На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Диплом Теоретические и практические вопросы, относящиеся к проблемам компенсации морального вреда

Информация:

Тип работы: Диплом. Предмет: Юриспруденция. Добавлен: 11.10.2013. Сдан: 2006. Страниц: 95. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


МЕЖДУНАРОДНЫЙ ЮРИДИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ ПРИ МИНЕСТЕРСТВЕ ЮСТИЦИИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ФАКУЛЬТЕТ: РЕГИОНАЛЬНОГО ОБУЧЕНИЯ
Кафедра: гражданско-правовых дисциплин

ДОПУСТИТЬ К ЗАЩИТЕ
Заведующий кафедрой
к. ю. н. Агафонов Н. А.

« » 200 г.

Савинков Сергей Юрьевич
КВАЛИФИКАЦИОННАЯ ДИПЛОМНАЯ) РАБОТА
на тему: «Компенсация морального вреда»


Научный руководитель: К. Ю. Н. Агафонов Н. А.
Консультант:


Москва 2006г.
Содержание
Введение 3
Глава 1. Теоретические аспекты проблемы морального вреда в условиях его компенсации 7
1.1. Понятие и сущность морального вреда 7
1.2. Философские аспекты терминологического аппарата института компенсации морального вреда 15
1.3. Основания, порядок и способы компенсации морального вреда 27
Глава 2. Компенсация морального вреда 49
2.1. Проблема компенсации морального вреда 49
2.2. Решение проблемы компенсации морального вреда в различных
областях 59
2.3. Переход и зачёт права на компенсацию 75
Заключение 81
Библиографический список 86
Приложение 1 90
Приложение 2 94


Введение

Актуальность темы исследования. Одним из важнейших факторов становления и развития демократического правового государства в Российской Федерации является нормативное закрепление высокого уровня защищенности прав и свобод человека и гражданина, создание эффективной системы наиболее справедливого и реального восстановления нарушенного права, а также возмещения вреда, причиненного неправомерными деяниями.
В качестве одного из видов вреда, который может быть причинен личности, в законодательстве выделяется моральный вред, при этом предусмотрена и возможность его компенсации. К институту компенсации морального вреда в России издавна сложилось негативное отношение. Это имело место, как в дореволюционной России, так и во времена Советского Союза. К примеру, в советский период в философской и юридической литературе к понятию института «моральный вред» длительное время прибавлялись прилагательные «так называемый» и «пресловутый». При этом почему-то считалось, что денежное возмещение морального вреда, якобы, унижает достоинство советского человека.
В 20-е годы дискуссия по вопросам компенсации морального вреда, благодаря участию в ней ученых-юристов И.Брауде, К.Варшавского, А. Зейца, Б. Лапицкого, Б. Утевского и других, заметно оживилась. К сожалению, вплоть до 60-х годов исследование вопросов, связанных с компенсацией морального вреда, по существу, было приостановлено.
Начиная с 70-х годов, значительный вклад в разработку принципов компенсации морального вреда внесли А.М.Белякова, С.Н. Братусь, Н.С.Малеин, Л.А. Майданик, Н.Ю.Сергеева, В.А.Тархов, М.Я. Шиминова, К.Б. Лрошенко и др.
В последнее время проблемы правового регулирования компенсации морального вреда рассматривались в работах и диссертационных исследованиях С.А. Беляцкина, Е.А. Михно, С.В. Нарижниго, О.А.Пешковой, И.А. Сухаревского, А.В. Шичанина, А.М. Эрделевского и др.
В отличие от других демократических правовых государств, имеющих длительный многовековой исторический опыт использования нормативных и судебных механизмов компенсации морального вреда, Россия лишь в конце XX века легализовала категорию «моральный вред», впервые упомянув ее в Законе СССР от 12 июня 1990 года «О печати и других средствах массовой информации», а затем и ввела правовую дефиницию в Основах гражданского законодательства СССР и республик, где моральный вред был определен как «физические и нравственные страдания». Отсутствие исторического опыта порождает ряд проблем, среди которых наиболее важными представляются:
а) отсутствие единого доктринального подхода к институту компенсации морального вреда;
б) наличие противоречивых подходов к соотношению морального вреда и иных видов вреда;
в) отсутствие единообразной правоприменительной практики по вопросам определения объекта правовой защиты, применению исковой давности при компенсации морального вреда, возможности перехода права на компенсацию к другим лицам;
г) отсутствие единой методики определения размера компенсации морального вреда;
д) наличие противоречивых подходов к учету индивидуальных особенностей потерпевших при компенсации морального вреда и возможности влияния имущественного положения на определение размера компенсации.
Нет однозначного ответа и на вопрос о том, предполагается ли в современном российском гражданском законодательстве принцип презумпции причинения морального вреда неправомерным действием. Сегодня при рассмотрении вопросов компенсации морального вреда уделяется недостаточное внимание тем аспектам, которые возникают в связи с нарушением трудовых прав граждан. Законодательное регулирование складывающейся практики является в настоящее время весьма актуальным, имеющим важное теоретическое и практическое значение.
Наконец, имеющиеся в настоящее время исследования и публикации, посвященные проблемам компенсации морального вреда, как правило, ограничиваются обобщением практики применения действующего законодательства, они не всегда отличаются строгой системностью, а механизмы компенсации морального вреда, вытекающие из нарушения прав граждан, не всегда соответствуют требованиям четкости и ясности.
Таким образом, внимание, которое уделяется в гражданском праве проблемам компенсации морального вреда, не соответствует их значению в данной сфере общественной жизни.
Цель исследования состоит в том, чтобы проанализировать теоретические и практические вопросы, относящиеся к проблемам компенсации морального вреда, выявить существующие пробелы законодательства в данной сфере и выработать предложения по их устранению, а также раскрыть особенности компенсации морального вреда, вытекающего из нарушения трудовых прав граждан. Задачи исследования:
а) определение понятия и сущности морального вреда;
б) применение исковой давности к требованиям о компенсации морального вреда;
в)выявление круга лиц, имеющих основания требовать компенсации морального вреда и несущих обязанность по его возмещению;
г) определение критериев и метод оценки размеров компенсации морального вреда;
д) особенности применения института компенсации морального вреда к требованиям о защите трудовых прав граждан и др.
Объектом исследования являются общественные отношения, складывающиеся в процессе компенсации морального вреда.
Предметом исследования являются закономерности правового и организационного регулирования института компенсации морального вреда.
Методологическую основу исследования составили общефилософские положения о функционировании общества и его социальных групп. Широко использовалась литература в области общей теории права и ее отдельных отраслей, в частности, гражданского и трудового права, отдельных положений гражданско-процессуального законодательства, а также судебная практика. В работе применены методы исторического, логического, сравнительно-правового и системно-структурного анализа.
Научная новизна исследования заключается в постановке и разработке наиболее существенных и малоисследованных проблем, относящихся к правовому регулированию компенсации морального вреда. На основе анализа выводов и положений, содержащихся в современной научной литературе, а также изучения предшествующего опыта компенсации морального вреда предпринята попытка разработки теоретико-правового понятия данного института, более удовлетворяющего потребностям современного общества.
Научная и практическая значимость работы заключается в использовании выработанных предложений для устранения существующих недостатков правового регулирования отношений, связанных с компенсацией морального вреда при работе над дальнейшим совершенствованием действующего законодательства. Проведенное исследование позволило определить ряд новых подходов, связанных с применением законодательства о компенсации морального вреда, определить эффективность ряда юридических процедур, обеспечивающих защиту прав и законных интересов граждан и компенсацию морального вреда, наступающего в результате нарушения имущественных прав.
Структура дипломной работы представляет собой введение, две главы, заключение, библиографический список и приложения.
Глава 1. Теоретические аспекты проблемы морального вреда в условиях его компенсации

