На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Реферат Метод включенное наблюдение

Информация:

Тип работы: Реферат. Добавлен: 27.06.2012. Страниц: 42. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


ПЛАН
1. Определение и история создания
2. Планирование исследования
3. Работа с полевыми данными
4. Анализ и описание результатов
Литература


1. Определение и история создания

Под «включенным наблюдением» в социологии обычно подразумевают либо особый метод сбора социологических данных (1), либо целостную исследова¬тельскую стратегию, т. е. методологию социальных и гуманитарных исследо¬ваний, качественно отличную от методологии естественных наук (2). «Вклю¬ченное наблюдение-2», таким образом, шире по содержанию, чем «включенное наблюдение-1». Причина заключается в том, что за более широкой трактовкой наблюдения-2 стоит значительно большее количество явных и неявных теоре¬тических предпосылок и предположений. Некоторые из этих предпосылок от¬носятся к возможностям и ограничениям наших методов познания социально¬го мира, некоторые же связаны с общими представлениями о том, как устроен сам этот мир.
Разумеется, выделенные нами две трактовки включенного наблюдения — это заведомая идеализация. Даже среди тех, кто убежден в том, что включенное наблюдение — ведущая методология социальных наук, нет полного единства мнений. Некоторые исследователи полагают, что преимущества включенного наблюдения связаны с возможностью уточнения и усовершенствования теоре-тических понятий в ходе непосредственного взаимодействия исследователя с описываемой им реальностью, что особенно существенно в том случае, когда сам исследователь исходно не принадлежит к изучаемой культуре или сообществу. В этом случае социолог-«аутсайдер» получает значительную часть своих теоретических представлений в прямом сотрудничестве с хорошо осведомлен¬ным информатором-«туземцем». Информатор здесь становится прямым источ¬ником содержательных представлений и понятий, которые социолог в дальней¬шем подтверждает, уточняет или опровергает (например, это могут быть сведе¬ния о структуре взаимодействия в уличной шайке либо об отношениях родства или нормах этикета в индейском племени). Описанной исследовательской ус¬тановке часто соответствует широкое понимание включенного наблюдения как этнографического метода описания человеческих сообществ .
Несколько иной тип исследовательской установки при использовании метода включенного наблюдения имеет место в том случае, когда социолог стремится понять и принять точку зрения тех, кого он исследует, реконструировать субъек¬тивный смысл, который первые вкладывают в свои поступки, проникнуть в из¬менчивый символический мир социальных субъектов. Этот тип исследователь¬ской установки особенно характерен для работ, выполненных в традиции сим¬волического интеракционизма, понимающего под включенным наблюдением прежде всего «отношение, которого не может избежать человек, ведущий на¬блюдение за другими человеческими существами, а именно — необходимость каким-то образом соучаствовать в опыте и поступках тех, кого он наблюдает» .
Наконец, возвращаясь к тому, что мы обозначили как «включенное наблюде¬ние-1», исследователь может придерживаться весьма жестких стандартов науч¬ного вывода, стремясь к построению обобщенных причинных объяснений и предсказаний, и вместе с тем использовать включенное наблюдение как метод сбора данных и эвристическую процедуру для формирования предваритель¬ных теоретических гипотез и понятий на ранних стадиях исследования . По мере уточнения сферы теоретических интересов, сравнительной роли различных теоретических понятий и переопределения исследовательской проблемы соци¬олог может постепенно перейти к использованию результатов включенного на¬блюдения для измерения, проверки более строгих гипотез или построения причинных моделей происходящего .
Метод включенного (или полевого) наблюдения, таким образом, получает не¬сколько различающееся толкование в различных теоретических перспективах, в зависимости от того, как понимаются природа и цели социологического ис¬следования. Не менее разнообразны и сферы использования полевых наблюде¬ний в социологии, те «жизненные миры», области социального опыта, которые могут стать предметом этнографического описания.
