На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Курсовая Приобретательная давность в гражданском праве

Информация:

Тип работы: Курсовая. Добавлен: 02.05.2012. Страниц: 39. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Содержание

Введение…………………………………………………………………...
Глава 1. Теоретическое обоснование и природа приобретательной давности……………………………………………..…………....……………..
Глава 2. Современное понятие и структура приобретательной давности в гражданском праве Российской Федерации……………………………….…
Выводы
Литература
Введение

Актуальность исследования. Институт приобретательной давности (давности владения) в России имеет долгую и противоречивую историю. В период советской власти в гражданском законодательстве институт приобретательной давности закреплен не был, хотя потребность в нем отмечалась многими авторами. Положения о приобретательной давности появились в российском законодательстве лишь в Законе от 24 декабря 1990 г. "О собственности в РСФСР", ныне уже утратившем силу в связи с вступлением в силу части первой Гражданского кодекса Российской Федерации. В настоящее время нормы приобретательной давности содержатся в ст. 234 ГК РФ. Поскольку преемственность законодательства с дореволюционным периодом была утрачена, рассматриваемый институт для отечественного законодательства является новым с точки зрения практического его применения. Разрыв этой преемственной связи обнаружил многочисленные пробелы в законодательном регулировании данного института, что повлекло наличие неоднозначной, спорной, а иногда и противоречивой практики его применения.
Необходимо признать, что при современном уровне правового регулирования приобретательная давность не является полностью сформировавшимся самостоятельным правовым институтом, в силу чего ее всестороннее изучение представляет значительный научный интерес. В условиях постоянно совершенствующейся государственной и экономической системы общества требуется разработка современной теоретической модели данного правового института.
Важное значение в его правовом регулировании играет соблюдение определенного баланса интересов государства по формированию своей финансовой и имущественной основы за счет бесхозяйного имущества, с одной стороны, и интересов прочих хозяйственных субъектов по защите от неправомерного вмешательства в их хозяйственную деятельность — с другой.
По большинству системообразующих элементов приобретательной давности в литературе идут оживленные споры. Нет единства в подходе к основным понятиям, используемым в рамках данного института. Все это усиливается тем, что пробелы в законодательстве и недостаточная ясность формулировки правовых положений зачастую приводят к тому, что правоприменительные органы интерпретируют ту или иную норму права в свою пользу.
Теоретической основой исследования послужили труды и концептуальные разработки в области теории государства и права, гражданского права и иных смежных отраслей отечественного законодательства таких ученых, как М.М. Агарков, С.С. Алексеев, Б.С. Ашимонов, Г.Л. Борзенков, М.И. Брагинский, С.Н. Братусъ, А.В. Венедиктов, С.Б. Вицин, Э.П. Гаврилов, Д.М. Генкин, М.В. Гордон, К.А. Грайе, В.П. Грибанов, А.Э. Жалинский, Н.М. Загородников, О.С. Иоффе, А.Ю. Кабалкин, Д.А. Лунц, И.С. Мухамедшин, Б.С. Никифоров, О.К. Садиков, П.С. Таганцев, Ю.К. Толстой, Р.О. Халфина, А.М. Эрделевский и др.

?

