На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Курсовик Свобода творчества художника

Информация:

Тип работы: Курсовик. Добавлен: 09.06.2012. Страниц: 28. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Содержание

Введение 2
Глава I. Общая характеристика понятий “творчество” и “свобода”. 5
1.1. Понятие творчества. 5
1.2. Трактовка понятия “Свобода”. 9
Глава II. Проблема свободы творчества в художественной деятельности. 13
2.1. Принцип свободы творчества. 13
2.2. Проблема свободы творчества и ответственности художника. 17
Заключение 26
Список литературы 28


Введение
Проблема художественного творчества занимает центральное место в области философского знания. Еще в период Античности умами древних философов владела данная тема.
На сегодняшний день вопрос о природе художественного творчества рассматривается представителями различных областей гуманитарного знания. Решая этот вопрос, эстетика и психология образовали некий синтез, сформировав, таким образом, новую область знания, как психология искусств, в которой работают не только зарубежные и отечественные психологи, но и искусствоведы и философы.
Проблема свободы творчества художника так и осталась нерешенной на сегодняшний день, несмотря на то, что искусствоведами, психологами, культурологами неоднократно делались попытки осмысления данной проблематики. Ответственность художника за свои творения в некоторой степени ограничивает свободу его творчества, т.к. искусство призвано развивать духовно личность, при этом обогащая новыми образами, мыслями и ассоциациями, а художник должен в полной мере отвечать за свои произведения. Художник обязан осознавать, что его свобода, обязанности и ответственность взаимосвязаны, а творчество может приносить не только пользу, но и вред. Актуальность выбранной темы, в первую очередь, связана выявлением той грани, через которую не может или не должен переступать художник в своем творчестве, обязуясь придерживаться определенных рамок дозволенного, во благо искусству и обществу.
Научная значимость данной работы состоит в оптимизации и упорядочивании существующей научно-методологической базы по исследуемой проблематике. Теоретико-методологическую базу исследования составили две группы источников. К первой отнесены авторские издания по исследуемой проблематике: “Эстетика. Философия. Критика” немецкого философа Фридриха Шлегеля, “Психология искусства” советского психолога Льва Выготского, монография “ Ответственность художника” французского художника Жака Маритена, “Смысл творчества” русского религиозного философа Николая Бердяева и др. Ко второй отнесены учебная литература (учебники и учебные пособия, справочная и энциклопедическая литература).
При проведении исследования были использованы следующие методы исследования:
- метод научного анализа.
- обобщение и синтез точек зрения, представленных в источниковой базе (метод научного синтеза и обобщения).
- метод философского анализа.
Объект исследования - свобода творчества как культурологическая категория.
Предмет исследования - свобода творчества художника.
Цель работы - исследовать проблему свободы творчества художника.
Для достижения поставленной цели определены следующие задачи:
1. Дать определение понятию “творчество” и трактовку понятия “свобода”.
2. Обозначить принцип свободы творчества.
3. Выявить проблему творчества и ответственности художника.
Работа состоит из Введения, двух глав, состоящих из двух разделов, заключения, списка литературы.


Глава I. Общая характеристика понятий “творчество” и “свобода”.
1.1. Понятие творчества.
Создавая новые материальные и духовные ценности, главное отличие которых уникальность, творец вкладывает в них некоторые аспекты своей личности, выражая, таким образом, свою душу, субъективные взгляды, принципы и убеждения. Такая деятельность, отличающаяся от простого производства своей оригинальностью и неповторимостью, по праву считается творческой, а сотворение принципиально новых, никогда ранее не существовавших ценностей, нарекается творчеством.
Есть два аспекта рассмотрения творчества: психологический и философский. Психологический “механизм” протекания творческого акта как субъективного акта индивида исследуется в психологии творчества. Рассмотрение же вопроса о сущности творчества относится к философии. Мнения по этому вопросу в разные периоды истории отличались друг от друга.
В античной философии творчество относится к сфере конечного и изменчивого бытия; причем наблюдение этого бытия оценивалось выше всех видов деятельности. Первоначально художественное творчество не было выделено из общего комплекса созидательной деятельности, однако позже, начиная с Платона, учение об Эросе получило свое развитие в идее о некотором стремлении людей к приобретению высшего лицезрения мира, составной частью которого и выступает творчество.
В средневековой философии понятие творчества неразрывно связано с тем, что бог понимается как высшая сила, которой сотворен мир. Вследствие этого творчество понималось как превращение небытия в бытие. У Августина Аврелия творчество человеческого существа является творчеством истории: ведь в ней люди участвуют в претворении в жизнь божественного замысла о мире. Связь человека с Богом осуществляется преимущественно с помощью веры и воли. А личное деяние является столь значимым потому, что рассматривается как участие в сотворении мира Богом; вследствие этого появляются предпосылки для признания творчества уникальным. Однако в этом контексте оно понимается в основном в области исторического, нравственно-религиозного деяния. А вот творчество в сфере науки, а также художественное творчество, рассматриваются как менее важные, второстепенные.
Большим разнообразием творческих возможностей отличалась Эпоха Возрождения. В ней творчество, прежде всего, является художественным и находит свое выражение в творческом созерцании. Появляется культ гения как творителя, интерес к самому процессу творчества и к личности художника, его создающего.
Трактовка творчества в философии английского эмпиризма являет собой хотя и удачное, однако больше случайное соединение компонентов уже существующих. Примерами могут служить теории познания Ф. Бэкона, Гоббса, Дж. Локка, Д. Юма, где проводится параллель между творчеством и изобретательством. В XVIII в. Кант создает завершенную концепцию творчества. Он проводит анализ творческой деятельности в теории о продуктивной способности воображения. Именно эта способность соединяет чувство и рассудок посредством обладания, как наглядностью впечатления, так и синтезирующей силой понятия. В свете этого, “трансцендентальное” воображение являет собой общую основу созерцания деятельности, поэтому творчество является основополагающим компонентом в познании.