1.1 Понятие и сущность морального вреда

В настоящее время в литературе нет единой точки зрения на определение сущности понятия «моральный вред». Так, например, по мнению В.Т.Смирнова и А.А.Собчака под моральным вредом понимается «всякое умаление охраняемого правом блага, имущественного или не имущественного» . Н.С.Малеин полагает, что вред является социальным понятием и его можно определить «как последствие посягательства на общественные отношения, как последствие нарушения охраняемых законом прав и интересов государства, организаций или граждан» .
Ряд авторов в данной категории усматривают наличие одновременно как социального, так и правового аспектов, так как с одной стороны каждое нарушение социальных норм негативно сказывается на общественных отношениях, то есть приносит социальный вред, однако, с другой стороны не всякое нарушение закона влечет за собой вред с правовой точки зрения. При этом противоправные действия одновременно нарушают и нормы объективного права и субъективные права граждан и юридических лиц. Именно поэтому вред как последствия гражданского правонарушения рассматривается ими как нарушенное субъективное гражданское право.
Причинить вред — значит нарушить субъективное право лица или организации. При этом, гражданско-правовой вред - это социальное понятие, так как нарушение субъективного права лица неизбежно сопровождается нарушением объективного права, нарушение установленных законом гражданско-правовых отношений.
Понятие «моральный вред» было представлено в гражданском законодательстве после принятия 12 июня 1990 года Закона СССР «О печати и других средствах массовой информации». Так, ст.39 названного Закона предусматривает, что моральный (неимущественный) вред, причиненный гражданину в результате распространения средством массовой информации не соответствующих действительности сведений, порочащих честь и достоинство гражданина либо причинивших ему иной неимущественный ущерб, возмещается по решению суда средством массовой информации, или средствами, а также виновными должностными лицами и гражданами.
При этом размер возмещения морального вреда определяет суд. Нетрудно заметить, что в данном случае даже не предпринята попытка дать определение понятия морального вреда. Дать однозначное определение понятия морального вреда в гражданском праве в силу его многогранности нелегко. Возможно, поэтому в юридической литературе нет единой точки зрения на определение понятия морального вреда.
В гражданском праве под вредом понимаются неблагоприятные изменения в охраняемом законом благе, при этом само благо может быть как имущественным, так и неимущественным. Перечень охраняемых законом неимущественных благ определен в Конституции РФ и Гражданском кодексе РФ. К ним относятся: жизнь, здоровье, честь и достоинство, доброе имя, свобода, личная неприкосновенность, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна. При этом п.1 ст.55 Конституции РФ предусматривает весьма важное дополнение, заключающееся в том, что этот перечень не является исчерпывающим, а, напротив, не должен приводить к отрицанию или недооценке других общепризнанных прав и свобод личности.
Упомянутые неимущественные права и блага защищаются в предусмотренных гражданским законодательстве случаях и порядке, а также в тех случаях и тех пределах, в каких использование способов защиты гражданских прав вытекает из существа нарушенного нематериального блага и характера последствий этого нарушения.
Ст. 151 ГК определяет моральный вред как «физические или нравственные страдания» . Физические страдания могут проявляться как любые болезненные или неприятные ощущения — боль, зуд, жжение, тошнота, головокружение, удушье и т.п.
Нравственные страдания могут возникнуть в связи с утратой родных и близких, распространением сведений, не соответствующих действительности, потерей работы, раскрытием семейной, личной либо врачебной тайны и т.п. Следовательно, к числу нравственных страданий можно отнести любое неблагоприятное в психологическом аспекте состояние и любое неправомерное действие либо бездействие, которое может лишить потерпевшего полностью либо частично психического комфорта или благополучия. В определении морального вреда действующее законодательство термин «страдания» употребляет как ключевое.
Оно предполагает такие действия причинителя морального вреда, которые непременно должны вызвать в сознании потерпевшего определенную психологическую реакцию. При этом негативные изменения в охраняемых законом неимущественных благах проявляются в сознании либо в форме ощущений (физические страдания) либо в форме представлений (нравственные страдания).
Следует признать, что наиболее близким к понятию «нравственные страдания» можно отнести понятие «переживание». Переживание может включать в себя страх, стыд, унижение либо любое другое неблагоприятное в психологическом аспекте состояние. Естественно, любое неправомерное действие либо бездействие может привести к нравственным страданиям в той или иной степени.
В правовой литературе при определении понятия морального вреда как страданий отмечается, что действия причинителя вреда всегда получают отражение в сознании потерпевшего, вызывая определенную психическую реакцию, при этом неблагоприятные изменения отражаются в человеческом сознании в форме негативных ощущений - физические страдания либо в форме переживаний - нравственные страдания. Развернутое определение морального вреда содержится в постановлении Пленума Верховного Суда РФ №10 от 20 декабря 1994 года «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда».
Представляется целесообразным привести его полностью. «Под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину, от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т.п.) или нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права в соответствии с законом об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности), либо нарушающими имущественные права гражданина. Моральный вред, в частности, может заключаться в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников, невозможностью продолжить активную общественную жизнь, потерей работы, раскрытием семейной, врачебной тайны, распространением не соответствующих действительности сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, временным ограничением или лишением каких-либо прав, физической болью, связанной с причиненным увечьем, иным повреждением здоровья, либо в связи с заболеванием, перенесенным в результате нравственных страданий и др.»
Представляется совершенно очевидным, что данный перечень не является исчерпывающим и может быть расширен судами в процессе рассмотрения конкретных дел. Из приведенного определения нетрудно заметить, что Верховный Суд РФ раскрывает содержание одного из видов морального вреда - нравственных страданий.
В данном случае, говоря о нравственных страданиях, суд имеет в виду переживания человека. В данном случае Верховный Суд РФ считает, что моральный вред может проявляться в переживаниях в связи с тем или иным заболеванием, перенесенным в результате нравственных страданий, тем самым допускает возможность компенсации вторичного морального вреда.
Если, к примеру, в результате распространения не соответствующих действительности порочащих сведений лицо испытывает переживание (нравственные страдания) в результате этого переносит гипертонический криз с болевыми ощущениями (физические страдания), то нет оснований не признать совокупный моральный вред, находящийся в причинной связи с распространением не соответствующих действительности сведений.
Подобная ситуация может иметь место и в том случае, если первичный моральный вред будет причинен в виде физических страданий, которые повлекут за собой нравственные страдания. Понятие «физические страдания» по своему содержанию не совпадают с понятием «физический вред» или «вред здоровью».
Физические страдания - это одна из форм морального вреда в том его виде как он определен в законодательстве, а физический вред, который было бы целесообразным назвать органическим вредом - это любые негативные изменения в организме человека, которые препятствуют его нормальному биологическому функционированию, то есть нормальному, с медицинской точки зрения протеканию всех психофизиологических процессов в организме.
А.М. Эрделевский, подчеркнув, что установление четкой терминологии представляется очень важным для правильного разграничения отдельных видов вреда и их последующего возмещения, а неправильное разграничение вреда по его видам может привести к неверным выводам, сначала указал на то, что любой телесный вред в целях его возмещения распадается на моральный вред и имущественный вред, а потом сразу же отметил, что " вред " как общее понятие должно подразделяться на "имущественный, телесный или психический вред (выражение "психический вред " использовано А.М. Эрделевским для обозначения морального вреда)" . В такой ситуации следует говорить уже о невозможности верных выводов, ибо приведенное разграничение вреда по его видам просто непоследовательно.
И моральный, и физический вред после нанесения по существу своему являются необратимыми и в гражданско-правовом смысле возмещению не подлежат. Используя уголовно-правовую терминологию, они лишь могут быть "заглажены". С этой точки зрения необходимо согласиться с мнением об имеющейся неточности в п. 5 статьи 152 ГК РФ, где говорится о возможности возмещения морального вреда, и признать, что понятие морального вреда предполагает возможность его компенсации, а не возмещения. Но принципы компенсации физических и нравственных страданий не могут быть одинаковы.
Поскольку физические страдания вызываются физическим вредом, причиняемым в материальной сфере, они поддаются гораздо более объективированной оценке, т.е. по своему смыслу компенсация физических страданий может приближаться к возмещению. Совсем по-другому обстоит дело с компенсацией нравственных страданий, вызванных вредом, причиненным в идеальной сфере.
Они не могут быть оценены с позиций столь обобщенных, как физические, и для того, чтобы они могли быть компенсированы исходя из требований добросовестности, разумности и справедливости, необходимо тщательное и всестороннее изучение обстоятельств причинения вреда, личности причинителя вреда и лица, которое испытывает страдания, словом важен максимально индивидуализированный подход к оценке нравственных страданий.
Можно ли считать, что потеря руки в результате причинения увечья квалифицированным рабочим и выдающимся скрипачом вызывает у них разной степени физические страдания? Признать такое, даже если эти люди обладают различным болевым порогом, означает признать, что у одного человека тело стоит дороже, чем у другого. Вряд ли такой подход будет соответствовать идеям демократичного общества и конституционным принципам. Но можно ли будет упрекнуть в предвзятом подходе суд, который в такой ситуации сочтет, что нравственные страдания человека, добившегося большего успеха и признания, могут быть острее?
Существует и еще одно важнейшее обстоятельство, позволяющее настаивать на необходимости отграничения нравственных страданий от физических как самостоятельных видов вреда - морального и физического. Следует всемерно поддержать высказывавшиеся идеи о праве лица на компенсацию морального вреда, причиненного ему в результате любого правонарушения, от которого оно претерпело.
Действительно, ведь умаление такого нематериального блага, как достоинство личности, должно неизбежно сопровождать нарушение гарантированных прав и свобод. Но при этом не следует забывать, что любое правонарушение, в том числе и не причинившее физического вреда, обязательно сопровождают лишь нравственные страдания лица, в отношении которого это правонарушение было совершено. Если же физического вреда не было причинено, то не могли возникнуть и физические страдания, а значит, говоря о "презумпции морального вреда " при совершении любого правонарушения, в виду можно иметь лишь нравственные страдания.
Подобное деление может быть весьма полезно при разработке методик исчисления причиненного физического и морального вреда, подобных той, которая была предложена А.М. Эрделевским. И хотя к указанной методике предъявляются критические замечания, необходимо отдать должное самой попытке разработки унифицированных правил оценки причиненного морального вреда.
Разумеется, при произведении такой оценки крайне важна и свобода судейского усмотрения, коль скоро законодательство предоставляет суду право определять размер компенсации морального вреда (статья 1101 ГК РФ), однако вряд ли даже самые квалифицированные представители судейского корпуса при решении такой сложной задачи, как оценка морального вреда, отказались бы от использования разумных методик хотя бы в качестве ориентира.
Тем более что значительная часть отечественных судей, особенно судов низового звена, обладает не слишком высокой квалификацией, и это не является секретом.
В качестве примера можно привести такое дело : решением Бабушкинского районного народного суда г. Москвы от 17.12.05 размер компенсации морального вреда, причиненного истице П. ответчиком - ТОО "Л.", был снижен с презюмируемого в размере 15 000 рублей до 1 000 рублей. ТОО "Л.", получив от П. предоплату в размере около 4 000 рублей за изготовление кухонной мебели, через три месяца предоставило мебель настолько некачественную, что ответчику пришлось устранять недостатки в течение десяти месяцев, по истечении которых истица обратилась к ответчику с требованием о безвозмездном изготовлении мебели в течение 20 дней.
Ответчик исполнить заявленное требование отказался. Истица в судебном заседании предоставила доказательства посещений ТОО "Л." на протяжении 15-месячной "мебельной эпопеи", обострения гипертонической болезни II степени, находящегося в прямой причинно-следственной связи с "мебельными событиями", поскольку вызванная временная нетрудоспособность началась со дня, когда один из навесных развалился.
Денежная же оценка заявленного истицей морального вреда, по-видимому, имела ориентиром стоимость мебели, действующую на момент заявления исковых требований - 15 237 рублей.
Суд в своем решении при возмещении морального вреда учел нравственные страдания, вызванные неудобствами в быту из-за изготовления ответчиком некачественной мебели, неоднократными обращениями в различные инстанции для сбора документов. Отметил, что наличие у истицы ряда заболеваний не находится в причинной связи с произошедшими событиями, поэтому не может быть учтено судом в качестве оснований физических страданий при компенсации морального ущерба. Какой ориентир использовал суд при денежной оценке причиненного морального вреда, остается только гадать.

1.2. Философские аспекты терминологического аппарата института компенсации морального вреда

