under international humanitarian law, in The Netherlands Red Cross, Protecting Civilians in 21st-Century Warfare: Target Selection, Proportionality and Precautionary Measures in Law and Practice, 8 December 2000].
Апелляционная камера Международного уголовного трибунала по бывшей Югославии (МУТЮ) в Апелляции Тадича в отношении юрисдикции признала, что обычные правила, регулирующие внутренние конфликты, включают в себя защиту гражданского населения от военных действий, в особенности от нападений неизбирательного характера, защиту гражданских объектов, особенно культурных ценностей, защиту всех тех, кто не (или больше не) принимает активного участия в боевых действиях, а также запрещение всех средств ведения войны, запрещенных в международных вооруженных конфликтах, и запрещение некоторых методов ведения военных действии.
В случае интернационализированных вооруженных конфликтов, которые по определению содержат элементы как международного, так и внутреннего конфликта, чрезвычайно важным представляется определение того, какой набор норм применим, к какому конкретному аспекту конфликта.
Тем не менее, несмотря на противоположные точки зрения отраслей права войны, применимых к вооруженным конфликтам внутреннего и международного характера, международное обычное право получило такое развитие, при котором расхождение между двумя понятиями стало менее выраженным, о чем свидетельствует работы К. Байрона, С. Болар-Своминена [Byron С. Armed conflicts: International or non-international?", Journal of Conflict and Security Law, Vol. 6, No. 1, June 2001, (prim 20); Boelaert-Suominen S. Grave breaches, universal jurisdiction and internal armed conflict: Is customary law moving towards a uniform enforcement mechanism for all armed conflicts?//Journal of Conflict and Security Law, Vol. 5, No. 63, 2000, (prim. 9); Henckaerts J-M. The conduct of hostilities: Target selection, proportionality and precautionary measures under international humanitarian law//Netherlands Red Cross, Protecting Civilians in 21st-Century Warfare: Target Selection, Proportionality and Precautionary Measures in Law and Practice, 8 December 2000, p. 11].
Тем не менее, Апелляционная камера МУТЮ указывала на то, что, несмотря на стирание различий между сводами норм, применяемых в случае вооруженных конфликтов международного и немеждународного характера, не произошло полного и механического переноса этих норм (регулирующих международные конфликты) на внутренние конфликты; скорее, общая суть этих норм, а не подробное регулирование, которое может в них содержаться, стала применимой к внутренним конфликтам» [Prosecutor v. Tadic, IT-94-1-AR72, Decision on the Defence Motion for Interlocutory Appeal on Jurisdiction, 2 October 1995, (prim. 28), para. 126].
Поэтому этот процесс привел к созданию того, что Мерон называет, «безумной мозаикой норм, которые можно применять к одному и тому же конфликту в зависимости от того, как он квалифицируется - как международный или как внутренний" [Meron Т. Classification of armed conflict in the former Yugoslavia: Nicaraguas fallout, American Journal of International Law, Vol. 92,1998 (hereinafter "Nicaraguas fallout), p. 238]. Таким образом, определение права, применимого в случае вооруженных конфликтов, которые на самом деле включают в себя как международные, так и внутренние элементы, становится сложной, но важной задачей, решение которой требует значительных усилий. На наш взгляд, должны существовать критерии, определяющие статус внутригосударственного вооруженного конфликта в международном гуманитарном праве.
В современном понимании считается, что «вооруженный конфликт» существует тогда, "когда применяется вооруженная сила в отношениях между государствами или длительное вооруженное насилие в отношениях между правительственными силами и организованными вооруженными группами или между такими группами внутри государства» [Prosecutor v Kunarac et al., IT-96-23/1-A, Judgement, 12 June 2002, para. 56]. Однако в зарубежной литературе предлагается ряд критериев для определения характера вооруженного конфликта.
Первым критерием, являются вопросы, стал ли внутренний вооруженный конфликт международным, «действовали ли некоторые из участников внутреннего вооруженного конфликта от имени другого государства» [Prosecutor v. Tadic, T-94-1-A, Judgement, 15 July 1999, para. 84].