В идеалистической философии жизни конца XIX-XX вв. наиболее развёрнутая концепция творчества дана А. Бергсоном: “творчество как непрерывное рождение нового составляет сущность жизни; оно есть нечто объективно совершающееся в природе - в виде процессов рождения, роста, созревания, в сознании - в виде возникновения новых образов и переживаний”[1,134 с.].
В экзистенциализме выразителем творческого начала является личность - экзистенция. Под ней подразумевается некоторое иррациональное начало свободы, аффективный прорыв естественной необходимости и рациональной целесообразности, уход от природного и социального, вообще заурядного мира.
Различие рассмотрения творчества в философии жизни и экзистенциализме и философских направлениях XX в., - прагматизме и инструментализме, а также родственные к ним к ним вариации неопозитивизма в том, что творчество рассматривается в них с односторонне прагматистского взгляда, наиболее всего как изобретательство, назначение которого - решать задачу, возникающую в определённой ситуации. Идя по линии английского эмпиризма в трактовании творчества, инструментализм принимает его как удачное сочетание идей, имеющее результатом решение задачи. Другая разновидность интеллектуалистичного понимания творчества представлена частично неореализмом, частично феноменологией. Большая часть творческих умов этого типа в своём восприятии творчества опираются более на математику, чем на естествознание, потому как математика выступает в роли чистой науки. Основой творчества обнаруживается интеллектуальное созерцание. Тогда как в инструментализме основой является деятельность. Именно поэтому это направление в трактовании творчества предстает ближе всего к платонизму.
Марксистское понимание творчества, противоположное идеалистическим и метафизическим концепциям, основывается на том, что творчество является деятельностью человека, преобразующей природный и социальный миры соответственно целям и потребностям человека и человечества, основываясь на объективных законах действительности. Творчество, являющейся созидательной деятельностью, можно охарактеризовать как неповторимое (по форме осуществления и результату) и оригинальное. Также оно характеризуется не только индивидуальной, а еще и общественно-исторической исключительностью. Диалектический материализм не разделяет точку зрения, по которой природа тоже творит. Процесс, происходящий в природе, является процессом развития, а не творчества, т.к. творчество всегда предполагается бытие и действие творца, который является субъектом творческой деятельности. Возможно, какие-либо биологические проявления и предпосылки творчества присутствуют и у высших животных, однако своё специфическое выражение оно находит лишь у человека вследствие того, что он существо общественно-развитое.
Для творчества всегда необходимы конкретные социально-исторические условия, которые оказывают на него глубокое влияние, находясь в тесной связи с окружающим миром, формами уже созданной культуры, в разветвленную сеть которых всегда включен субъект творчества. Одним из необходимых условий развития научного и художественного творчества является свобода критики, творческих дискуссий, обмена и борьбы мнений. Выдвижение новых идей предполагает выход за рамки сложившихся и уже ставших привычными теорий и связанных с ними методов, критическое отношение к традиции. Догматизация достигнутого уровня знаний тормозит развитие науки. Так, гений Аристотеля высоко поднял научную культуру античности, но абсолютизация его авторитета привела к догматизации всех его теоретических положений, что на века затормозило развитие ряда областей знания. Открытия в науке делает чаще всего тот, над кем не довлеет авторитет преходящих истин.
Объективная обусловленность творческого процесса имеет колоссальное значение, так же как и субъективные факторы. Ими являются прежде всего внутренне присущая мотивация личности, плодотворное воображение, глубокоразвитая фантазия, в воспитании которой значительную роль играет искусство.
Творчество как процесс рассматривалось изначально, опираясь на самоотчёты деятелей искусства и науки. Отдельные видные естествоиспытатели отметили в данных самоотчётах некоторые стадии творческого процесса - от зарождения замысла до этапа появления в сознании новой идеи. Главенствующая роль в творчестве принадлежит подсознательному и иррациональному факторам вследствие того, что основные элементы процесса (формирование и озарение) не подлежат сознательно-волевому контролю. То, что бессознательное и сознательное в творческом процессе являются дополнением друг друга, и идентично происходит и с интуитивным и рассудочным, было показано экспериментальной психологией. Индивид менее всего способен к самонаблюдению именно в тот момент, когда он поглощён своим объектом и сохраняет только нечеткое ощущение общего направления продвижения мысли: моменты догадки, открытия, внезапного решения чувствуются в виде наиболее ярких состояний сознания, которые изначально главным образом и были описаны в психологии.
Однако исследование продуктивного мышления определило, что догадка, “озарение”, внезапное новое решение появляются в экспериментальных условиях при организации творческого процесса надлежащим образом. Используя в качестве примера открытие периодического закона Д.И. Менделеева, Кедровым было показано, что при анализе продуктов и “субпродуктов” (материалов, которые не были опубликованы) творчества можно выявить этапы на пути научного открытия независимо от того, как они были осознаны самим учёным. При этом раскрытие личностных механизмов творчества возможно только в том контексте, если они будут обусловлены конкретной общественно-исторической ситуацией.
1.2. Трактовка понятия “Свобода”.
Проблема природы и пределов свободы и несвободы человеческого существа является одной из извечных тем, которыми изобилует нескончаемый философский диалог огромного количества эпох и традиций культуры. Данная проблема осмысления свободы является гораздо менее теоретическим, нежели серьезным жизненным вопросом, который оказывает огромное влияние на судьбу всего общества в целом и человека к человеку в частности. “Свобода требует плюрального понимания и вместе с тем путей поиска синтеза её многообразных определений во имя достижения единства и связности человеческих действий” [8,10 с.].