В ходе начавшейся в середине восьмидесятых годов реформы российского законодательства, в частности, гражданско-правовой его отрасли, почти десятилетие назад отечественный законодатель впервые включил в российское гражданское право как совокупность правовых норм, регулирующих однородные имущественные и связанные с ними неимущественные общественные отношения, институт морального вреда.
Институт этот, поначалу названный "возмещением морального вреда", позволил компенсировать физические и нравственные страдания, причинённые гражданину неправомерными действиями или бездействиями (правонарушениями).
Относительно недавнее появление возможности денежной компенсации страданий, перенесённых вследствие правонарушения, по праву можно считать этапом в развитии новейшего гражданского законодательства и важным шагом на пути гуманизации российского законодательства в целом.
Такой вывод можно сделать, исходя из того, что на протяжении всего советского периода денежное удовлетворение физических и нравственных страданий (а именно так определено понятие морального вреда в ст. 151 Гражданского Кодекса РФ) было невозможно, хотя специалисты – теоретики-цивилисты и практики – неоднократно высказывали предложение о легализации компенсации морального вреда в материальной форме. В частности, в 20-е годы сторонниками включения такого института в законодательство были Б. Лапицкий и А. Зейц, в 40-80-е - правоведы Ю. Калмыков, М. Шиминова, Л. Майданик, Н. Малеин, Н. Рассказова, А. Собчак и другие.
Доводы в поддержку института компенсации морального вреда и необходимости его включения в отечественное законодательство, были услышаны и учтены законодателем только в 1990 году, выразившись в Законе СССР "О печати и других средствах массовой информации". В ст. 39 этого закона было указано: "моральный (неимущественный) вред, причинённый гражданину в результате распространения средством массовой информации не соответствующих действительности сведений, порочащих честь и достоинство гражданина либо причинивших ему иной неимущественный ущерб, возмещается по решению суда средством массовой информации, а также виновными должностными лицами и гражданами".
В 1991 г. аналогичная по содержанию норма была включена в ч. 7 новой редакции ст. 7 Гражданского Кодекса РСФСР 1964 г. и в ст. 62 Закона РФ "О средствах массовой информации", сменившего предыдущий Закон СССР 1990 г.
Как видно из содержания этих норм, они регулировали отношения по компенсации морального вреда между: гражданином с одной стороны и средством массовой информации - с другой в связи с распространением последним сведений, порочащих честь и достоинство человека.
На протяжении нескольких последующих лет институт компенсации морального вреда неоднократно претерпевал значительные изменения, всё более и более совершенствуясь.
Необходимость корректировки законодательства в этом аспекте объяснялась тем, что, как видно из приведённой формулировки законов 1991 г., отношения между гражданами и организациями, не являющимися средствами массовой информации, а также их должностными лицами, и отношения граждан между собой этими законами не регулировались.
Поэтому возмещение морального вреда в случае распространения другим гражданином или должностным лицом сведений, порочащих честь и достоинство гражданина, либо причинивших ему иной неимущественный ущерб, но не через средства массовой информации, а, например, в письме, характеристике, устно и т.п., а также за причинение морального вреда иными действиями нормами, в том числе при причинении гражданину вреда вследствие оказания ему медицинской услуги ненадлежащего качества, указанных законов не допускалось.
В течение последующего ряда лет дальнейшее совершенствование законодательства шло по пути включения конкретных норм в отдельные законы вместо ожидаемого общего закона, применимого ко всем аналогичным случаям.
В том же 1991 году был принят Закон РФ "Об охране окружающей природной среды", который несколько расширил основания для компенсации морального вреда. Так, в статье 89 этого Закона сказано, что "вред, причинённый здоровью гражданина в результате неблагоприятного воздействия окружающей природной среды, вызванного деятельностью предприятия, учреждения, организации или отдельных граждан, подлежит возмещению в полном объёме". Этой же нормой установлено, что при определении размера подлежащего возмещению вреда, помимо известных понятий - степень утраты трудоспособности, затраты на лечение, на уход за больным и т.п. - учитываются также "потери, связанные с моральными травмами".
Далее в 1992 году был принят Закон РФ "О защите прав потребителей", которым ответственность за причинение морального вреда была введена в сферу договорных отношений между потребителями - гражданами, использующими, приобретающими, заказывающими или имеющими намерение приобрести или заказать товар (работу, услугу) для личных бытовых нужд, не связанных с извлечением прибыли - с одной стороны и организациями или гражданами-предпринимателями, производящими товар для реализации, выполняющими работы или оказывающими услуги, а также реализующими товары по договору купли-продажи (изготовителями, исполнителями, продавцами) - с другой стороны. Статьёй 13 этого закона (в действующей редакции Закона - ст. 15) установлено, что при нарушении изготовителем, исполнителем, продавцом предусмотренных этим и иными законами прав потребителя причинённый этими нарушениями моральный вред подлежит возмещению в полном объёме.
Ожидаемая норма общего характера появилась в отечественном законодательстве 3 августа 1992 года - с даты распространения на территории Российской Федерации действия Основ гражданского законодательства СССР и республик.
В п. 6 ст. 7 Основ было указано, что гражданин или юридическое лицо, в отношении которого распространены сведения, порочащие его честь, достоинство или деловую репутацию, наряду с опровержением таких сведений вправе требовать возмещения убытков и морального вреда, причинённых их распространением (следует отметить, что в настоящее время моральный вред юридического лицу в силу его специфики не возмещается).
Статью же 131 Основ можно считать существенным этапом в решении российским законодательством проблемы компенсации морального вреда, поскольку она впервые дала внятное определение этого вида вреда как умаления некоего блага (имущественного или неимущественного). Согласно ей, моральный вред (физические или нравственные страдания), причинённый гражданину неправомерными действиями, возмещается причинителем… в денежной или иной материальной форме и в размере, определяемом судом, независимо от подлежащего возмещению имущественного вреда (в силу действия в настоящий момент другого закона, моральный вред сегодня подлежит возмещению только в денежной форме).
Эта норма по значению существенно шире всех предыдущих, поскольку охватывает все случаи причинения морального вреда во внедоговорных отношениях, в том числе вызванного повреждением здоровья человека, умалением его чести и достоинства, нарушением других его прав, как имущественных, так и неимущественных.
В декабре 1992 г. были приняты и введены в действие Правила возмещения работодателями вреда, причинённого работникам увечьем, профессиональным заболеванием или иным повреждением здоровья, связанным с исполнением ими трудовых обязанностей, ст.ст. 8, 25 и 30 которых предусмотрели возможность компенсации морального вреда в этих случаях.
Дальнейшим шагом в правовом регулировании компенсации морального вреда отечественным законодательством стало принятие в 1993 г. Закона РФ "О статусе военнослужащих", который специально предусмотрел компенсацию морального вреда гражданам Российской Федерации, находящимся на военной службе в рядах Вооружённых Сил РФ по призыву или по контракту, если такой вред явился следствием противоправных действий должностных лиц и (или) органов государственной власти и управления, органов местного самоуправления, органов военного управления, предприятий, учреждений, организаций и общественных объединений, а также следствием незаконного привлечения к уголовной или иной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу, незаконного осуждения, незаконного снижения в должности или воинском звании, несоблюдения условий контракта, незаконного лишения прав и льгот.
Как видно из приведённого анализа законодательства, сложившегося до введения в действие нового Гражданского Кодекса РФ в 1995 г., в нём насчитывалось немало пробелов, которые восполнялись судебной практикой, причём главная сложность здесь состояла в том, что в континентальной правовой системе, к которой относится Россия, у судебного решения по конкретному делу (прецедента) отсутствует статус источника права.
Введённая в действие 1 января 1995 г. первая часть Гражданского Кодекса РФ содержит ряд норм, касающихся компенсации морального вреда. Ст. 151 ГК РФ сохранила понятие морального вреда как физических и нравственных страданий, причинённых неправомерными действиями, нарушающими личные неимущественные права гражданина либо посягающими на принадлежащие ему иные нематериальные блага, причём в ст. 150 ГК РФ законодатель, не давая легального (законодательного) понятия нематериальных благ, приводит достаточно подробный их перечень.
Во второй части Гражданского Кодекса, введённой в действие 1 марта 1996 г., компенсации морального вреда посвящён параграф 4 главы 59 (ст.ст. 1099-1101), где подробно регламентированы основания, способ и порядок определения размера компенсации морального вреда.
Впоследствии законодательство было дополнено рядом специальных норм, посвящённых компенсации вреда от правонарушений в определённых сферах, например, в феврале 1997 г. были внесены соответствующие изменения и дополнения в Кодекс законов о труде РФ (действовавший до 01.02.2003 г.), позволяющие компенсировать вред, причинённый вследствие незаконного увольнения работника.
Нужно отметить, что на сегодняшний день институт компенсации морального вреда приобрёл многие черты аналогичных институтов правовых систем тех стран, в которых его история насчитывает не один десяток лет и давно сформировала определённые традиции. Безусловно, очевидна и российская специфика, основанная на сложившихся в отечественном праве традициях нормотворчества, применения правовых норм и их толкования, то есть уяснения смысла и сути нормативных актов.
Нельзя, однако, утверждать, что законодатель намеренно стремился придать институту компенсации морального вреда сходные с аналогичными институтами зарубежных законодательных систем черты, поскольку положительный опыт зарубежных институтов столь велик и очевиден, что российское законодательство могло бы воспринять многое из него гораздо раньше и в большем объёме, нежели случилось на практике. Объяснение этому легко можно найти в той многолетней дискуссии, которая велась учёными-цивилистами на протяжении всего советского периода, в частности, в аргументации полемизирующих сторон.
Одновременно с развитием соответствующего законодательства шло и формирование российской судебной практики о компенсации физических и нравственных страданий.
Институт компенсации морального вреда является едва ли не самым популярным среди граждан (с 1995 по 1998 год включительно число исков с такими требованиями неуклонно возрастало и в настоящий момент сохраняет устойчивую тенденцию к росту), при этом судами подобные требования граждан в большинстве случаев удовлетворяются, хотя и в меньших в сравнении с требуемыми размерах.
Из сказанного видно, что в настоящий момент формирование института компенсации морального вреда в российском законодательстве в целом закончено, поэтому можно судить об этом институте как о некоем целостном явлении отечественного права, включив его в существующую понятийную систему. Поэтому уместно будет подробно остановиться на терминологических особенностях этого института, особенно в сравнении с понятийным аппаратом, сложившимся в других науках, в первую очередь, смежных с правовой.
Само понятие морального вреда в традиционном его понимании существенно отличается от понятия морали, сложившегося в социогуманитарных науках, в частности, в науке философской как имеющей неоспоримый приоритет во владении этим понятием.
В философии под моралью (mores (лат.) - нравы) понимается одна из форм общественного сознания наряду с правовым, эстетическим, религиозным, научным, политическим сознанием, а именно - идеально-теоретический уровень нравственного сознания .
Значение этой формы общественного сознания определяется тем, что именно в её рамках находятся основные ценностные ориентиры общества как нормативы деятельности человека и оценка этой деятельности с точки зрения соответствия её заданным нормативам.
Учёные, определяя нормы нравственного сознания, понимают здесь систему таких социальных норм, которые регулируют межличностное общение и поведение людей в целях обеспечения единства личных и коллективных интересов . Значение нравственного сознания видится столь важным, что его структуру, специфику и сами его составляющие нормы в их динамике изучает отдельная философская дисциплина - этика.
Мораль, представляя собой определённую, сложившуюся в конкретном обществе в конкретный отрезок времени подсистему социальных сдерживаще-дозволяющих норм, входит в общую нормативно-регулятивную систему, посредством которой общество определяет порядок деятельности своих субъектов.
И здесь в первую очередь интересно отметить взаимообусловленность, сходства и различия морально-этических и правовых норм. Можно остановиться на основных разделяющих позициях.
Во-первых, это форма закрепления - под правовыми нормами понимаются в первую очередь нормы позитивного права, то есть закреплённые в нормативных актах государственных органов, в то время как моральные нормы содержатся в человеческом сознании и в общественном мнении, объективизируясь в процессе самовоспитания и саморугеляции.
Во-вторых, реализация правовых норм обеспечивается и достигается посредством деятельности специального государственного аппарата (правоохранительных органов); соблюдение же норм морали контролируется общественным мнением, поддерживается мерами духовного воздействия (например, через произведения искусства), а их нарушение пресекается с помощью общественного порицания.
В-третьих, праву свойственно единство для всех субъектов, при этом всеобщая обязательность правовой нормы возникает с момента вступления в силу соответствующего нормативного акта. Однако в конкретном обществе отсутствует единство моральных норм для всех его членов, то есть различные социальные группы могут иметь разные понятия о морали и справедливости; более того, индивидуальные представления о содержании ряда моральных норм порой разнообразны и противоречивы, причём эти представления могут меняться в процессе споров, обсуждений, сдвигов в моральном климате общества под влиянием тех или иных событий, оставаясь моральными оценками, взглядами, нормами (об этом свидетельствует, например, дискуссия в нашем обществе о допустимости или недопустимости смертной казни).
В-четвёртых, если право как система норм отличается от правосознания, то есть от правовых взглядов, оценок, представлений, то в морали не существует чёткой границы взглядов и норм - то, что для одного является нормой поведения, для другого оказывается лишь возможной, но не обязательной оценкой (взглядом).
Ниже следует ряд моральных категорий и свойств морали, имеющих особенное значение для разрешения описываемой проблемы. Во-первых, морали свойственна постоянная тенденция к изменчивости в зависимости от общественно-политического и правового устройства того или иного общества, его экономической системы и экономических условий определённой социальной группы, от культурного уровня общества в целом, социальной группы как его составляющей и отдельных индивидов.
Кроме того, и это важно в свете рассматриваемой проблемы, мораль представляет собой высший уровень нравственного сознания - теоретический. Можно говорить о морали общества и морали его части (группы, класса); говоря же об индивидуальных представлениях конкретного человека о добре и зле, о похвальном и постыдном, о честности, совести, чести, долге и иных моральных категориях и о его поведении в соответствии или вразрез с ними, мы можем судить не о морали индивида, что будет противоречить самому понятию морали, но о его нравственном сознании как обыденном уровне такового. Безусловно, множество людей, восприняв установившиеся в обществе нравственно-ценностные ориентиры, принимают их как руководство к действию, что особенно наглядно при смешении и взаимопроникновении нравственного и религиозного начал. Однако и здесь речь идёт об обыденном уровне нравственного сознания, только максимально приближенном к уровню теоретическому.
Актуальность же именно этих свойств морали в её философском понимании состоит в том, что действующее российское законодательство признаёт возможность компенсации именно морального вреда.
При этом, учитывая различия между правовыми нормами и нормами морали и не допуская их смешения, законодатель, тем не менее, пользуется этими понятиями, вкладывая в них смысл, не соответствующий сложившемуся в науке. Автор, всецело приветствуя возможность самой компенсации (а актуальность и преимущества этого правового института были раскрыты в начале настоящей работы), не во всём согласен с точкой зрения законодателя в части избранных формулировок и терминов.
Термин "моральный вред" появился в законодательстве именно в период его новейшей истории, что исключает его некое традиционное понимание, а никакая другая наука, в том числе философия, такого термина не содержит.
Следует отметить, что ни в дореволюционном российском праве, ни в аналогичных правовых институтах зарубежных стран нет такого термина, в высшей степени неточного и противоречивого. Интересно, что в римском праве, где имелся прообраз современного института компенсации морального вреда, позволяющий возмещать выраженные вовне действия одного лица в отношении другого, нарушившие его достоинство или телесную неприкосновенность, или и то и другое одновременно, он носил название "injuria", что буквально означает "не по праву", "неправомерно".
В России Гражданское уложение 1851 года содержало ряд норм, по смыслу напоминающих современный институт морального вреда, однако, без употребления подобного термина - платёж за бесчестье и нанесение личной обиды, а также платёж за неправомерное осуждение и наказание по вине суда. В 1917 году был разработан проект Закона России "Об обязательственном праве", который предусматривал возмещение нематериального (но не "морального") вреда при телесном повреждении, лишении свободы, при прелюбодеянии и обольщении, при неисполнении должником своих обязательств. Проект этот по объективным причинам принят не был. В зарубежном же законодательстве к сегодняшнему дню сложилась следующая ситуация.
В английском праве вообще отсутствует существенная разница между имущественным и неимущественным вредом в части оснований и порядка возмещения.
В американском праве как принадлежащем к англо-американской правовой системе ситуация во многом сходная. Однако здесь существует так называемый институт деликтов "privacy", создатели которого видели его функцию в защите неприкосновенности личности и всего того, что помогает человеку сохранить себя как личность (например, нарушение уединения или права на одиночество, распространение сведений, показывающих истца в ложном свете, присвоение имени истца и использование его внешности в целях получения выгоды).
В Германии существует разделение вреда на имущественный и неимущественный и единый принцип ответственности за оба вида вреда. При этом в Германском гражданском уложении отсутствует перечисление интересов, защищаемых законом в сфере неприкосновенности личности; специально оговорены только причинение вреда телу или здоровью, лишение свободы, склонение женщины обманом или угрозами к сожительству. Однако в германском гражданском праве сложилось поянтие "Personlichkeit", в принципе равнозначное с "privacy" в американском праве. Интересным моментом является также то, что денежная компенсация здесь - не единственное средство защиты; основным принципом ответственности является реституция, то есть возвращение потерпевшей стороны в то положение, которое она бы имела, если бы правонарушения не было; и только в том случае, когда реституция полностью или частично невозможна, ущерб компенсируется деньгами.
Французское гражданское законодательство также не проводит различия между материальным и нематериальным вредом. Так, Французский Гражданский Кодекс, определяя убытки, говорит о возмещении ущерба или потере вообще, не ограничиваясь только денежным ущербом, что включает возможность компенсации нематериального вреда.
Как видно из приведённого анализа действующего зарубежного законодательства наиболее прогрессивных с правовой точки зрения стран, во всех нормативно-правовых системах отсутствует термин "моральный вред", хотя присутствуют сходные по содержанию и более разработанные, нежели в России, институты. Причём используемые при характеристике этих институтов термины больше ориентированы на понятие личности и всего, что с ней связано. В отечественной юридической литературе неоднократно высказывалось мнение о непродуманности терминологии института морального вреда, что непозволительно для духа законодательства, всегда отличавшегося терминологической точностью и конкретностью формулировок, однако, к сожалению, типично для нормотворчества последнего периода.