Классическим примером стало исследование У. Ф. Уайта, описавшего структу¬ры взаимодействия и неявные статусные иерархии, организующие повседнев¬ную жизнь бедного итало-американского района в большом городе на восточ¬ном побережье США, и его обитателей — местных политиков, членов моло¬дежных банд и ориентированных на карьеру способных студентов .
Другой классический пример — проведенное Л. Фестингером и соавторами ис¬следование небольшой секты, пророчившей скорое наступление конца света . Заметим, что в исследовании Уайта социолог явно выступал в роли наблюдате¬ля и не скрывал целей своего присутствия «в поле». Фестингер и соавторы по¬лагали, что единственный способ проникнуть в замкнутую общину верующих, воспринимавших внешний мир как враждебный и нечувствительный к тайно¬му откровению, заключался в том, чтобы стать полноправными членами секты и скрыть свою профессиональную роль социолога. В этом случае наблюдатели получили доступ в «поле», представившись путешествующими бизнесменами, слышавшими прежде о существовании группы, сочувствующими ее целям и желающими узнать о ней больше. Однако вскоре социологи, стремившиеся на¬блюдать сектантов в естественных условиях (важная предпосылка этнографи¬ческого метода), столкнулись с тем, что их собственное присутствие интерпре¬тировалось верующими как прямое подтверждение подлинности их открове¬ния. Ситуация усугублялась тем, что один из социологов, стремясь придать большее правдоподобие своей «легенде», рассказал членам секты о якобы имев¬шемся у него опыте оккультной практики и сверхчувственного познания. Чле¬ны секты восприняли его «обращение» как важное событие. Таким образом, значительная часть «естественного» хода событий оказалась вольно или неволь¬но сфабрикованной социологами.
К другим, сравнительно недавним образцам успешного использования метода включенного наблюдения в социологии можно отнести, — ограничившись лишь несколькими примерами, — исследования повседневной жизни «внутри» лабо¬раторной науки , исследования профессиональной социализации в хирургичес¬ком отделении больницы и способов оценки и контроля медицинских ошибок, совершаемых молодыми врачами , изучение роли «кокаиновой экономики» в жизни маленьких сельскохозяйственных общин в перуанских Андах , анализ процесса старения и способов, с помощью которых обитатели еврейского цен¬тра для престарелых в Калифорнии осмысливают и организуют свою жизнь .
Мы будем рассматривать включенное наблюдение не как альтернативу другим исследовательским подходам, а как один из важных методов социальных наук, часто использующий элементы других методов и техник (например, анализ до¬кументов, клиническое интервью, квазиэксперимент) и, в свою очередь, позво¬ляющий расширить содержательную интерпретацию результатов, полученных другими, более формализованными методами.
Включенное наблюдение основывается на широком круге источников инфор¬мации. Наблюдатель «явно или неявно соучаствует в повседневной жизни лю¬дей в течение достаточно продолжительного времени, наблюдая за происходя¬щим, прислушиваясь к сказанному, задавая вопросы. В сущности, он собирает любые доступные данные, которые могут пролить свет на интересующие его (или ее) проблемы» .
В общем случае, включенное наблюдение чаще основано на неформализован¬ных интервью, менее репрезентативных данных, нестатистическом подходе к обоснованию выводов и причинных моделей. Из сказанного, однако, не следу¬ет, что при использовании этнографических методов в социологии «все позво¬лено», и исследователь может с легкостью отказаться от любой теоретической логики, стандартов репрезентативности или от обоснования своих выводов. Включенное наблюдение основывается на некоторых теоретических предпо¬сылках и абстрактных идеях, понимание которых существенно для осмыслен¬ного использования этого метода.
Методология включенного наблюдения подчеркивает важность «логики откры¬тия» , не проводящей жесткой границы между формализованной теорией и эмпирическим знанием, между формально-логическим рассуждением и здравым смыслом в процессе поиска новых понятий, обобщений и теорий. Предпо¬лагается, что более гибкие способы определения исследовательской проблемы и теоретических гипотез и соответствующие методы сбора и оценки эмпирической информации создают предпосылки для построения теорий, укоренен¬ных в реальности конкретного социального опыта, в повседневных словах и поступках людей .