Свободу очень часто трактовали как вседозволенность, однако она не есть вседозволенность. Если люди не верят в то чему посвятили свою жизнь свою жизнь и не имеют к этому внутренней склонности , то в идеальном и справедливом обществе они не могут считаться истинно свободными. Превращенная форма свободы это узы обстоятельств извне, при этом личность обедняется, идеалы профанируются, полностью разрушается личностно-экзистенциальное измерение свободы. Примечательны слова русского философа А.В. Иванова по этому поводу: “Раб, не осознающий своё рабство, хотя бы потенциально может стать свободным человеком. Раб, осознающий своё рабство и конформистски подстраивающийся под него, есть раб вдвойне, так как нет ничего противоречащего свободе, чем мыслить иначе, чем действовать, и действовать иначе, чем мыслить” [8,13 с.].
История свободного человека – это, прежде всего избрание для себя цели и определенных жизненных ориентиров и преобразование себя в соответствии с ними, а не история его биологического созревания и социального становления под воздействием внешних факторов.
Вопрос свободы человека интересовал многих философов в разные эпохи и в разных государствах, от Древней Греции, Китая и заканчивая учеными современности. Особо можно отметить философов немецкой классической школы: А. Шопенгауэра, И. Канта, Ф. Шеллинга, Гегеля, которыми был внесен большой вклад в рассмотрение этого вопроса.
Например, у Артура Шопенгауэра понятие “свобода” разделено на три категории, три части, которые составляют общее понятие “свобода”: это свобода физическая, интеллектуальная и моральная.
Первая категория - свобода физическая “...есть отсутствие всякого рода материальных препятствий” [20, 46 с.]. Интеллектуальная свобода, по мнению ученого, относится к произвольной и непроизвольной мыслительной способности. Понятие моральной свободы, “связанное с понятием свободы физической, с той стороны, какая проясняет нам его гораздо более позднее происхождение” [20, 47 с.]. Далее Артур Шопенгауэр объединяет такие понятия как “свобода”, “воля”, “возможность”, “хотение” и приходит к заключению, что “Я свободен, если могу делать то, что я хочу, - причем слова “что я хочу” уже решают вопрос о свободе” [20, 48 с.].
Понятие “необходимость” является в ряде понятий “свобода”, “свободная воля”, “возможность”, “хотение” компонентом, имеющим большое значение. Одного “хотения” недостаточно для установления свободы. “Необходимость” чего-либо является первоначальным моментом, а после она находит свое воплощение в “желании” или “хотении” и т.д. По мнению А. Шопенгауэра существование абсолютной свободы возможно исключительно при наличии трёх её составных частей, которые взаимосвязаны и взаимодополняемы, при этом “...понятие “свобода” при ближайшем рассмотрении отрицательно. Мы мыслим под ним лишь отсутствие всяких преград и помех; эти последние, напротив, выражая силу, должны представлять собою нечто положительное” [20, 48 с.].
Ф. Шеллинг в рассуждениях о человеческом счастье, считает неотделимым его условием наличие свободы. Цепочка понятий “счастье” - “свобода” т в рассуждениях Ф. Шеллинга это единое целое. Это логично, ведь человек в частности и общество в целом, не могут считать себя счастливыми если они не свободны. Счастье, по мнению ученого является состоянием пассивности. Немецкий философ дает следующее объяснение состоянию пассивности в контексте проблемы свободы: “Чем мы счастливее, тем мы пассивнее по отношению к объективному миру. Чем свободнее мы становимся, чем более мы приближаемся к разумности, тем меньше мы нуждаемся в счастье... Высшее, до чего могут подняться наши идеи, очевидно, существо, которое... наслаждается одним собственным бытом, существо, в котором прекращается всякая пассивность, действует абсолютно свободно только соответственно своему бытию...” [18, 71 с.]. Ф. Шеллинг вполне справедливо утверждает, что “... там, где есть абсолютная свобода, есть и абсолютное блаженство и наоборот” [18, 73 с.]. Иными словами немецкий философ считает оба эти понятия составными частями единого целого.
Среди русских философов особый интерес к проблеме свободы и несвободы проявил Н. Бердяев. У него интерес к вопросу свободы связан с философией экзистенциализма. Здесь, прежде всего, важна мера близости к насущным человеческим потребностям. По мнению Николая Бердяева, присутствие дисциплины, “самообуздания”, “самоограничения” является неотъемлемой частью свободы [2]. Свобода, по мнению философа, это повиновение той истине, которая и приносит человеку свободу.
Вопрос свободы и несвободы, поднятый экзистенциализмом, с позиции социальной значимости сегодня, равен всем законам и категориям диалектики вместе взятым. По мнению профессора В. Свинцова “...несвобода - повседневна, она не обязательно обитает за решеткой или колючей проволокой. Универсальной нравственной нормой нашего времени стал принцип несвободы: не отягощай свою душу раздумьями о том, каким путём идёшь, за тебя думает и за тебя отвечает “Икс” [15, 4 с.].
Из всего вышесказанного проистекает следующий вывод: свобода – “...способность человека действовать в соответствии со своими интересами и целями, опираясь на познание объективной необходимости” [17, 595 с.]. Проблема свободы и несвободы занимала умы не только философов. Ей посвящены наилучшие творения русских писателей и поэтов XIX - начала XX века. Наиболее значимые из них это А.С. Пушкин и его стихотворения “К Чаадаеву”, “Из Пиндемонти” и др., а также поэмы “Цыганы”, “Медный всадник”, М.Ю. Лермонтов со своей поэмой “Мцыри”, Н.В.Гоголь с циклом “Петербургские повести”, Ф. Достоевский с романами “Братья Карамазовы” и “Преступление и наказание”, Л. Толстой с романами “Анна Каренина”, “Война и мир”, М. Горький со своей ранней лирикой: “Песня о Соколе”, “Песня о буревестнике”, “Легенда о Данко”.