1.3. Основания, порядок и способы компенсации морального вреда

Общая норма, устанавливающая случаи, порядок и способы компенсации морального вреда, содержится в статье 151 ГК РФ. Детальное же регулирование этих вопросов предусмотрено статьями 1099, 1100 и 1101 ГК РФ. Компенсация морального вреда по общему правилу допускается при наличии вины причинителя. Вместе с тем в ст. 1100 ГК предусмотрены три случая, когда моральный вред компенсируется независимо от вины:
• причинение вреда жизни и здоровью граждан источником повышенной опасности (например, в результате наезда автомобиля);
• причинения вреда гражданину в результате его незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключение под стражу или подписку о невыезде;
• незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ;
• причинение вреда в связи с посягательством на честь, достоинство и деловую репутацию гражданина.
Допускается установление законом и иных случаев компенсации морального вреда независимо от вины причинителя. Моральный вред компенсируется лишь при подтверждении факта причинения потерпевшему нравственных или физических страданий. Обязанность доказывания, при каких обстоятельствах и какими действиями (бездействием) они нанесены, какие нравственные или физические страдания перенесены потерпевшим, лежит на самом потерпевшем.
Моральный вред компенсируется в случаях нарушения или посягательства на личные нематериальные блага (права) граждан. При нарушении имущественных прав граждан компенсация морального вреда допускается лишь в случаях, предусмотренных законом. В настоящее время возможность такой компенсации предусматривается только двумя законами.
В соответствии со ст. 15 Закона РФ «О защите прав потребителей» (с последующими изменениями и дополнениями) моральный вред, причиненный потребителю вследствие нарушения изготовителям (исполнителям, продавцам) или организацией, выполняющей функции изготовителя (продавца) на основании договора с ним, прав потребителя, предусмотренных российскими законами и правовыми актами, регулирующими отношения в области защиты прав потребителей, подлежит компенсации причинителем вреда при наличии его вины. Размер возмещения вреда определяется судом. Компенсация морального вреда осуществляется независимо от возмещения имущественного вреда и понесенных потребителем убытков. Закон о защите прав потребителей имеет достаточно широкую сферу применения. Он применяется к отношениям, возникающим из договоров:
• розничной купли-продажи;
• аренды, включая прокат;
• найма жилого помещения, в том числе социального найма;
• в части выполнения работ, оказания услуг по обеспечению надлежащей эксплуатации жилого дома, в котором находится данное жилое помещение;
• по предоставлению или обеспечению предоставления нанимателю необходимых коммунальных услуг;
• проведению текущего ремонта общего имущества много-квартирного дома и устройства для оказания коммунальных услуг;
• подряда (бытового, строительного, подряда на выполнение проектных и изыскательных работ, на техническое обслуживание);
• перевозки граждан, их багажа и грузов;
• на оказание финансовых услуг, направленных на удовлетворение личных (бытовых) нужд граждан, и других договоров, направленных на удовлетворение личных (бытовых) нужд граждан, не связанных с извлечением прибыли.
Другим нормативным актом, предусматривающим денежную компенсацию морального вреда при нарушении имущественных прав граждан, является Закон РФ «О статусе военнослужащих». Он содержит норму, согласно которой государство гарантирует военнослужащим возмещение морального и материального ущерба, причиненного противоправными действиями должностных лиц органов государственной власти и управления, предприятий, учреждений, организаций и общественных объединений, а также других лиц в результате:
• незаконного привлечения к уголовной или иной ответственности;
• незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу;
• незаконного осуждения;
• незаконного снижения в должности или воинском звании;
• несоблюдения условий контракта; незаконного лишения прав и льгот.
Следовательно, военнослужащие вправе выдвигать требования о компенсации морального вреда, в частности, при несоблюдении условий контракта и незаконном лишении прав и льгот, т.е. в случаях причинения имущественного вреда.
Названными законами охватывается, конечно, крайне малая часть деяний, связанных с посягательством на имущественные права граждан. Вместе с тем нельзя отрицать наличие серьезных душевных страданий у человека, которому причинен какой-либо имущественный ущерб. Зачастую они оказываются намного более серьезными по сравнению с переживаниями, возникшими от посягательства на нематериальные блага личности. Это выражается, в частности, в физических страданиях при невозможности обеспечить удовлетворение зачастую даже первичных потребностей, а также и в нравственных страданиях в результате осознания невозможности воспользоваться провозглашенными правами при отсутствии материальных средств, ограничении своей свободы, понимании даже формального неравноправия, ощущении незащищенности себя и своей семьи.
На проблему взаимосвязи права собственности гражданина и его неимущественных прав можно взглянуть и под иным углом зрения. Как известно, в соответствии с положениями ст. 150 ГК РФ право на здоровье однозначно отнесено к неимущественным правам личности. Определенный интерес представляет сам термин «здоровье». Всемирная организация здравоохранения, например, определяет его так: «Здоровье - это состояние полного социального, психического и физического благополучия». Из этого следует, что к посягательствам на здоровье можно отнести не только действия, нарушающие анатомическую целостность человека, но и деяния, нарушающие его социальное и психическое благополучие.
Совершенно очевидно, что, посягая на собственность гражданина (с прямым умыслом), преступник одновременно посягает (с косвенным умыслом) и на психическое благополучие потерпевшего, т.е. на его здоровье, являющееся неимущественным благом личности. Следовательно, если потерпевший от правонарушения против собственности сможет доказать, что причиненный ему имущественный ущерб серьезнейшим образом отразился и на его психическом благополучии, то, думается, нет никаких оснований для отказа в компенсации причиненного ему морального вреда.
В этой связи уже далеко не бесспорной представляется точка зрения А.М. Эрделевского, полагающего, что безоговорочное отнесение психического благополучия к числу нематериальных благ в смысле ст. 150 ГК РФ означало бы выхолащивание ограничений, установленных в отношении возникновения права на компенсацию морального вреда в ст. 151 ГК РФ.
Во-первых, как следует из вышеприведенного определения понятия «здоровья», психическое благополучие является его неотъемлемым элементом. Здоровье же, в свою очередь, безоговорочно относится к неимущественным благам личности ст. 150 ГК.
Во-вторых, в ст. 51 ГК установлены ограничения для имущественных прав, в то время как в данном случае речь идет о компенсации морального вреда, причиненного посягательством на неимущественное благо «здоровье», которое лишь самым тесным образом связано с правом на имущество.
Таким образом, думается, что граждане, пострадавшие от преступлений против их собственности, при обосновании своих исковых требований о компенсации причиненного им морального вреда могут просить возместить нравственные страдания, причиненные посягательством не на само имущество (такой вред согласно положениям ст. 151, 1099 ГК РФ не подлежит компенсации), а психическое благополучие связанное с обладанием этим имуществом.
Возможность компенсации морального вреда напрямую зависит и от сроков. В этой связи следует рассмотреть проблему применения к требованиям о компенсации морального вреда института исковой давности.
В ст.208 ГК устанавливается, что исковая давность не распространяется «на требования о защите личных неимущественных прав и других нематериальных благ». Рассмотрим отдельно для Основ и ГК, позволяют ли упомянутые нормы этих актов прийти к иным выводам относительно применения исковой давности к требованиям о возмещении (Основы) и компенсации (ГК) морального вреда.
Исходя из перечисленных в ст. 6 Основ способов защиты гражданских прав из нарушения личных неимущественных прав могут вытекать следующие требования:
• о признании права (например, право авторства);
• о восстановлении положения, существовавшего до нарушения права (специальный случай восстановления чести, достоинства и деловой репутации путем опровержения порочащих сведений в соответствии со ст. 7 Основ), о пресечении действий, нарушающих права или создающих угрозу его нарушения; о признании недействительным несоответствующего законодательству ненормативного акта органа государственного управления, нарушающего личные неимущественные права;
• возмещении морального вреда и вреда, причиненного жизни и здоровью - эти способы прямо не предусмотрены в ст.6 Основ, но по смыслу этой нормы их следует считать одними из иных способов, предусмотренных законодательными актами.
Итак, возмещение вреда - это одно из требований, которые могут вытекать из нарушения личных неимущественных прав. Моральный вред и вред, причиненный жизни и здоровью, являются разновидностями неимущественного вреда. Вернемся к п.2 ст. 43 Основ. Среди требований, на которые не распространяется исковая давность, в этой норме указаны и требования о возмещении вреда, причиненного жизни и здоровью гражданина. Но ведь это требование вытекает из нарушения личных неимущественных прав, а законодатель во втором абзаце п.2 ст.43 Основ уже предусмотрел неприменимость исковой давности к таким требованиям. Почему же он повторяет это еще раз?
Один из возможных ответов на этот вопрос - потому что в отношении требования о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина, законодатель предусматривает специальные правила о неприменении исковой давности - требования, предъявленные по истечении трех лет с момента возникновения права на возмещение такого вреда, удовлетворяются за прошлое время не более чем за три года, предшествовавшие предъявлению иска. По существу, это означает, что исковая давность применяется к этим требованиям в той их части, которая находится за пределами общего давностного срока. Законодатель предоставляет потерпевшему возможность в любой момент устранить в ограниченных тремя годами приделах негативные последствия нарушения его неимущественных прав. Но этой цели законодатель мог бы достигнуть, например, следующим изложением первого и второго абзаца п.2 ст.43 Основ: «Исковая давность не распространяется на: требования о защите личных неимущественных прав" и других нематериальных благ, кроме случаев, предусмотренных законом. Однако требования о возмещении вреда, причиненного жизни и здоровью, предъявленные по истечении срока давности, удовлетворяются не более чем за три года, предшествовавшие предъявлению иска». Между тем законодатель выделяет требования о возмещении вреда, причиненного жизни и здоровью, в самостоятельный абзац.
В свете изложенного более обоснованным представляется другой ответ: во втором абзаце п.2 ст.43 Основ законодатель вообще не включает требования о возмещении неимущественного вреда в состав тех требовании, на которые не распространяется исковая давность. В упомянутом абзаце имеются в виду лишь те требования, которые направлены на восстановление личных неимущественных прав. Отсюда следует, что на требования о возмещении морального вреда исковая давность должна распространяться. На особенностях применения исковой давности к требованиям о компенсации морального вреда я остановлюсь ниже.
Завершая рассмотрение вопроса о применимости исковой давности к требованиям о возмещении морального вреда в аспекте п.2 ст.43 Основ, обратим внимание, что Постановление принималось 20 декабря 1994г., т.е. в период окончания действия Основ ГЗ и союзных республик, и Пленум Верховного Суда РФ, формулируя Постановление, ориентировался уже только на новый ГК. Так, указывая на неприменимость исковой давности к требованиям о компенсации морального вреда (кстати, Пленум упоминаем лишь компенсацию, но не возмещение морального вреда), Пленум обосновывает это неприменимостью исковой давности к требованиям, вытекающим из нарушения личных неимущественных прав и других нематериальных благ.
Но это могло обосновывать лишь неприменение исковой давности к требованиям о компенсации морального вреда, причиненного нарушением именно неимущественных прав и других нематериальных благ (хотя приведенный выше анализ показывает, что обратный вывод в большей степени соответствует намереньям законодателя), в то время как в Постановлении указывается на неприменимость исковой давности к требованиям о компенсации морального вреда вообще, без дифференциации оснований возникновения таких требований.
Но ведь ст. 131 Основ позволяла применять принцип генерального деликта в отношении возмещения морального вреда, и лишь ст. 151 ГК РФ сузила область до действий, противоправно умаляющих личные неимущественные права и иные нематериальные блага, не исчерпывающий перечень которых, приведен в ст. 150 ГК. За пределами упомянутой области ст. 151 и 1099 ГК устанавливают принцип сингулярного деликта, т.е. компенсации морального вреда при нарушении иных прав возможна лишь в случаях, специально предусмотренных законом. Под иными (т.е. отличными от упомянутых в ст. 150 ГК РФ) правами следует понимать:
• во-первых, имущественные права,
• во-вторых, неимущественные права, не имеющие признаков, свойственных личным неимущественным правам, упомянутым в ст. 150 ГК.
Таким образом, в период действия Основ, компенсация морального вреда была возможна при внедоговорном нарушении как неимущественных, так и имущественных прав, и в последнем случае исковая давность к требованиям о компенсации морального вреда применима со всей очевидностью, поскольку такие требования явно не охватываются п.2 ст.43 Основ.
Перейдем к анализу ст.208 ГК. Эта норма во многом сходна с п.2 ст.43 Основ ПЗ СССР поэтому, основная часть проведенного выше анализа, применима также к ст.208 ГК. Пожалуй, главное различие в аспекте рассматриваемого вопроса состоит в тексте вторых абзацев этих норм: ст.43 Основ говорит о требованиях, вытекающих из нарушения личных неимущественных прав, а ст.208 ГК — о требованиях по защите личных неимущественных прав и других нематериальных благ. Но это различие представляется несущественным. Более значительным могло бы оказаться то, что с принятием нового Гражданского кодекса такой способ защиты гражданских прав, как возмещение морального вреда прекратил свое существование, и ему на смену пришел новый способ - компенсации морального вреда (ст. 12, 151 ГК РФ). Возмещение морального вреда в ГК РФ не упоминается. Институт возмещения морального вреда просуществовал в законодательстве, сначала в союзном, а затем в российском около 5 лет, появившись впервые в Законе СССР от 12 июня 1990г. «О печати и других средствах массовой информации» и прекратив свое существование с 1 января 1995г. - даты введение в действие первой части ГК РФ.
Презумпция о наличии существенных различий между понятиями «возмещение» и «компенсация» применительно к моральному вреду опровергается, если проанализировать, какие изменения появились в институте ответственности за причинение морального вреда в российском законодательстве в связи с принятием Гражданского кодекса РФ. Содержание самого понятия «моральный вред» не подверглось изменению. Изменению подвергся перечень неправомерных действий, совершение которых порождает право гражданина на денежную компенсацию причиненных этими действиями страданий, а также форма, в которой возмещается (компенсируется) моральный вред - любая материальная форма возмещения (ст. 131 Основ) превращается в исключительно денежную форму компенсации морального вреда (ст. 151 ГК РФ). Отметим также, что термин «возмещение» в Основах относился к любому вреду: имущественному; моральному; вреду, причиненному жизни и здоровью. В Гражданском кодексе РФ законодатель использует термин «компенсация» лишь применительно к моральному вреду; во всех остальных случаях причинения вреда он использует термин «возмещение». Наконец, в ст. 12 ГК РФ законодатель выделяет компенсацию морального вреда в качестве специального способа защиты гражданских прав.
Таким образом, существенных различий между возмещением и компенсацией морального вреда нет. Очевидно, законодатель хотел изменением терминологии подчеркнуть лишь особый характер этого вида вреда.
По аналогии с проведенным выше в отношении ст.43 Основ, анализом можно сделать вывод о том, что и с позиции ГК на требования о компенсации морального вреда распространяется исковая давность, применение которой должно осуществляться по общим правилам.
Такой вывод соответствует также основным началам и смыслу гражданского законодательства. Требование о компенсации морального вреда — это требование имущественного характера, возникающее в связи с умалением личных неимущественных прав и других нематериальных благ, принадлежащих гражданину. Компенсация морального вреда представляет собой один из видов имущественной ответственности. Предположение о неприменимости к имущественной ответственности срока исковой давности в данном случае противоречило бы, на мой взгляд, основным началам и смыслу гражданского законодательства, регулятивная функция которого направлена на придание устойчивости отношениям, возникающим в гражданском обороте.
Изъятие, которое законодатель делает в отношении применения срока исковой давности для требований, вытекающих из причинения вреда жизни и здоровью, оправдано тем, что в большинстве случаев причинитель вреда знает или должен знать о самом факте причинения вреда, и может предполагать возможный размер ответственности. В случае причинения морального вреда возникает иная ситуация. Страдания, физические и нравственные, представляют собой результат психической деятельности человека. Разумеется, причинитель вреда может предполагать наличие у потерпевшего определенной психической реакции на факт совершения неправомерного действия, но уровень этой реакции ему может быть известен лишь весьма приблизительно.
Что касается размера компенсации, то о нем причинитель вреда не может иметь вообще никакого представления, если потерпевший не заявил соответствующего требования; действительный же размер компенсации может быть определен только судом (ст. 151, 1101 ГК РФ). Вряд ли справедливо было бы поставить причинителя вреда в такое положение, когда без ограничения срока он мог бы подвергнуться наступлению ответственности, размер которой он изначально не мог и не должен был предвидеть. Общий срок исковой давности составляет три года. Если в течение этого срока с момента совершения неправомерного действия иск не был предъявлен, разумно и справедливо считать, что страдания отсутствовали, и во взыскании компенсации морального вреда должно быть отказано
По общим правилам срок исковой давности начинает течь с момента, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права (ст.200 ГК РФ). Применительно к компенсации морального вреда это означает, что течение срока исковой давности должно начинаться в момент начала претерпевания страданий, но не ранее момента осознания потерпевшим причинной связи между испытываемыми страданиями и нарушением личных неимущественных прав.
Претерпевание страданий лишает человека психического благополучия (полностью или частично). По моему мнению, психическое благополучие - одно из нематериальных благ, принадлежащее гражданину от рождения, и одновременно одно из составляющих другого нематериального блага - здоровья в широком смысле.