Второй критерий, который, дает основание считать внутренний вооруженный конфликт международным, возникает тогда, когда «другое государство вмешивается в этот конфликт, используя свои войска» [Prosecutor v. Tadic, T-94-1-A, Judgement, 15 July 1999, para. 84].
Апелляционная камера ясно и определенно указала, что критерий всестороннего контроля, относящийся ко второй категории, включает в себя требование, чтобы государство «играло роль в организации, координировании или планировании военных действий военной группы в дополнение к финансированию, подготовке, военному оснащению или обеспечению оперативной поддержки этой группы», но при этом роль такого государства не распространяется настолько далеко, чтобы оно отдавало конкретные приказы или руководило каждой отдельной операцией» [Tadic Appeal Judgement, op. cit. (примечание 59), para. 137].
Третий критерий связан с «уподоблением отдельных лиц органам государства по причине их реального функционирования в структуре государства» [Tadic Appeal Judgement, op. cit. (примечание 59), para. 141].
Несмотря на имеющуюся в настоящее время обширную литературу по этому вопросу [Meron, Nicaraguas fallout, op. cit. (примечание 58), Byron, op. cit. (примечание 20); Moir, op. cit. (примечание 18), pp. 46-52; R. Hayden "Bosnias Internal War and the International Criminal Tribunal", Fletcher Forum of World Affairs, Vol. 22, No. 1, 1998, p. 45; R. Hayden, "Biased Justice: Humanrightsism and the International Criminal Tribunal for the Former Yugoslavia", Cleveland State Law Review, Vol. 47,1999, p. 566], применение тройного критерия остается сложным, запутанным и создает большую неразбериху в правопременительной практике. А именно вопрос, в конечном счете, сводится к тому, могут ли действия антиправительственных сил рассматриваться как использование военной силы в отношениях между государствами, поскольку считается, что «вооруженный конфликт» существует тогда, «когда применяется вооруженная сила в отношениях между государствами или длительное вооруженное насилие в отношениях между правительственными силами и организованными вооруженными группами или между такими группами внутри государства». [Prosecutor v Kunarac et al., IT-96-23/1-A, Judgement, 12 June 2002, para. 56 (далее "Kunarac Appeal Judgement)].
В целом, состоящий из трех частей критерий, возможно, просто отражает современное состояние международного публичного права в том, что касается ответственности государства, но его применение в международном гуманитарном праве подрывает возможность последовательного или принципиального применения гуманитарных норм в случае интернационализированной войны. Как показывают исследования литературы, такое положение, к сожалению, неизбежно в том режиме, который требует искусственно отнести интернационализированный конфликт полностью либо к категории конфликта международного характера, либо к категории конфликта немеждународного характера. Таким образом, решение сводится скорее к отказу от проведения различия, чем к пересмотру этого тройного критерия.
Еще один критерий, который, в соответствии с решением по апелляции Тадича, дает основание считать внутренний вооруженный конфликт международным, возникает тогда, когда «другое государство вмешивается в этот конфликт, используя свои войска» [Tadic Appeal Judgement, op. cit. (примечание 59), para. 84]
Логично было бы предположить, что иностранного военного вмешательства, которое лишь косвенно влияет на ведущийся независимо от него внутренний конфликт, достаточно, чтобы этот конфликт превратился в международный. Это предположение нашло последующее подтверждение в решении по делу Кордича и Черкеза, в котором выяснилось, что вмешательство правительства Хорватии в конфликт против вооруженных сил сербов в Боснии вызвало интернационализацию отдельного конфликта, в котором хорватское правительство не принимало непосредственного военного участия, а именно, конфликта между боснийскими хорватами и боснийскими мусульманами. По заявлению Судебной камеры, оно сделало это, «позволив боснийским хорватам развернуть дополнительн...
**************************************************************


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.