2. Планирование исследования

На той стадии работы, которая предшествует полевому наблюдению, исследо¬ватель обычно определяет для себя ключевую проблему и соответствующую совокупность ключевых вопросов, на которые можно получить теоретически осмысленные, т. е. подлежащие и поддающиеся теоретическому осмыслению, ответы.
Социологи или этнологи (в отличие, например, от психологов или экономис¬тов) довольно редко сталкиваются с ситуацией, когда их предварительные ги¬потезы можно строго вывести из развернутой и логически согласованной тео¬рии. Значительно типичнее ситуация, когда выбор проблемы определяется со¬вокупностью более или менее отчетливых теоретических понятий и идей, совокупностью интересных и требующих объяснения фактов и, наконец, раз¬личными политическими, практическими и этическими соображениями. Вклю¬ченное наблюдение, как и другие типы социологического исследования, часто начинается в ситуации, где в той или иной мере присутствуют все перечислен¬ные компоненты: идеи, факты, политика, этический и практический интерес. Однако в случае этнографического исследования (мы будем иногда использо¬вать последний термин как синоним «включенного наблюдения») исследова¬тель обычно ставит своей целью не столько проверку гипотез, выводимых из существующей теории, сколько развитие новых теоретических представлений. Хорошим примером поиска теоретического объяснения уникального факта мо¬жет служить известная работа М. Фрейлиха, посвященная роли социокультурных факторов в объяснении такого необычного (хотя и достаточно известного) явления, как «сверхпредставленность» индейцев-мохавков среди нью-йоркских монтажников-высотников .
Личный опыт и интересы также нередко становятся предпосылками исследо¬вания. Так например, А. Стросс и Б. Глезер, незадолго до начала своего знаме¬нитого исследования процесса умирания в больничных условиях, пережили потерю близких. Обстоятельства смерти их близких были таковы, что уже на предварительной стадии полевого исследования их внимание было приковано к рутинным процедурам обращения медиков с неизлечимыми пациентами и влиянию знания о безнадежном прогнозе на социальное взаимодействие больных, их родственников и персонала . В. Боггз, исследовавший мир латиноаме¬риканского джаза и особенно той его разновидности, которую иногда называют «сальса» (своеобразный синтез латиноамериканского бита и негритянского джаза), смог постепенно перейти от многолетнего увлечения и непосредствен¬ной включенности в это музыкальное движение к формулировке социологи¬ческого проекта, направленного на анализ расовых и классовых аспектов музыки. Однако переход этот был нелегким и потребовал изрядных усилий: не существует легкого способа превращения личного интереса в профессиональную вовлеченность ученого .
Уже на ранних стадиях исследования - при изучении литературы, анализе до¬ступных документальных источников, ознакомлении с ситуацией «в поле» со¬циолог часто меняет или уточняет исходную формулировку проблемы, некото¬рые теоретические предпосылки или рабочие понятия. Вполне может оказать¬ся, что проблема в исходной своей формулировке пока - или в принципе - неразрешима, либо в исходных теоретических представлениях содержались су¬щественные пробелы. В этой ситуации нет ничего необычного - ученому час¬то приходится вспоминать старую истину: задать правильный вопрос труднее, чем найти на него ответ .
Особое значение неожиданностям, радикальным изменениям точки зрения ис¬следователя и ощущению неадекватного понимания ситуации придает герме-невтическая традиция. Не вдаваясь здесь в обсуждение сложных философс¬ких вопросов, мы лишь кратко опишем, как трактуется в этой традиции соб¬ственно «этнографическое понимание» . Здесь особое значение придается тому обстоятельству, что социолог или культурный антрополог по сути сталкивается с чуждым, иным жизненным миром. (Даже если это мир его собственной куль-турной традиции, ученый стремится сделать его понятным для мира рациональ¬ного научного знания, как если бы это был чужой мир.) Задача ученого, веду¬щего включенное наблюдение,— «показать, как социальное действие в одном мире может быть понято (осмыслено) с точки зрения другого мира» .
Отсюда ясно, что недоумение, неясность, несоответствие теоретическим ожи¬даниям, иными словами, разрывы и «неисправности» в знании и взаимопони¬мании и являются исходным материалом для ученого. Задача этнографического понимания — обнаружить и зафиксировать разрыв, чтобы в дальнейшем дать объяснение, этот разрыв исключающее. Как только объяснение «странному обы¬чаю» получено, разрыв перестанет восприниматься как таковой. И ученый, и читатели, к которым первый адресует свое изложение открывшегося ему смысла действия, перестанут воспринимать обычай как «странный», т. е., например, не будут больше расценивать как необычное то обстоятельство, что цыганки не гадают друг другу, что отец в традиционной кавказской семье никогда не берет ребенка на руки (хотя, по всей видимости, любит его) или что профессиональные ученые часто придают большее значение публикации результатов, чем собственно их получению.
Однако движение от разрыва и недоумения к пониманию — это не только кор¬рекция исходной формулировки теоретической проблемы. Конечным результа¬том этнографического понимания является слияние двух или более культурных традиций - этнографа, изучаемого им сообщества, аудитории . Наблюдатель становится посредником между различными социальными мирами, расширяю¬щим горизонты культурных традиций и способствующим их коммуникации .
Социолог в такой трактовке самым очевидным образом оказывается в одной из главных своих профессиональных ролей — посредника между социальными сообществами и культурами .
Возвращаясь к обсуждению выбора теоретической проблемы и предмета вклю¬ченного наблюдения, заметим, что описанные различия между группами, куль¬турами и системами значений делают особенно важной проблему сравнения, т. е. выбора групп, ситуаций, условий для проведения этнографического исследования.
Какие «случаи» считать релевантными, значимыми, существенными для дан¬ной исследовательской проблемы? Прежде чем ответить на эти вопросы, отме¬тим, что включенное наблюдение можно рассматривать как некую разновид¬ность (возможно, самую распространенную) метода монографического «ана¬лиза случая» (case-study). Под последним принято понимать детальное, целостное описание индивидуального случая, включенного в более широкий социальный и культурный контекст. В качестве «случая» может рассматривать¬ся культура, сообщество, субкультура, организация, социальная группа, а так¬же такие явления, как верования, практики, формы взаимодействия, иными сло¬вами,— почти все аспекты человеческого существования . Анализ случая мо¬жет включать в себя интервьюирование, включенное наблюдение, анализ личных документов, литературных источников. Весь этот широкий круг методов объе¬диняет идея максимально полного описания критически важного для проясне¬ния данной исследовательской проблемы случая (или) нескольких случаев. В отличие от массовых опросов, ориентированных на сбор данных о больших популяциях, методология анализа случая не придает большого значения стати¬стической репрезентативности полученных данных. Возможность обобщения и переноса выводов исследования в более широкий контекст здесь обосновывается через «типичность» случая, через возможность теоретического объясне¬ния выбора данного объекта, места и времени его изучения.
Критики методологии «анализа случая» и соответственно включенного наблюдения часто (и справедливо) подчеркивают возможность систематических смещений и необоснованных обобщений, выводимых из исследования единично¬го явления. Особую остроту, таким образом, приобретает проблема отбора — случаев, ситуаций, групп — и обоснования переносимости р...
**************************************************************


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.