Глава II. Проблема свободы творчества в художественной деятельности.
2.1. Принцип свободы творчества.
Свобода творчества состоит из двух понятий: “свобода” и “творчество”. Эти понятия освещались в предыдущей главе. Целое перестает быть целым, если какая-либо из частей отсутствует: если отсутствует творчество, есть ли смысл говорить о свободе?
Свобода в художественном творчестве - это реальная независимость от непосредственного подчинения обстоятельствам, это творческая деятельность человека, изменяющего обстоятельства и самого себя в соответствии с поставленной целью.
Свобода творчества является принципом, благодаря которому создатель художественного произведения имеет полную свободу в выборе своего творчества, темы, предметов для описания, может использовать какие угодно изобразительные и художественные средства, которые отвечают достижению избранного им творческого замысла. Она трактуется как одно из проявлений фундаментального принципа свободы слова, который подразумевает возможность каждого свободно высказывать свои мысли.
Принцип свободы творчества заключается в том, что существование любых запретов на темы или изобразительные средства, во-первых, уменьшает возможности самовыражения автора, во-вторых - общество лишается истинно художественных произведений. Поэтому, с позиции последователей принципа свободы творчества, возможность творчества без табу более ценна, чем политические или моральные принципы, вследствие которых она ограничивается.
Отношения принципа свободы творчества с социальной моралью, религией и политикой государства, и в особенности, с принципом терпимости очень сложны и неоднозначны. В моральных и религиозных принципах присутствуют табу на определенные темы и формы выражения, например табу на использование табуированного лексикона, на оскорбления, табу на обнаженное тело, на описание сексуальных действий во многих религиях, собственно религиозные табу, такие как табу на изображение Мухаммеда в исламе и запрет на “святотатственные для бога” высказывания во многих религиях, и так далее. Не приветствуется освещение некоторых тем по политическим причинам. Затруднение всех мотивов для ограничения свободы творчества в том, что их справедливость в каждом отдельном случае, как правило, понятна и видна только сторонникам, поэтому при возникновении конфликта между “защитниками моральных ценностей” с “борцами за свободу слова” нахождение компромисса это весьма редкий случай.
Яркий пример это история произведения “Сатанинские стихи” Салмана Рушди. За нее Рушди был в 1989 году вынесен смертный приговор Аятоллой Хомейни, т.к. по мнению Аятоллы, в книге присутствовали богохульные намёки на Аллаха и его жён. Аятоллой была создана фетва - религиозное распоряжение, предписанное к исполнению любому мусульманину, по которому должно произойти убийство Рушди. Вследствие этого теперь Рушди вынужден жить под охраной секретной службы Британии. Хотя в практически любом контексте смертный приговор за литературное произведение представляется как нечто абсолютно недопустимое, одобрение его исходит не только от мусульман.
Под художественным творчеством мы понимаем комплексный фактор человеческой деятельности по синтетическому преобразованию окружающего мира путём выделения образно-логического мышления в качестве социокультурной доминанты исторического процесса. Под детерминацией художественного творчества мы понимаем определяемую свободой или несвободой меру объективизированной направленности воли творца на участие в духовном развитии общественной жизни. Эта мера участия устанавливается либо самостоятельно (внутренняя детерминация), либо посредством актуализации направленности общественных потребностей, целей и интересов (внешняя детерминация).
Однако, чётко очерченной границы между внутренней и внешней детерминациями не существует. Само понятие свободы художника складывается из многих факторов - пространственно-временных, субъектно - объектных и т.п. Свобода осуществления, полной реализации сущностных сил художника зависит, прежде всего, от наличия определённой социальной проблемы, которая может казаться современникам творца незначительной, а то и просто несуществующей. Раскрытие своего внутреннего мира через такого рода проблему, определённое самосовершенствование и совершенствование средств достижения эстетического идеала через противоречия художественного конфликта указывают на то, что детерминация в искусстве - это некая равнодействующая всех участвующих в жизненном и художественном конфликтах деятельностных сил человека и структур системной организации социальной среды.
Творчество изначально свободно. Такую фразу можно нередко встретить в философской и культурологической литературе, посвящённой проблемам творчества. Знак равенства между этими категориями можно поставить только в случае окончательного определения философской необходимости существования такой свободы в каждом конкретном случае. Если художник самостоятельно, безотносительно к общественным задачам определяет меру свободы своего самовыражения, то такой подход является, несомненно, ещё более односторонним, чем в случае, когда за творца думает государство или чиновник от искусства.
Существует достаточно спорное мнение, что любая власть по своей сути антигуманистична, и, в конечном счёте, тоталитарна. Приводятся также многочисленные рассуждения, в которых настойчиво проводится концепция существования некоего трансцедентального, внеопытного искусства, которое априорно находит себе наиболее приемлемые формы вне зависимости от вкусов и пристрастий толпы.
Где же тот рубеж, та тонкая грань, которая позволяет отделить искусство высокое от искусства массового? Необходимо ли выделение этой грани? С одной стороны, художник не может не зависеть от среды равных ему творцов и расшифровывающих его произведения реципиентов. А если представить себе, что существует ещё одна степень несвободы - от мнения и вкуса простого, рядового, неискушённого эстетическими изысками человека, но всё же подходящего к произведению со своим критическим аршином?