Нарушение психического благополучия как результат неправомерных действий (бездействия) со стороны правонарушителя никогда не наступает само по себе, а лишь в соединении с нарушением какого-либо иного вида принадлежащих гражданину прав. Поэтому при совершении правонарушения для возникновения права потерпевшего требовать компенсации морального вреда и корреспондирующей этому праву обязанности правонарушителя выплатить такую компенсацию, необходимо наличие причинной связи между следующими юридическими факторами: неправомерное действие (бездействие) - нарушение неимущественного права и умаление иного нематериального блага - нарушение психического благополучия (возникновение страданий).
Между наступлением этих фактов возможно истечение некоторого промежутка времени (например, между моментом умаления его чести и началом претерпевания страдания по этому поводу). Это обстоятельство следует учитывать при применении правила о моменте начала течения срока исковой давности к требованиям о компенсации морального вреда. Особое внимание должно уделяться способности потерпевшего осознавать характер совершенного в отношении него неправомерного действия и его последствий, а также взаимную связь между ними, которая далеко не всегда бывает очевидной для потерпевшего. Изложенное можно пояснить на примерах.
Предположим, в результате незаконного принуждения ребенка к труду, вовлечения в бродяжничество, попрошайничество и т.п. лицом, от которого ребенок находится в состоянии личной зависимости, ребенок не посещает учебное заведение, т.е. нарушается его личное неимущественное право на обязательное образование и всестороннее развитие личности. Вполне вероятно, что на протяжении значительного времени ребенок не будет претерпевать страданий в связи с нарушением своего неимущественного права, не осознавая ни самого факта правонарушения, ни его последствий. Однако по мере взросления и приближения к совершеннолетию ребенок может начать испытывать нравственные страдания в связи с чувством неполноценности, ущербности, сложностями с трудоустройством и т.д. С момента осознания ребенком факта правонарушения и его причинной связи с претерпеваемыми страданиями начнет течь срок исковой давности,
Другой пример. Предположим, пациенту лечебного учреждения произведена инъекция. Однако вследствие небрежности медицинского работника для инъекции был использован препарат с истекшим сроком годности, что может по прошествии некоторого промежутка времени отрицательно сказаться на здоровье пациента. Допустим, что пациент узнает об ошибке медицинского работника и ее возможных последствиях непосредственно после инъекции. Очевидно, что естественным последствием окажется возникновение у пациента нравственных страданий в виде страха перед возможными неблагоприятными последствиями. Если неблагоприятный прогноз подтвердится, и непригодное лекарство по прошествии определенного промежутка времени окажет отрицательное воздействие на организм пациента, то к нравственным страданиям присоединятся физические.
Течение срока исковой давности в данном случае начнется в разные моменты для разных видов страданий: с момента инъекции - для нравственных страданий, и с момента проявления отрицательных физиологических последствий - для физических страданий. Если пациент узнает о медицинской ошибке непосредственно после наступления отрицательных последствий, то течении исковой давности начнется одновременно для обоих видов страданий независимо от того промежутка времени, который пройдет с момента произведения инъекции до момента наступления вызванных ею последствий.
Итак, несмотря на указания Верховного Суда РФ, анализа действующего законодательства позволяет сделать вывод о возможности применения сроков исковой давности к требованиям о компенсации морального вреда.
Важное значение, при компенсации морального вреда имеют сроки введения в действие соответствующих нормативно-правовых актов. Так как вопросы компенсации морального вреда в сфере гражданских правоотношений регулируются рядом законодательных актов, введенных в действие в резные сроки, возможность получения такой компенсации зависит от того:
• допускает ли законодательство возможность компенсации морального вреда по данному виду правоотношений;
• когда вступил в силу законодательный акт, предусматривающий условия и порядок компенсации вреда в этих случаях;
• когда были совершены действия, повлекшие причинения морального вреда.
Если моральный вред причинен до введения в действие законодательного акта, предусматривающего право потерпевшего на его компенсацию, требования о возмещении морального вреда не удовлетворяются, в том числе и в случае, когда потерпевший после вступления этого акта в законную силу испытывает нравственные или физические страдания.
На таком основании, что на время причинения вреда такой вид ответственности не был установлен и по общему правилу действия закона во времени закон, усиливающий ответственность по сравнению с действовавшим на время совершения противоправных действий, не может иметь обратной силы.
Но отсутствие в законодательном акте прямого указания на возможность компенсации причиненных нравственных или физических страданий по конкретным правоотношениям не всегда означает, что потерпевший не имеет права не возмещения морального вреда.
Компенсировать моральный ущерб гражданин может, обратившись в суд, который определяет размер этого ущерба. С введением в действие нового ГК моральный вред компенсируется только в денежной форме (п.1 ст. 1101 ГК РФ). Но по отношениям, возникшим после 3 августа 1992г. до начала, 1995г., компенсация определяется судом в денежной или иной материальной форме. То есть путем предоставления потерпевшему квартиры, машины или другого имущества.
Причинитель вреда может добровольно, не дожидаясь предъявления иска, совершить действия, направленные на сглаживание перенесенных потерпевшим страданий (уход за потерпевшим, оказание иной помощи, передача какого-либо имущества). Такого рода действия, на мой взгляд, должны быть учтены судом при определении размера компенсации, если потерпевший все-таки предъявит соответствующий иск. Важно отметить, что добровольная компенсация морального вреда отнесена ст. 61 Уголовного кодекса России к числу обстоятельств, смягчающих наказания.
Моральный вред компенсируется независимо от возмещения имущественного вреда, то есть как наряду с ним, так и самостоятельно. Причем делается это на основании представленных истцом доказательств.
При обращении в суд кроме составления искового заявления, предоставления документов, подтверждающих причинение вреда, необходимо заплатить госпошлину.
Несмотря на то, что компенсация морального вреда присуждается в денежной форме, иск о компенсации морального вреда относится к искам неимущественного характера, поэтому, независимо от размера компенсации, указанного истцам в исковом заявлении, государственная пошлина оплачивается по ставке, установленной Законом о государственной пошлине для исковых заявлений неимущественного характера.
В настоящее время этот размер для граждан составляет 10% от минимального размера оплаты труда, установленного законом на момент подачи искового заявления.
В некоторых предусмотренных законом случаях истец вообще освобождается от уплаты государственной пошлины. Это возможно, в частности, если требование о компенсации морального вреда вытекает:
• из трудовых правоотношений;
• по искам о компенсации морального вреда, причиненного нарушением неимущественных прав авторов произведений науки, литературы и искусства, изобретений, полезных моделей, промышленных образов;
• по искам о компенсации морального вреда, причиненного увечьем или иным повреждениям здоровья, а также смертью кормильца;
• по искам, вытекающим из нарушений прав потребителей.
Районные и городские суды часто компенсируют моральный вред в случаях, когда в результате неоказания услуг или непринятия своевременных мер (а предоставление этих услуг, либо принятие мер являются обязанностью этих предприятий, учреждений и организаций) гражданам причиняются нравственные или физические страдания.
Так, гражданка А. обратилась в Зареченский районный народный суд г. Тулы с иском о взыскании неустойки за некачественное предоставление ей телефонных услуг и компенсации за причиненный ей моральный вред. Примерно в течение четырех месяцев в квартире у истицы периодически не работал телефон. По этому поводу она неоднократно обращалась на телефонную станцию, однако безрезультатно.
Истица - пенсионер, проживает в квартире одна, по состоянию здоровья постоянно нуждается в медицинской помощи, а отсутствие телефона лишает ее возможности обращения за такой помощью (особенно в ночное время). Хождение ее по различным инстанциям отняли у нее много сил и здоровья. Зареченский районный суд г. Тулы иск удовлетворил и взыскал с телефонной станции неустойку и сумму за моральный вред .
Гражданин Н. обратился с иском к жилищно-эксплуатационной конторе о возмещении материального ущерба и компенсации морального вреда. Из-за неоднократного затопления его квартиры многие вещи пришли в негодность. Как пояснил в судебном заседании истец, затопление происходило по вине слесарей, которые после произведенных работ забывали закрыть кран, расположенный на чердаке над его квартирой, а также из-за прорыва труб.
Неоднократные затопления и как следствие этого порча домашних вещей, многочисленные посещения различных инстанций по этому поводу принесли ему нравственные страдания.
Суд г. Новомосковска вынес решение о возмещении жилищно-эксплуатационной конторой материального ущерба и компенсации морального вреда.
В судебной практике встречаются иски о возмещении морального вреда с органов, призванных защищать права и интересы граждан. Так, житель г. Донского С. неоднократно обращался в отдел социальной защиты населения по поводу неправильного начисления ему пенсии. С. в течение 20 лет проработал в районах Крайнего Севера и в соответствии с действующим законодательством этот стаж ему должен быть засчитан в полуторном размере. Однако названный стаж ему засчитали только в однократном размере. Многочисленные обращения С. в отдел сальной защиты населения и в другие органы не помогли положительному решению вопроса и принесли ему только нравственные страдания. С. обратился в суд. Суд г. Донского иск удовлетворил, взыскав с отдела социальной защиты населения материальный ущерб, в связи с недоплатой пенсии и нанесением морального вреда.
Суды выносят решения о компенсации морального ущерба и в результате нарушения администрацией предприятий и учреждений трудового законодательства и ущемления тем самым прав граждан.
У. работала бухгалтером государственного сельскохозяйственного предприятия и по совместительству исполняла обязанности заведующей цехом. При инвентаризации у нее была обнаружена недостача в сумме 1,5 млн. рублей. С выявленной недостачей У. не согласилась; предприятие же могло взыскать недостачи только через суд. Однако директор предприятия в нарушение действующего законодательства распорядился высчитывать недостачу из зарплаты У., которая в течении нескольких месяцев оказалась практически без средств к существованию. Все это повлекло обострение заболеваний у У. нервной системы и щитовидной железы. Она обратилась в суд, который ее иск удовлетворил: с предприятия взыскана незаконно удержанная заработная плата (с учетом индексации), компенсирован и моральный вред.
В ряде случаев моральный вред причиняется гражданам в результате незнания должностными лицами предприятий и организаций действующего законодательства.
После смерти работника акционерного общества «Корсар» Ц. осталась неполученной его зарплата. В соответствии с постановлением Совета Министров СССР «О порядке выдачи зарплаты, не полученной ко дню смерти рабочего или служащего» (оно действует и в настоящее время) неполученная зарплата выдается совместно проживающим с ним членом семьи, а также лицам, находящимся вследствие нетрудоспособности на иждивении умершего. Отец Ц., с которым сын проживал совместно, обратился за получением денег, но главный бухгалтер акционерного общества в выдаче зарплаты ему отказала и отправила к нотариусу за оформлением наследства. Психологическая травма, связанная со смертью сына, и незаконный отказ в выдаче денег, необходимых для ритуальных обрядов, хождения в различные инстанции с жалобами по этому поводу принесли нравственные страдания отцу Ц., и он обратился с иском в суд. Городской суд иск удовлетворил.
Достаточно сложной сегодня остается проблема возмещения морального вреда незаконно привлеченным к уголовной ответственности. До 1 марта 1996г. (до введения в действие второй части ГК РФ) в удовлетворении требований гражданина о компенсации морального вреда, причиненного ему в результате незаконного осуждения и привлечения к уголовной ответственности, отказывалось на том основании, что действовавшие в тот период нормативно-правовые акты - Указ Президиума Верховного Совета СССР от 18 мая 1981г. «О возмещении ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями государственных и общественных организаций, а также должностных лиц при исполнении ими служебных обязанностей», «Положение о порядке возмещения ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда», утвержденное Указом Президиума Верховного Совета СССР от 18 мая 1981г.. Инструкция по применению указанного Положения (далее - Указ, Положение, Инструкция), не содержали норм, предусматривающих такую возможность.
Лишь к правоотношениям, возникшим после 1 марта 1996г., применимы нормы, предусматривающие компенсацию морального вреда независимо от вины его причинителя в случаях, когда он причинен гражданину в результате незаконного осуждения, привлечения к уголовной ответственности, применения в качестве меры пресечения заключение под стражу или подписки о невыезде. Способ и размер компенсации морального вреда определяются в соответствии со ст. 1101 ГК РФ. В связи с этим были внесены изменения в п.3 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 1994 г. «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда».
В нем, в частности, указано, что в соответствии с действующим законодательством одним из обязательных условий наступления ответственности за причинение морального вреда является вина причинителя. Исключение составляют случаи, прямо предусмотренные законом (когда вред причинен гражданину в результате его незаконного осуждения, применения в качестве меры пресечения заключение под стражу или подписки о невыезде, наложение административного взыскания в виде ареста или исправительных работ).
Таким образом, продолжающие действовать Положение и Инструкция, не предусматривающие возможности возмещения морального вреда, не только вступают в противоречие с действующим гражданским законодательством, но и в определенном смысле могут «спровоцировать нарушение права гражданина на компенсацию причиненного ему морального вреда».
Руководствуясь исключительно нормами уголовно-процессуального законодательства, со ссылкой на указанные Положения и Инструкцию, следователь при прекращении уголовного дела по реабилитирующим основаниям может принять меры к устранению последствий причиненного морального вреда и порядок обращения в суд с общеисковыми требованиями.
К сожалению, юридические конструкции, используемые законодателем, не всегда представляют собой образец строгости и юридической точности применяемых формулировок. Исходя из буквального толкования ст. 58 УПК и ст. ст. 1070,1100 ГК РФ, можно сделать вывод, что законодательством предусмотрен различный механизм возмещения имущественного и морального вреда. Употребленные законодателем в ст. 58 УПК слова «условия и порядок возмещения ущерба определяются законодательством», предполагают, что, несмотря на явные недостатки и нестыковки, продолжают действовать названные Положение и Инструкция, определяющие условия и порядок компенсации материального ущерба, в основном в рамках уголовного судопроизводства.
Однако некоторые авторы полагают, что эти нормативно-правовые акты применяются и в случаях, предусмотренных п.1 ст. 1070 ГК. Напротив, из смысла ст. 1100 ГК следует, что нормы Положения и Инструкции в данном случае не применяются, специальный порядок возмещения морального вреда законодательством не предусмотрен, и, следовательно, действует общеисковой порядок. Иными словами, разграничивается устранение последствий морального вреда, осуществляемое следователям или прокурором, прекратившими уголовное дело, и денежная оценка причиненного морального вреда, которая определяется судом в порядке гражданского судопроизводства.
Следует заметить, что было бы неправильным и весьма неразумным решать вопросы компенсации причиненного морального вреда на досудебных стадиях в рамках уголовного судопроизводства, т.к. это повлекло бы обвальный поток жалоб, либо, наоборот, неоправданные траты бюджетных средств в связи с неправильным определением органами расследования размера компенсации. Ведь с учетом известной специфики и сложности определения размера компенсации за такой вред органами предварительного следствия и прокуратуры не будет основано на законе, т.к. войдет в противоречия, в частности, со ст. ст. 151, 1101 ГК РФ.
Существуют значительные сложности, возникающие при определении оснований и размера компенсации морального вреда ввиду отсутствия четких критериев и методов оценки размера компенсации, в связи с чем, предлагается в качестве приоритетного направления научного поиска, обозначить разработку критериев морального вреда и механизм его определения в материальном выражении.
Весьма проблематичным остается вопрос возмещения морального вреда, причиненного потерпевшему преступлением. До настоящего времени уголовно-процессуальное законодательство никак «не отреагировало» на происшедшие изменения в гражданском законодательстве, связанные с расширением перечня видов вреда, подлежащего материальной компенсации: формулировки статей 29 и 54 УПК по-прежнему позволяют взыскивать в уголовном процессе только материальный ущерб. Хотя, исходя из здравого смысла, вряд ли найдутся противники возмещения потерпевшим моральных страданий - в рамках уголовного судопроизводства.
Подтверждением этому служат и многочисленные случаи из судебной практики, в том числе из практики Верховного суда РФ . Начиная с 1993 года, суды при постановлении приговоров, принимали решения об удовлетворении предъявленных потерпевшими исков о возмещении морального вреда. Следует, однако, отметить, что суды и судьи, постанавливающие такие приговоры, идут по пути целесообразности, но отнюдь не законности. Практика эта, не подкрепленная законодательно, создает неразбериху; судьи просто не знают, чем им руководствоваться - складывающейся судебной практикой или устаревшими положениями ст. ст. 29, 54 и 137 УПК, допускающих компенсацию только материального ущерба.
От этого страдают и потерпевшие, которые не знают, в каком порядке им могут возместить причиненный моральный вред, а зачастую и не догадываются о наличии у них такой возможности, поскольку действующее уголовно-процессуальное законодательство не обязывает никого из должностных лиц правоохранительных органов разъяснять потерпевшим наличие у них соответствующего права.
Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 1994г. .№10, в п.9 которого говорится, что применительно к ст. 29 УПК потерпевший вправе предъявить гражданский иск о компенсации морального вреда при производстве по уголовному делу, не только не решает проблемы, но еще больше ее запутывает. Данная формулировка отнюдь не обязывает суд при предъявлении гражданского иска признавать потерпевшего гражданским истцом, что противоречило бы ст. 54 УПК, не говоря уже о том, что из нее вовсе не следует обязанность суда удовлетворять эти иски.
Таким образом, несмотря на специфический характер института компенсации морального вреда и законодательные ограничения его применения, он охватывает широкий круг правоотношений, возникающих не только в гражданско-правовой, но и в других сферах.
Однако данный институт, выступающий прежде всего как гражданско-правовой, к сожалению, еще не нашел должного выражения в уголовной и уголовно-процессуальной сферах правового регулирования.