1. Теоретическое обоснование и природа приобретательной давности.
Гражданское законодательство РФ не дает описательного понятия приобретательной давности, рассматривая в ст. 234 ГК РФ лишь содержательные признаки. Поэтому в литературе по сей день отсутствует единообразное описательное понятие рассматриваемого института. Соответственно, различны мнения о природе приобретательной давности в системообразующем аспекте гражданского права.
Истории гражданского права известны два основных принципа разрешения конфликта между интересами собственника, лишившегося своего имущества вследствие его отчуждения неуправомоченным лицом, и интересами приобретателя этого имущества, причем выбор принципа в каждом конкретном случае связан с судьбой виндикационного иска собственника.
Римский принцип. Согласно этому принципу, виндикация имела неограниченный характер и никакой приобретатель, даже добросовестный, не мог стать собственником непосредственно в момент приобретения вещи у неуправомоченного отчуждателя, однако при соблюдении ряда условий он мог приобрести право собственности по давности владения (usucapio).
Германский принцип. Его появление было связано с потребностью защиты развивающегося торгового оборота и выразилось в ограничении виндикации имущества, приобретенного от несобственника. Лицо, добросовестно приобретшее вещь у неуправомоченного отчуждателя, защищается от каких бы то ни было притязаний к нему со стороны собственника вещи. Более того, закон уже не рассматривает последнего в качестве собственника: право собственности на спорную вещь переходит к добросовестному приобретателю.
Германский принцип был воспринят законодательством многих стран, содержащим специальные нормы об основании возникновения права собственности на имущество, добросовестно приобретенное от неуправомоченного лица. Подобная норма была известна и российскому гражданскому праву. Согласно ст. 183 ГК РСФСР 1922 г., "если имущество продано не собственником, покупатель приобретает право собственности лишь в тех случаях, когда согласно ст. ст. 59 и 60 собственник не вправе истребовать от него имущество", т.е. в случаях ограничения виндикации. Однако, в последующих кодификациях, несмотря на сохранение правила об ограничении виндикации, подобной нормы уже не было, отсутствует она и в действующем ГК РФ .
Эти два исходных теоретических принципа обусловили наличие в отечественной цивилистике двух основных направлений, которые, по мнению автора, следует обозначить как классическое, основанное на рецепции римского права, и неоклассическое, основанное на модернизации германским законодателем норм римского права, воспринятых в ходе рецепции.
Классическая доктрина. Ее представители (Б.Б. Черепахин, Е.А. Суханов и др.) полагают, что право собственности у добросовестного приобретателя при рассматриваемых обстоятельствах может возникнуть только по давности владения и что до этого момента приобретатель является незаконным владельцем, а собственник, хотя и не имеет возможности виндицировать принадлежащую ему вещь, сохраняет на тот же срок право собственности.
Так, Б.Б. Черепахин, рассматривая данный аспект, указывал: «Своеобразной трактовке подверглись у нас вещи, находящиеся у незаконного владельца, после того как собственник утратил право истребовать эти вещи в порядке виндикационного иска вследствие истечения исковой давности. Многие авторы считают эти вещи бесхозяйными… Бесхозяйность этих вещей после пропуска собственником срока исковой давности по виндикационному иску мотивируется тем, что раз собственник потерял право на иск, то вещь тем самым будто бы становится бесхозяйной, потому что право бывшего собственника должно считаться прекратившимся и, поскольку приобретательной давности у нас нет, никто этого права не приобрел».
Данная концепция вписывается в рамки действующего законодательства. Однако, она получила в современной отечественной литературе значительную критику. Так, по мнению Д. Тузова, в случае принятия названной концепции «происходит своеобразное "разъединение" права собственности и владения: одно лицо номинально имеет право собственности, но не может владеть, в то время как другое владеет, но не имеет права собственности. И так продолжается до тех пор, пока владелец не становится собственником в силу приобретательной давности или пока вещь каким-либо образом вновь не окажется во владении собственника».
Поддерживая вышеизложенную критику, К. И. Скловский отмечает, как минимум, три ее недостатка:
1) собственник сохраняет правомочие распоряжения вещью, а потому может ее, например, продать;
2) добросовестному приобретателю может быть предъявлен кондикционный иск собственника о взыскании стоимости пользования вещью за весь срок приобретательной давности, поскольку приобретатель владеет и пользуется вещью неосновательно, а значит, неправомерно сберегает свои средства;
3) собственник может самоуправно (насильственно, тайно или обманным путем) завладеть вещью, прервав тем самым давностное владение приобретателя и восстановив свое нарушенное право, причем такие действия не приводят ни к каким отрицательным для собственника последствиям в сфере частного права.