Переломным моментом является двадцатый век. Революции в жизни и искусстве, напряжённая борьба художественных противоречий, мнений, вкусов, задач и устремлений. Ломка косных представлений, черт сознания, традиций, канонов, установлений и обрядов. И рядом с этим, на фоне этого неслыханные, потрясающие не только общественные основы, но и перестраивающие, перекраивающие сознание человека новые произведения искусства. К творческим людям начинают прислушиваться не только как к учителям жизни, но и как учителям истины, учителям правды.
Невозможно представить себе внутреннюю и внешнюю детерминации разделёнными. Крепка связь, незримо, но неизменно прочно связывающая художника с миром вещей. Но мир вещей, как и мир людей, представляет собой единственную возможность, единственное условие существования художественного произведения и его оценки; и, наряду с этим, единственную и неповторимую субстанцию жизни, т.е. такое условие осуществления творческих исканий, при котором результаты этих исканий могут быть реально достижимы и способны влиять на все уровни человеческого сознания, на все его мысли, цели и устремления.
В рамках диалектико-материалистического подхода снимается антиномичность детерминизма и телеологизма. Более того, преодолевается фатализм и теоретически обосновывается возможность свободы индивида в творчестве. Собственно “принуждения к творчеству” не смогла добиться ещё ни одна тоталитарная власть.
Человека можно заставить рыть траншею, но невозможно заставить создавать произведения искусства. Свобода по отношению к самому себе, к другим людям, к обществу, к исторической эпохе - это основные формы проявления человеком своей жизненной активности. В своей предметно-практической деятельности на протяжении всей человеческой истории происходил процесс реализации и осмысления свободы, необходимости и случайности преобразования, в соответствии с человеческими потребностями, целями и способностями в целесообразные и полезные для субъекта и общества различные формы проявления творческой деятельности. Творческая деятельность людей и результаты этой деятельности, выраженные в искусстве во всех его проявлениях и направленные на совершенствование человека, общества и форм их взаимодействия, расширяли меру человеческой свободы в творчестве.

2.2. Проблема свободы творчества и ответственности художника.
По вопросу соотношения свободы и ответственности художника высказывали свое мнение различные деятели искусства. Однако эта проблема так осталось нерешенной и на сегодняшний день.
С одной стороны, художник не может творить без свободы действий и возможности выразить свой внутренний мир так, как он этого хочет. Но, с другой стороны, свобода человека заканчивается там, где начинается свобода другого человека, то есть свобода человека сопряжена с его обязанностями и ответственностью. Если художник творит, то он должен понимать, что может его творчество принести обществу - пользу или вред. Если искусство призвано развивать личность духовно, обогащая новыми образами, мыслями и ассоциациями. Именно эта цель должна достигаться в творческой деятельности художника. Художник должен быть ответственным за свои творения.
Рассмотрим понимание свободы творчества с точки зрения русского советского писателя Брюсова В. Я.
Понимание свободы художественного творчества у Брюсова далеко не однозначно, причем это понимание может меняться со временем либо с изучением сущности феномена, который анализирует художник. В программной статье “Об искусстве”, где поэт говорит о сходстве и различии некоторых своих взглядов на творчество с великим Л. Толстым, он отмечает: “Толстой желал бы и по внешности и по содержанию ограничить область художественного творчества. А я ищу свободы в искусстве. Кто дерзает быть художником, должен найти себя, стать самим собою. Не многие могут сказать не лживо: “это я” [12, 23 с.]. В общем употреблении есть ограниченное число личин, которыми и прикидываются люди, то из подражания, то из страха. Художнику необходимо осмелиться и снять с себя такую личину. Необходимо освободиться и от всего чужого, хотя бы то были заветы великих учителей”. То есть, по Брюсову, свобода художника есть освобождение от приобретенного из вне, выражение, в первую очередь, собственного “я”. И далее: “Кто дерзает быть художником, должен быть искренним - всегда без предела”. Итак, свобода есть искренность, и чем далее “в свою область вступает искусство, тем определеннее оно становится свободным излиянием чувства” [12, 25 с.]. Как мы наблюдаем, поэт выделяет в качестве основного элемента художественного творчества собственное “я” творца. Но подчеркнем: свободное излияние чувства, а отнюдь не утверждение собственного “я”, незыблемости моих постулатов. Возможно, данный тезис появился у поэта в связи с тем, что он в раннем творчестве не считал необходимым подчеркивать связь литературы с социально-исторической действительностью. Брюсов в то время утверждал, что у искусства есть своя область - тайны человеческого духа, а то, что проникает в искусство извне, долгое время казалось ему не заслуживающим внимания.
У кинорежиссера Евгения Цымбал - свое мнение по поводу этой проблемы.
Вопрос о свободе и об ответственности художника, - отмечает он, - неизбежно возникал перед всеми, кто имел отношение к творчеству и художественному процессу. Особенно острым он стал с появлением документального кинематографа - искусства, основанного на фотографии, с невиданной прежде точностью запечатлевающей лица, нюансы поведения, переживания и действия реальных людей. Их мотивации стали как никогда очевидны. Бесстрастный объектив камеры чётко фиксировал правду и ложь, честные побуждения и меркантильные расчеты, искренний энтузиазм и корыстную демагогию. Хроника стала увековечивать человеческие поступки. Человеческие массы, участвовавшие в изменении истории, стали главным её объектом. Кинохроника стала мощнейшим средством “запечатления времени” говоря словами Андрея Тарковского. В данном случае ответственность художника в защите свободы. Свободы слова, свободы демонстраций, свободы творчества, свободы кинематографического высказывания [13].
Для Германа Гессе же проблема ответственности переросла из экзистенциалистской в общечеловеческую Это писатель, который считал каждого человека ответственным за то, что происходит в мире. Сам он являлся непримиримым борцом за мир, за сохранение культурных ценностей и человеческого в человеке.
