На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Курсовая Нравственность в философии и религии

Информация:

Тип работы: Курсовая. Предмет: Философия. Добавлен: 06.06.2012. Сдан: 2011. Страниц: 34. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Оглавление


Введение
Глава 1. Проблема нравственности и русская философия
Глава 2. Христианское учение о нравственном законе и нравственном действовании
Глава 3. Природа человеческой нравственности в учении В.С. Соловьева
Заключение
Список использованной литературы


Введение

Философское представление о нравственности стало формироваться ещё в Древней Греции, когда, в эпоху Сократа, в центре философствования встала не природа, а человек и его бытие. Сократ, а за ним Платон, положили проблемы нравственности в основу своей философии. Систематическое же философское изложение нравственность впервые получила в трудах Аристотеля, после которого этика стала непременной частью практически всех философских систем, а часто становилась основою оных, как, например, в учениях Эпикура, стоиков, или в большинстве направлений христианской мысли.
Проблема нравственности всегда интересовала философскую мысль во всём мире. Огромный интерес к этой проблеме, с момента своего возникновения, проявляет и русская философия.
Начиная с раннего средневековья, на всём протяжении своего развития, вплоть до сего дня, русская философия уделяла колоссальное внимание разработке нравственной проблематики. Более того, можно с уверенностью сказать, что русская философия – это нравственная философия по преимуществу. Этот факт не означает, что русские мыслители занимались только проблемами этики. Отнюдь, русская философская мысль не обошла своим вниманием ни одной отрасли философского знания, и обогатила человеческую мысль глубочайшими прозрениями в области эстетики, гносеологии, онтологии. Однако чаще всего эти отрасли так или иначе сопрягались с проблемами добра и зла, с проблемой смысла бытия, то есть, в конечном итоге, с проблемой морали. И в этом сопряжении искался высший синтез, высшее единство, тотальная взаимосвязь всего со всем. Именно из этого напряжённого поиска вышли такие краеугольные понятия русской философии как цельность, соборность, всеединство.
Русская философия рассматривала не только и не столько нравственность как таковую, но человеческое, практическое измерение нравственности. В это измерение попадает не только жизнь и поступки отдельных людей, их сообществ и человечества, но и исторический процесс в целом, и более – весь ход космического становления, которое рассматривается как движение к Благу, а значит как процесс, в первую очередь, нравственного развития, ибо нравственность сама по себе есть благо, его проявление и его условие.
Подобное стремление к нераздельности нравственной теории и нравственной практики отлилось в такую особенность русской философии, как её антропоцентризм. Антропоцентризм русской философской мысли проявляется не в следовании пресловутому софистическому принципу: «Человек – мера всех вещей», но в сосредоточенности на судьбе человека в этом мире, на смысле и цели его бытия. В свою очередь этот антропоцентризм привёл к обострённому вниманию русских мыслителей к проблемам социального и исторического бытия человека. Да и сам общественно-исторический аспект человеческого бытия осознаётся как нравственный, ибо «не хорошо быть человеку одному» (Бытие 2, 18). «Русская мысль сплошь историософична…» – замечает В.В. Зеньковский [3, 19]. Действительно, начиная с Илариона и кончая современными неоевразийцами, историософия, наряду с этикой, является ведущей темой русской философии.
В антропологическом аспекте русская этическая мысль значительно отличается от западноевропейской. Если европейская философия, вплоть до 20-го века, сосредотачивалась по преимуществу на построении строгой теории морали как автономной категории (яркий пример здесь – Кант, с его «практическим разумом»), то философия русская стремилась осознать мораль как бы изнутри человеческого существа, в гармоническом единстве с жизнью человека и человечества, с бытием всего мира; вообще, нравственность полагалась не как некий свод правил для личного поведения, но как всеобъемлющий религиозно-метафизический принцип, на котором зиждется весь Космос – отсюда проистекает особо русский взгляд на мораль как на онтологически обусловленную категорию.
Отсюда же исходит и другое отличие русской этики – её несекулярность. Если западные мыслители чаще всего рассматривали нравственность как таковую, независимо от религии, то русские философы, признавая относительную автономность морали, а иногда даже ставя её выше религии, тем не менее, не допускали полного разрыва религии и нравственности (если не считать философов материалистов). Более того, религиозное учение, как правило, рассматривалось в качестве обусловливающего нравственность начала; имея в виду не какую-то конкретную религию, но религиозность вообще как мировоззрение, основанное на признании бытия трансцендентных сущностей и, прежде всего, Бога. Таким образом, русская этическая мысль полагала нравственность, как религиозную ценность, а конкретно христианскую, ибо русская философия – это, в первую очередь, христианская философия.
Кроме того, почти вся русская этика носила характер нравоучения, проповеди, и не знала жёсткого разграничения на практическую и чисто научную части (такое разграничение появилось только в советский период). Некоторые исследователи полагают эту особенность русской этической мысли недостатком [5, 180], однако, по-нашему мнению, это не недостаток, а, скорее, достоинство. Действительно, отрыв моральной теории от практической реальности и превращение её в предмет одного только интеллектуального исследования в значительной мере нивелирует ценность этой теории, превращая её в пустую игру ума. Ведь нравственность обретает смысл только в аспекте реально происходящих событий и, прежде всего, применительно к человеческой деятельности. Какой, например, прок голодному человеку во всеобъемлющей теории кулинарии, если нечего есть? Как кулинария имеет смысл лишь применительно к вкусному и здоровому питанию, так и этика имеет смысл лишь применительно к тому, что должно и недолжно делать, как должно и недолжно жить.
Таким образом, полноценная нравственная философия может существовать лишь при условии постановки во главу угла проблемы своего практического применения. Причём, в русской мысли, практический аспект, применительно к человеческому бытию, так или иначе проявлялся не только в этике, но и в остальных отраслях философского знания, что неизбежно придавало им нравственное измерение.