2. Компенсация морального вреда

2.1. Проблема компенсации морального вреда

Гражданский Кодекс определяет моральный вред, как “нравственные или физические страдания, причиненные действиями или бездействием, посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т.п.) или, нарушающими его личные неимущественные права, (право на пользование своим именем, право авторства и др. неимущественные права в соответствии с законами об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности), либо нарушающими имущественные права гражданина” – ст. 151 ГК РФ.
Сложно недооценить данный институт, поскольку именно он защищает не только нематериальные блага, но и внутреннее равновесие гражданина. Жизнь, здоровье, психическое благополучие – вот на чем действительно могут развиваться социальные и экономические отношения, соблюдение данных благ дает толчок интенсивному развитию честного, конкурентоспособного рынка, а, следовательно, и России в целом.
Российский институт компенсации морального вреда довольно молодой по сравнению с западным, поэтому он недостаточно разработан и содержит много правовых противоречий и проблем. Одно из них является отсутствие четких указаний, которые позволили бы суду обоснованно определять размер компенсации при разрешении конкретного дела.
Ст.151 ГК РФ устанавливает ряд критериев, которые должны учитываться судом: степень вины нарушителя; степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которым причинён вред; иные заслуживающие внимания обстоятельства. Ст.1101 ГК РФ дополняет: учитываются требования разумности и справедливости; характер физических и нравственных страданий, с учётом фактических обстоятельств, при которых был причинён моральный вред и индивидуальных особенностей человека.
Для наиболее ясного освещения данного вопроса следует остановиться на каждом критерии отдельно. Одним из критериев является степень и характер физических и нравственных страданий потерпевшего, которые должны учитываться во взаимосвязи с индивидуальными особенностями потерпевшего (ст.151 ГК РФ).
Степень страданий – это количественный критерий, определяющий глубину переживаний, вызванных противоправным деянием. В принципе, страдания увеличиваются или уменьшаются в зависимости от того, какое именно благо пострадало и насколько. Не стоит забывать, что колебания величины страданий напрямую зависят от индивидуальных особенностей потерпевшего. Восприятие людей бывает очень разным, есть люди, которые воспринимают несправедливое отношение к ним очень болезненно и нервная встряска может привести их даже к серьёзным болезням (вторичный моральный вред).
Было бы целесообразным определить некую “среднюю” величину, являющуюся базисом, от которого суд сможет отталкиваться при вынесении решений относительно конкретных дел. “Средний” размер компенсации морального вреда можно определить путём сбора мнений о размере денежной компенсации, относительно одного и того же дела, достаточной для полного сглаживания перенесённых страданий. Среднее значение будет являться базисным размером компенсации морального вреда, поскольку каждый человек вынесет своё суждение на основании предположений о той глубине страданий, который само бы перенесло в случае подобного посягательства. Эта средняя величина могла бы явиться основой определения реального размера компенсации с учётом всех особенностей конкретного случая- повышая или понижая его.
Выше названный критерий кроме учёта степени, требует учитывать характер физических и нравственных страданий, т.е. законодатель, по-видимому, дифференцирует размер компенсации в зависимости от вида страданий. Но ни соотношения, да и возможности такового просто нет. Поэтому можно сделать вывод, что законодатель имел в виду не вид (нравственные или физические страдания), а характер и значимость тех нематериальных благ, которым причинён вред, поскольку именно они определяют величину причинённого морального вреда.
Следующим критерием является степень вины причинителя вреда. Компенсация морального вреда предназначена для устранения негативных ощущений и эмоций у пострадавшего лица. Но негативные эмоции тем сильнее, чем больше умаляются какие-либо нематериальные или имущественные блага, и чем больше ценность этих благ. Соответственно умышленное причинение (чётко направленное на конкретные блага и с целью добиться определённых негативных последствий для конкретного лица) много сильнее отражается на психическом равновесии пострадавшего. Исходя из этого, суд дифференцирует размер компенсации морального вреда.
Но вина не всегда является обязательным условием для ответственности. Перечень случаев, когда вина не является основанием ответственности, указан в ст.1100 ГК. РФ (причинение вреда гражданину в результате его незаконного осуждения; незаконное привлечение к уголовной ответственности и т.д.).
Здесь же следует упомянуть о критерии, предлагаемом ст. 1083 ГК РФ – степень вины потерпевшего. Степень вины потерпевшего при наличии в его действиях грубой неосторожности, содействовавшей возникновению или увеличению вреда, является обязательным критерием оценки судом размера компенсации морального вреда.
Весьма оригинальным является критерий – требование разумности и справедливости. Трудно предположить, что суд при вынесении любого решения не руководствуется данным положением. По-видимому, законодатель при помещении данного критерия в институт морального вреда, руководствовался соображениями относительно того, что иные приведённые критерии какой-либо определённости в данный институт не вносят. Следовательно, законодатель, избежав установления конкретных критериев, закреплённых на основании каких-либо определённых размеров, оставил решение о размере компенсации на усмотрение суда, тем самым, нарушив один из основных принципов – единообразного применения законов.
Стоит упомянуть ещё один критерий оценки размера компенсации морального вреда – имущественное положение гражданина - причинителя вреда. Использование этого критерия обусловлено ст.1083 ГК РФ, применяемый к возмещению любых видов вреда, и не имеют каких-либо особенностей применительно к компенсации морального вреда. Имущественное положение гражданина – причинителя вреда, является факультативным признаком и судом может не применяться, но в совокупности с требованиями разумности и справедливости, суд фактически вынужден применять данный критерий.
Статья 1100 ГК РФ устанавливает ряд случаев, когда причиненный моральный вред подлежит компенсации независимо от вины причинителя вреда. Ответственность наступает независимо от вины правонарушителя, если:
• вред причинен жизни или здоровью гражданина источником повышенной опасности;
• вред причинен гражданину в результате его незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ;
• вред причинен распространением сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию.
Компенсация морального вреда, возникшего в связи с нарушением имущественных прав, возможна только в случаях, прямо предусмотренных в законе.
Возможность компенсации морального вреда туристу определяется его статусом потребителя туристических услуг, и если бы законодатель и не предусмотрел возможности компенсации причиненного туристу морального вреда, право на нее возникало бы на основании Закона РФ о защите прав потребителей, охватывающего достаточно широкую область правоотношений, в которые вступает гражданин, в том числе и отношения по оказанию туристических услуг.
По общим правилам срок исковой давности начинает течь с момента, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права (ст. 200 ГК). Применительно к компенсации морального вреда это означает, что течение срока исковой давности должно начинаться с начала претерпевания страданий, но не ранее момента осознания потерпевшим причинной связи между претерпеваемыми страданиями и нарушением его прав. В случае возмещение морального вреда у истца, также как и в других судебных случаях, имеется возможность подать кассационную жалобу, если он считает, что суд вынес неправильное решение по его делу. Ниже изложен случай из судебной практики поэтому поводу .
Судебная коллегия по гражданским делам Архангельского областного суда в составе председательствующего Е.А. Мартынова, судей М.В. Кожемякиной и С.Г. Нибараковой рассмотрела в открытом судебном заседании в городе Архангельске 13 апреля 2006 года гражданское дело по кассационной жалобе Н. на решение Устьянского районного суда Архангельской области от 27 февраля 2006 года, по которому: «В иске Н. к Финансовому отделу администрации МО «Устьянский район», Департаменту финансов Архангельской области и Министерству финансов Российской Федерации о компенсации морального вреда и взыскании судебных издержек - отказать.»
Заслушав доклад председательствующего по делу, председателя судебной коллегии по гражданским делам областного суда, судьи Е.А. Мартынова, судебная коллегия
у с т а н о в и л а:
Н. обратился с иском к Финансовому отделу администрации МО «Устьянский район» о компенсации морального вреда в сумме 2 000 руб. и расходы по оплате услуг представителя в сумме 1 500 руб., возникших в результате незаконного привлечение его к административной ответственности.
В качестве соответчиков с согласия сторон привлечены к участию в деле Департамент финансов Архангельской области, Министерство финансов в лице Управления Федерального казначейства по Архангельской области.
Ответчик - Финансовый отдел администрации МО «Устьянский район», иск не признал, пояснив, что за счет муниципального бюджета содержатся только должность инспектора милиции по охране лесов и должность инспектора группы ДПС ГИБДД, в остальном деятельность РОВД финансируется из областного и федерального бюджетов.
Ответчик - Департамент финансов Архангельской области, в судебное заседание не явился, просил рассмотреть дело в его отсутствие, представил отзыв на иск, согласно которому иск не признал, указав, что Устьянский РОВД является получателем средств из бюджетов всех уровней. Должность зам. Начальника РОВД финансируется из федерального бюджета, в связи с чем надлежащим ответчиком является Министерство финансов РФ.
Ответчик - Министерство финансов РФ в лице Управления Федерального казначейства по Архангельской области, в судебное заседание не явился, просил рассмотреть дело в его отсутствие, представил отзыв на иск, согласно которому с иском не согласен, надлежащим ответчиком не является, так как на основании п. 10 ст. 158 Бюджетного кодекса РФ (в ред. от 27.12.2005 г.) главным распорядителем средств является Министерство внутренних дел РФ.
Третье лицо по делу - Устьянский РОВД, против удовлетворения иска возражал, так как незаконное привлечение к административной ответственности по ч. ст. 19.15 КоАП РФ произошло не по их вине. Административный материал поступил в Устьянский РОВД из Буденовского РОВД, в протоколе не было указано, что истец является военнослужащим. Кроме того, указал, что доказательств, свидетельствующих о причинении истцу нравственных и физических страданий истцу, представлено не было.
Суд постановил указанное решение, с которым не согласен истец. В кассационной жалобе просит указанное решение отменить, дело направить на новое рассмотрение, ссылаясь на те же доводы, что и в суде первой инстанции.
Рассмотрев материалы дела, изучив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия находит решение суда подлежащим отмене в части требований о взыскании денежных сумм в виду неправильного применения норм материального права.
Из материалов дела усматривается, что постановлением зам. начальника Устьянского РОВД от 12.12.2005 г. Н. привлечен к административной ответственности за совершение административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 19.15 КоАП РФ, и ему назначено административное наказание в виде административного штрафа в размере 1 500 рублей.
Указанное постановление было обжаловано в суд и решением судьи Устьянского районного суда Архангельской области от 29.12.2005 г., данное постановление отменено, производство по делу прекращено за отсутствием в действиях Н. состава административного правонарушения.
Ссылаясь на данные обстоятельства, истец утверждает, что в результате указанных незаконных действий органов милиции ему причинены нравственные и физические страдания, выразившиеся в виде головных болей, стресса, но за медицинской помощью не обращался.
Кроме того, указывает, что для защиты своих прав в рамках административного производства и настоящего спора вынужден был обратиться за помощью в НО «Коллегия адвокатов Устьянского района», в которой адвокат составил жалобу на постановление об административном правонарушении и настоящий иск, за составление которых истец, как он утверждает, уплатил 1000 руб. (квитанция № 00116057 от 20.12.2005 г.) и 500 руб. (квитанция № 0016071 от 13.01.2006 г.) соответственно.
Суд правильно пришел к выводу об отсутствии оснований для взыскании компенсации морального вреда. Основания компенсации морального вреда предусмотрены ст. 151, 1099, 1100 ГК РФ.
Согласно ст. 151 ГК РФ моральный вред (физические или нравственные страдания) подлежит возмещению в случае, если он причинён гражданину в результате действий, нарушающих его личные неимущественные права либо посягающих на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, когда это предусмотрено законом.
Статьями 1069, 1070 ГК РФ предусмотрена ответственность за вред, причинённый незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда, государственными органами, органами местного самоуправления, а также их должностными лицами.
Однако диспозиции данных статей не содержат основания компенсации морального вреда за незаконное привлечение к административной ответственности и назначения наказания в виде административного штрафа.
Не содержит такого основания и ст. 1100 ГК РФ, содержащая основания для компенсации морального вреда при отсутствии вины причинителя вреда.
Таким образом, законом не предусмотрено компенсация морального вреда лицу, незаконно привлеченного к административной ответственности и подвергнутого наказанию в виде административного штрафа.
При таких обстоятельствах суд правомерно отказал истцу в удовлетворении требований о компенсации морального вреда и решение суда в указанной части подлежит оставлению без изменения.
Судебная коллегия находит незаконным решение суда в части отказа о взыскании денежных расходов, понесенных истцом на восстановление нарушенных прав.
Суд не удовлетворил требования истца во взыскании расходов на оплату услуг адвоката в сумме 1 500 руб. по тем основаниям, что отказано в удовлетворении требований истца о взыскании компенсации морального вреда.
Однако судом не учтено, что денежные расходы в сумме 1 500 руб. включают в себя расходы на составление жалобы в порядке административного судопроизводства (1 000 руб.) и искового заявления по настоящему делу (500 руб.).
Суд оставил без внимания тот факт, что в случаях, когда в отношении лица, привлеченного к административной ответственности, производство по делу об административном правонарушении прекращено на основании п. 1 и п. 2 ст. 24.5 КоАП РФ, применяются правила, установленные в ст. ст. 1069 - 1070 ГК РФ, которыми предусмотрено возмещение вреда, причиненного незаконными действиями государственными органами, а также их должностными лицами; органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда.
Анализ указанных норм ГК РФ позволяет сделать вывод о том, что расходы на оплату труда адвокатов в случае прекращения производства по делу об административном правонарушении на основании п.п. 1 и 2 ст. 24.5 КоАП РФ могут возмещаться за счет казны Российской Федерации, а в случаях, предусмотренных законом, - за счет казны субъекта Российской Федерации.
При таких обстоятельствах в удовлетворении требования о взыскании 1 000 руб. истцу отказано необоснованно. Суду следовало проверить, имело ли место в действительности составление адвокатом НО «Коллегия адвокатов Устьянского района» жалобы по делу об административном правонарушении на постановление зам. начальника Устьянского РОВД от 12.12.2005 г., так как из содержания квитанции № 0016057 от 20 декабря 2005 года не видно, какая именно жалоба и по какому делу оформлялась в суд.
При рассмотрении требований о взыскании 500 руб. суду следовало правильно применить закон, регулирующий данные отношения. В том случае, если указанная денежная сумма была уплачена истцом за составление искового заявления о взыскании компенсации морального вреда и 1 000 руб. – за составление жалобы по делу об административном правонарушении на постановление зам. начальника Устьянского РОВД от 12.12.2005 г., то она представляет собой вид судебных расходов – издержек, связанных с рассмотрением настоящего гражданского дела, при признании их судом необходимыми расходами в соответствии со ст.94 ГПК РФ.
При решении вопроса о взыскании судебных расходов по гражданскому делу, включая возврат государственной пошлины, суду следовало руководствоваться положениями ст. ст. 98, 101 - 103 ГПК РФ.
Поскольку спор в части денежных требований не разрешен надлежащим образом, решение суда в части отказа во взыскании возврата государственной пошлины по данному делу, также подлежит отмене.
Учитывая, что нарушения, допущенные судом первой инстанции, не могут быть исправлены судом кассационной инстанции, дело подлежит направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции.
При новом рассмотрении дела суду следует надлежащим образом установить юридически значимые по делу обстоятельства, определить правовые основания исковых требований истца, круг надлежащих ответчиков в соответствии с требованиями законодательства, и разрешить дело в соответствии с требованиями закона. На основании изложенного, руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия
о п р е д е л и л а:
Решение Устьянского районного суда Архангельской области от 27 февраля 2006 года в части отказа в иске Н. к финансовому отделу администрации МО «Устьянский район», Департаменту финансов Архангельской области и Министерству финансов Российской Федерации о компенсации морального вреда оставить без изменения, кассационную жалобу истца Н. – без удовлетворения.
В остальной части решение Устьянского районного суда Архангельской области от 27 февраля 2006 года – отменить, дело возвратить на новое рассмотрение.