Герману Гессе не были чужды и христианские ценности – библия являлась для него одной из самых мудрых книг, помогающей отыскать смысл жизни. Поиск смысла жизни является одним из ведущих мотивов в творчестве писателя. Свой путь в жизни ищут герои его произведений - бродяга Кнульп, творец и любитель прекрасного Гольдмунд, мыслитель Сиддхартха и многие другие.
Любое произведение Гессе проникнуто напряженным ожиданием открытия - открытия мира или открытия самого себя. Отсюда мотив странничества, мотив одиночества и отверженности. Романтик Гессе не идеализирует средневековье, он создает свои собственные миры, в которых он сам и его герои находят убежище и призрачный покой. Это может быть монастырь или заброшенная хижина отшельника, замкнутая педагогическая провинция в “Игре в бисер” или магический театр в “Степном волке”. Гессе уводит нас в выдуманные миры, но его герои поражают своей жизненной силой, своей жаждой деятельности на пути познания истины. Они жизнелюбивы, но готовы пожертвовать собой во имя идеи – умирающий Кнульп заканчивает свой путь одиноким странником, магистр Кнехт своей смертью оставляет глубокий след в сердце своего ученика, Гольдмунд - в сердце своего друга Нарцисса [11, 78 с.]. В их смертях нет ничего бессмысленного, случайного. Все предопределено и конец их закономерен.
Гессе много пишет о смерти – и в стихах и в прозе дают себя знать его суицидальные наклонности. Смерть предстает перед нами то в образе друга, то в образе вечной матери, с которой все начинается и которой все кончается. Смерть приносит избавление от страданий, но, в то же время, разлучает нас с близкими и друзьями. Смерть закономерна, но преждевременный и добровольный уход из жизни кажется Гессе трусливым и безответственным поступком. Поэтому он выступает против войны, несущей смерть миллионам людей и разрушающей культуру. Романтик в душе и хранитель культуры по призванию, Гессе не мог смириться с тем, что несет любая война человечеству. Он пишет письма, эссе, стихи и, наконец, роман “Демиан”, произведение, всем своим естеством направленное против войны и призывающее к миру.
Чувствуя себя ответственным за сохранность культурных и общечеловеческих ценностей, за воспитание гармоничной и высокоразвитой личности, Гессе тем в большей степени испытывал озабоченность и даже некоторую растерянность, когда некоторые из его произведений толковались превратно и вызывали непредсказуемые реакции. Именно это и произошло с романом “Степной волк”, являющимся свидетельством глубокого проникновения писателем в сложный духовный мир человека, пристального внимания к личности, к душевным переживаниям. Как никогда остро в этом романе Гессе выражает свое субъективное, эмоционально-личностное отношение к окружающему миру. Сам же роман можно считать примером преломления в творчестве писателя ряда литературных направлений, как глубоко реалистических, в какой-то мере близких натурализму по степени отображения животного начала в человеке, так и романтических - навеянных стремлением к высоким идеалам, к бессмертию души. Бунтующая молодежь 60-х годов увидела в этом произведении призыв к свободе, в том числе и сексуальной и это глубоко обеспокоило писателя, не ожидавшего подобной трактовки своего произведения.
В предисловии к последующим изданиям “Степного волка” Гессе пытался объяснить феномен такого восприятия романа. Он писал, что эта книга, “написанная о пятидесятилетнем человеке и о проблемах именно этого возраста”, часто попадает в руки совершенно юных людей, на которых она, хотя и производит определенное впечатление, но понимается ими едва лишь наполовину».
По словам Гессе, такие читатели находят в его книге много общего с собой, со своими проблемами и нуждами. Они, следя за перипетиями основного героя - Гарри Галлера, к сожалению, не видят “второго, высшего и непреходящего мира, не видят того, что основная цель книги заключается в том, чтобы поведать об искусстве и высоте человеческого духа, о его бессмертии” [11, 99 с.]. Поэтому, как считает Гессе, “хотя в книге и говорится о страданиях и нуждах, она ни в коем случае не является книгой Отчаявшегося. Это книга Верующего”.
Гессе хотел, чтобы его читатели поняли, что история степного волка хотя и повествует о болезни и кризисе, все же не ведет к смерти и падению, а, наоборот, к исцелению. На этом примере мы видим, что и после издания романа Гессе волнует правильность его восприятия читателями, хотя он и не стремится им объяснить, как надо читать его произведения.
Поднимая в своих произведениях проблему ответственности за сохранение мира и культуры, Гессе не мог не остановиться на проблеме ответственности художника за свое творчество. По словам литературоведа А.Г. Березиной, Гессе, выдвигая проблему ответственности перед людьми, “вступает в полемику не только с экзистенциализмом, но и с философией Ницше”, считавшего, что творческая личность не должна нести пред остальными никакой ответственности.
Ответственность самого Гессе проявлялась в том, что он, наслаждаясь созданием сюрреалистических произведений, все же отказывается от “произведений подобного рода”, заявляя следующее: “Те понятия о морали и ответственности творчества, к которым я пришел с годами, не позволяют мне сегодня переносить подобные творческие методы из области частного и безответственного на мои задуманные всерьез произведения” [11, 112 с.].
В этих, серьезных, произведениях Гессе снова и снова поднимает одну и ту же проблему - проблему ответственности интеллигенции не только как хранительницы культуры, но и как активной движущей силы, препятствующей развязыванию новых войн, способствующей помимо технического, в первую очередь, духовному расцвету наций.