Глава 1. Проблема нравственности и русская философия

Что обеспечивает упорядоченное существование человека как личности и социума как структуры?
Обеспечить это могут только некие незыблемые ценности, опираясь на которые, возможно построить непротиворечивую систему координат, в которой протекало бы существование человека и общества. А поскольку человек – это существо разумное и духовное, то и ценности эти должны быть ценностями разумными и духовными. И такие ценности возникли, вероятно, одновременно с возникновением человеческого сознания – возникла нравственность. Почему нравственные ценности – это разумные ценности, исчерпывающе показал И. Кант в своей «Критике практического разума», а почему нравственные ценности – это духовные ценности, не менее исчерпывающе показал Иисус Христос в Своей Нагорной проповеди.
Итак, в аспекте антропологии, важнейшей, пожалуй, проблемой является проблема нравственности.
Такие понятия, как нравственность, мораль, этика, в обыденном сознании воспринимаются как синонимы (и не мудрено – этимологически, данные категории означают одно и то же – нрав, нравы). Однако многие авторы наделяют их различным содержанием. Так, по отношению к нравам, мораль выступает в качестве должного, нравственность в качестве сущего, а этика в качестве науки о двух первых. Существуют и иные определения; например, нравственность понимается как категория, относящаяся к состояниям души, а мораль – к внешнему поведению, поступкам человека. Впрочем, по нашему мнению, подобные семантические спекуляции большого значения не имеют.........................


Заключение

Главное отличие человека от животного состоит в том, что человеческое поведение ограничено нравственными нормами. Теория эволюции в высокой степени подрывает человеческую нравственность, уровень которой тысячелетиями падает от поколения к поколению, что содействует усилению плохих сторон человеческой природы, таких как эгоизм и стремление к личной выгоде.
За последние несколько тысячелетий исторического развития на западе искренне верят, что Бог создал человека, что Бог создал Небо и Землю, а на востоке люди верят, что "в давние времена природа человека была доброй", и что божества могут даже находиться в трех футах над нашей головой. Конфуцианство нацелено на то, чтобы человек совершенствовал свое тело и ценил добродетель. В трудах о нравственности содержится много слов, но суть их заключена в словах: "следуй Небу и дорожи добродетелью". История, которую вы, возможно, знаете, рассказывает о том, как внимательно Конфуций изучал старинный китайский труд Чжоу И (Книга перемен, чтобы повысить свою нравственность и повыситься в совершенствовании. То есть, многие годы люди считали, что человек должен придавать особое значение своей доброй стороне, в то время как сущность дьявола человека, проявляющаяся в эгоизме и стремлении к личной выгоде, считалась уродливой частью человеческой природы. Исторически людей учили прилагать усилия в том, чтобы уничтожить эту уродливую часть.



Список использованной литературы

1. Борисенко Л.О. Нравственность как основа всеединства и историософии В.С. Соловьёва. \\ Минувшее и непреходящее в жизни и творчестве В.С. Соловьёва. Материалы международной конференции 14-15 февраля 2003 г. Серия "Symposium", выпуск 32. СПб.: Санкт-Петербургское философское общество, 2003. С.178-185
2. Зеньковский В.В. История русской философии. Т.1. Ч.1.Л., 1991.
3. Зобова М. Р.В.С. Соловьёв о свободе выбора \\ Минувшее и непреходящее в жизни и творчестве В.С. Соловьёва. Материалы международной конференции 14-15 февраля 2003 г. Серия "Symposium", выпуск 32. СПб.: Санкт-Петербургское философское общество, 2003. С.23-25
4. Лосев А.Ф. Владимир Соловьёв и его время. М.: Прогресс, 1990.
5. Соловьёв В.С. Оправдание добра: Нравственная философия. М.: Республика, 1996.
6. Булгаков С.Н. Нация и человечество // Булгаков С.Н. Соч.: В 2 т., Т. 2, М., Наука, 1993. – С. 644-653.
7. Достоевский Ф.М. Братья Карамазовы.: В 2 т., Т. 1. – М.: Правда, 1981. – 416 с.
8. Зеньковский В.В. История русской философии.: В 2 т., Т. 1. – Ростов-на-Дону.: Феникс, 1999. – 544с.
9. Кант И. Критика практического разума // Кант И. Собр. соч. в 8 т., Т. 4, М.: Чоро, 1994. – С. 373-565.
10. Назаров В.Н. Опыт хронологии русской этики 20в.: третий период (1960-1990) // Этическая мысль, выпуск 4, М.: РАН Институт философии, 2003. – С. 179-197.
11. Новиков А.И. История русской философии 10-20 веков. – СПб.: Лань, 1998. – 320 с.




Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.