В то же время, критикующие авторы подмечают безусловную прочность классической позиции, что свидетельствует о достаточной степени ее совершенства. Так Д. Тузов указывает, что ответ на вопрос, «соответствует ли теоретическое обоснование правомерности описанных действий истинному смыслу закона и не выхолащивает ли оно самую сущность ограничения виндикации» зависит «от того, применимы ли в ситуации добросовестного приобретения вещи от неуправомоченного отчуждателя нормы о приобретательной давности».
Таким образом, классическая точка зрения, с которой солидарна диссертант, является вполне обоснованной. Тем не менее, точка зрения, опирающаяся на германский принцип, до недавнего времени была господствующей и считалась единственно правильной. На это указывали Б.Б. Черепахин, Д. Тузов и др. авторы.
Неоклассическая точка зрения. Согласно этой точке зрения, право собственности у добросовестного приобретателя возникает в силу сложного юридического состава в момент "накопления" всех его элементов, к числу которых обычно относят действительную во всех отношениях отчуждательную сделку, имеющую лишь «один изъян - неуправомоченность отчуждателя на распоряжение вещью, добросовестность и возмездность приобретения, передачу вещи приобретателю, а также выбытие вещи из владения собственника или иного титульного владельца по их воле». Поскольку завершающим элементом данного состава является, как правило, передача, то практически право собственности возникает у добросовестного приобретателя в момент поступления вещи в его обладание.
Д. Тузов, увлекшись критикой классического подхода, считает, что одним из главных аргументов, который приводится против конструкции сложного юридического состава, является недействительность сделки, заключенной между неуправомоченным отчуждателем и добросовестным приобретателем. «Однако аргумент этот не имеет прямого отношения к рассматриваемой проблеме, поскольку теория сложного юридического состава обосновывает возникновение права собственности у добросовестного приобретателя не юридической силой указанной сделки, а целым рядом условий, образующих в совокупности самостоятельное основание (сложный состав)».
С данным мнением автор диссертации не может согласиться. Проблематичность неоклассического подхода состоит не в действительности или недействительности сделки, а в том, что приобретательная давность рассматривается как ни странно как сама сделка! Сам по себе этот вывод кажется абсурдным, ибо давно известно, что сделка может быть обусловлена сроком, а не наоборот. И, тем более, сделка не может отождествляться с понятием срока. Этот вывод представляется совершенно очевидным и не требующим доказывания в силу того, что является правовой аксиомой. Поэтому трудно представить, что подобное заблуждение может иметь место в научной литературе. Тем не менее, это так.
Понятие юридического состава относится, прежде всего, к действию (бездействию) субъектов права. Следовательно, действие (бездействие) связано волевой характеристикой поведения дееспособного лица, исполнением его обязанностей и реализацией прав. Но оно не существуют само по себе.
Как отметил Е. А. Суханов: «Существование прав и обязанностей во времени - важное средство юридического воздействия на поведение участников гражданских правоотношений». Таким образом именно сроки упорядочивают гражданский оборот, способствуют своевременному выполнению договоров, роль которых в условиях перехода к новому экономическому механизму резко повышена.
Наступление или истечение того или иного установленного гражданским законодательством срока всегда влечет за собой определенные правовые последствия, связанные с возникновением, изменением или прекращением гражданских правоотношений. Поэтому по юридической природе срок - юридический факт, с которым закон связывает наступление определенных юридических последствий.
В литературе срок обычно относят к той категории юридических фактов, которые называют событиями, возникающими и действующими независимо от воли людей. В действительности же юридические сроки, будучи категориями временного порядка, хотя и связаны с объективным и не зависящим от сознания и воли людей течением времени, представляют собой самостоятельную категорию, имеющую иную природу, чем объективные законы материального мира.
Юридические сроки устанавливаются законом, административными актами, соглашением сторон, а также органами, рассматривающими правовые споры, и, следовательно, являются волевыми по происхождению. Именно этим объясняется тот факт, что различные системы права и даже законодательство одной и той же системы права, но на разных этапах ее развития, предусматривают для одного и того же случая различные сроки, различный порядок их исчисления и другие, связанные с применением сроков, правила.
Однако, будучи волевыми по происхождению, юридические сроки подчиняются объективному закону течения времени. Человек приурочивает начало течения юридического срока к определенному моменту во времени; течение юридического срока также подчинено общему закону течения времени. Поэтому юридический срок имеет двойственную природу: будучи волевым по правовой природе, он вместе с тем несет на себе печать объективного течения времени. И именно по этой причине юридические сроки представляют собой особую категорию юридических фактов, которые не могут быть отнесены ни к событи...
**************************************************************


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.