Большое внимание Гессе уделял языку своих произведений, стремясь сохранить и культивировать тот прекрасный литературный немецкий язык, которым писали Гете и Шиллер, Новалис и Эйхендорф. В рассказе “Трагично…” он пишет, что современный ему письменный язык “становится чем-то вроде бедняцкого жаргона, жалчайшего и обовшивевшего”, что из него исчезли “все красивые, богатые, редкие и сложные языковые обороты”. Гессе отмечает, что “язык былого времени, язык изысканный и превосходно отточенный, который два-три десятилетия назад был еще хотя бы приблизительно известен многим авторам и употреблялся ими, этот язык погиб” [11, 134 с.]. Герой рассказа наборщик Иоганнес, бывший писатель, превосходно владевший этим языком, в глазах редактора газеты выглядит “постепенно отмирающим представителем старого мира”, не способным что-либо изменить и повернуть историю вспять. Он предлагает старику уйти на заслуженный отдых, но для Иоганнеса это равносильно смерти, потому что он давно уже считал себя “служителем храма языка” и на свой страх и риск занимался исправлением языковых огрехов и перестройкой “дурно построенных предложений” [11, 156 с.]. Неправильно сделанный перенос или неверно поставленная запятая казались ему издевательством над ни в чем неповинными словами, лишавшимися вследствие этого своего смысла и значения.
Наборщик Иоганнес и Гессе, по сути дела, одно и то же лицо и мы видим это из письма Гессе к корректору, в котором он писал следующее: “Если я откажусь прочесть корректуру и сам проверить каждую буковку, то наборщик и Вы сотворите текст, который при совсем поверхностном сравнении кажется прежним, а на самом деле отступает от первоначального в десятках, нет, сотнях местах” [11, 178 с.]. Гессе отстаивал каждое написанное им слово, каждую буковку и запятую, считая, что иначе изменятся ритм и мелодия фразы, ее музыка, которая, по словам Гессе, представляет собой нечто магическое и волшебное.
Труды Гессе не пропали даром, и язык его произведений получает самую высокую оценку со стороны любителей его творчества и литературоведов. Так, один из переводчиков Гессе на русский язык - С. Аверинцев отмечает, что ему были присущи “безупречное чувство прозаического ритма, музыкальная прозрачность синтаксиса, ненавязчивость аллитераций и ассонансов, естественное благородство “словесного жеста”. Чистоту стиля, его изысканную простоту и неповторимую прозрачность, одинаково проявляющуюся и в прозе и в стихах, подчеркивает и литературовед А. В. Михайлов. Цитату другого литературоведа - В. Днепрова, хотелось бы привести полностью: “Фраза чистая и ясная, гибко улавливающая тончайшие оттенки смысла, покорная мастеру и нередко вызывающая чувство восхищения своей грациозной свободной точностью и красотой; повествование то степенно обстоятельное, то окрашенное иронией, то романтически воодушевленное или даже упоенно романтическое. Проза в рамках классической традиции. Плавности, отчетливости, внутренней связи с образцами немецкого слова конца XVIII - начала Х1Х века, высоко интеллигентная немецкая речь, где отстоялась до прозрачности культура, которую Т. Манн, имея ввиду ее достоинства, назвал “бюргерской” [11, 195 с.].
Гессе со всей ответственностью относился к тому, что выходило из под его пера, будь то это проза или стихи. И речь касалась не только темы и идеи произведения, но и каждой отдельной буквы, каждого отдельного слова. Гессе стремился к совершенству изложения и неоднократно перерабатывал свои лирические произведения, добиваясь той легкости восприятия, в результате которой стихи казались спонтанным и сиюминутным изложением мысли или наблюдения, тогда как этому предшествовала долгая и трудная работа.
Ж. Маритен считает, что при всем том обсуждаемый принцип остается истинным и не должен забываться. Искусство держится блага произведения - не блага человека.
Первая ответственность художника есть ответственность перед своим произведением.
Заметим, что, пребывая на службе у красоты и поэзии, артист, служит абсолюту, он любит абсолют, он порабощен абсолюту такой любовью, которая требует себе все его бытие, плоть и дух. Он не может согласиться ни на какое разделение. Клочок неба, укрытый в темном убежище его духа, - я имею в виду творческую или поэтическую интуицию - есть первейшая заповедь, которой должны подчиняться его верность, послушание и внимание.
Совершенно так же, как писатель обязан чувствовать свою ответственность, это должно делать и общество.
Художник, поэт, композитор, драматург ожидают от сотоварищей по человечеству, как необходимого условия для развития своих творческих усилий, следующего: быть выслушанными (я имею в виду - с пониманием), получить ответ (я имею в виду - активный и великодушный ответ), обрести среди людей некий род сотрудничества, чувствовать себя в некой общности с ними, вместо того чтобы быть запертыми, как это столь часто происходит сегодня, в своеобразном интеллектуальном гетто. (Еще сквернее, когда это гетто являет собой не артистическую, но политическую общность, в вознаграждение за которую художник получает подачки от какого-нибудь заботливого тоталитарного Государства.)
Исходя из вышесказанного, можно прийти к следующему выводу, что свобода художника заключается в том, чтобы выражать свое мнение так, как это подсказывает ему его воображение, но при этом не стоит забывать, что он ответственен перед обществом за результаты своего труда. Так, искусство не должно призывать человека к агрессии, войне, а, наоборот, должно рождать в человеке чувство прекрасного и доброго. У художника, таким образом, должна быть ответственность перед собой, перед произведением, перед обществом. Только сплав ответственности и свободы может принести пользу не только художнику, но и обществу в целом.



Заключение
Тема творчества является бессмертной проблемой философии. Творчеством является нечто созданное и ранее не существовавшее. Выделяют несколько видов творчества, которые исходят из сути самого творчества: художественное, политическое, научное, спортивное творчество, техническое и другие виды. Являясь характерной особенностью человеческого мышления, творчество раскрывает человеку широкий спектр возможностей. Оригинальность результата отличает творчество от производства.