2.2. Решение проблемы компенсации морального вреда в различных областях

Причинение гражданину морального вреда (физических или нравственных страданий) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда. Ст. 15 Закона РФ "О защите прав потребителей" указывает на обязанность изготовителя (исполнителя, продавца) компенсировать моральный вред, причиненный потребителю вследствие нарушения на основании договора прав потребителя, предусмотренных законом. .............

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Тема настоящей дипломной работы «Компенсация морального вреда». В целях раскрытия темы данной работы решались следующие задачи:
а)определение понятия и сущности морального вреда;
б) применение исковой давности к требованиям о компенсации морального вреда;
в)выявление круга лиц, имеющих основания требовать компенсации морального вреда и несущих обязанность по его возмещению;
г) определение критериев и метод оценки размеров компенсации морального вреда;
д) особенности применения института компенсации морального вреда к требованиям о защите трудовых прав граждан и др.
В ходе работы были рассмотрены:
в первой главе – теоретические аспекты проблемы морального вреда в условиях его компенсации;
во второй главе – применяемое на практике решения проблемы компенсации морального вреда;
На основании проделанной работы можно сделать выводы.
Во-первых, данный правовой институт имеет важное значение для защиты, прежде всего, таких прав и благ, которые носят личный не имущественный характер. Под личными неимущественными благами (в том числе и правами) следует понимать лишенные имущественного содержания блага, неразрывно связанные с их обладателем - человеком. Эти права и блага указанны в Конституции РФ и ст. 150 ГК РФ:
• жизнь и здоровье,
• честь и доброе имя,
• достоинство и деловая репутация,
• неприкосновенность частной жизни,
• личная и семейная тайна,
• право свободного передвижения,
• право выбора места пребывания и жительства,
• право на имя,
• право авторства и другие аналогичные нрава и блага.
Общие признаки этих прав и благ - они не имеют имущественного содержания, принадлежат человеку от рождения (например, здоровье) или в силу закона (например, право авторства), неотчуждаемы и непередаваемы иным способом.
Следует иметь ввиду, что приведенный перечень нематериальных благ - не исчерпывающий, и причинение морального вреда в связи с нарушением других нематериальных благ также не порождает право на компенсацию морального вреда. При нарушении других субъективных гражданских прав возможность компенсации морального вреда должна быть прямо указанна в законе. Таким образом, закон ограничивает круг случаев, в которых моральный вред подлежит возмещению. Хотя очевидно, что при нарушении имущественных прав у человека почти всегда могут возникать нравственные или физические страдания.
Во-вторых, можно выделить следующие основания компенсации морального вреда:
• наличие вины причинителя вреда (исключение составляют случаи прямо предусмотренные в законе, в частности в ст. 1100 ГК РФ);
• подтверждение факта причинения потерпевшему нравственных или физических страданий;
• соблюдение сроков предъявления требования и сроков действия соответствующих законодательных актов. Что касается сроков исковой давности, то на требования о компенсации морального вреда исковая давность не распространяется. Однако анализ соответствующих норм действующего законодательства позволяет сделать вывод о применении исковой давности к указанным требованиям. Действующий закон предусматривает единственную форму, в которой суд может взыскать компенсацию с причинителя вреда - денежную (по правоотношениям, возникшим после 1 января 1995г.).
В-третьих, один из наиболее злободневных вопросов, связанных с компенсацией морального вреда, - это вопрос о размере компенсации. До тех пор, пока суд не определит размер компенсации, этого размера не существует, поскольку законодатель не установил какого-либо денежного эквивалента «единицы страданий», оставив решение вопроса о размере компенсации на усмотрение суда. Законодатель указал некоторые качественные критерии, которые суд обязан учитывать при определении размера компенсации: характер и степень нравственных и физических страданий; степень вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием ответственности за причинение вреда; фактические обстоятельства, при которых был причинен моральный вред и иные, заслуживающие внимания обстоятельства; индивидуальные особенности потерпевшего; требования разумности и справедливости.
Безусловно, эти критерии могли бы помочь суду определить размер компенсации, если бы был задан некий средний ее уровень, своего рода «отправная точка», придерживаясь который суд мог бы определять окончательный размер компенсации в конкретном деле. Определенную ценность, как в теоретическом, так и в практическом плане, представляет разработанная А. М. Эрделевским методика определения размера компенсации морального вреда. Поскольку потерпевший, предъявляя иск о компенсации морального вреда, вправе выразить в исковом заявлении свое мнение о следуемом ему размере компенсации, этой методикой вполне можно воспользоваться при составлении искового заявления.
В-четвертых, моральный вред может быть причинен и юридическому лицу в случаях распространения сведений, порочащих деловую репутацию юридического лица и этот моральный вред подлежит возмещению. Однако, следует согласиться с мнением большинства авторов о том, что моральный вред юридическому лицу, исходя из самой категории морального вреда как причинение физических и нравственных страданий, причинен быть не может. Полагаю, что в законе необходимо предусмотреть возможность возмещения вреда, причиненного деловой репутацией юридических лиц. Но данный вред не следует считать компенсацией морального вреда.
Анализ соответствующих статей ГК РФ позволяет сделать вывод о том, что в определенных случаях и при определенных условиях возможен переход и зачет требования о компенсации морального вреда.
Наконец следует отметить, что достаточно много проблем по поводу компенсации морального вреда возникает в уголовно-процессуальной сфере в связи с тем, что в УПК вообще отсутствуют нормы, регулирующие эти вопросы. Между уголовно-процессуальным и гражданским законодательством наблюдаются существенные противоречия по вопросам возмещения морального вреда незаконно привлеченным к уголовной ответственности. Эти противоречия требуют скорейшего разрешения.
Итак, следует признать, что институт возмещения (компенсации) морального вреда требует своего дальнейшего совершенствования. Необходимо более конкретно закрепить правила определения размера компенсации морального вреда, решить вопрос о компенсации неимущественного вреда юридическим лицам, выработать механизм компенсации в уголовно-процессуальной сфере, четко определить круг третьих лиц, имеющих право на компенсацию, а также в специальных законах, предусматривающих компенсацию морального вреда, на мой взгляд, следует отразить специфику этой компенсации применительно к характеру регулируемых отношений.
В законодательстве нет чёткого определения морального вреда. Я считаю, что было бы правильно и крайне разумно дополнить ст. 5 УПК РФ, т. е. внести понятие морального вреда. Это изменение поможет судебным и следственным органам устанавливать сам факт причинения морального вреда человеку и, соответственно, возможности компенсации.