Вопрос свободы человека интересовал многих философов в разные эпохи и в разных государствах, от Древней Греции, Китая и заканчивая учеными современности. Особо можно отметить философов немецкой классической школы: А. Шопенгауэра, И. Канта, Ф. Шеллинга, Гегеля, которыми был внесен большой вклад в рассмотрение этого вопроса.
Свобода в художественном творчестве - это реальная независимость от непосредственного подчинения обстоятельствам, это творческая деятельность человека, изменяющего обстоятельства и самого себя в соответствии с поставленной целью. Принцип свободы творчества заключается в том, что существование любых запретов на темы или изобразительные средства, во-первых, уменьшает возможности самовыражения автора, во-вторых - общество лишается истинно художественных произведений. Поэтому, с позиции последователей принципа свободы творчества, возможность творчества без табу более ценна, чем политические или моральные принципы, вследствие которых она ограничивается. Отношения принципа свободы творчества с социальной моралью, религией и политикой государства, и в особенности, с принципом терпимости очень сложны и неоднозначны. В моральных и религиозных принципах присутствуют табу на определенные темы и формы выражения, например табу на использование табуированного лексикона, на оскорбления, табу на обнаженное тело, на описание сексуальных действий во многих религиях.
Свобода творчества является принципом, благодаря которому создатель художественного произведения имеет полную свободу в выборе своего творчества, темы, предметов для описания, может использовать какие угодно изобразительные и художественные средства, которые отвечают достижению избранного им творческого замысла. Она трактуется как одно из проявлений фундаментального принципа свободы слова, который подразумевает возможность каждого свободно высказывать свои мысли.
Ответственность художника за свои творения, который претендуют на определенную роль в искусстве, в некоторой степени ограничивает свободу его творчества, т.к. искусство призвано развивать духовно личность, при этом обогащая новыми образами, мыслями и ассоциациями, а художник должен в полной мере отвечать за свои произведения. Художник обязан осознавать, что его свобода, обязанности и ответственность взаимосвязаны, а творчество может приносить не только пользу, но и вред.
В курсовой работе дано определение понятию “творчество” и трактовка понятия “свобода”, обозначен принцип свободы творчества, выявлена проблема творчества и ответственности художника.



Список литературы
1. Бергсон А. Собрание сочинений: В 4 т. М.: Московский клуб, 1992. Т. 1. 336 с.
2. Бердяев Н.А. Смысл творчества // Бердяев Н.А. Философия творчества, культуры и искусства. В 2-х т. Т. 1. - М.: Искусство, 1994. – 103 c.
3. Борисенко А. Дж. Д. Сэлинджер: классик и современник // в кн.: Сэлинджер Дж. Д. Над пропастью во ржи: Роман. Повести. Рассказы.- М.: Эксмо, 2007. – 367 c.
4. Выготский, Л. С. Психология искусства / Л. С. Выготский. - М. :
Лабиринт, 1997. - 416 с.
5. Гайденко П. П. Экзистенциализм и проблема культуры. — М.: Высшая школа, 1963. – 121 с. С.10
6. Гальцева Р., Роднянская И. Реальное дело художника (“Положительная эстетика” Владимира Соловьева и взгляд на литературное творчество) // в кн.: Соловьёв В.С. Философия искусства и литературная критика. - М.: Искусство, 1991. – 344 c.
7. Грановская Р.М., Березная И.Я. Интуиция и искусственный интеллект. - Л.: Издательство Ленинградского университета, 1991. – 344 с.
8. Иванов А.В. О свободе // Вопросы философии. -1993.- №11. -С.10-15.
9. Кара-Мурза С. Г. Советская цивилизация: от начала до наших дней. — М.: Алгоритм, 2008. - 1200 с.
10. Маритен Ж. Ответственность художника //Самосознание европейской культуры XX века.М.: Наука,1991. – 321 с.
11. Мюнстер Е. Г. Герман Гессе – свобода творчества и проблема ответственности// [Электрон. ресурс] Режим доступа: www.hesse.ru/articles/muenster.
12. Назарычева В.В. Проблема свободы художественного творчества в эстетической концепции Брюсова// [Электрон. ресурс] Режим доступа: amenot.nm.ru/sod/nazarycheva.doc.
13. Цымбал Е. Свобода творчества и ответственность художника // [Электрон. ресурс] Режим доступа: ekovideofilm.ru/doccenter/doc/D_Cymbal.doc.
14. Розин В.М. Методология: становление и современное состояние. Учебное пособие. - М.: Московский психолого-социальный институт, 2005. – 245 c.
15. Свинцов В. Свобода и несвобода: опыт сегодняшнего прочтения Николая Бердяева // Наука и жизнь.- 1992.- №1. - С.2-12.
16. Соловьёв В.С. Философия искусства и литературная критика. - М.: Искусство, 1991. – 701 c.
17. Философский энциклопедический словарь. - М.: Советская энциклопедия, -837 с.
18. Шеллинг В.Ф. Собрание сочинений в двух томах -т.1 -М.: Мысль АН ССР институт философии 1987. -637с.
19. Шлегель, Ф. Эстетика. Философия. Критика. В 2 т. Т. 1 / Ф. Шлегель. - М.: Искусство, 1983. - 479 с
20. Шопенгауэр А. Свобода воли и нравственность. -М.: Республика, 1992. - 447 с.
21. Шрейдер Ю.А. Свобода как творческая ориентация в мире. “Вопросы философии”, 1994, № 1.
22. Юнг К.-Г. Психология и поэтическое творчество // в кн.: Самосознание европейской культуры XX века. - М.: Политиздат, 1991. – 412 c.




Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.