Библиографический список

Нормативные акты
1. Конституция РФ от 12.12.1993.
2. Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации (Федеральный Закон №95-ФЗ от 24 июля 2002 года // СЗ РФ. 2002. -№30.
3. Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть первая: От 30.11.1994 № 51-ФЗ.-В ред. от 30.12.2004.-Ст. 151
4. Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть вторая: От 26.01.1996 № 14-ФЗ.-В ред. от 09.05.2005.-Ст. 1101
5. Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть первая: От 30.11.1994 № 51-ФЗ.-В ред. от 30.12.2004.-Ст. 12
6. Трудовой кодекс Российской Федерации: От 30.12.2001 № 197-ФЗ.-В ред. от 09.05.2005.-Ст. 237
7. Уголовный кодекс Российской Федерации. Официальный текст с изменениями и дополнениями согласно ФЗ № 162 от 8 декабря 2003 года// РГ. -1996. -№157. -18.06.
8. Уголовно-процессуальный кодекс РФ от 18 декабря 2001 г. N 174-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. - 24 декабря 2001 г.
9. Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. - 1993. - № 17. - Ст. 594 (с изм. и доп. согл. Федеральным законам от 10 августа 1994 г. № 23-ФЗ, от 29 ноября 1996 г. № 148-ФЗ, от 19 июля 1997 г. № 106-ФЗ, от 24 июля 1998 г. № 127-ФЗ, от 31 июля 1998 г. № 153-ФЗ, от 31 мая 1999 г. № 105-ФЗ, от 7 ноября 2000 г. № 135-ФЗ, от 5 августа 2000 г. № 118-ФЗ (ред. от 24 марта 2001 г.), от 30 декабря 2001 г. № 196-ФЗ, от 24 декабря 2002 г. № 178-ФЗ.
10. Законодательство России. - 2003. - Март.
11. Основные кодексы и законы РФ. – 2-е изд.; перераб. – СПб.: ИД «Весь», 2002. – 992 с.
Научная литература
12. Авдеева О.А. Индивидуализация административно-судебной системы по «учреждениям для управления губерний всероссийской империи» 1775-1780гг. // История государства и права 2004 № 4. С.21-24.
13. Алексеев В.И. Нормативное регулирование уголовных наказаний по Уложению о наказаниях 1845 года // История государства и права 2005 № 1. С.34-37.
14. Басова Т.Г. Дореволюционное российское уголовное законодательство об ответственности должностных лиц за подлог документов // История государства и права 2005 № 6. С.36-39.
15. Бауськов Д. Отграничение насильственного похищения человека от захвата заложников // Уголовное право. - №2. – 2003.
16. Безлепкин Б. Т. Порядок возбуждения уголовного дела// Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. И. Л. Петрухина. М., 2002. С. 213.
17. Беркович Н.В. Уголовная ответственность за банкротство по законодательству дореволюционной России // История государства и права 2005 № 6. С.26-29.
18. Владимиров Г.В. О смысле одного средневекового наказания // Государство и право 2002 № 2. С. 90-92.
19. Гаджиев С.Н. Ответственность за преступления, посягающие на личную свободу человека // Право. - №3. – 2003.
20. Голубев В. В. Порядок возбуждения уголовного дела // Комментарий к уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. В. И. Радченко. М., 2003. С. 328.
21. Горшакова С.А. Европейская конвенция по предупреждению пыток и защита прав человека в России // Журнал российского права 2005 № 5. С.138-148.
22. Григорян В.А. Уголовное наказание (исторический анализ) // Следователь 2003 № 10. С.60-63.
23. Давитадзе М., Бауськов Д. Историко-правовой анализ установления уголовной ответственности за похищение человека // Уголовное право 2003 № 4. С.16-18.
24. Долгова А.И. Преступность, ее организованность и криминальное общество. – М., 2003.
25. Жураковский В.А., В.В. Калинин Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за I квартал 2005. -М., 2005.
26. Клишин Ю. Похищение человека, незаконное лишение свободы и захват заложников - преступления разные // Закон. 2002. № 6.
27. Клочков А. В., «Компенсация морального вреда, причиненного незаконными действиями правоохранительных органов», «Современное право», №11, 2004г.
28. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный), (под общей редакцией В.И.Радченко) -М.: Юридический дом "Юстицинформ", 2003 г.
29. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. В. В. Мозякова. М., 2002. С. 336.
30. Коротков А. П. Порядок возбуждения уголовного дела // Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Отв. ред. Д. Н. Козак, Е. Б. Мизулина. М„ 2002. С. 304-305.
31. Корчагин А. Г., Иванов А. М. Уголовное законодательство о преступлениях в сфере экономики и управления: Сравнительной изучение. / Госудасртво и право. 2002. №12.
32. Курс уголовного права. Том 2. Общая часть. Учение о наказании (под ред. доктора юридических наук, профессора Н.Ф.Кузнецовой, кандидата юридических наук, доцента И.М.Тяжковой) - М.: ИКД "Зерцало-М", 2002
33. Курс уголовного права. Том 3. Особенная часть / Под ред. доктора юридических наук, профессора Г.Н.Борзенкова, доктора юридических наук, профессора В.С.Комисcарова. - М.: ИКД "Зерцало-М". - 2002.
34. Курс уголовного права. Том 5. Особенная часть. (под ред. доктора юридических наук, профессора Г.Н.Борзенкова, доктора юридических наук, профессора В.С.Комиссарова) - М.: ИКД "Зерцало-М", 2002
35. Кутуев Э.К. Исторические аспекты нормативного регулирования содержания под стражей и практика его применения // История государства и права 2005 № 3. С.48-51.
36. Ларичев В.Д. Организованная преступность в сфере экономики// Законодательство и экономика. -2002.-№ 9.
37. Лесниевски-Костарева Т.А. Уголовное право. Слов. -справ. - М., 2000.
38. Маликов Б. Наказание – основная форма реализации уголовной ответственности // Уголовное право 2003 № 3. С.39-40.
39. Малько А.В. Жильцов С.В. Смертная казнь в России. История. Политика. Право. М., «Норма». 2003. 224 с.
40. Мачковский Л.Г. Преступления против основных прав человека в российском законодательстве // История государства и права 2005 № 1. С.45-49.
41. Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР//под общ. ред. Лебедева В.М. -М., 2002.
42. Пешкова О.А. Компенсация морального вреда: Защита и ответственность при причинении вреда нематериальным благам и неимущественным правам. Ось-89, 2006г., С. 239
43. Тихомирова Л.В., сост.Споры о компенсации морального вреда: Сборник документов. Издание Г-на Тихомирова М. Ю., 2006г., С. 58
44. Эрделевский А.М., Компенсация морального вреда: Анализ и комментарий законодательства и судебной практики. «Волтерс Клувер» – 2004, 304 стр.
45. Юридическая практика. - 2006. - № 2, 5,6, 7, 8 .


Приложение 1
Образец
Исковое заявление о компенсации морального вреда

В Алейский районный суд г. Перми
г. Алейск, ул. Плеханова, 40
Истец:
Иванов Иван Иванович, 1967 г.р.
Адрес: Алейский район, п. Первоалейский,
ул. Металлистов, 5-150.
Ответчики:
1. ООО "Лукойл-Пермнефтепродукт",
Адрес: г.Алуйск, ул. Ленина, 77
2. Администрация поселка Первоалейска
Аокйского района Алтайского края
Адрес: Алейский район, п. Первоалейский,
ул. Советская, 112.

Исковое заявление
О компенсации морального вреда

Я проживаю в поселке Первоалейск Алейского района Алтайского края с момента рождения.
23 апреля 2002 года на 38-м километре нефтепродуктопровода "Алейск-Альметьевск", принадлежащего ООО "Лукойл-Пермнефтепродукт" произошла разгерметизация. В результате излившееся на поверхность почвы дизельное топливо (по данным "Лукойл-Пермнефтепродукт" более 140 тонн) по уклону рельефа местности попало в реки Малая Северка и Северка и в Северинский пруд, служащий источником питьевого водоснабжения поселка Алейска, что привело к загрязнению водных объектов и прибрежной полосы.
По результатам лабораторного контроля качества воды на водозаборе содержание нефтепродуктов в водоеме превышало ПДК в 10-14 раз.
О случившейся аварии я узнал только 26 апреля, от знакомых. Несколько дней я употреблял загрязненную воду в качестве питьевой и для бытовых нужд. Достоверной информации о недопустимости использования водопроводной воды не было.
В соответствии со ст. 42 Конституции РФ каждый имеет право на благоприятную окружающую среду, достоверную информацию о ее состоянии и на возмещение ущерба, причиненного его здоровью или имуществу экологическим правонарушением.
Считаем, что ООО "Лукойл-Пермнефтепродукт" не обеспечило безопасной эксплуатации нефтепродуктопровода, который является источником повышенной опасности. В соответствии со ст. 1079 ГК РФ юридические лица, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих обязана возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажет, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего.
В соответствии со ст. 1100 ГК РФ компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины в случаях, когда вред причинен жизни или здоровью источником повышенной опасности. Считаем, что вина Администрации поселка Юго-камский Пермского района Пермской области заключается в том, что она своевременно не информировала местных жителей о недопустимости использования загрязненной воды.
В соответствии со ст. 3 Закона РФ от 10.01.02 N 7-ФЗ "Об охране окружающей среды" хозяйственная и иная деятельность, оказывающая воздействие на окружающую среду, должна осуществляться на основе принципа ответственности органов местного самоуправления за обеспечение благоприятной окружающей среды и экологической безопасности на соответствующих территориях.

Моральный вред (физические и нравственные страдания) выразились в следующем.
При употреблении загрязненной воды в пищу я почувствовал недомогание, боли в желудке, (расстройство пищеварения, тошнота, рвота, аллергия). Также были покраснения на коже, зуд и т.п. Я обращался к врачу с жалобами на эти симптомы, что зафиксировано в амбулаторной карте.
Я испытываю большие неудобства в связи с тем, что вынужден носить привозную воду на 5 этаж, по несколько раз за день, из-за этого у меня болит спина.
В настоящее время приходится пользоваться водопроводной водой (для мытья посуды, стирки белья, для принятия ванны и т.п.), поскольку я не могу носить много привозной воды. Последствия использования загрязненной воды будут проявляться и в дальнейшем.
Кроме того, у меня есть садовый участок, который я вынужден был поливать загрязненной водой из пруда, соответственно овощи и фрукты, выращенных на данном участке, не являются экологически чистыми.
Сам факт проживания в зоне экологической катастрофы меня угнетает, в связи с этим я испытываю раздражение, негодование, дискомфорт, подавленность.
На основании изложенного, в соответствии со ст. 42 Конституции РФ, ст.ст.15, 151, 1064, 1079, 1100 ГК РФ, ст. 3 Закона РФ "Об охране окружающей среды"

Прошу:

Взыскать с ООО "Лукойл-Пермнефтепродукт" в счет компенсации морального вреда 30000 (тридцать тысяч рублей),
Взыскать с Администрации поселка Юго-камский Пермского района Пермской области в счет компенсации морального вреда 10000 (десять тысяч) рублей.

Приложение:
2 копии иска, квитанция госпошлины 10 руб. справка ос составе семьи, выписка из амбулаторной карты, копия свидетельства по праве собственности на земельный участок, другие документы на ___ листах.

Прошу вызвать в суд в качестве свидетеля Петрова Петра Петровича, Адрес: Пермский район, п. Юго-камский, ул. Металлистов, 5-151.


Дата _______ Подпись: ________


Данный иск является примером, как необходимо писать заявление в суд. Подчеркнутый текст НУЖНО изменять в зависимости от конкретных обстоятельств дела (дополнять, уточнять и т.д.).


Приложение 2
Статья 1099. Общие положения
1. Основания и размер компенсации гражданину морального вреда
определяются правилами, предусмотренными настоящей главой и статьей
151 настоящего Кодекса.
2. Моральный вред, причиненный действиями (бездействием),
нарушающими имущественные права гражданина, подлежит компенсации в
случаях, предусмотренных законом.
3. Компенсация морального вреда осуществляется независимо от
подлежащего возмещению имущественного вреда.

Статья 1100. Основания компенсации морального вреда
Компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины
причинителя вреда в случаях, когда:
вред причинен жизни или здоровью гражданина источником
повышенной опасности;
вред причинен гражданину в результате его незаконного
осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности,
незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под
стражу или подписки о невыезде, незаконного наложения
административного взыскания в виде ареста или исправительных работ;
вред причинен распространением сведений, порочащих честь,
достоинство и деловую репутацию;
в иных случаях, предусмотренных законом.

Статья 1101. Способ и размер компенсации морального вреда
1. Компенсация морального вреда осуществляется в денежной форме.
2. Размер компенсации морального вреда определяется судом в
зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и
нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в
случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При
определении размера компенсации вреда должны учитываться требования
разумности и справедливости.
Характер физических и нравственных страданий оценивается судом
с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен
моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего.





Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.